Россия и Трамп — тарарамп

Россия и Трамп — тарарамп

Автор Владимир Викторович Волк — эксперт Центра Сулакшина.

Выборы президента США, которые пройдут 8 ноября, последние годы стали волновать больше, чем парламентские в России. Бабушки и дедушки, взрослые и дети отслеживают новости из-за океана, словно это сборная СССР по хоккею отстаивает там честь страны на знаменитом Кубке вызова. Только вместо советской дружины «на льду»- кандидат Дональд Трамп, прокремлёвский статус которого возведён отечественными масс-медиа до непреложной истины. Политики, эксперты, журналисты в один голос представляют не только более выгодную для России победу Трампа, но и едва ли не его тайные агентурные связи с президентом Владимиром Путиным.

Как утверждает казённая пропаганда, без всяких сомнений Трамп для России является наиболее выгодным кандидатом, ведь он обязательно будет делать то, что и говорит на публике. А на публике Трамп нравится россиянам больше, чем Клинтон. Поэтому в информационном пространстве устоялось мнение, что для такого мастера тактических шагов, как Владимир Путин, обойти Трампа в том или ином вопросе не будет составлять какого-либо труда. Почему в России сложился такой стереотип, и настолько ли выигрышны ставки на Трампа? Что — для заблуждения достаточно одного только того, что Трамп «похвалил» Путина? Что получит наша страна в случае, если на главном троне политического олимпа США засверкает звезда этого незаурядного миллиардера и без сомнений талантливого актёра?

Действительно, прежде всего, официальная российская пресса ставит в заслугу Трампу его неоднократные положительные отзывы о российском президенте. В свою очередь Владимир Путин отмечал, что он считает Дональда Трампа ярким человеком. В самом деле, ну, не Хиллари Клинтон же называть Путину яркой. Как известно, отношения между Путиным и Клинтон — давно не самые тёплые, откровенно говоря, блеклые. Еще, будучи госсекретарём США, Хиллари реально работала на ослабление власти Владимира Путина. Причём в весьма неприятный для него момент.

В декабре 2011 года Владимир Путин был близок к потере власти. Его решение баллотироваться в качестве президента России на третий срок породило массовое протестное движение. Некоторые из его ближайших союзников перешли на сторону оппозиции, что повлекло за собой раскол в кремлевской элите, а российские государственные СМИ начали предупреждать о готовящейся революции. За народные волнения Путин возложил вину на Хиллари. Он заявил, что Клинтон поспешила с выводами об итогах выборов в России, чем подала сигнал к протестам. Этот сигнал услышали, и при поддержке Госдепа начали активно, как это принято сейчас говорить, раскачивать лодку. Остаток зимы кремлёвские спикеры львиную долю своих выступлений посвятили критике США и Госдепа, в частности.

Далее в отношениях между Кремлём и Вашингтоном начались взаимные выпады в виде изгнания USAID и вещания «Радио Свободы» с одной стороны, закона Магнитского, туристических и банковских санкций в отношении ряда российских чиновников — с другой. Не забыто было в Кремле и активное участие Клинтон в трагических ливийских событиях с военной интервенцией и убийством лидера страны Каддафи, а также поддержка подписания Украиной соглашения с ЕС. Что, по сути, явилось новой формой гибридной оккупации Западом части Русского мира. Собственно, уже в своей первой же программной речи на пути к президентскому креслу Клинтон, обращаясь к тысячам своих сторонников, назвала Путина противником.

Поэтому выстраивать длинную цепочку конспирологических теорий, почему Кремль «за» Трампа, в данном случае неуместно, ибо они не имеют под собой серьёзных оснований. Всё гораздо проще — личные предпочтения главы российского государства. Трамп ещё не успел сделать ничего нежелательного для Путина. Даже друг президента музыкант Сергей Ролдугин объявил, что на выборах в США должен победить Дональд Трамп. Тут, как говорится, и виолончели на стороне американского миллиардера, а российская элита, завязанная на государственные коррупционные схемы, так и подавно должна быть в общем тренде. Поддержка Путиным Трампа не носит прагматично-обоснованный характер — не имея собственной четкой идеологии и вектора геополитических устремлений, а также серьёзной опоры во внешнем мире, президент РФ просто всегда помогает тем силам, которые будут готовы обеспечить уже сложившийся привычный миропорядок. В этом и есть главная цель Кремля.

Впрочем, можно ближе рассмотреть программные заявление Дональда Трампа с позиции содержания в них зёрен взаимовыгодного сосуществования с Россией. Не комплименты в адрес России и не критику предшественников, а именно — декларации внешней политики кандидата в президенты США. При этом учитывая, что президент США не имеет таких широчайших полномочий, как российский, поэтому и его влияние на процессы внешней политики Америки жёстко укладываются в рамки национальных стратегических документов. А они, как известно, определяют Россию в качестве одной из главных угроз США.

В минувшем году мультимиллиардер раскритиковал вторжение США в Ирак, сказав, что эта кампания дестабилизирует Ближний Восток и приведет к тому, что Тегеран поставит под свой контроль Багдад. Но раскритиковал не в том смысле, что американцы ошиблись, введя войска на территорию арабской республики, а в том, что иракцы — «плохие парни» — при первом же выстреле иракцы ретируются и оставляют врагам американское вооружение и технику. По словам Трампа, 2,3 тысячи армейских вездеходов достались врагу. Таким образом, Исламское государство (группировка запрещена в России) и Иран захватили контроль над нефтересурсами Ирака, которые должны были использовать американцы. Миллиардер пообещал найти лучших генералов, чтобы разобраться с ИГ, а также не допустить обретения Ираном ядерного оружия, чему, по его мнению, способствует сделка «шестерки» с Тегераном. Кроме того, Трамп выступил за увеличение военных расходов и объявил, что «Китай — большая проблема, чем ИГ». Но эти пассажи республиканца — из разряда оглядываний назад. А что Трамп видит впереди?

В конце апреля 2016 года американский журнал «National Interest», издаваемый Никсоновским центром, предоставил свою площадку Дональду Трампу для изложения его внешнеполитической программы. Журнал констатирует, что Трамп «позиционирует себя в амплуа „нового Рузвельта“, выведшего США в 30-е годы прошлого века из Великой депрессии. При этом, то ли „забывая“, то ли попросту не зная, что „новый курс“ 32-го президента США принес успех только потому, что в Европе при помощи крупного капитала, немецкого и не только, появился Адольф Гитлер, и началась Вторая мировая война…». Обещая ставить интересы американского народа и безопасности США превыше всего, провозглашая принцип «Америка в первую очередь», Трамп чрезвычайно близко подходит к повторению концепции Deutschland über alles. О том, что современное американское общество находится в глубочайшем системном кризисе, а потому в нем возник и крепнет запрос на «своего Гитлера»

Трамп является сторонником возвращения американского производства и рабочих мест реального сектора экономики на территорию США: " Если мы положим конец краже американских рабочих мест, это даст нам те ресурсы, которые необходимы для восстановления нашей армии и укрепления нашей финансовой независимости и мощи… Администрация Трампа возглавит свободный мир, который будет должным образом вооружен и в достаточной мере обеспечен финансированием».

Республиканец является последовательным сторонником военного превосходства США в мире: «Мы разработаем, построим и купим лучшее оборудование, которое только есть на Земле. Наше военное превосходство должно быть бесспорным… Я не стану колебаться и применю военную силу там, где это будет необходимо. Но если Америка вступает в борьбу, она должна выйти из нее победительницей».

Относительно межгосударственных объединений, позиция Трампа выглядит несколько парадоксальной: «Израиль, наш главный союзник и единственная демократия на Ближнем Востоке, был унижен и стал объектом критики администрации (Обамы), которой недостает нравственной ясности… Президент Обама никогда не был другом Израиля. Он относился к Ирану с нежной любовью и заботой, сделав его мощной державой Ближнего Востока, и всё это — в ущерб Израилю, другим нашим союзникам в регионе и, что важнее всего, в ущерб США»

Евросоюз и Японию Трамп рассматривает только в качестве неблагодарных «клиентов», которых нужно заставить платить по военным счетам: «Наши союзники не вносят справедливый вклад в общую систему безопасности… Они считают США слабой страной, готовой все простить, и не чувствуют за собой обязанности выполнять условия соглашений с нами. К примеру, в НАТО только 4 из 28 его членов, помимо Америки, тратят на оборону минимум 2% своего ВВП, как этого требует договор. Мы уже потратили триллионы долларов — на самолеты, ракеты, корабли, оборудование — на укрепление наших вооруженных сил, чтобы они могли стать мощной защитой для Европы и Азии. Те страны, которые мы защищаем, должны заплатить за такую защиту, а если этого не произойдет, США должны позволить им самостоятельно себя защищать».

Китай и Россию Трамп ставит в один ряд. Признавая наличие существенных разногласий, республиканец подтверждает намерения жить в мире и дружбе на основании общих интересов. Однако, если с Китаем кандидат в президенты США не прочь восполнять торговый дефицит и дружить экономиками, то соблюдать интересы в отношении России Трамп намерен с позиции силы: «Я считаю, что уменьшение напряженности и улучшение отношений с Россией- с позиции силы — возможно. Здравый смысл подсказывает, что этот цикл враждебности должен завершиться. Некоторые говорят, что русские никогда не будут вести себя разумно. Я намерен это проверить. Если мы не сможем добиться выгодного для Америки соглашения, мы быстро покинем стол переговоров».

Иными словами, Россия в дружеских раскладах Дональда Трампа стоит на том же месте, где она стояла и при президенте Обаме. Миллиардер намерен снова сделать Америку сильной, великой, заставить мир уважать её. Ну, а кто этого не сделает, то им, как говорится, никто ничего не обещал.

Выступая на конференции, посвящённой украино-американским отношениям, представитель избирательного штаба Дональда Трампа Боб Эрлик подчеркнул, что Трамп выступает за «поддержание мира с позиции силы». Представитель призвал американцев украинского происхождения голосовать за Трампа, пообещав Украине сильную поддержку в случае победы их кандидата на президентских выборах в США. Эрлик отметил, что «позитивные рабочие отношения с российским президентом Владимиром Путиным могут быть полезны для всех», однако подчеркнул, что эта точка зрения обусловлена не симпатией, а прагматичными соображениями.

По всей видимости, из этих соображений Трамп лишь вскользь упомянул Россию в своих предвыборных дебатах, когда ведущий коснулся вопроса обвинения русских в кибератаках и возможной ядерной войне. Но Трамп не защищал Россию и Путина, он лишь критиковал Клинтон, действующую администрацию Белого Дома и стандартно намекал, что Америка должна быть лучше.

В той же тональности прошло нашумевшее октябрьское выступление Трампа в Геттисберге, в рамках предвыборного турне по стране. По версии кремлёвской пропаганды, в потоке критики оппонентов и действующего режима США миллиардер фактически признал, что Америка Трампа — партнер России Путина, и что цели США и России в глобальном мире совпадают. Вот только ничего о России Трамп не говорил. И не намекал. Пропаганда по привычке выдала порцию желаемого за действительное. Критики Трампа подозревают, что его симпатии к Путину объясняются не столько отзывами российского президента, которые кажутся лестными, и неприязнью к Обаме, сколько надеждами хорошо заработать в России.

Недаром бывший министр иностранных дел России Игорь Иванов рекомендует быть осторожным, давая лестные оценки Дональду Трампу: «Как правило, легче договорится с опытными профессионалами, даже если они достаточно жёстко ведут переговоры и трудные партнёры. Они предсказуемы, рациональны, и они хорошо осведомлены о своих ограничениях. А с „новичком“ в международной политике, как правило, труднее работать: отсутствие опыта часто приводит к непоследовательному и непредсказуемому поведению; это приводит к субъективным, эмоциональным и порой ошибочным решениям, которые могут быть очень трудно исправимы в дальнейшем». Интересно заметить, как невольно эта характеристика напоминает российский портрет.

В данном контексте стоит вспомнить, что одним из первых действий президента США Барака Обамы на тогда ещё новом посту было заявление о «перезагрузке» отношений с Россией. Однако финиш президентской каденции Обамы фактически проходит в состоянии гибридной войны с Россией, грозящей перерасти в Третью мировую.

Какие из этого напрашиваются выводы? Они были, есть и будут всегда — Россия должна вести свою суверенную политику, а не подбирать крохи, которые упадут с американского стола. Помнят ли люди старшего поколения, что кто-то интересовался бы итогами выборов в США сорок или пятьдесят лет назад? Никто не интересовался. Потому что своя страна была интересней, она сама диктовала миру свои условия. Она производила, строила, изобретала, торговала, и была слабо подвержена влиянию каких-либо политических катаклизмов в США.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2865
8586
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика