Россия-Турция: дружба дружбой, а табачок врозь

Россия-Турция: дружба дружбой, а табачок врозь

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Внешнеполитическая линия России в отношении своих «партнеров» выглядит иногда весьма странной. С одной стороны, есть партнеры, ради которых Кремль идет на бесконечные уступки в ущерб национальным интересам. Стоит вспомнить США с явно антироссийской политикой, которую российские власти признавать отказываются, Китай и новые газопроводы, убыточные для России. И в тоже время есть другой феномен — российско-турецкие отношения, напоминающие скорее сиюминутное реагирование на ситуацию, нежели системную внешнюю политику.

Двусторонние отношения напоминают синусоиду: фаза подъема чередуется фазой упадка, так повторяется бесконечно. Аналогичную политику можно проследить и в отношении Белоруссии.

Данный феномен еще можно было бы оправдать, если бы не столь великие ставки были на кону. А именно, «Турецкий поток», в который российская сторона вложила достаточно средств. И главный вопрос — зачем нужно было ставить себя в зависимость от партнера, отношения с которым находятся на грани нервного срыва, притом в этом году ситуация обострялась неоднократно. Вспомним основную хронологию развития российско-турецких отношений.

До ноября 2015 года. Подъем. Россия выстраивала свои отношения с Турцией на принципах прагматизма, сотрудничая в сфере поставок нефти и газа. Республика не стала присоединяться к европейским антироссийским санкциям, сославшись на то, что санкции «не принесли результатов в Ливии, в Сирии, в Ираке и в Иране», в отношении России «это не способ решить вопрос».

Турецкая позиция сводилась к тому, что отношения с Россией приносят экономическую выгоду, поэтому в таких условиях нет необходимости присоединяться к санкциям. Введение продовольственного эмбарго в отношении европейских товаров дало преференции Турции, поскольку именно ее в качестве альтернативного поставщика избрало российское правительство. В декабре 2014 года российский президент в Анкаре объявил, что Россия отказывается от строительства «Южного потока» из-за позиции ЕС, тем самым открыл обсуждение о прокладке трубопровода через Турцию. В январе 2015 года был определен маршрут «Турецкого потока». Вопрос оставался за подписанием Межправительственного соглашения, которое откладывалось по причине формирования нового правительства Турции. Для самих российских властей сомнений в целесообразности прокладки «Турецкого потока» не оставалось. Для данного периода характерна пролонгация курса на прагматичное сотрудничество, в основе которого лежали интересы в первую очередь газовой дипломатии.

При этом принцип выгоды был определяющим для обеих сторон, которые исторически выступали геополитическими противниками.

Ноябрь 2015 — июль 2016 г. Спад. Россия приступает к наземной операции в Сирии, в результате которой происходит обстрел района проживания туркоманов. Российский лидер заявляет, что «я слыхом не слыхивал. Я знаю, что туркмены живут, наши родные туркмены, в Туркменистане, а здесь не понять ничего… Нам никто ничего не говорил», в то время как Эрдоган говорит о том, что лично уведомил Путина о районе проживания туркоманов. Турецкие силы сбивают российский самолет. Отношения с республикой на грани дипломатического разрыва, чему в первую очередь способствовала истеричная реакция Кремля, который требовал публичных извинений и компенсаций. За короткий период времени был принят комплекс антитурецких действий: эмбарго на поставки продовольствия из республики, прекращение инвестиционного сотрудничества, разрыв культурных связей, закрытие доступа россиянам на турецкие курорты, остановка масштабных проектов — «Турецкого потока» и АЭС «Аккую», отмена безвизового режима, запрет найма турецкой рабочей силы, на выполнение отдельных видов работ турецкими фирмами, на чартерные воздушные перевозки между Российской Федерацией и Турецкой Республикой, усиление контроля деятельности турецких автоперевозчиков на территории России и сокращение таких разрешений до 2000 единиц, усиление портового контроля и контроля обеспечения транспортной безопасности акваторий российских морских портов в Азово-Черноморском бассейне, приостановление деятельности Смешанной межправительственной Российско-Турецкой комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Турция в ответ на это к санкциям присоединяться не стала: «Даже после того, как Россия ввела против нас санкции, вы не ответили тем же. Наш выбор — нужно сохранять спокойствие».

В этот период миру было явлено, что российская элита не способна прогнозировать, выстраивать последовательные отношения, что она не может взвешенно реагировать на форс-мажорные ситуации. Эмоциональная реакция, волюнтаризм, концентрация процесса принятия решений в одних руках привели к тому, что последствия на себе за это решение ощутили россияне и бизнес. Одни столкнулись с ростом цен и запретов на отдых в республике, другие понесли издержки в связи с многочисленными запретами на отношения с Турцией, в том числе в вопросе найма турецких рабочих.

Июль — декабрь 2016 г. Подъем. Кремль идет на политическую уловку, когда выдает извинения Турции перед семьей погибшего за извинения перед страной и лично Путиным.

Да и выяснилось, что текст согласовывался в администрации в Кремле. Российская версия послания Эрдогана звучала как «я хочу ещё раз выразить своё сочувствие и глубокие соболезнования семье погибшего российского пилота и говорю: извините», то есть создавалось неясное впечатление о том, перед кем извиняется Эрдоган. Английская версия послания Эрдогана, размещенная на сайте президента Турции, имела иное содержание — «хотел бы сообщить членам семьи погибшего российского пилота, что я разделяю их боль и выражаю свои соболезнования им. Пусть они извинят нас» (May they excuse us). Эрдоган извиняется не сам, а от имени Турции, но извиняется перед конкретной семьей, член которой погиб в этом инциденте. Отмечу, что требования о компенсации за сбитый самолет, которые выставил Кремль, свелись к обещанию Турцией принести компенсацию семье погибшего летчика. Таким образом, Кремль воспользовался ситуацией с извинениями, чтобы восстановить диалог со страной, исправить свои истеричные ошибки. На кону стояло будущее Турецкого потока, замороженного после инцидента с самолетом, а значит, вопрос упирался в интересы нефтегазовой отрасли.

Восстановление чартерных перевозок выступало актом доброй воли Кремля, который решил продемонстрировать готовность к сотрудничеству через помощь туристическому сектору Турции. Именно он терпит убытки из-за потери туристов из России. 9 октября 2016 года правительство России отменило запрет на импорт из Турции апельсинов, мандаринов, абрикосов, персиков (включая нектарины) и слив. Но, опять ХПП (!), не помидор. В сирийском вопросе Кремль идет на значительные уступки. Прямую интервенцию Турции в Сирию, названную военной операцией «Щит Евфрата», оставляет без комментариев. В итоге в Сирии формируется коалиция, состоящая из Ирана, Турции и России. Если первые две республики имеют свои геополитические цели в регионе, диаметрально противоположные друг другу, то российская позиция остается туманной и сводится к формуле «нас пригласили, мы пришли».

Однако прежней эйфории в отношениях уже не было, поскольку стороны сохраняли настороженность друг к другу. На одной чаше весов стоял прагматизм. На другой — интересы стран в сирийском конфликте.

Декабрь 2016 г. — настоящее время. Падение. Хотя острой стадии конфликта, как это было при сбитом российском бомбардировщике, не произошло, стороны остались в состоянии напряженного выжидания, при котором взаимные поблажки отошли на второй план. В декабре произошло провокационное убийство российского посла в Анкаре, что по замыслу преступников должно было осложнить двусторонние отношения, но газ оказался важнее. Убийство Карлова не привело к обострению отношений. С одной стороны, Кремль уверенно шел своим курсом, продвигая «Турецкий поток». С другой стороны, сдержанно отмалчивался, когда Турция наносила новые удары.

Еще в феврале—марте 2017 года власти Турции напомнили, что считают Крым не российской территорией. Министр иностранных дел республики заявил, что «Турция полностью поддерживает территориальную целостность, суверенитет, независимость и политическое единство Украины». В феврале глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что Анкара не признает вхождение Крыма в состав России. Для большей наглядности они остановили паромное сообщение с Крымом, тем самым поставив под удар отношения с Россией. Турция отказалась принимать корабли, прибывающие из Крыма, Формально Турция не присоединялась к санкциям в отношении Крыма, фактически блокада является ничем иным как санкциями. Основной акцент в этом вопросе Турция делает на защите крымских татар.

Турция ввела таможенные барьеры в торговле с Россией — таможенные пошлины на ведущие статьи экспорта. ‍Анкара лишила Россию права беспошлинной поставки пшеницы, кукурузы и подсолнечного шрота, остановив выдачу лицензий на импорт этой российской продукции. Российская пшеница теперь будет облагаться пошлиной в размере 130%, рис — 45%, подсолнечное масло — 36%, 13,5% — за шрот подсолнечника и более чем 9,5% — за бобовые. С такими пошлинами приходится говорить о нерентабельности поставок. Песков же прокомментировал ситуацию следующим образом: «это обычный экономический процесс».

Еще один подводный камень — это проамериканские подходы Турции в Сирии. Турция поддержала авиаудар США по Сирии в апреле этого года. Разнятся позиции в отношении решения курдской проблемы. Турция выступает против Асада, на стороне которого воюет Россия, отношения обостряются проблемой сирийских курдов, угрожающих территориальной целостности Турции. Анкара обвиняет Россию в поддержке последних. Да и в проекте сирийской конституции, подготовленном Россией, курды получают автономию.

Осенью обострение отношений продолжилось. 6 октября 2017 года Турция запретила судам, прибывающим из портов Крыма, заходить в свои порты. Введенный запрет касается кораблей под любым флагом. Введена система строгого контроля этого. Появилось также сообщение, что Анкара готовит совместный с Израилем проект строительства газопровода между Израилем и Турцией. Не преминул Эрдоган в очередной раз напомнить, что страна не признает вхождение Крыма в состав России: «Я еще раз заверил господина Порошенко, что Турция будет продолжать поддерживать суверенитет Украины, ее территориальную целостность, включая Крым и политическую консолидированность. Мы не признали и не признаем незаконную аннексию Крыма». Выражаясь языком президента, со стороны Турции мы получили очередной удар в спину. Но, чего только ради родного Газпрома не стерпит многострадальная Россия? Путинская Россия не идет на открытый конфликт, не требует объяснений у послов. Ее задача — сохранить уровень отношений, достаточный для реализации газопровода.

Газпром на данный момент построил порядка 300 км черноморской магистрали «Турецкий поток». Строительство первой нитки газопровода должно быть завершено в марте 2018 года, а второй — в 2019 году. При этом Кремль не торопится ускорить сотрудничество в других отраслях. В октябре этого года после очередного недовольства Турции Дворкович объявил, что Россия готова разрешить поставки около 50 тысяч тонн томатов с четырех предприятий Турции, правда все будет зависеть от ограничений, которые существуют на турецком рынке для российской сельхозпродукции и экспортеров. Однако о таких планах российская сторона заявляла еще в начале года. Год почти закончен, а Турции снова обещают мифическую отмену запрета в ближайшие 4–5 месяцев с декабря по апрель.

В сфере военно-технического сотрудничества Россия пошла также на неожиданный шаг, заключив с членом НАТО контракт на поставки С-400. Турция уже оплатила аванс, но открытым остался вопрос — передаст ли Россия комплексы С-400 или с ними уйдут и технологии. Турецкая сторона в свою очередь уже заявила, что рассчитывает наладить производство С-400 на своей территории, причем с высокой степенью локализации.

Исходный волюнтаризм, который проявлялся в отношении Турции, сменился политикой уступок и долготерпенья. Теперь Кремль терпит убийство посла, заявления по Крыму, экономические ограничения. Похоже, что российско-турецкие отношения входят в русло, каким идут российско-американские и российско-китайские. А именно терпеливого и смиренного принятия любых действий партнера. И это не удивительно. Ведь на кону на этот раз стоят не какие-то там поставки продовольствия, помидоры. На кону стоят нефтегазовые интересы. А как о них пекутся российские власти — объяснять уже не стоит.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Россия и Турция: грани сотрудничества

Турция: что происходит?

Турецкое помутнение Кремля



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2664
8892
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика