Россия-НАТО: разговор глухого и слепого. С США

Россия-НАТО: разговор глухого и слепого. С США

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Фото: Репетиция военного парада 9-го мая 2010 г. На параде по брусчатке Красной площади шли американские солдаты страны-костяка НАТО, почему-то названные в эфире «союзниками».

Российско-натовские отношения уже четверть века напоминают разговор Вашингтона с глухим и слепым. Кремль проводит крайне странную политику, суть которой сводится к тому, что в публичном дискурсе он говорит об угрозе со стороны Альянса, а в интервью и посланиях президента звучат фразы, что Европа и США — это наши союзники.

13 мая 2016 года Президент России заявил, что «мы вынуждены будем подумать о том, чтобы купировать угрозы, возникающие в отношении безопасности» со стороны НАТО. Ну наконец-то, спустя стольких лет, как НАТО вплотную подошло к границам России, уже почти десятилетие последовательно реализует планы размещения ПРО в Восточной Европе. Дошло. Демонстративная встревоженность Кремля относительно угрозы, которая четверть века открыто игнорировалась, заставляет задуматься над несколькими проблемами. Считает ли действительно Кремль НАТО угрозой России и как он ей противодействовал; что стало причиной роста угрозы со стороны НАТО; чем Россия может «купировать» угрозы.


НАТО — СОЮЗНИК ИЛИ УГРОЗА?

Как все это время Кремль воспринимал действия НАТО? Как само собой разумеющееся. В 2004 году в состав НАТО вошли 7 новых членов, из них три — это республики Прибалтики, то есть страны, пограничные с Россией. Ответ Кремля на это сводился к формуле — «мы рассчитываем, что новые члены НАТО и ЕС на постсоветском пространстве на деле докажут свое уважение к правам человека, включая права национальных меньшинств». Естественно никакой защиты русских не последовало, а вот военная угроза безопасности России резко возросла. Именно в 2000-е годы к программе НАТО «Партнерство ради мира» присоединились Таджикистан и Сербия. 8 государств, из которых 6 — постсоветские республики, подписали индивидуальный партнерский план с НАТО, четыре из них приступили к ускоренному диалогу (Украина, Грузия, Черногория, Босния и Герцеговина). Базы НАТО в 2000-е росли как грибы вблизи российских границ (рис. 1).

Рис. 1. Базы НАТО в Европе

Мюнхенская речь президента 2007 года стала фактически отвлечением патриотической общественности от соглашательской политики Кремля. Через четыре месяца после этой речи Путин подписал Федеральный закон от 7 июня 2007 г. №99-ФЗ «О ратификации Соглашения между государствами — участниками Североатлантического договора и другими государствами, участвующими в программе „Партнерство ради мира“, о статусе их Сил от 19 июня 1995 года и Дополнительного протокола к нему». Экспертный анализ этих документов убедил патриотические силы в том, что теперь НАТО имеет право размещать свои силы на территории России. Ровно такой же инструмент был апробирован в 2012 году, когда в феврале Путин выступил с громким заявлением в документальном фильме «Холодная политика» о том, что «мы будет реагировать на угрозы, которые возникают возле наших границ». А ровно через месяц было объявлено о создании в Ульяновске центра коммерческого транзита Североатлантического альянса. Можно уверенно говорить о фактической стратегии Кремля — отвлечение внимания общественности громкими патриотическими лозунгами, под шумок которых принимаются «сдаточные» инициативы.

Российский ответ на угрозы НАТО был бы смешон, если бы не был столь антироссийским. Вспомним, как в 2008 году Верховный главнокомандующий в Послании Федеральному Собранию в качестве главной меры противодействия новым элементам глобальной системы ПРО в Европе назвал следующее: «ранее планировалось снять с боевого дежурства три ракетных полка ракетной дивизии, дислоцированной в Козельске, а саму дивизию к 2010 году расформировать. Я принял решение воздержаться от этих планов. Ничего расформировывать не будем». Вдуматься, НАТО создает и наращивает, а наша ответная мера свелась только к тому, что мы на время остановим уничтожение советского наследия! Более того, извиняясь за эти действия перед Западом, Медведев заявил, что «эти меры — вынужденные. Мы не раз говорили всем нашим партнерам, что настроены на позитивное сотрудничество». То есть, сохранение боеспособности российской армии и безопасности страны — это вынужденная мера? Наш геополитический противник, уже имеющий возможность быстрого подлета для уничтожения России, — это наш партнер?

Менее чем через год после этого постоянный представитель РФ при НАТО Дмитрий Рогозин, рассуждая на тему членства России в НАТО, скажет — «мы не можем отвергать такую возможность в будущем». Именно этой фразой и можно охарактеризовать кремлевскую линию взаимодействия с НАТО — Россия как элемент, встроенный в чужеродную организацию.

Число антироссийских государств, стремящихся в НАТО, растет. В 2014 году Украина вернула в политическую повестку вопрос о потенциальном членстве в блоке, приняв закон об отмене внеблокового статуса страны. В 2006 году грузинский парламент проголосовал единогласно за интеграцию Грузии в НАТО. В прошлом году Грузия дала согласие на размещение на ее территории совместного учебного центра Грузии и НАТО. В 2014 году появилась информация, что НАТО откроет еще один офис в столице Молдавии.

Активность НАТО на постсоветской территории стала возможна благодаря неэффективной российской политике. Закрепившаяся за Россией практика бездействия до момента, когда то или иное государство окончательно выходит из-под сферы российского влияния, меняющаяся на практику раскола территории (Приднестровье от Молдавии, Абхазия и Южная Осетия от Грузии и Крым с восточными областями от Украины), в итоге не только провоцирует конфликт, но подталкивает противоположную сторону на фоне агрессивной политики предпринимать более активные шаги в сторону ориентации на западные структуры. Чем все эти годы на самом деле занимался Кремль? Искал, усиленно искал сотрудничества с Альянсом, в том числе в ущерб интересам государственности — «никто не хочет слушать, никто на наши просьбы о сотрудничестве по этому направлению должным образом, по — серьезному, на профессиональном уровне не реагирует» (Путин).

Именно эту идею озвучил еще в 2010 году Медведев, указав приоритетным из сценариев «полноценного совместного механизма сотрудничества» России и НАТО и размещения новых ударных средств России, первый. Но Разве Россия — эта та страна, которая должна просить о сотрудничестве, да тем более с геополитическим противником? Разве все наше историческое прошлое и наследие могут позволить нам бездействовать?


УГРОЗА ВЫРОСЛА: В ЧЕМ ПРИЧИНА?

Присоединение Крыма стало шагом вперед и несколькими шагами назад. Шаг вперед — наконец отражение воли разделенного народа, правда тут же преданной на Донбассе. Но все остальное? Крым объяснялся в том числе как сдерживание США. А результат — обратный. Ни продумано, ни просчитано не было ничего. А привело это к росту активности Альянса у российских границ. Согласно заявлению генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга блок проводит «самое масштабное укрепление коллективной безопасности после окончания Холодной войны».

С момента присоединения Крыма НАТО:

— увеличилась активность военных учений в странах Восточной Европы;

— США объявили о планах разместить в семи европейских государствах около 250 единиц тяжелой техники — танков, гаубиц и БМП. Готовность принять технику выразили Польша, Румыния и прибалтийские республики. При необходимости ее можно будет перемещать по регионам, а поскольку страны НАТО не связаны соглашением ДОВСЕ ничего не мешает им концентрировать военную технику в определенных случаях вблизи российских границ. Предполагается также размещение ротируемых, то есть мобильных войск, которые будут перемещаться в зависимости от места учений;

— генеральный секретарь НАТО заявил о планировании увеличить численность сил быстрого реагирования до 40 тысяч человек;

— через помощь в рамках НАТО планируется усилить обороноспособность граничащих с Россией прибалтийских республик. Эстония уже увеличила военные расходы, выделив рекомендуемые блоком 2% от ВВП, планируется сотрудничество с размещенным в Эстонии центром кибер-обороны НАТО. Эстония готова разместить вооружение и материально-техническое обеспечение для механизированного батальона НАТО, заключила соглашение об оборонных инвестициях. Латвия положительно оценила решение США разместить военную технику в Восточной Европе;

— НАТО содействует укреплению обороноспособности государств, интересы которых пересекаются с российскими. Это Молдавия, угрожающая находящейся под протекторатом России Приднестровской Молдавской республике, и Украина, воюющая с пророссийски настроенными ополченцами. Военная помощь Украине осуществляется через каналы НАТО и двусторонние контакты с государствами-членами НАТО. Украина вынесла на ратификацию два договора о сотрудничестве с НАТО — один относительно вопросов консультаций, управления, связи, разведки, наблюдения и рекогносцировки в рамках программы «Партнерство ради мира», второй — Соглашение о сотрудничестве в сфере поддержки между правительством и НАТО по поддержке и поставкам (ОНПП). В Молдавии в этом году в канун Дня Победы — 8 мая в центре столицы стояла военная техника США, был организован сбор денежных средств на топливо для военной техники НАТО, состоялось возложение траурных венков к установленной на площади технике, на которых были надписи в память о погибших от действий НАТО в Югославии, Ираке, Афганистане и других горячих точках.

В значительной степени все это — результат собственной российской внешней политики, длительного бездействия, импровизационного присоединения Крыма и военной операции в Сирии. Безопасность страны упала! Не увеличилась, а упала! И не вызывало бы все это такого опасения, если бы власть осознавала масштабы угрозы и предпринимала ответные действия. Но вместо этого Кремль продолжает усугублять вопросы российской национальной безопасности. Кажется, что каждый его шаг идет на пользу НАТО. Россия присоединила Крым, но спасовала в отношении Донбасса, показав свою политическую и экономическую (в условиях санкций) слабость. Это тут же было использовано для резкого наращивания группировки без особых опасений паритетного ответа России. После фактически военной атаки Турции на российский военный самолет ответ был из «помидорной» артиллерии. Да и то в основном по собственному населению.

Россия имитировала военную операцию в Сирии, и, если без дураков, то показав в итоге, что у страны нет геополитических союзников и интересов, кроме «дружбы» с США. В ответ НАТО приблизило свою военную инфраструктуру к рубежам России. Российский Су-27 сделал «бочку» над американским самолетом-разведчиком, летевшим над Балтийским морем — Альянс принял решение направить в страны Прибалтики и Польшу четыре тысячи солдат на фоне «усиления военной активности» России в регионе. Подобные «безобидные шалости» демонстрационного характера обходятся стране потерей собственной безопасности. Называется это не демонстрацией силы. В подобном случае реакции Альянса были бы иными. Называется это «провокациями», примерно как в подворотнях ленинградских улиц. Но тут ведь военное противостояние! Уж если отвечать на угрозы, то по существу, а не в духе самоэмбарго — наказывая в первую очередь себя. Безопасность страны падает.


РОССИЙСКИЙ ОТВЕТ НАТО — ПРЕЗИДЕНТСКИЙ ПИАР И РЕАЛЬНОСТЬ

Самый главный вопрос — готов ли Кремль действительно купировать угрозы со стороны НАТО или это сказано лишь для красного словца и обычного пиара первого лица? Стоит вспомнить, что еще в 2012 году Путин произнес — «на сегодняшний день противоракетная оборона, безусловно, нацелена на то, чтобы нейтрализовать ракетно-ядерный потенциал России… Мы что, это просто вычеркнули из памяти? Нет, мы не можем это вычеркнуть. И мы всегда будем реагировать на угрозы, которые возникают возле наших границ». Сравним это с высказыванием президента от 13 мая этого года — «мы уже много раз говорили о наших озабоченностях, предлагали сотрудничество, предлагали совместную работу с американскими партнёрами — всё это было, по сути, отвергнуто… мы вынуждены будем подумать о том, чтобы купировать угрозы, возникающие в отношении безопасности». Они идентичны.

Президент говорил об ответных действиях в 2012 году, повторил и в 2016 году. Но словами делу не поможешь. А что было сделано? Разместили перевалочный пункт НАТО в Ульяновске — да. С 2012 года более тесный диалог с НАТО установили две постсоветские страны — Грузия и Украина. 12 мая этого года в Румынии на базе Девеселу на боевое дежурство встал американский комплекс ПРО «Иджис» наземного базирования — элемент перспективной системы противоракетной обороны США. 13 мая в Редзиково в Польше прошла церемония закладки камня под строительство базы для аналогичных американских комплексов ПРО «Иджис», сдача объекта запланирована на 2018 год. А ведь «Иджис» — это универсальная система, то есть противоракеты в ней могут быть заменены на ударные комплексы, которые в течение часа могут на нет свести массированным ударом преимущество ядерного потенциала. Это практическая реализация концепции молниеносного глобального удара.

Более того, то, что Президент называет угрозой, в Военной Доктрине Российской Федерации от 2014 года к внешним угрозам не причислено, эта угроза отнесена к внешним опасностям, терминологическое различие между которыми крайне туманно.

Единственным полноценным ответом на угрозы НАТО стало присоединение Крыма, и этот спонтанный поступок, как уже говорилось, был совершен вовсе не в рамках защиты соотечественников русских, о чем заявлял президент. Что путинская Россия делает с соотечественниками очевидно — стоит посмотреть на Донбасс.

Все остальные ответы на угрозы НАТО сосредоточены в информационной сфере — пригрозить, объявить об ответе, но в реальности не предпринять никаких действий. Чего стоит реакция на президентское заявление о купировании угрозы. Путин объявил об этом 13 мая, а уже 17 мая в СМИ прошла информация, что будет восстановлена радиолокационная станция (РЛС) системы предупреждения о ракетном нападении «Днепр», расположенная под Севастополем. Именно та система, о которой в 2014 году командующий войсками Воздушно-космической обороны генерал-лейтенант Александр Головко говорил, что она заступит на боевое дежурство в 2016 году. Сейчас 2016 год, а разговоры все те же — она только будет восстановлена! И каков же будет следующий срок — 2018 год перед выборами президента?

До каких пор будет действовать система отложенных и без того запоздалых преобразований и реформ? До каких пор слово будет расходиться с делом? Неужели Кремлю не ясно, что угроза уже на пороге? Сам президент признавался в том, что время подлета до Москвы составляет 17 минут. Россия на Западе окружена плотным кольцом стран-членов Альянса, НАТО тесно сотрудничает со всеми постсоветскими республиками, а Молдавия, Грузия и Украина — первые в очереди на вступление. Российский ОПК доведен до состояния, когда немало комплектующих — импортного производства. Нужно ли отвечать на эти угрозы? Конечно нужно, и необходимо это было начинать делать сразу, а не спустя десятилетие. И ответ не может лежать в привычном русле пустословия, а должен предусматривать конкретные действия.

Но способен ли на это режим, лидер которого в интервью итальянской газете Il Corriere della Sera с гордостью заявляет — «мы и с Кубы давно убрали даже всякие базы, которые не имеют стратегического значения», «мы никуда не двигаемся — это инфраструктура НАТО двигается к нашим границам, в том числе военная инфраструктура», «всё, что мы делаем, — это просто ответ на угрозы, которые возникают в наш адрес. Причём мы делаем это в совершенно ограниченном объёме и масштабе». Каким образом Кремль собирается купировать угрозы от НАТО, если по собственному признанию российского лидера «совокупные военные расходы стран НАТО в 10 раз, обратите внимание, в 10 раз больше, чем военные расходы Российской Федерации. У России практически нет баз за границей… Мы ликвидировали свои базы в различных регионах мира, в том числе и на Кубе, во Вьетнаме и так далее». Ответ отсюда почти очевиден — да никак. Так, к слову пришлось, надо же было хоть как-то прокомментировать эту угрозу, вот и прокомментировал, а далее все останется без изменений. Да и оборонный бюджет снижается. К тому же и девальвация рубля его импортную часть существенно в валюте убавила. Вот эти шаги — вполне реальные.

Среди иных звучали заявления о совместном ответе России-Белоруссии, о размещении комплексов Искандер в Калининградской области, радиус действия которых составляет 500 км, что едва достигает в лучшем случае территории Германии. Иными словами, Вашингтон имеет возможность нацелить свои ракеты на Россию, а Россия в лучшем случае может быть устрашением только для стран Восточной Европы и безобидной для Штатов. Еще в 2008 году (8 лет назад) Президент Д. Медведев на угрозу со стороны НАТО заявил — «для нейтрализации, при необходимости, системы ПРО, в Калининградской области будет развернут ракетный комплекс Искандер». Уже 2016 год, а эта мера остается лишь устной угрозой, используемой российскими чиновниками и Кремлем.

Пока Кремль только философствует на тему, что необходимо что-то делать, силы НАТО продвигаются к России. И каждое заявление Кремля не остается незамеченным: Западом оно воспринимается как призыв к действию, Кремлем — как галочка в игре «ответная пощечина», российским народом — с воодушевлением, ведь не может же «царь-батюшка» так откровенно проваливать свои конституционные обязанности. Или все-таки может?..

Безопасность страны падает. Вот тут сомнений нет никаких.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5165
16817
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика