Россия — евразийская цивилизация

Россия — евразийская цивилизация

Автор Рустем Ринатович Вахитов — кандидат философских наук, доцент кафедры философии Башкирского государственного университета, г. Уфа.

На пути к Русскому съезду продолжаем анализировать феномен русскости и особенности России как уникального государства-цивилизации. Большой вклад в обоснование своеобразия и границ исторического цивилизационного ареала России внесла евразийская щкола. Именно евразийцы выдвинули понимание месторазвития — территории нашей цивилизации, и вековых взаимовлияний, культурного и государственного сотворчества народов русской Евразии. Об этом, как приглашение к дискуссии и размышлению, представляемая статья Рустема Ринатовича.

Опубликовано в научном журнале Башкирского института социальных отношений Вестник БИСТ. Серия «Общественные науки» № 4 (20) ноябрь 2013 г.


Часто можно слышать о том, что Россия представляет собой единый культурный мир и что все народы, входящие в нее, составляют одну своеобразную, непохожую ни на Европу, ни на Азию цивилизацию. Однако как правило это не выходит за рамки публицистических эмоциональных деклараций. Вместе с тем еще в начале ХХ века группой российских ученых-эмигрантов (П. Н. Савицкий, Н. С. Трубецкой, Г. В. Вернадский, Н. Н. Алексеев, Л. П. Карсавин, Э.Хара-Даван и др.) была разработана научная концепция, которая, опираясь на анализ географически-климатических особенностей российско-советского пространства, культурной жизни его народов и их исторических традиций, доказывала существование евразийской цивилизации. Концепция эта получила название евразийство. Какие же аргументы выдвигали создатели евразийства?

Прежде всего, они исходили из того, что Россия представляет собой единую географическую ойкумену. Евразийцы вслед за представителем русской географической школы XIX века профессором В.Ламанским отказывались делить территорию России-СССР на две части — Европейскую и Азиатскую и считать водоразделом между ними Уральские горы. Они отмечали, что и до, и после Уральских гор наблюдается один и тот же ландшафт, одни и те же почвы, одна и та же флора и фауна (а именно, смена с севера на юг полос тундры, леса, степи и пустыни и соответствующих им флоры и фауны). А вот по границе между зарубежной Восточной Европой и Россией или Россией и зарубежной Азией проходят климатические и географические линии демаркации («отрицательная и положительная изотермы января»). Отсюда евразийцы делали вывод, что вся эта территория образует единый цельный географический мир, «месторазвитие» наших народов, отличное как от Европы, так и от Азии, которое они предложили назвать Евразия (внося в это слово иной смысл, чем обычно вносит географическая наука).

Итак, народы Российской империи и СССР объединяло, объединяет и будет объединять общее географическое пространство, или как выражались евразийцы месторазвитие. Однако Европа и Азия имеют значение не только географических, но и особых культурных миров. Исходя из этого, российско-евразийский мир также должен представлять из себя специфическое культурное образование. Субъект евразийской культуры евразийцы называли многонародная евразийская нация. В разные времена эта многонародная нация включала в себя разные народы и народности, но в последние 1000 лет главнейшими ее элементами являются восточные славяне (русские, украинцы,  белорусы), и туранцы (тюрки, фино-угры, монголы, народности Севера и т. д.).

Что же общего между, скажем, русским и узбеком? Казалось бы, они не только по культуре, но и антропологически чрезвычайно далеки друг от друга. Евразийцы писали, что такое впечатление создается, если только мы берем крайние типы «евразийской нации» и совсем иначе все будет выглядеть, если мы рассмотрим ее в целостности. Если мы восполним «пробел» между узбеком и русским и рассмотрим последовательно тип казаха, башкира, татарина, украинца, русского, то мы обнаружим связующие звенья между «азийской» и «европейской» крайностями евразийского типа. Мы можем говорить далее и о культурном единстве в многообразии евразийской многонародной нации. Евразийцы особо подчеркивали, что все народы, населяющие месторазвитие Евразия, отличает традиционный уклад жизни, немеркантильное понимание смысла и цели жизни, религиозность, тесно связанная с формами быта («бытовое исповедничество»). Евразийцы отмечали также и определенный параллелизм в религиозных субкультурах евразийских народов.

Речь при этом не идет о некоем «единстве» самих традиционных религий Евразии — православия, ислама и буддизма. Безусловно, в смысле догматическом они различны и несовместимы. Речь о другом — о перекличке в культурном слое восточнославянского православия, тюркского и кавказского ислама и бурятского и монгольского буддизма.

Н.К.Рерих. Земля славянская, 1943

Согласно евразийцам и восточно­-славянскому православию, и тюркскому и кавказскому исламу, и бурятскому и монгольскому буддизму свойственны схожие ориентации — идеи подчинения всего строя жизни религии, мистицизма, покорности человека Высшей Воле (как ее ни называть: Промысел Божий, судьба или карма).

Итак, целый ряд черт национальных культур России-Евразии — от мировоззренческих до бытовых позволяют их объединить в один культурный субъект. Также как и французы, и немцы, и испанцы при всех различиях между ними относятся нами к одному типу европейцев, также и русские, украинцы, татары, таджики, узбеки и т.д. составляют тип жителей России-Евразии, евроазиатов. Связывает наши народы и общая историческая судьба. Историк-евразиец Г.В.Вернадский обратил внимание на то, что на протяжении всей известной нам истории народы, населявшие и населяющие месторазвитие, Евразия, при всех противоречиях между ними, рано или поздно объединялись в одно, единое государство (скифская держава, Золотая Орда, Московское царство, Российская империя, СССР). Немаловажен и тот факт, что между большими государствами, образовывавшимися на евразийском пространстве, независимо от их «этнического наполнения», наблюдалась явная политическая преемственность.

Монголы также вели войны на Кавказе, как впоследствии и русские, напряженность между Золотой Ордой и Западом, напоминает точно такую же напряженность между Западом и Россией, а впоследствии — СССР. Итак, в месторазвитии Евразия испокон веков возникают большие государства, объединяющие Славянство и Туран, Лес и Степь. Процесс интеграции евразийских народов в единое политическое пространство естественен и представляет собой историческую закономерность.

Все названные факторы способствовали взаимовлиянию культур народов месторазвития Евразия, происходившему в течении тысячелетий. Евразийцы особо подчеркивали влияние тюркской, например, татарской культуры на русскую (евразиец Савицкий отмечал огромную роль служилых касимовских татар при строительстве Московского царства и утверждал, что без татарщины не было бы и Руси). Другой лидер евразийства Н.С.Трубецкой писал, что историческая судьба сплетает народы, живущие в одном месторазвитии, в такой тесный клубок, что разорвать его невозможно без великих и невыносимых страданий для этих народов.

Таким образом, евразийская теория отвергает видение России как «тюрьмы народов» на манер западной колониальной державы. Прежде всего, Россия расширялась в пределах своего собственного месторазвития, присоединяя к себе земли, которые находились внутри естественных границ «срединной Евразии»: Поволжье, Сибирь, Дальний Восток, Кавказ, Средняя Азия.

Н.К.Рерих. Гесэр-хан. 1941

Пожалуй, единственным исключением здесь было присоединение к Российской Империи Польши, которая не есть часть евразийской цивилизации, а как раз и представляет собой по своей культуре да и самоощущению окраину, точнее говоря, форпост Западного мира на востоке, несмотря на кровную и языковую близость к восточным славянам. Однако Россия и дорого заплатила за эту геополитическую ошибку и за свои славянофильские иллюзии: Польша всегда была «пятой колонной» Запада в Российской империи, источником бунтов и беспокойств, которые изнутри подтачивали организм российской имперской государственности.

В то же время западные колониальные империи — Англия, Франция, Испания, Голландия вышли далеко за пределы западного месторазвития, которое ограничено Западной и Восточной зарубежной Европой и географически схожими с ними территориями США и Канады (евразиец Савицкий определял Западное месторазвитие как океаническое; роль Великой Евразийской Степи там выполняет Атлантический океан). Понятно, что колониальные владения той же Англии — скажем, Индия находились за тысячи километров от естественных геополитических границ Запада.

Таким образом, с точки зрения геополитики евразийская сверхдержава, во всех ее исторических формах — Золотая Орда, Московское царство, Российская империя, СССР была естественным, органичным, укорененным в «почве» образованием, а, скажем, Британская Империя — искусственной, мертворожденной конструкцией. То же самое мы наблюдем и в плане культурологическом. Народы России-Евразии, при всех различиях могут быть подведены под общий культурный знаменатель, а что общего между англичанином и, скажем, индусом? Народы Евразии исторически связаны, они сосуществует и так или иначе взаимодействуют уже не менее тысячи лет, но никакой исторической связи между китайцами, южноамериканскими индейцами, африканцами и англичанами, голландцами и испанцами до начала колониальной экспансии Запада не было.

Естественно, евразийцы не отрицали того факта, что и в российской истории были «колониальные тенденции», связанные с жестоким обращением с нерусским населением со стороны правительственных войск и администраций, попытками насильственной русификации и христианизации (прежде всего, в период правления западнического режима Романовых). Но евразийцы резко протестовали против такого рода явлений.

Россия-Евразия — общий дом всех евразийских народов и каждый народ должен занять там соответствующее почетное место. Не принимая коммунистическую идеологию, евразийцы высоко ценили национальные аспекты советского строительства, приветствовали федерализм, развитие нерусских культур бывшей Российской Империи и равноправие русского населения и тех, кого еще недавно звали «инородцами», а также провосточный и антизападный ориентир советской внешней политики.

Если уж искать параллели евразийского синтеза с историей Запада, то, согласно духу евразийской доктрины, это параллель со строи­тельством Европейского Дома. Между прочим, народы Европы тоже неоднократно вое­вали друг с другом (как, например, немцы и французы), что не мешает им однако стремиться к объединению и при этом очевидно, что такое объединение органично и естественно. Сегодня перед Россией стоит задача выработки национальной идеи, опирающейся на нашу историческую традицию, противостоящую сепаратизму, узкому национализму с одной стороны и унифицирующему унитаризму с другой. Мы уверены, что научные наработки школы евразийцев могут лечь в основу этой концепции.

Рустем Вахитов

Источник


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

«Русский съезд». Научно-практическая конференция

Миссия российской культуры в Евразии

Россия — для русских народов

Грядущее возрождение Азии

Биение евразийского сердца

Евразийский концепт культуры

Великий евразиец

Зарождение евразийства как идейного движения

Россия. На просторах геополитического влияния

Самое страшное — мы снова все вместе

Евразийский Союз — это Восточный фронт, где нет содомитов и нелюдей

Время мыслить глобально

Евразия — судьба России

Безальтернативность борьбы или цена бездействия

Взгляд на геополитику России из Казахстана

России нужен Институт реинтеграции

Россия и вызов восстановления общей идентичности в ближнем зарубежье — I



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2556
8676
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика