Россия и Украина – дружба дружбой…

Россия и Украина – дружба дружбой…

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к.социол.н., Надежда Хвыля-Олинтер

Социологический мониторинг отношения между двумя братскими народами, русскими и украинцами, в последнее время неизменно фиксирует негативную динамику – восприятие ими друг друга ухудшается. Показательно, что отношение русских к украинцам даже хуже, нежели отношение украинцев к русским – об этом говорят результаты исследований, позволяющих наблюдать данный феномен в динамике.


Рис.1 Распределение ответов украинцев на вопрос «Как Вы в целом сейчас относитесь к России?», в%.[1]


Рис.2. Распределение ответов россиян на вопрос «Как Вы в целом сейчас относитесь к Украине?», в%.[2]

На приведенных выше графиках заметны два интересных эффекта. Во-первых, отношение украинцев к России в целом лучше, чем отношение русских к Украине, что не является сиюминутным состоянием, а свойственно этим народам на протяжении достаточно длительного периода времени.

Во-вторых, динамика изменения этого отношения кардинальным образом отличается у русских и у украинцев. В Украине в целом восприятие России было очень ровным и не претерпевало значительных изменений до тех пор, пока ситуация крайне не обострилась – с начала года число негативно относящихся к России украинцев выросло почти в три раза.

В России отношение к Украине меняется радикально буквально в течение одного года и с такой же легкостью возвращается к былым показателям.

Чем же объяснить такой диссонанс и каковы его причины?

1. Соотношение русского и украинского населения на Украине.

Распределение украиноязычных, русскоязычных и тех, для кого украинский и русский в одинаковой степени являются языками повседневного общения, указывает на существование двух равноправных и одинаково распространенных языков.


Рис.3. Какой язык используют для повседневного общения украинцы, в%.[3]

Естественно, соотношение долей русско – и украиноязычного населения имеет сильную региональную зависимость. Максимальная доля русскоговорящих была зафиксирована в Киеве (58,1%), минимальная – в Львовской области (17,7%).[4]

Есть в мире и другие примеры стран, на территории которых в силу разных причин получили распространение два языка – Белоруссия, Канада, Швейцария и другие. Однако в этих странах не наблюдается использования языкового фактора как мощного политического инструмента, и источника конфронтации. В пределах одного государства могут гармонично сосуществовать несколько языков, и при этом не являться разъединяющим фактором. В Украине же вопрос о статусе русского языка решается радикально – в феврале 2014 года украинская Верховная Рада отменила закон «О государственной языковой политике», придававший официальный статус русскому и другим негосударственным языкам на территории Украины. Похожий пример в истории уже был. В 1917 году, несмотря на множество сложнейших проблем в стране, большевики экстренно провели реформу русского языка, в результате которой были убраны из алфавита некоторые буквы, поменялись грамматические правила и т.д.

Филологи проводят интереснейшие исследования, которые показывают, что в языке хранятся архетипы поведения и мировоззрения народов.

В языке отражены наиболее значимые ценности, которые переходят в новые слова и сохраняются в корнях слов почти неуловимо, но, тем не менее, формируют образ жизни людей. Язык является одним из самых важных источников социальной памяти поколений, ее основополагающим элементом. Следовательно, при такой высокой концентрации русскоязычных людей, как в Украине достичь реализации идеи русофобии можно только через отрыв молодежи от российской культуры, для чего и проводится политика языкового шовинизма.

2. Восприятие украинцами русских как близкого, родственного народа

Интересное мониторинговое исследование было проведено Институтом прав человека и предотвращения экстремизма и ксенофобии с использованием адаптированной шкалы социальной дистанции Богардуса. Данные 2012 года показывают достаточно высокий индекс межэтнической дистанцированности в украинском обществе (4,4 по 7-балльной шкале).[5] Наименьшая социальная дистанция наблюдается у украинцев с русскоязычными (индекс равен 2) украинцами и россиянами (индекс равен 2,5). Для сравнения – индекс социальной дистанции с цыганами составляет 5,8, с азиатами – 5,5.


Рис.4. Значение индекса социальной дистанции для украинцев.

Однако существует значимая разница в значении индекса и по регионам – на Западе Украине индекс принимает максимальное значение, на Востоке – минимальное, то есть население Западной Украины априори более насторожено и отчужденно относится к представителям других наций. Это вызвано также и тем, что в западной части Украины больше сельских жителей, которые также показывают более настороженное отношение к другим нациям, нежели городское население. Такая характеристика украинского народа может быть использована (и используется) для разжигания национализма в Украине. Этот фактор, обуславливающий всплеск националистских настроений, уже «сработал», например, в 1992 году, когда произошел выход Украинской православной церкви Киевского патриархата  из-под юрисдикции Московского патриархата.

3. Следующим фактором, обуславливающим диссонанс отношений двух народов друг к другу, является характер проводимой внутренней политики. В данном случае с российской стороны она более взвешенная, так как Россия не совершает демонстративных актов агрессии, тогда как с украинской стороны периодически возникают провокативные ультраправые выпады и акции, активно транслируемые в СМИ и влияющие на общественное мнение.

4. Тактический шаг в информационной войне. Антироссийские настроения в Украине не разжигают намеренно, на рисунках 1 и 2 видно, что даже газовый кризис 2009 года не отразился на восприятии России украинцами, тогда как отношение россиян менялось существенно. Дело в том, что при относительном спокойствии масс не происходит самоорганизации населения.

В результате при обострении ситуации становится понятно, что мощных пророссийских структур в стране нет. Пример тому – Одесса, в которой после организации страшной трагедии и уничтожения активистов, опора для России фактически отсутствует.

Запрет на вещание российских каналов, информационный вакуум, заявления украинской власти о том, что в местах боевых действий против регулярной армии действуют террористы – по сути, проектные попытки на время отложить всплески антироссийских настроений. Отложить, возможно до того времени, когда постепенно уйдет старшее поколение, воспитанное в рамках советской парадигмы, и подрастет новая когорта молодых людей, совершенно иного мировоззрения.


Рис. 5 Распределение ответов граждан Украины о предпочтительных отношениях с Россией по возрастным группам.[6]

5. Социологические данные, отражающие представления украинцев в целом по стране, являются чем-то вроде «средней температуры по больнице». Очевидно, что при ответах на вопрос об отношении к России существует сильная региональная корреляция. Фактически увеличение численности людей, негативно относящегося к России, является индикатором роста поляризации в регионах Украины и усиления внутренних противоречий среди населения этой страны.

Нужно подчеркнуть один важный момент, чтобы снять обвинения авторов опроса в том, что, публикуя такие данные, они способствуют усилению межнациональной розни. Вопрос ставился не об отношении к россиянам или украинцам, а об отношении к России и Украине. Вряд ли можно упрекать русских в том, что они нетерпимо относятся к украинскому народу, настороженность связана, в первую очередь, с проводимой в Украине политикой и внешней и внутренней, относительно собственного населения. Например, только 57% граждан Белоруссии, отвечая на вопрос о своем отношении к Украине, заявили, что относятся к ней доброжелательно.[7]

Дальнейшее ухудшение отношения украинцев к России закономерно, и предпосылок для изменения ситуации в лучшую сторону пока нет.
Молодое поколение, взращиваемое на идеях укроцентризма со школьной скамьи и впитывающее Интернет-пропаганду – вот будущий субъект трансляции росуфобии. Пророссийские структуры, которые могли бы формировать соответствующие настроения, в Украине практически отсутствуют. Расслоение украинского народа носит не просто политический характер, а имеет куда более глубокие основания – ценностные, при этом в данный момент тому, чтобы антироссийские ценности получают все большее распространение, преград нет. Причем для того, чтобы усилить антироссийский настрой совсем не надо проводить открытую антироссийскую кампанию, достаточно расставить националистические акценты на всех уровнях образования и активно транслировать эти идеи в СМИ. Далее время и политические технологии сделают свое дело, и на границе с Россией появится враждебное государство.



[1] Данные по России – Левада-центр; данные по Украине – Киевский международный институт социологии. См.: http://www.kiis.com.ua/?lang=rus&cat=news&id=348

[2] Данные по России – Левада-центр; данные по Украине – Киевский международный институт социологии. См.: http://www.kiis.com.ua/?lang=rus&cat=news&id=348

[3] Исследование «Региональная толерантность, ксенофобия и экстремизм в Украине в 2012 году» проведено Киевским международным институтом социологии по заказу Института прав человека и предотвращения экстремизма и ксенофобии (IHRPEX) в период с 5 по 23 ноября (полевой этап с 9 по 19 января) 2012 г. Выборка 2048 человек.

[4] Данные всеукраинской переписи населения 2001 года.

[5] Значение индекса в интервале 1-3 трактуется как близость, 4-5 как отчужденность, 5-6 как латентная, а более 6 как явная ксенофобия.

[6] http://www.ng.ru/cis/2014-03-04/100_opros.html

[7] См.: http://kiis.com.ua/?lang=rus&cat=reports&id=345&page=1


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3934
16030
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика