Российско-американский диалог

Российско-американский диалог

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

В апреле этого года был дан старт российско-американскому диалогу. 12 апреля госсекретарь Тиллерсон посетил Москву, встретившись с Путиным. 2 мая по просьбе Путина состоялся телефонный разговор двух лидеров. А 10 мая с ответным визитом в Вашингтон прибыл Лавров. Пока СМИ довольствуется скудной информацией о содержании переговоров, за кулисами по всей видимости разворачивается новый раунд попыток задружиться с Западом. И вероятнее всего, что в ход пойдут любые приемы.


ОСНОВЫ ПЕРЕГОВОРОВ

В основе любого взаимодействия на мировой арене должны лежать национальные интересы своего государства. Путинской России, впрочем, это понятие чуждо, раз даже говорящая за Путина голова позволяет себе высказывания в духе «позиции России и США, касающиеся национальных интересов, во многом совпадают».

Руководствуясь этой формулой, в которой фактически поставлено равенство между национальными интересами России и США, Кремль объявляет, что в основе будут лежать «взаимовыгодные, деловые, прагматичные отношения» как при взаимодействии, так и при решении проблем. На первый взгляд все разумно, но вдаваясь в более глубокий анализ понимаем, что взаимовыгодного взаимодействия России и США быть не может в силу различия идеологии, национальных интересов. Единственное, что Штаты могут предложить России — это смягчить санкции, и видимо в первую очередь для приближенных к кругу президента. За некую «плату». А Россия в свою очередь в обмен на санкции может поступиться своими позициями на международной арене. В итоге Россия теряет статус и союзников, предает свои идеалы, а Штаты получают уступки на международной арене, снимают санкции, облегчая работу своим компаниям. Явно же в двойной выгоде окажется Вашингтон.


СУТЬ ПЕРЕГОВОРОВ

Когда Тиллерсон прибыл в Москву после ракетного удара США по Сирии и «восстановил» уровень сотрудничества сторон, стало очевидным, что Вашингтон готов к диалогу с Россией, если последняя согласится на сдачу Асада. (Или собственного ядерного потенциала). Россия в этой ситуации повела себя в соответствии с ожиданиями Вашингтона: Тиллерсона не только принял российский лидер, но и был возобновлен меморандум о предотвращении воздушных инцидентов в Сирии, приостановленный после авиаудара. После последовал телефонный разговор двух президентов, инициированный российской стороной. Не Вашингтон нуждался в разговоре, он уже все утряс с Россией в ходе визита госсекретаря, а Кремль жаждет продолжения контактов, понимая, что ему есть, что предложить. Разговор назвали конструктивным. В ходе телефонного разговора обсудили зоны безопасности и деэскалации в Сирии, угрозы со стороны Корейского полуострова. А для принятия уже конкретных решений и был отправлен российский министр иностранных дел.

Явный прорыв состоит в том, что встреча состоялась не в Арктике, как изначально планировалось, а в Вашингтоне, где Лавров не был с 2013 года. Прорывом стало и то, что Лавров встретился не только с Тиллерсоном, но и с Трампом, то есть состоялся симметричный ответ Вашингтона Москве, что дало Кремлю большие надежды на возобновление сотрудничества. Что отвез от Путина Трампу Лавров? Очередное прошение о встрече? Да нет, предложения вероятно «круче».

Реконструируем те решения, которые обсуждались на переговорах:

1. Разрешение сирийской проблемы. 2 мая президенты обсудили вопрос создания зон безопасности и деэскалации. Вашингтон рассчитывал, что Россия сможет убедить в этом Асада. И правда, уже на следующий день 3 мая правительство Сирии заявило о поддержке российской инициативы по созданию подобных зон. Гарантами соблюдения режима прекращения огня в Сирии выступают Россия, Турция и Иран. Зоны деэскалации, внутри которых запрещены любые столкновения воюющих сторон, предлагается создать в провинции Идлиб, к северу от Хомса, в Восточной Гуте и на юге Сирии, а вдоль границ зон деэскалации предполагается создание зон безопасности «для предотвращения обстрелов между конфликтующими сторонами». 5 мая меморандум о создании зон деэскалации в Сирии вступил в силу. По сути это тот же шаг, что был испробован в украинском конфликте, когда Донецку дали запрет на наступление и перешли к режиму прекращения огня, заморозив конфликт, но не остановив поток жертв среди мирного населения и загнав ситуацию в тупик.

Происходящее в Сирии определенно можно назвать разделением страны на сферы влияния. Глава комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров в открытую говорит, что «Россия и США договорятся, обозначат зоны мира, чтобы с воздуха никто не приближался, и будут их контролировать, разрешения ООН на это не требуется. А на остальной территории Сирии будут продолжаться военные действия против террористов». То есть будут некие зоны, созданные только двумя странами, без разрешения главного арбитра в международных делах — ООН. Что это, как не задел под разделение сирийской территории? И куда делась изначальная публичная цель Путина — сохранить государственное единство Сирии? Вмешательство Путина привело к фактическому разделу Сирии, поскольку сначала он не дал победить оппозиции, затем не дал победить Асаду. В итоге — уничтоженная едва ли не навсегда государство.

Следующим шагом «реального процесса урегулирования в Сирии» вероятно станет подготовка к президентским выборам без Асада. По итогам встречи Лаврова с Трампом уже объявлено, что созданные зоны должны стать шагом к прекращению насилия по всей стране, что поможет решить гуманитарные проблемы и создаст основы для политического урегулирования.

В конечном итоге решение сирийской проблемы будет реализовано по рецептам Вашингтона: Сирия без Асада, во главе с марионеточным проамериканским лидером. А сама страна погрузится в очередной хаос гражданской войны и трайбализации, как это происходит в Ливии и Ираке.

2. Решение украинской проблемы. Трамп поднял вопрос Украины, выразил приверженность администрации участвовать в разрешении конфликта и подчеркнул, что Россия несет ответственность за полное выполнение минских договоренностей. Для Вашингтона важно, чтобы Кремль продолжал сдерживать ополченцев, прикрываясь режимом прекращения огня и Минскими соглашениями на фоне сохранения военной поддержки Штатами Киева и обстрелами ЛНР и ДНР украинскими силовиками. Это позволит решить сразу две задачи: сократить объем финансовых вложений в Украину со стороны США, к чему Трамп и ведет дело, и одновременно сохранит очаг напряженности, способный обостриться в любой момент для сдерживания и блокады изоляции России.

3. Заключение ядерной сделки — сокращение российского ядерного арсенала в обмен на обещания смягчения режима санкций. Россия подобный сценарий отвергать не стала. А появление данной темы во внешнеполитической повестке США говорит о том, что Штаты считают вероятность геополитического распада России крайне высокой. Напомню, что после распада СССР главной проблемой оставался вопрос контроля над разрозненными ядерными арсеналами на территории всего постсоветского пространства. Данная тема фигурировала в заявлениях Трампа, но по итогам визита Лаврова официально об обсуждении этого вопроса не сообщалось.

4. Вопрос урегулирования ситуации в Северной Корее. Вашингтон убедился, что Москва не намерена вставать на защиту КНДР, несмотря на то, что последняя готова усилить сотрудничество с Россией. Кремлю отведена в этом конфликте как минимум роль пассивного наблюдателя. Хотя не исключено, что вопрос содействия Москвой атаке по КНДР также прорабатывается.

Обсуждались и палестино-израильский вопрос, ситуация в Афганистане, которая вероятно в скором времени станет точкой пристального внимания, а пока рассматривается лишь как второстепенная проблема.

Сдерживание России на сирийском и украинском театре военных действий, а также ликвидация ядерного оружия полностью соответствуют той цели, о которой говорил Тиллерсон. Напомню, что он заявил, что конечная цель политики США в отношении РФ — иметь такие с ней отношения, при которых Россия не представляла бы угрозы для США или какой-либо «части Запада» и являлась бы «положительным членом глобального мирового порядка». Иными словами, Россия без ядерного оружия, без союзников, то есть еще более слабая, даже разваленная страна — это и есть цель Вашингтона. А в чем цель Путина?! Санкции с кошельков друзей снять? Что касается реальных интересов России — снятия санкций, то вопрос этот не обсуждался. Кремль продолжает делать вид, что диалог без вопроса о санкциях вполне уместен, поскольку «это не наша проблема. Это односторонние действия, которые были предприняты в отношении нас».

То есть Вашингтон на переговорах с Кремлем выдвигает вопросы, которые его волнуют, а Москва молчит, продолжая диалог на темы, волнующие в первую очередь США. По крайней мере, так информация подается для россиян.

Из двух сторон Кремль проявляет значительно больший интерес к диалогу с Вашингтоном, чем последний. Это ясно говорит о том, что изначально Москва ставит себя в наименее выгодную позицию. Просящая сторона, зависимая сторона. Да, наша страна доведена именно до этого состояния. Низкопоклонство, которое демонстрирует российская внешняя политика. Чего только стоит тот факт, что Кремль знал о готовящемся ударе по Асаду, но не только не предпринял никаких действий, но и даже не предупредил последнего. Очевидная беспомощность российской линии неминуемо ведет страну к новому витку изоляции.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Российские подходы к корейской проблеме

Внешняя политика Трампа

«Сделка» по Трампу — новое слово в дипломатии?

«Итоги недели со Степаном Сулакшиным». 5 мая 2017 г.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
601
3196
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика