Российская Федерация в XXI-ом веке

Российская Федерация в XXI-ом веке

К концу 1990х гг. вполне реалистическими были прогнозы о скором распаде России. Многим гибель Российской Федерации по сценарию распада СССР представлялась едва ли не свершившимся фактом. В различных прогнозах вырисовывались конфигурации будущих государств на построссийском пространстве. Россия остановилась на самом краю обрыва. Точкой перелома стала вторая «чеченская» кампания. После хасавюртовских соглашений думающая часть российского общества испытывала чувство национального унижения. Армия ощущала себя преданной. Предательство связывалось с политическим руководством страны. Кровь товарищей, пролитая в первую «чеченскую» кампанию, оказалась пролитой напрасно. Между тем, считающая себя независимой от России Чеченская республика (самоназвание – Ичкерия) заняла наступательную позицию. Строились планы создания единого Вайнахского государства, распространяюшего свою власть едва ли не на весь Кавказ. Началась прямая военная операция против Дагестана.

Отступление от принципа конституционного единства страны в тот момент означало бы не только духовную, но и скорую геополитическую «смерть» России. Сепаратистские силы в других национальных республиках ждали исхода конфликта в Чечне. Идеи государственного самоопределения в других регионах России активно использовались в антироссийской пропаганде. Значительные политические, финансовые, материальные ресурсы направлялись на эти цели из-за рубежа. Чеченские сепаратисты, поднявшие вооруженный антиконституционный мятеж, указывали на практике путь, посредством которого можно было добиться подобных целей. Очередное отступление политического руководства России от принципа единства страны стало бы для них прямым сигналом для выступлений. Однако на этот раз действия российских властей стали принципиально иными. 

Имевший за плечами длительный опыт службы в КГБ, новый премьер-министр занял жесткую линию военного подавления сепаратистов. Никаких переговоров с террористами, рефлексии на протесты либеральных СМИ и лидеров общественных антироссийских движений как вовне страны, так и внутри нее больше не поддерживалось. 

Казавшийся в силу интенсивной пропагандистской компании незыблемым тезис – «проблему сепаратизма силовым методом решать невозможно» был отвергнут. Позор первой чеченской кампании был отчасти компенсирован. Большинство населения страны курс «сильной политической руки» поддержало. Это стало основой успеха В.В.Путина на президентских выборах 2000 года. Образ лидера – государственника после ельцинских лет «разборки» потенциалов государственности России принес ему победу уже в первом туре выборов. Казавшееся в 1990е гг. реальным возвращение во власть коммунистов (КПРФ) с выборами 2000 г. потеряло свою актуальность. Вслед за кавказским регионом началось фронтальное наступление на иные анклавы потенциального сепаратизма. Прежде всего, было восстановлено единое правовое пространство. Ельцинский афоризм – «берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить» вел на практике к переходу от федеративного к конфедеративному устройству, национальной суверенизации субъектов федерации. Законодательство национальных республик к началу 2000-х гг. находилось в массовом противоречии с федеральным законодательством.

Принятая в 1993 г. либеральная и в силу компромисса непоследовательная в отношении суверенитета и уровня закрепления государственности Конституция РФ содержала в себе потенциально дезинтеграционные в случае ослабления центральной власти положения. Конституции национальных республик (субъектов РФ) пошли в этом направлении ещё дальше. Имелся ряд прецедентов провозглашения сырьевых ресурсов, добываемых в соответствующих республиках, собственностью титульной нации, или установления права республиканских властей регулирования дислокации и передвижения вооружённых сил России. С приходом В.В. Путина начался процесс приведения республиканского законодательства в соответствие с российской конституцией. Учреждаются Федеральные округа, надстоящие над субъектами федераций.

Национальный аспект российского федеративного устройства стал приводиться в соответствие с общими требованиями ко всем субъектам федерации.

Там, где это было возможно, национально-территориальные образования ликвидируются путем объединения с иными субъектами федерации. Отмена выборности глав регионов находилась в контексте политики противодействия центробежным тенденциям. Неслучайно, что этот шаг был предпринят властями непосредственно в связи с бесланской трагедией. Казалось бы, при чем тут Беслан? Но власти связали события общим признаком государственного антироссийского сепаратизма. Была в дальнейшем инициирована кампания переименования должности республиканского президента в иные статусные обозначения, такие как глава республики. Президент, пояснялось, в России только один. Хотя эта инициатива до конца так и не была доведена. В экономическом плане Россия испытала удар во время дефолта 1998 года. Новый либеральный призыв во власть – С.В. Кириенко – Б.Е. Немцов – А.Б. Чубайс обернулся для страны коллапсом экономики. В одночасье рухнули фантомные финансовые пирамиды ГКО. Дефолт был прогнозируемым - крупный финансовый капитал в преддверии его вывел свои средства из страны – и, по-видимому, проектировался силами, стремящимися к повторению Россией сценария распада СССР.

Государственные краткосрочные обязательства – средство внутреннего заимствования в условиях неплатежеспособности государственного бюджета использовались для реструктуризации нарастающего долга. Дефолт 1998 года мог стать катализатором распада России. Доверие к властям достигло минимального уровня за весь постсоветский период истории. Дефолт взвинтил инфляцию и обесценил накопления граждан, резко ударил по уровню жизни большинства населения страны. Вторично за 1990е гг. разоренный народ был потенциально готов к активным формам политической протестации. Необходимым в целях сохранения страны в тот период являлось включение механизмов финансово экономической стабилизации. Для вывода страны из состояния дефолта Б.Н. Ельцину пришлось формировать новое правительство под руководством Е.М.Примакова. Характерно, что в этот «антикризисный» кабинет вошли фигуранты политической оппозиции: Ю. Маслюков, Г. Кулик и другие. Это были представители профессиональной государственно-властной элиты еще советского периода, как и сам Е.М. Примаков. 

В целом правительство Примакова не только справилось с задачей стабилизации постдефолтной экономики, но и заложило основы ее роста.

Однако от либерально монетаристского курса властная политическая команда отказываться на самом деле не собиралась. Как только задача выхода из кризиса в основном была решена, правительство Примакова было отправлено в отставку. Рейтинг Б.Н. Ельцина, президента России, находился к концу 1990х гг.  на минимальной отметке. Сам первый президент РФ, после перенесенного во время избирательной гонки с Г.А. Зюгановым очередного инфаркта, иных серьезных заболеваний был фактически недееспособен. Напряжение в обществе в силу социально-политического отторжения персоналий руководства страны росло. В 1999 году с минимальной нехваткой голосов в Государственной Думе России едва не прошло голосование об объявлении импичмента президенту Б.Н.Ельцину. Разрядка была найдена в виде досрочного добровольного ухода Б.Н. Ельцина с поста президента с условием гарантий личной безопасности.

Таким гарантом стал В.В. Путин. Одним из первых указов нового президента стал указ о гарантиях экс-президенту России. Сложность перехода власти заключалась в ограничениях, которые налагались на возможности самостоятельной деятельности нового президента. Причины заключались в сохранении большей части властной элиты, установившихся в течение десятилетия политических и экономических механизмах, в значительной степени имевших вид теневых, в сильном влиянии внешних акторов. При столь нестандартном переходе власти неизбежны обязательства, которые берет на себя преемник. Они касались не только вопросов высших кадровых назначений, но и определенных внешнеполитических гарантий. Многие стратегические решения исполнительной власти принимались в это время через голову руководителя правительства. Часть властной элиты в ответ на инициативы нового президента пыталась по-прежнему апеллировать к Б.Н. Ельцину. В этой ситуации возросла политическая роль Администрации президента. Завершить кадровую ротацию новому президенту В.В. Путин удалось к концу своего первого президентского срока. Итогом ее стала отставка представителя ельцинской креатуры, премьер-министра М.М. Касьянова, ставшего впоследствии одним из лидеров «оранжевой» оппозиции.

При Б.Н. Ельцине в 1990-е в России сложилась модель экстремально либеральной национальной экономики. Государственная собственность,  государственные расходы, государственное регулирование было сведено до минимума. Усилились теневые механизмы лоббирования, произошло сращивание деятельности государственных служащих и их личного предпринимательства. Большое влияние на государственные решения оказывали лица, приближенные к высшим руководителям государства. Пренебрежение вопросами государственной безопасности дошло до такого уровня, что, например, пост заместителя председателя Совета Безопасности РФ занял видный представитель финансовой олигархии Б.А.Березовский. Значительные возможности влияния на политическую линию в стране получил создатель масштабной медиа-империи В.А. Гусинский. Главным пропагандистским механизмом проводимой им либерально космополитической платформы стал телевизионный канал НТВ. 

Часть представителей возникшей группировки российских долларовых миллиардеров проявляла явные политические амбиции. В этой группе выделялась фигура М.Б. Ходорковского. 

Имея значительные средства, он финансировал избирательные компании губернаторов (в регионах своего нефтяного бизнеса), отдельных депутатов федерального и местных парламентов, общероссийских партий. Все больше частных средств направлялось с целью определения внутренней и внешней политики российского государства. Развертывалась широкая программа формирования контрэлиты, включая не только органы власти, СМИ, но даже и образовательные учреждения. На пост ректора РГГУ, позиционирующегося в качестве одного из ведущих гуманитарных вузов страны, был назначен первый заместитель М.Б. Ходорковского по ЮКОСу В.А. Невзлин.

По-видимому приход М.Б. Ходорковского власти предусматривал по договоренности с США проведение ядерного разоружения России. Фактически создавались обширные финансово-экономические и политические механизмы, подрывающие или замещающие государственный суверенитет России. Задача обеспечения политической самостоятельности нового президента и в более широкой постановке – суверенности российской государственной власти в целом, предполагала ограничение влияния финансового капитала. В создавшихся условиях это могло быть достигнуто только в режиме жесткой политической борьбы и даже конфликта. Российские миллиардеры поддерживались на Западе. Российская власть получала оттуда предупреждения, что в случае наступления на крупный бизнес ее инвестиционная привлекательность снизится. Однако, новый президент нашел возможность настоять на линии восстановления государственного суверенитета России. Наряду с успехом в борьбе с сепаратизмом, ограничения практически вседозволенности крупному капиталу (арест, осуждение и заключение Ходорковского, эмиграция из страны Березовского, Гусинского и ряда иных представителей финансово-космополитического лобби) принесли В.В.Путину весомую политическую поддержку и доверие населения страны.

Эти шаги помогли ему избраться на второй президентский срок. В.В. Путин продемонстрировал способность к решительным действиям, несмотря на все противодействие «мировой общественности». Национально унизительный режим частичной суверенности России был изменен. При этом неолиберальная линия в финансово-экономической сфере в своих ключевых компонентах изменений практически не претерпела. Связываемое с государственническим вектором переориентации экономики учреждение государственных корпораций прежнюю платформу не изменило, но привело к распространению явления коррумпирования бюджетного процесса. 

Противоречие между новой державной линией президента и прежней неолиберальной парадигмой сохранялись. К концу 1990-х гг. внешнеполитические иллюзии были окончательно развеяны. 

Первоначально демонстративное дружелюбие Запада в отношении России (периода добровольной «разборки» Россией потенциалов собственной государственности) сменилось на традиционную жесткую конфронтационную риторику. Обнаружилось, что США не воспринимают Россию в качестве союзника. Границы НАТО, вопреки позиции Кремля, расширяются в восточном направлении. Моментом откровения стала бомбардировка натовскими силами Югославии. У здания посольства США в Москве в ответ проходит демонстрация антиамериканской направленности.  Тогдашний премьер Е.М. Примаков, летевший в Соединенные Штаты для урегулирования югославской ситуации, получив известие о бомбардировке, отдает распоряжение развернуть самолет в Россию. Переговоры в той ситуации потеряли всякий смысл. Антиамериканизм в российском обществе достиг критического для властей, идущих в фарватере «Вашингтонского консенсуса», уровня. Внешняя политика, в силу настроений российского общества, должна была быть, по меньшей мере, скорректирована. Ряд шагов В.В. Путина, от показательного принятия версии советского гимна до Мюнхенской речи, вписывались в ожидания российского общества. 

Политика либерализма и космополитизма в очередной раз в истории России обнаружила не только свою неэффективность, но и прямое разрушительное действие применительно к российской государственности.

И, напротив, сравнительно краткосрочное премьерство Е.М. Примакова и деятельности его правительства продемонстрировало возможность и эффективность иного, нелиберального пути развития. Посредством активного государственного вмешательства в экономику казавшийся непреодолимым постдефолтный обвал сменился траекторией роста. Причем, примаковский подъем начался еще до подъема мировых цен на углеводороды, и был обязан именно эффективным управленческим решениям, доказав их потенциал и возможности. Необходимость путинского поворота была, таким образом, объективна и обусловлена исторически.

МОДЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Обозначившийся в 2000-е гг. вектор развития государства давал определенный шанс на восстановление его исторических потенциалов государственности. 
Действительно, начавшиеся в конце 1980-х – начале 1990-х гг. разрушительные процессы были отчасти приостановлены. Главный итог состоял в том, что вопреки развивающейся ситуации, удалось сохранить само существование России как государства, предотвратить ее распад. Однако инерция деградации жизненных потенциалов страны по-прежнему продолжала действовать.

По ряду основополагающих факторов жизнеспособности России сохранялась траектория падения. Сохранение ее еще в течение нескольких лет, как показывали прогнозы и расчеты, неизбежно должно было привести страну к точке системной катастрофы, когда восстановление скреп государственности будет уже невозможно. Современная Россия находится в непосредственной близости от указанного порога. Страна в материальном отношении в значительной степени продолжала существовать за счет эксплуатации объектов, созданных в советский период истории. Фонды ветшали, теряли пригодность. Однако процесса эквивалентного фондозамещения не происходило. Считающийся катастрофическим пятидесятипроцентный показатель износа основных фондов стал весьма вероятным. Население России вплоть до нулевого по разности между рождаемостью и смертностью 2012 года продолжало сокращаться. Определенный всплеск рождаемости конца 2000-х – начала 2010 –х гг. был связан с демографической волной 1985-88 гг. Страна по-прежнему находилась в состоянии депопуляции. Либеральный концепт свободного ценообразования обнаружил свою неэффективность. Рост цен опережал рост доходов беднейших слоев населения. Основной характеристикой новой модели экономики стала сырьевая доминанта российского экспорта и отраслевой структуры.

Синхронно с увеличением значения экспортно-сырьевой составляющей, уменьшилась доля производства машин, оборудования и транспортных средств.

Сокращаемое производство собственных машин замещалось импортом иностранной техники. Уровень дифференциации доходов населения вошел в зону, генерирующую социальные неустойчивости. Наблюдался устойчивый рост как коэффициента фондов (дифференциация доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных), так и коэффициента Джини (степень отклонения от равномерного распределения доходов). Россия стала еще более социально поляризована, чем это было в 1990-е гг. Продолжился начатый в 1990-е гг. тренд деградации российского образования. Одна из главных причин деградационной траектории заключалась в коммерциализации российской образовательной системы. Результатом перевода на коммерческую основу явилась ликвидация нерентабельных учреждений. Но рентабельность детского сада, школы или профессионально-технического училища в российской провинции, особенно на селе принципиально недостижима. Поэтому учреждения просто закрывались.

Система перешла на нормативно-подушевое финансирование образования: сколько школьников – столько и денег. В результате инициирован процесс закрытия недоукомплектованных сельских школ по всей территории России. Как ответ на эти нововведения возник феномен «мертвых душ». В неблагополучных дотационных регионах страны к школам приписывают подростков-беспризорников, которые находятся в бегах и давно уже забыли местоположение школьного здания. Но очевидно, что кроме расходов относительно численности учащихся существуют еще абсолютные расходы на необходимое оборудование для нормального инфраструктурного функционирования. Начат процесс латентного перехода на систему платного образования. Такие предметы, как ИЗО, музыка, иностранные языки, спортивные дисциплины финансируются на четверть из кармана родителей. Сложившаяся в российском образовании ситуация оказалась противоположной мировым трендам.

Япония полностью переходит на всеобщее бесплатное не только среднее, но и высшее профессиональное образование. Такой ориентир наметила для себя Южная Корея. Германия планирует к 2020 г. иметь лишь 10% коммерческих мест в университетах.

Еще одной причиной деградации российской образовательной системы стал неверно выбранный ориентир, связанный с болонским процессом. Образовательная система Запада весьма далека от идеала. Спорно даже само ее позиционирование в качестве лучшей из мировых образовательных систем. Сами западные экперты не единожды признавали отсутствие у Запада первенства в качестве образования. Признавались, в частности, качественные преимущества советской школы. Еще один удар по российскому образованию оказался связан с разрушением национальной системы педагогики. Проблемное обучение, которым всегда было сильно российское образование, замещается механическим тестированием. Задача стала заключаться не в том, чтобы понять и объяснить явление, а в запоминании некой совокупности фактов. В школах и вузах в соответствии с установленными критериями происходит «натаскивание» на решение тестовых занятий. Формируется человек с набором готовых ответов по каждой из обозначенных в образовательных программах дидактических единиц. Выхолащивается наиболее сильная качественная сторона учащихся – умение постигать сущность проблемы и находить нестандартные способы решений. 

При универсализации тестового контроля воспитание и развитие выводятся за рамки новой системы организации учебной деятельности. Остается лишь функция обучения. Между тем, в России образование всегда было связано с воспитательными функциями. Такая модель школы сформировалась давно. Традиционная коммуникация по линии ученик-учитель предполагала наличие духовной связи. На Западе исторически утвердилась другая модель образования – клиентная. Характерная для Запада модель клиентных отношений оказалась экстраполирована в Россию. Образование стало замещаться понятием «образовательные услуги». Коль скоро учащийся выступает в качестве клиента, то право воспитания его у учителя отсутствует. Степень социализации учащегося, характерная для российской традиции, резко упала. Продолжала разрушаться инфраструктура лечебно-профилактической помощи населению. Тренд деградации статистически прослеживается по многим классическим показателям, характеризующим инфраструктурную развитость медицины.

Прямым результатом разрушения соответствующих медицинских инфраструктур явилось заметное ухудшение за 2000-е гг. состояния здоровья нации.

Показатель численности заболевших приобрел определенно выраженный тренд возрастания.  Восстановления отечественного научного потенциала не произошло. Устойчиво сокращалось число научно-исследовательских организаций и контингента ученых. Продолжился процесс ликвидации публичных библиотек. Одновременно происходит сокращение библиотечного книжного фонда. В состоянии системной деградации продолжали находится и другие инфраструктурные ниши российской культуры. Происходит устойчивое сокращение численности учреждений культурно – досугового типа (домов культуры, клубов). Продолжается последовательное снижение числа платных киноустановок (кинотеатров, кинозалов). Широко рекламировалась идея российского проекта «Силиконовой долины» в Сколково. Стратегия подхода заключается в анклавном типе развития. Анклавизация в этой модели относится не только к науке, но и к экономике, социальной сфере, инфраструктуре спорта и т.д. Отсюда возникли планы сокращения деревень и даже малых городов, повышения степени урбанизации страны, дальнейшего обезлюживание территорий, что есть прямая угроза территориальным скрепам государства.

Отсюда же исходила реальная практика усугубляющейся дифференциации по уровню жизни между Москвой и провинцией, между областными городами и самой областью. Существенному преобразованию подверглись российские вооруженные силы. Главная оперативная проблема, возникавшая перед российским командованием во время масштабных войн, всегда заключалась в удержании территории. Необходимо было держать войска по всему периметру большой страны. Не представлялось возможным сосредоточиться на узком театре боевых действий без того, чтобы сделать уязвимой остальную территорию. Как ответ на указанный вызов эволюционировала система российских вооруженных сил. Ее особенность заключалась в наличии крупного воинского и мобилизационного резерва. Способствовала этому система всеобщего призыва в армию. С этим было связано непропорциональное солдатскому контингенту количество офицерских и генеральских должностей. При массовой мобилизации почерпнутый из резерва солдатский контингент резко возрастал и диспропорция исчезала.

Военная реформа 2000-х гг. исходила из другого видения военных угроз. Она сориентирована на борьбу с террористами, военные конфликты локального порядка, но не на столкновение с серьезным противником, таким как, например, войска НАТО. 

Изменилась военная доктрина, структура и дислокация войск, система управления ими. По мнению ряда экспертов риски и угрозы для обороноспособности страны в результате военной реформы возросли. Рискованной в плане возможных последствий стала и реформа МВД. В качестве одной из главных мер стало сокращение численности российской милиции. Действительно, в странах Запада отношение числа сотрудников правоохранительных органов к населению меньше. Однако без учета пространственного фактора такое сравнение некорректно. В России - 158 тысяч населенных пунктов, при этом 46 тысяч из них лишено телефонной связи. Во многих из них милицейские посты отсутствуют. Речь, таким образом, должна была идти не о сокращении, а об увеличении численности российской милиции. Необоснованным по целям и по расходам стало переименование милиции в полицию. В целом облик российской государственности приобрел в постсоветский период характерные черты для страны, потерпевшей поражение в «холодной войне», и не находящей исторических сил для преодоления этой ситуации. В 2000-е годы обвальные процессы 1990-х гг. были приостановлены. Но стало достаточно очевидным, что для перехода к социально экономическому развитию нужно изменение несовместимой с успешностью страны ее модели. Целый ряд социально-политичесих процессов заложил основы для нарастающего и неизбежного социального конфликта.

Мировое положение России, серьезно пошатнувшееся в 1990-е годы, также не было восстановлено в своих прежних геополитических потенциалах. Страна, по значительному набору критериев, стала относиться к региональной и второстепенной державе. Вместе с тем, потенциал России,  связанный с ее цивилизационной идентичностью, ресурсами, народными качествами, оказался весьма устойчивым, до конца не разобранным, что дает стране шанс на возрождение и восстановление своей государственности и успешности. Задачи такого возрождения были сформулированы В.В. Путиным в 2012 году, вначале в период предвыборной президентской кампании, а затем в Послании Федеральному Собранию. Основные политические шаги после возвращения В.В. Путина в должность президента свидетельствуют о серьезном намерении изменения модели страны. Граждане России услышали из уст главы государства такое, что звучало на уровне высшей государственной риторики почти четверть века: о цивилизационной идентичности России, о русском факторе становления российской государственности, о духовных скрепах, о патриотизме, о собственных национальных стандартах жизнеустройства, нетождественных стандартах Запада и др. Лед тронулся…


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3870
16267
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика