Русь — Русский мир

Русь — Русский мир

Автор Сергей Александрович Алфёров, г. Тольятти

В чём цель, смысл, идея, призвание Руси?.. Стать «Третьим Римом»? Сохранить православие до скончания мира? Не правда ли, потом появляются совсем уже разъединяющие вопросы. Один из них — вопрос о Православии; и тогда он уводит очень далеко, в историко-академическую сторону. А в чём цель, смысл, идея, призвание Человека?.. Возвыситься до Творца? Объединить противоречивую триадную природу? Соединить Небо и Землю?… Спастись… Сохранить честь, обрести счастье… Построить коммунизм… Ну или дом… Прожить тихо, спокойно и получить удовольствие…


РУСЬ И МИССИЯ

Можно сказать, одно — здесь несколько уровней ответа, в соответствии с метафизическим (или психическим) уровнем человека, с его видением мира, его ценностями, его целеполаганием… И можно сказать второе — чтобы попадать в область хоть некой полноты ответа, надо не упускать из вида и Человека, и то в чём собирается в Целое историческая судьба конкретного множества людей.

И тогда, можно сказать и следующее, не Бог создавал разделение мира, но другой. Являясь Единым, Бог и творил «по образу и подобию». И потому слова о том, что «не надо создавать рай на земле, хорошо бы оградить ад», как большинство «известно-популярных фраз», являются пошлыми, провокационными и программирующими; и то есть по этой фразе — нет связи Божественного и социального, мир творимого человеком общества не имеет метафизической связи, и нет справедливости, а назначение человека последнее в перечне второго абзаца.

А далее «цитатники» скажут, что нет миссии у стран и цивилизаций; и то есть не имеют они над собой некого идеального или промысленного. Но мы почему-то видим в истории странное постоянство: Америка (и Англия) сеют войны, ложь, раздоры, Россия — несёт мир и развитие, уравновешивает. И так — в глубину истории всё одно и то же: от века в череде побед и поражений борются две «прото-цивилизации» или «начала» — несущие развитие или всем, или же выделенным и отделённым от ответственности за общее развитие. Такое противостояние может быть и в одном государстве; приводящее к его трансформации. Как и в человеке борются Добро и Зло.

В том то и дело, что история заставляет некоторые территории, страны, народы исполнять одну роль в своём спектакле. Самая древняя роль — роль объединителя, защитника, усмирителя агрессии; а также испытателя идейных путей человечества. Почему-то эта роль перепадала Руси. И исполнялась она просто и органично…; с возвратом — по возможности — в своё внутреннее состояние.

Но теперь Русь — и получается, что опять ради сохранения человечества — должна сформулировать, дать чёткую и всеобъемлющую проектную альтернативу жизни людей на Земле; во всяком случае для той — нравственной — прото-цивилизации. Да и по внутренней специфике теперь такая определённость, социальная сформулированность очень нужна Руси. Отсутствие её — целостной — порождает расхождение внутренней и внешней политики; и уничтожает как исполнение миссии Руси, так и саму Русь.

Говорят о «новой гибридной войне», но для «учёности» всё — новое. А мир «стар». Войны всегда были по всем уровням, и победы ковались — главные — не на поле брани. Но человечество и возглавляющая его социально-идейная система пришли к открытости, к формулированности этого в непосредственном поле столкновения масс, и то есть идейные слои овладелись до «кристаллизации» общего смысла. Вызов Руси в искажённой форме СССР был брошен в метафизике, историософии и экономике. В этом сейчас — в их чётком соединении — и главная потребность. Проект должен иметь соединение метафизики и механизмов, соединение Божественного и социального. Вслед этому — через Человека — мы обретём и единение.

Всё — в Человеке. В его уровне, в его призвании, в реализации духовного роста. В сохранении связи Божественного и социального. Его творчество создаёт его Свободу. И другая «прото-цивилизация», насаживающая паразитическое начало, близко подошла, чтобы узурпировать именно «Свободу от Бога», сделать её свободной от Бога. Они близко подошли к тому, чтобы сделать непроницаемые слои людей; заключив себя в техно-биологическую расу господ. Это разъединение реализовывалось во всю историю, но раньше оно нейтрализовалось на поверхностном уровне, доступном увещеванию разного рода. Теперь они достигли глубинного уровня манипуляции, и будут переписывать всё; будут переписывать Человека. Вопрос — с нашим, или уже без нашего участия это будет уничтожаться; как уже было в истории Земли…


МЕТАФОРА РУСИ

Её можно было бы также определить, как образ или мечту. Или то, в чём склоняется Русь, куда течёт она сквозь время. Чего хочет, что создаёт? В чём Мысль о ней?

Есть такое понятие, состояние, ощущение, которое наши предки именовали Лад (в семье, в деревне, в государстве, в космосе). В современности оно имеет продолжение в формате не столь образном, но более простраивающем пути в сторону рационального решения. Это двойное понятие — Целостность и Гармония. 


ТЕРРИТОРИЯ РУСИ

Климато-географически это:

— равнина с возвышенностями;

— большие реки с выходами к морям;

— 4 полноценных времени года; настоящие — зима, весна, лето и осень;

— большие пространства и леса.

Но это и территория некой глубинной энергии, которая резонирует в Русских. Толи печаль, толи мечта, толи желание раствориться, толи прилив любви, толи «дойти до предела», толи «стоять в середине» — Бог весть. Но уже и наука знает, что есть такие особые энергии на разных территориях, которые перекрашивают даже и натурально… :) Что уж говорить о характерах, что мы ощущаем разные в разных местах… Вот так. Есть особые энергии на территории Руси.

А её Территория — место Правды, нравственной правды. Её территория — место Целостности и Гармонии, место Глубины и Звенящей тишины, место совместного подъёма к звёздам. Где Это — там и Русь.


КУЛЬТУРНЫЕ КОДЫ РУСИ

Исходя из особенностей исторического развития и психического склада, «этические системы» оформляют оптимальный подход во взаимодействии и управлении общества; если хотите — подход к воспитанию/воздействию в опоре на некий принцип.

А культурные коды, культурный генотип направлены на устойчивое, адекватное бытие и развитие/воспроизводство в поколениях (во времени) носителей этих кодов (народа). То есть они направлены в будущее так же, как укоренены в прошлом. Они и оформляют психический склад. Подобные же коды потом пытается создавать «нация», но уже на идеологической основе, то есть в опоре на формируемое понимание «выгоды» и «врага». Исходные коды касаются самых глубин — «что есть Мир, Правда, Истина, Бог», «что есть Жизнь». Потому и рождаются устойчивые формы поведения — несущие в себе эти представления в «правильном поведении».

Конечно, это складывалось не теоретически, а именно из опыта, повседневными отношениями плюс вышедшими из народа «визирями». И тогда это как раз проявление и внешнее оформление неких цивилизационных кодов. Видимо не совсем верно связывать их с «цивилизационными формациями» Восток-Запад-Россия… А учитывая, что понятие «этика» уже имеет чёткое место, как «правила поведения» и/или «принципы отношений» (обычаи и нравы), следующие конкретной культуре, прежде всего национальной, то разбираемое «оформление взаимопонимания и влияния», видимо, лучше назвать как-то по-другому; как-то связанно с понятием «цивилизационная коммуникация».

Сейчас принято выделять уровни концептуальной власти. Как мы понимаем, эти уровни связаны с уровнями в человеке, с глубиной пластов бессознательного. Назовём их, от поверхностных рациональных до архетипических.

1. Интернациональные идеологии (и соответствующая этика);

2. Национальная культура (и соответствующая этика);

3. Наднациональные вероучения (и соответствующая этика);

4. Цивилизационные психотипы (и соответствующие коммуникационные системы);

По возрастанию концептуальности и одновременно возрастанию глубины слоёв в системе человек-общество — возрастает и «возраст» соответствующего слоя (уровня).

Цивилизационные коды проявляются в характерах её людей, в реальных психотипах. Потому сама Русь — это некий коллективный субъект, сказочный богатырь. Ниже для действия в истории мы называем его глобально-исторический субъект или историко-культурный субъект. Но есть в коде Руси один вневременной инвариант. Руси свойственна триадная теологическая система или мировоззренческая система. «Русь Троицу любит." Это система восхождения к Богу, обретения целостности на основе Любви. И вторая сторона этой ценностной матрицы — социальная пассивность (выдержанность, подчинённость главному).

Цвет Руси — красный. Красно солнышко… Восход, пробуждение — её точка цикла.
Русь — это ожидание. Мелодия Руси — певучая, протяжная, с переливами.
Взгляд Руси устремлён вдаль, за горизонт…

Особость равновесного восприятия мира и себя в нём называется «народная душа», «цивилизационный код», или «кристалл восприятия»; то есть это некий данный свыше сплав соотнесения себя, общества и природы. И это связано с языком.

Русь — культура совести. Это особенно показательно, если вспомнить механизм 3-х тяжёлых самочувствий: вины, стыда и обиды. Они — из отношений, из представлений о себе и других. Их общая причина — в несовпадении представлений и реальности; то есть в обмане (или самообмане). А их наглядное различие — в направленности ожиданий/расхождений.

Разница в том, чьи представления и в отношении кого диссонируют с событием. При обиде входят в противоречие свои представления в отношении других; то есть у обязывающего (расчитывающего) субъекта. В рассогласовании данного иному определения и действительности — истоки обиды. (Истоки стыда и неврозов — в рассогласовании самоопределения и действительности. Истоки вины — в рассогласовании принятого определения и действительности).

Эти три чувства — «социализированные чувства»; связанные с расхождением Божественного и социального. Интересно — как в разных цивилизациях становилась и реализовывалась культура этих чувств?… Что выдвигалось в представления, в какой системе ценностей, дискурса?… За что было там — обидно, виновато, стыдно?… В этом — тонкости цивилизационных различий. И это составляет «коммуникационный код» цивилизаций… Важно, эта тема — прямая от внутреннего мира человека в практику социального действия… Эти 3 чувства несут знаки и меру оценки/самооценки, они выходят на соответственно: значительность, значение и значимость. Здесь вопрос о нарушении баланса самооценки и оценки; как результат того, что человек ставит себя вперёд…

Особенности «кристалла» проявляются в особенностях нормирования, регулирования поведения человека в обществе. В культурах стран Дальнего востока это замкнуто на оценку общества; а нарушение в этом называется «потеря лица». В Русской культуре — во многом на самооценку, на самоопределение соответствия духовному образцу; а нарушение в этом называется «потеря совести». В культурах Дальнего востока нет понятия совести. Там восстанавливается уважение в глазах других. У нас восстанавливается самоуважение. И в том, и в другом свои издержки, и преимущества для пути духовного развития. И это опять же связано с тем, что здесь мы называем «внутренним кристаллом». Для каждой культуры, каждого народного «кристалла» равновесный путь — свой. И историческое призвание — своё, на пользу всех. Чтобы не просто понять умом другой народ, но полностью ощутить его, стать им, не достаточно даже знать язык; надо суметь изменить свой «кристалл восприятия», выработать внутренние, не умственные реакции нового равновесия, то есть «вжиться»…


РУСЬ И ПСИХОТИП (ВОСПРИЯТИЕ, ОЩУЩЕНИЕ)

Характер Руси — он есть множество проявлений некого одного качества «миро-центричности», «миро-объемлемости»:

— конкретность и стойкость;

— проектность и созидательность;

— идеалистичность и широта;

— внутренняя собранность и внешняя простота;

— творческое отношение и любознательность;

— персоналистичность, объединяющаяся в товарищество;

— скромная ответственность в деле, беде и власти;

— верность и обидчивость;

— памятливость, подчинённая главному;

— любовь к славе и скромность;

— прижимистость в малом и щедрость в большом

— любовь к Богу и дуркование…

Противоречия этого списка есть проявления Духа в социальности, требующие изменчивости и аллертности.

Персоналистичность русских основана на некой личной «связности с Богом». Но это не выделяющие и отделяющие от других отношения с Богом. Они — сокровенное, но для общего дела. На этом и возникает феномен товарищества или казачества. На этом и то, что «один в поле воин». Но русским нужно государство, как собирающее на Дело начало.

Русскому важно — «За общее дело» Не застолье, а дело. Не просто дело, а осмысленное, праведное, объединяющее. Потому и выработка такого Дела часто идёт долго и непросто. «Долго запрягают, да быстро ездят." Потому важно и общее согласие. Потому и доверие решения руководителю; но и спрос по итогу. Потому и важно, что «Свой на троне» или не «Свой»; по мелочи то никто не лезет. Кроме того, есть «выручка товарища» — но тогда и долгий пригляд к товарищу.

Русский — осмысленно деятельный; иначе — на печи. И нелюбовь к бумагам; а просто «взялись и сделали». Русскому важен смысл. Потому, когда уходят идеологии — это время Русских. Императив смыслологии — работа со смыслами для каждого. Это то и связано с персоналистичностью. При этом становится очень важно наличие общего мировоззрения, наличие Бога в обществе и правильного устроения социальности (справности, справедливости в ней).

Разрушение справедливости — это разрушение смыслологии, разрушение целостности и переход к идеологии как к частности. Это верно и в обратном направлении: от целостности к справедливости. Такова для нас — справедливость, как общее дело и самореализация в нём.
Духовный образец Руси — Верность; а обратная её сторона на уровне Души — обидчивость. Это связано с тем, что культура Руси — это «культура совести», «культура смысла».

И ещё раз, скажем главное словами товарища. «Русское — это принцип жизни, принятый к исполнению, оно связывается с чертами личности, а не с этно-принадлежностью.…»


РУСЬ И РАЗВИТИЕ

Когда А. С. Пушкин сказал, что ещё не понята история Руси, не найдено слово, причина, смысл её, он говорил об историософии, как проникновении в промысел, как обосновании причинности длинных событий. В вечности любая история — мистерия в рамках движения сфер и развития от простого к сложному…

История — это мистический спектакль Глобальных Исторических Личностей (или Историко-культурных субъектов, или Цивилизационных субъектов); будем коротко называть эти «действующие лица», как «цивъект». Сквозь времена и примерно на одной территории, в одном, последовательно развивающемся мифе и языке, меняя одежды самоназваний, сочетаясь разными брачными сторонами с разными народами, бытийствует, действует, развивается, оформляется цивъект Руси.

Как во всяком спектакле у него есть антипод. Это цивъект «однонаправленной выгоды и распада». Сначала он был «Южным цивъектом», и постепенно становился Западным; чтобы снова вырастить врага Руси на юге, в подбрюшье. Нужно ли нам становиться «северным анти-подом»? Или правильнее сохранять «восточную диспозицию»? Или вообще вместить нынешний Запад, сместив его «Имя» за Атлантику (если не вмешается Природа)? Эти геополитические расклады — следствие самоосознания самих цивъектов, и тогда — следствие правдивой истории. Хотя до сих пор история лепилась вместе с политикой, как её Галатея…

Развитие Руси — это развитие её Исторической личности. Тогда как можно вообще говорить о каком бы то ни было изъятии чего-то из её истории?! Всё, что происходило с Русью, это — наше, наш путь. Надо только понять его. Надо понять сущности, с которыми столкнулась Русь! Чтобы выработать то, что дооформит нашу полноту и целостность; что исправит наши ошибки в устроении общего социального тела и наделении его общим Духом.

Человек и строит, и строится социальными отношениями; что происходит выше физического уровня. Человек, не будучи прописан в своей цивилизации, не прошедший путь осмысления её смыслов/ценностей и приобщения предкам, теряет свою основательность, теряет полноту и устойчивость. Развитие и жизнь Руси — это развитие и бытие Русского человека, это передача эстафеты всех поколений по их реальному созиданию, это образование, становящее творческого и ответственного человека.

Человек — многослоен, и существует в многослойном мире. Развитие должно быть пропорционально, уравновешенно. Оно требует и Духа, и Знания, и Чувства. «И то, и то»; не противопоставляя. Так — по общей его природе; но наполнение содержания, формирующее сопереживание — это Русская история, как история Глобального исторического субъекта (цивъекта), отстаивавшего в лице всех его народов ценности справедливости, общего развития и мира.

Развитие для Руси — это не отдельные от человека технический прогресс и рост прибыли. Время для Руси — не линейно и не циклично, но связано с развитием всей Вселенной; а это значит, что время — средство, и лишь стремление Божеского блага определяет ход вселенских часов.

Небесная Русь — вечна. И мы здесь на Земле, в социальности должны соответствовать этому. В том числе в том, чтобы сохранять свою историю и иметь правильное её понимание сквозь века и тысячелетия. Наши предки не обращали на это внимание, и это ошибка.
Одни народы Руси сменялись другими, меняли имена, отвечая на вызовы собирались в соответствующие социальные организмы. Неизменными (до эпохи рыб или лисы) оставались Справедливость и Целостность. Но эта эпоха кончилась, и нам собирать разбросанные камни.


РУСЬ И ИДЕОЛОГИИ

Нет идеологий, есть нарушения целостности! Есть крайности выделенных аспектов социального бытия, есть искажения целостности — которые называются идеологии. Эти выделенности своими неравновесными воздействиями проявляют один из характерных аспектов социального бытия и служат инструментом познания. Но надо отдавать отчет, что это лишь общечеловеческий эксперимент, а вот жить долго так нельзя. С получением же опытного Знания надо возвращаться к целостности и строить ее на новом уровне.

Нарушение целостности даёт болезнь идеологий. Сейчас необходима не новая идеология, а возврат к целостности в прежней сути отношений, но на новом уровне. Возврат и подъем к целостности — это лейтмотив настоящей современной русской политики.

Что есть «Русский порядок», русский лад? Это действительная справедливость, как общее будущее, и это реализация призваний на общее благо. И это при том, что все люди равны в стремлении/реализации общего развития через поддержку созидательных талантов, созидательного творчества. Будет на Руси «Русский порядок», «Русский проект» — и со всех окраин поедут домой Русские люди (разной национальности).

А пока имеем то, что имеем. И потому ещё раз пройдёмся по уходящему из нашей жизни. А уходит Капитализм с его идеологиями — либерализмом, марксизмом и фашизмом.

Весь капитализм — это диагноз, набор диагнозов. Гватари, Делёз и Лукач назвали капитализм шизофренией, имея в виду его сверх-логичное и эффективное владение деталями, частностями и при этом полный хаос целого, распад целостности в обществе и людях. Это относится к исходной, формирующей, конституирующей идеологии капитализма — либерализму. Далее же он в очередных пафосах экономизма и утраченных естества и мифа порождает новые диагнозы. Марксизм — это парадоксальный маразм юноши, когда им управляет выборочность крайней нецелостности, направленной гормональным возбуждением прогресса. Фашизм — это паранойя внутреннего вождизма и внешнего врага; за которыми лишь рецидив превосходства. Это — западные болезни, и они там естественным образом переходят друг в друга.

Любая идеология — либерализм, марксизм, фашизм — есть оформившиеся психические комплексы Запада, в основе которых есть то, что диагностировал Ницше, как ресентимент, или «возвратное чувство ущербности, в котором обвиняется другой». Их можно определить и в западной же терминологии психоанализа, как «фрустрация групповой альфа-самцовости с сублимацией прото-биологических комплексов». Скажем ещё подробнее — их «нетрадиционная групповое взаимодействие» имеет свои средства, свои мерки комплексов, свои приобщения. Назовём эти «идентичности»: в либерализме это «свободность от обязанностей, театральность» (где средство этого — диктат денег), в марксизме это «класс» (где средство — диктатура социальной идеи, прогрессизм), в фашизме это «корпорация/раса» (где средство — приобщённость к высшему слою и разграничение экономического и политического слоя). А общее у них — притворство, наоборотничество; движимое ресентиментом. В основе у них одно — культивирование превосходства, избранничества; превратно создаваемый аристократизм и повязанность на этом.

Идеологии — это мёртвые одежды, которые надевала на себя Русь. И теперь кто-то хочет их перелицевать и надеть снова… Да, мы примеряли всё это на себя… Не подошло. Хотя и замутило многие головы… И говорят, что вроде, как есть и позитивные «измы»?… Говорят — что термин «коммунизм» привлекателен массам, он устоялся. И кто-то до сих пор думает, что надо призвать марксизм. Так мол понятно простому народу, легко собраться; ясно — где враг… Прямо сеанс спиритизма…

М-да… И что же это устоялось? А самое главное — что потом то? Что строить будем, каков проект?

Марксизм не имеет ничего общего с действительным освобождением, с действительным преодолением отчуждения — от самого человека, от человеческого. И никакое добавление «нео» ничего не изменят. Он останется марксизмом, то есть упрощающим социальные отношения до классовой борьбы, до столкновения; и более того — идеологией капитализма, как административной системы.

Кому-то хочется повторения — от глупости, кому-то — от простоты, а «глобальным проектировщикам» — ещё одна сторона разводки, уже сработавшая пару раз. «Чёрного кобеля не отмоешь добела." Он останется чёрным; это — о марксизме.

Мы понимаем практическую сторону капитализма; и то есть этот термин вполне содержательный! Но этим термином «коммунизм» некие «радетели» вводят людей в заблуждение, в искус — а это великий грех. Да и с «социализмом» приходится всегда спрашивать — а что вы имеете в виду?! Готовы ли нести ответственность за новый цикл разводок эти апологеты, воспарившие на красивых понятиях? … Едва ли, оно просто хотят возглавить (и/или осчастливить) массы, замутнённые идеологией.

А ведь уже начинается и просто «медитация на коммунизм»; или нечто другое — по Фрейду… Люди — по привычке и из лучших побуждений развития «мечты» — всё смешивают в ничто; но и более того — обрубают корни, уничтожают основания. «До основанья, а затем». Ну что же никак не могут отвязаться в определении мечты от слогана «коммунизма». Подпорки для беспомощности и ритуальные движения, из которых ничего не может реально родиться.

Когда против капитализма — разве обязательно предлагать марксизм? Может полезнее думать самостоятельно и творчески, конкретно и целостно? По-русски, в конце концов!… Проникаясь Русским проектом, как замыслом Бога о Руси… Не надо вообще никакого нового «изма»! Это — болезнь. Внутренняя болезнь. Мышление с опорой на «измы» — это высыпание на коже от неосознаваемых внутренних процессов в искажённых и болеющих органах.

Капитализм у вас на дворе или нет — зависит не просто от развития индустрии. Зависит от ментальности (восприятия целостности мира, его причин и приоритетов, от ценностей), зависит от величины плодородия и температур, зависит от величины пространства, то есть от транспортных «плечей», зависит от урбанизации… И уже в последнюю очередь — как на готовенькое — от перемещения капитала в индустрию, как лучшего места его умножения. То есть ещё и привычное «просто хранение богатства» должно вдруг обесцениться. Вот тогда стремление к прибыли, как самоцель, находит опору в «массах».

…Капитализм — это психическая болезнь человечества. И лишь, одно, оставленное за дверьми капитализма, в раскрытом мире и бесконечном космосе, это единственное сохраняло целостность — чтобы вернуть её тем, кто вспомнит родовое призвание человека и вопреки всем рискам, и вызовам вскинется в небо, где его ждут отвергнутые ангелы…


ПРОЕКТНЫЕ НАЧАЛА

Чтобы иметь возможность проектировать что-то адекватное, надо давать правильные имена. Что в СССР, как социальной системе, противостояло капитализму? Отнюдь не марксизм; более того, на его логичном продолжении, как троцкизме, страна и была разрушена. Так вот основа анти-капитализма была цивилизационная, то есть «Русский мир». Не СССР (как нечто противоречиво сложное) — есть «анти-капитализм». А «русскость» против и капитализма, и его крайности — фашизма.

Есть научно-дисциплинарный феномен капиталистического (неравновесного, кризисного) периода в виде его описания, как связи социальной и экономической сфер. Неизбежно усечённой связи, потому что общество и человек, сферами и проявлениями чего они являются, ими не исчерпываются. Причинность общества/человека, их Целое, их метафизика — больше; а капитализм высшим предметом сделал частную сборку. Речь идёт о «политэкономии». И те, кто уходят в «политэкономию», они неизбежно запираются в капитализме; пути выхода из него они будут искать в нём самом путём исправления. А капитализм — это мировоззренчески и институционально очень целостная система; она возвращает в себя. Здесь надо исправлять фундамент — чтобы поправить стены. Политэкономия не может выявить новые опорные камни, или взять их на стороне — тогда она должна превысить сама себя, должна поменять своё имя.

Так называемая «политэкономия», как предмет-аппарат, началась Смитом/Бастиа, общим противоречием позиций «физиократов» и «меркантелистов», и исчерпалась Марксом/Лениным в виде классовой теории; но остались порождённые ею и научной пропагандой некая революционность и желание приподняться в обобщающем созерцании (то есть в «теории», которая однокорневая с «театром»). В ней утвердился «фирменный подход» противопоставления… Наследуя же действительной науке и различению Аристотеля, действительные учёные (не утратившие верхней связи со смыслом) пишут о той же самой Экономике, но в её современном виде: промышленном и финансовом, диверсифицированном и взаимосвязанном.

Политэкономия — прежде всего за счёт искусственного статуса — обрезала взгляд на верхние причины экономики. И «новые ищущие» продолжают воспроизводить «пустой статус короля». Политэкономия сделала перекрытие верхнего этажа метафизики, обрезав сквозную её связь с экономикой. Она не рассматривает Общество, как Целое. И потому она механистично дополняется философией, социологией и т. д., не связанными органично, но лишь как отдельности, изучающие часть со своей стороны.

Есть «политэкономия», как частная, классовая наука капиталистического периода. Но нет такого «вселенского», действительно полного предмета, и нет такой «действительной науки». Для адекватного проектирования политэкономия с её императивным классовым багажом — лишняя, ущербная сущность. Правда, есть множество считающих, что нужна новая политэкономия, или прорыв в политэкономии, или… И ходят — не подняв головы — по кругу. Ищут «прорыв» в то очередное, что порождено эпохой капитализма, эпохой симулякров. Но нету «прорыва» в то, чего нет, в то, что исчерпалось.

Наше время кризиса — это время бесконечного анализа, дробления и противопоставления. И наступает новое время — синтеза и целостного восприятия, опоры на человека и метафизику, смыслы бытия. Это и есть начала Проекта.

Общество, как Целое, имеет необходимые и конкретно взаимосвязанные сферы: Культуру, Политику и Экономику, — имеющие свои мета-субъекты по уровням: носителя, системного актора, предельной формы. Общество во всех сферах на удивление триадно в структурах и проявлениях; и этот факт выставляет напоказ наличие метафизических оснований. Все элементы и связи, а также критические системные факторы как раз и должны иметь полное и прямое решение в Проекте.

Пока не было видно и реально не чувствовался конец развития, всё шло экстенсивно, история большей частью развивалась на интересе. Сейчас время поменялось. Новое будет на осознании, на действительной науке. Потому и нужен «идеальный Проект», а не под интерес. Цель его — духовное развитие и творчество человека.


РУСЬ И СОЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА

Естественной социальной организацией Руси всегда была Держава. Сутью, содержанием Державы являются расцвет культур и духовное творчество человека. Те, кто имел противоположную цель лишь собственного процветания создавали анти-империи, как, например, англо-саксы. При этом они, как всякий ресантимен (или держивор), порочили настоящие империи (Державы), назначая им свои тайные и явные умыслы. А Держава создавала атмосферу общего подъёма и ответственности; и люди разных национальностей становились державным народом, творившим духовное развитие, становились свародом.

Держава — это не обязательно связность сильной центральной властью, контролирующей прямо все сферы жизни. Нет, Держава — не столько форма, как содержание. Это, прежде всего общие ценности на уровне мировоззрения, понятные и разделяемые всеми. Скифы — это тоже Держава! И подобно жизни Скифо-ариев повторятся на новом уровне подобные же механизмы: хозяйственные и общественные, — автономно-кооперационное хозяйствование с централизацией общественных проектов и профессионально-сословная (варновая) структуризация общества и управления.

Общество, как Целое, имеет конкретно взаимосвязанные сферы: Культуру, Политику и Экономику. Организация этих сфер, конечно, взаимосвязана, пронизана общими институтами при том, что инициирующая причинность и приоритеты идут по списку от первого к третьему, отличаясь по явности проявления. Хозяйственные отношения — повсюду, во всём проявлены, каждодневно обыденны, но при этом следуют установкам и смыслам, которые улавливаются и проводятся верхними сферами. В свою очередь и они получают сигналы из повседневных отношений человека. То есть сам человека, несущий целостно в себе все стороны своей природы и бытия, является исходным носителем событий социальности. В этом — единство феномена человек/общество. И соответственно должна решаться социальная система — едино и в опоре на естественную антропологическую стратификацию.

Прежде чем, коснёмся конкретного содержания Социальной системы, отдельных её аспектов, скажем следующее, как установочное.

Система отношений, призма восприятия, мера понимания/описания, дискурс — они в обыденной жизни утверждаются механизмами общества. Не просто количественными параметрами уже существующего, как, например, пропорция собственности и т. д. — хотя и этим тоже. Но тем качественным набором. который задаёт сам «модус операнди», способ действия/мышления, то есть через что (?), какими регуляторами и параметрами, какими институтами люди строят свои отношения.

Эти механизмы способны или скрывать, или прямо указывать и регулировать сутевые отношения. Правильный уровень механизмов — тот, на котором непосредственно управляют корневыми для системы отношениями. Для общества это механизмы развития в целом, через которые регулируют выделенные (осознанные) ключевые отношения, затрагивающие людей непосредственно, как возможности развития. И именно такие механизмы должны быть гибкими, то есть подстраивающимися через выделенные параметры. Они же — механизмы справедливости, как общего участия в жизни Руси.

При этом важно не «уничтожать» некие вроде «несродные институты», а подвергать уравновешиванию их функциональность и ответственность в рамках общих ценностей и правил жизни. Это касается, например, прибыли, частной собственности, партий и даже процентов за кредит. Просто многое из перечисленного должно быть в контексте своего вклада в развитие, своей уместности. Они должны перестать быть самоцелью и идеологизмами. Они должны иметь рамки, контекст, правильное назначение/использование. Чтобы не провоцировать витки революций, должно быть подчинённое мировоззрению (метафизике) равновесие элементов, а не «предусмотрительное» их уничтожение.

Итак.

Для политической модели значение будет иметь следующее.

1. Профессионально-сословная организация снизу до верху в системе власти/управления;

2. Расширение автономных технологий и энергетики и соответствующее изменение разного рода коммуникаций (что соответствует нашим цивилизационным кодам);

3. Единодержавие наверху и единогласие внизу. Обеспечение ответственности и преемственности;

4. Партии являются вспомогательным элементом, которые не имеют предустановленного парламентского присутствия, но получают Палату, лишь с доверием избирателей к ним и их программам/проектам;

5. Гармонизация доходов, в том числе делегированных во власть относительно групп, которые они представляют;

6. Связь веса голоса и степени состоятельности голосующего;

7. Наличие критериев оценки власти по её открытому целеполаганию;

8. Страховой принцип для государственных социальных институтов;

9. Поиск и поддержка талантов. Реальная и быстрая поддержка созидательного творчества;

10. Кардинальное изменение образования в сторону от схоластики и начётничества и с привнесением оправданных метафизических знаний, в том числе в связи с социальными дисциплинами.

Для экономической модели значение будет иметь следующее:

1. Денежно-финансовая система — по товарно-денежному балансу в контурах: инвестиционном и потребительском;

2. Международная финансовая система на принципе самостоятельности (независимости) национальных валют, имеющих курсовое соотнесение по Паритету Покупательной способности;

3. Чёткое прописывание деятельности Локальных Экономических субъектов (кооперативов и концернов), в том числе в области внутренних обменных средств, не нарушающих общее экономическое пространство;

4. Направление прибыли в развитие (как вариант, через ремиссию прав собственности);

5. Интегральная система и институты качества;

6. Три экономических субъекта в управлении (по типам собственности), которые согласуют экономическую стратегию и конкретные параметры системных механизмов;

7. Общественная часть экономики (ресурсная), как задающая базу ценообразования;

8. В государственной части экономики — вертикальная интеграция;

9. Горизонтальная (кооперативная) интеграция — через поддержку на уровне муниципалитетов (местная власть, самоуправление);

10. Экономическая метафизика. Общие системные принципы (механизмы), восходящие к метафизическим смыслам/ценностям и ценностям «русского мира».

Почему важно овладеть истиной и, то есть метафизическим уровне, в том числе в экономике? И почему важно именно нашей цивилизации? В окружении ресантиментных сообществ (стран) для сердобольного цивъекта важно не поддаваться на очередные слезные прошения, имеющие искажающие последствия. Так проще будет стоять на общей для всех Истине.

А результатом мы построим следующую эпоху Руси — «коммуникативную Русь», как в том числе обретшую себя, запустившую свои «коммуникационные коды» на уровне социального Проекта. И решаться Проект будет в метафизике и экономике — где и идёт открытая война. Подъем и сплачивание у нас происходит, когда появляется ясность, определенность в не дружественности. Определённость по не просто врагу, а такому анти-товарищу, который уничтожает сами смыслы нашей жизни, нашу жизнь… Наша некая растерянность и разлад — именно от нечёткости пока смыслов такого уровня, метафизических смыслов, по которым будет строиться и вся социальность. Тогда — в вызове каждому — уходят мелочи, а жизнь становится, как единое дыхание и личное дело.

Сергей Алфёров


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Для чего и какой «придумана» Россия?

Высшие ценности России. Кто в ответе за них?

Почему неприемлем нынешний облик страны?

Страна, государство и человек



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1131
5018
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика