Россия — Белоруссия: бюджет союзного застоя

Россия — Белоруссия: бюджет союзного застоя

Союзное государство России и Белоруссии терпит явную деградацию. Далее продолжаются колкости и споры «хозяйствующих субъектов» по ценам на газ (отпускаемыми, в частности, РФ совсем не по союзническому целеполаганию), прочие противоречия и разновекторность политик России и Белоруссии, как, например, продолжающийся в Минске суд над сторонниками союза с Россией. Иллюстрацией и индикатором проблем в этом, столь много раньше подававшем надежд, интеграционном объединении служит и его планируемый бюджет.

Приводим редакционную статью портала СОНАР-2050, с анализом, что и в каком объёме будет финансировать Союзное государство в 2018 году.

В первой декаде декабря Парламентское собрание Союза России и Беларуси одобрило проект бюджета Союзного государства. СОНАР-2050 проанализировал текст бюджета и его основные статьи расходов.

Итак, первое, что бросается в глаза при изучении общих данных бюджета Союзного государства: он профицитен на 30% (!), и профицит бюджета накапливается из года в год, что может свидетельствовать о том, что:

— Чиновники просто не знают, на что тратить деньги, потому их не успевают расходовать, и они «переходят» на следующий год;

— Бюджетный процесс и взаимоотношения союзных чиновников с их национальными коллегами являются настолько забюрократизированными, что статьи расходования денежных средств просто не успевают согласовать.

Вероятно, оба фактора накладываются друг на друга.

Чиновники не знают, на что тратить деньги, так как в противном случае в СМИ просачивалось бы множество самых разнообразных проектов, которые были погублены из-за медлительности бюрократии. «Последние годы у нас в бюджете произошёл некоторый дисбаланс между объёмами финансирования программ и мероприятий Союзного государства. Объём на финансирование мероприятий возрастал из года в год, а на финансирование программ — сокращался. Соответственно, уменьшалось количество программ, которые мы финансировали из бюджета и которые имеют приоритетное направление в расходных обязательствах. Это тоже отрицательный показатель», — объясняет начальник Департамента финансов и бюджетной политики Постоянного Комитета Ирина Павловская.

Кроме того, Постоянный Комитет СГ, хотя и выполняет функции финансового органа Союза, но в действительности за расходование денежных средств отвечают финансовые органы России и Беларуси.

Решить проблему с хроническим избытком денег планируют за счёт увеличения количества финансируемых программ: с 9 в 2017 году до 12 в 2018 году. По прогнозам, в 2019 году остаток бюджетных денег сократится в два раза, а в 2020-м может возникнуть дефицит. А так как сокращать программы в СГ не намерены, то принято решение вести работу над привлечением внебюджетного финансирования, в частности кредитов.

Кроме того, анонсированы долгосрочные и масштабные проекты, в частности трёхлетний проект реконструкции Брестской крепости.

Что же касается наполнения бюджета и соотношения долевых взносов России и Беларуси, то они уже который год остаются неизменными.

Теперь же стоит детальнее рассмотреть расходы союзного бюджета.

Первая же статья расходов — огромный бюджет на союзный аппарат. На чиновников тратится немногим меньше, чем на фундаментальные исследования и союзную науку, и в 9 (!) раз больше, чем на образование.

Радуют возросшие расходы на науку и промышленность, однако они достигнуты, похоже, за счёт снижения расходов на транспорт, связь и информатику — в 2018 году этим отраслям досталось меньше бюджетных денег.

94 млн рублей, выделенных на культуру, пойдут на гастроли молодёжного белорусско-российского симфонического оркестра, «Славянский базар в Витебске», литературные премии, гражданско-патриотические смены кадетов и учащихся суворовских училищ, слёты туристов и экологов, а также олимпиаду школьников СГ «Россия и Беларусь: историческая и духовная общность» плюс спартакиады и фестивали.

Союзный кинематограф в статьях расходов не фигурирует, так что новой «Брестской крепости» мы точно не увидим.

Похоже, не будет и союзных учебников по истории или каким-либо иным дисциплинам: их никто не разрабатывает.

Стоит учесть, что все расходы СГ (кроме СМИ и аппарата) дробятся между министерствами и ведомствами России и Беларуси, то есть выступают просто дополнительными средствами, которые выделяются органам государственной власти, а для них программы Союзного государства — факультатив, но не основной массив работы, нечто такое, что выполняется по остаточному принципу.

Собственно, это все научно-технические проекты, которые финансируются из союзного бюджета. Как видно, никаких прорывных и стратегических проектов, исключение составляют, пожалуй, приборостроение и материаловедение. Важнейшему станкостроению внимание не уделено, равно как и селекции с генетикой.

По сравнению с тратами на чиновников расходы на СМИ растут не так быстро, но темпы роста впечатляют.

На 34 млн рублей выросло финансирование союзных СМИ: дополнительные средства выделили ТРО — телерадиовещательной организации СГ, тогда как финансирование остальных СМИ осталось без значительных изменений.

Примечательно, что СГ не стало финансировать новые медиапроекты: на две газеты и журнал уходит 406 (!) млн рублей. Назвать такие траты разумными не представляется возможным.

Таким образом, о новом бюджете можно сказать следующее:

1. Задача бюджета СГ на 2018 год — израсходовать накопленные за предыдущие годы 2 млрд рублей. При этом никаких прорывных статей и программ расходов в бюджете нет, потому его можно назвать бюджетом застоя;

2. Два «кита» Союзного государства — СМИ и бюрократия, которые вместе «съедают» 1 млрд 448 млн рублей, что больше, чем союзные расходы на промышленность, строительство и энергетику;

3. Отсутствие новых программ финансирования при возросших расходах на СМИ, в частности телевидение, приведёт к скорому исчерпанию союзной позитивной информационной повестки, которая останется на уровне освещения аппаратных мероприятий.

В Союзном государстве явно назрели реформы. Во-первых, траты на бюрократический аппарат явно не соответствуют масштабу деятельности союза, особенно учитывая тот фактор, что органы союза не отвечают за расходование денежных средств, а являются посредниками. Во-вторых, союзные газеты и журналы в эпоху интернета — анахронизм, а современными медиа Союзное государство явно пренебрегает. В-третьих, сферы, которые могут создавать информационные поводы, — культура, наука и промышленность, наоборот, оказываются недофинансированными.

Союзу явно не хватает поддержки промышленной кооперации, а также творческого и проектного подхода к гуманитарным и общественным программам.

Источник


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Россия и вызов восстановления общей идентичности в ближнем зарубежье

Евразийский экономический НЕ союз

Четыре Белорусских урока

Белоруссия: нейтральный союзник

Белоруссия — оселок внешнеполитической эффективности России

Полезен ли экономический опыт Белоруссии?

Евразийский экономический союз (экономические аспекты)

Постсоветское пространство в контексте Украинского кризиса

Путинская Россия: что ближе — СССР 2.0 или Украина 2.0?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4949
18981
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика