«Русская весна» или «московский Майдан»? Внутрироссийские аспекты украинского коллапса

«Русская весна» или «московский Майдан»? Внутрироссийские аспекты украинского коллапса

Автор Андрей Владиславович Марчуков — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института Российской истории РАН.

Тяжелейшей драмой русскости на постсоветском пространстве является украинский кризис.

«Подавить украинский национализм можно лишь путём возрождения общерусского проекта, утверждая общерусскую идентичность, превращая имеющееся народное ощущение в чёткую сознательную программу действий, в соответствии с которой должна строиться вся национальная, культурная и образовательная политика. Борьба с украинством и переформатирование национальной идентичности с украинской на общерусскую (с её подвидами)  вот цель и путь, которым должна идти Россия» — приводим замечательный анализ Андрея Владиславовича, который сейчас, спустя три года образования непризнанных ЛДНР остается очень актуальным.

Как возрождать русскость, общерусскую идентичность? Присоединяемся к предложениям автора, и дополним, пожалуй, необходимостью спешного создания государственной программы аккультурации наших соотечественников, а теперь мигрантов. За лихие постсоветские годы на всем пространстве пост-СССР потомки предков-героев единого советского Народа-Победителя вырастают в «Иванов, не помнящих родства». Все эти вопросы будем обсуждать на Русском съезде, который состоится 1 июня в Санкт-Петербурге.

Опубликовано в второй части сборника «Украинский кризис: причины, эволюция, уроки» (Москва, 2015).


События начала 2014 г. получили неофициальное название «Русской весны». «Русская весна» — это значит русское пробуждение, возрождение русского национального чувства, русскости, русского народа. Вот в связи с этим я и хочу сказать несколько слов о русском вопросе. Эта тема в России многими считается острой и неудобной. Почему — вопрос особый, и тут имеет смысл оставить объяснение этому за скобками. А здесь взглянуть на русский вопрос через призму происходящего на Украине — а вернее, на тех территориях, что были «Украиной» до конца февраля 2014 г.

Не стоит подробно останавливаться на том, что случилось там за последние полгода — всё происходящее и так хорошо известно. Интересней другое: что же продемонстрировали несколько последних месяцев? Среди прочего, это следующее.

Во-первых, национальный фактор, вопреки назойливым увещеваниям либералов, мультикультуралистов и космополитов, является мощнейшим фактором социальной мобилизации общества и важнейшим побуждающим мотивом для политической активности людей. Причём это характерно для общества по обе стороны российско-украинской границы. Если брать «ту» сторону, то таковым он стал и для захвативших власть адептов украинства (украинских националистов и дельцов, прикрывающихся интересами «Украины» и «украинской нации»), и для их противников с «Юго-Востока».

Во-вторых, русский национальный фактор (и русская/общерусская идентичность) не стал неким пережитком прошлого и чем-то далёким от интересов и побуждений людей (живущих и в России, и на Украине), как об этом твердили украинствующие. В-третьих, происходящее ещё раз подчеркнуло, что пространство России и Украины в национальном плане — это одно целое, и противостояние национальных идентичностей и мировоззрений по линии «русскость — украинство» имеет подвижную границу. В-четвёртых, события на Украине показали всю важность русского фактора — не только как национального и мировоззренческого выбора народа целого ряда областей прежней Украины, но и как мощное средство политики России. Политики как внешней — в отношении Украины и её бывших территорий — так и внутренней, способствующей мобилизации народа России (что уже было использовано властями), а также политической и национальной консолидации страны (этот момент пока не взят властями на вооружение и даже ими отвергается).

Возврат Крыма наглядно продемонстрировал, что власти России фактически использовали русский национализм и его систему аргументации (разделённый русский народ, русская земля, поддержка соотечественников и т. д.) для идеологического обоснования воссоединения и организации массовой поддержки этого шага — как в Крыму, так и (что самое важное) в России. И эти задачи — и в Крыму, и в России — удалось с блеском решить.

Понятно, что к русскому национализму российское руководство обратилось вынужденно. Ещё в декабре 2013 г. в своём Послании к Федеральному собранию президент В.Путин обозначал его как врага № 1, который ему виделся более опасной угрозой, чем исламский фундаментализм (хотя, что может быть опаснее, чем это?!). Хорошо известно отношение властей и либеральной общественности к волнениям и столкновениям, имеющим под собой межэтническую основу (противостояние по линии приезжие/мигранты — русские/и прочти коренные народы), и к тому, на кого возлагается ответственность за подобные инциденты.

И вот в таком контексте в конце февраля власти вдруг вспомнили о русском народе, его трагической постсоветской судьбе, его праве на выражение национальных чувств, защиту и единство. А сама Россия в первой половине марта неожиданно предстала её гражданам как почти что национальное государство русских (хоть и полиэтническое).

Но как раз такой, ещё раз подчеркну, вынужденный и обусловленный внешними обстоятельствами разворот — лучшее свидетельство мощи русского национального фактора, укоренённости русского национального чувства в народе как созидательной и консолидирующей силы для страны.

«Русская весна» показала, что идея русского единства живёт не только в России и в Крыму, что и стало причиной того, что в Новороссии и на Донбассе не был реализован крымский сценарий. Хотя это было вполне возможно (по крайней мере, дважды — в начале весны и в мае) и населением было бы встречено с энтузиазмом.


Русская весна Украины. Юго-Восток восстал против «Майдана» и ждет помощи Москвы, 2014 г. / Ирина Горбасева. РИА Новости

Но помимо прочего дело ещё и в том, что народ этих земель не считают вполне русским, упорно называя «украинцами». Публичная поддержка Донецкой и Луганской народных республик не оказывается, не было ни одного организованного властями митинга в их поддержку и поддержку народа Юго-Востока (те, что состоялись, были организованы общественными силами), не постулируется кровное и историческое единство этих земель с Россией (как это делалось в случае с Крымом).

Решать вопрос политического будущего Юго-Востока Украины можно, только используя то же оружие, что и наши противники — оружие национальное. Вытеснить украинский проект, подавить украинский национализм можно лишь путём возрождения общерусского проекта, утверждая общерусскую идентичность, превращая имеющееся народное ощущение в чёткую сознательную программу действий, в соответствии с которой должна строиться вся национальная, культурная и образовательная политика.

Борьба с украинством и переформатирование национальной идентичности с украинской на общерусскую (с её подвидами) — вот цель и путь, которым должна идти Россия. С внутрироссийской ситуацией дело несколько сложнее. Понятно, что русский (общерусский) национальный фактор может и должен быть использован для борьбы за части Украины и их деукраинизацию. Но влияние украинского фактора на внутрироссийский контекст и необходимость (и неизбежность) использования государством общерусской идеологии имеет ещё одну не менее, а то и более важную сторону. Зададимся вопросом: а снята ли для России опасность «Майдана» — то есть проведения сценария насильственной смены власти и изменения курса страны? На первый взгляд, снята: власть крепка, рейтинги у президента, согласно публикуемым результатам социологических опросов, высокие, армия пользуется уважением и т.д. Но это лишь на первый взгляд. Опасность такого сценария нельзя недооценивать. Почему?

Прежде всего, потому, что США и Запад не смирятся с самостоятельной позицией России по важнейшим внешнеполитическим, духовным и прочим вопросам мировой политики, какую она в последнее время начала демонстрировать. И будут действовать в том же направлении, что и раньше, готовя для России украинский сценарий. Итак, есть зарубежный Заказчик.

Кроме того, никуда не делись российские либералы, в том числе находящиеся во власти (а там они представлены широко, и фамилии известны). Они лишь временно ушли в тень, не принимая ряд аспектов нынешней политики и надеясь на реванш. Тем более, что их идейное и кадровое влияние на власть и проводимую политику нельзя отрицать. Это можно назвать внутренней Закваской. Более того, на самом деле, несмотря на определённый дрейф в сторону государственничества и патриотизма, нынешний российский социально-экономический строй остался прежним: капиталистически-олигархическим. Господствующая идеология тоже до боли знакомая — либеральная с элементами имперскости, советскости и государственного патриотизма. Неизменными остались и основанные на этом строе политическая система и государственное устройство. Об этом свидетельствует вся социальная, экономическая, образовательная, миграционная, национальная и прочая внутренняя политика.

Разумеется, в случае чего внешний фактор (Заказчик) и либералы (Закваска) будут выступать во взаимодействии. Не останется в стороне и либеральное крыло внутри российской власти. Но всё это само по себе не может произвести нужный эффект. Нужна массовость.

Основа для возможных протестов — это настроения народа и его политическая позиция. А так как в России подавляющее большинство — это русские (85% и более), то русский национальный фактор, уязвлённое русское национальное чувство может быть использовано против власти. А как показывает отечественная практика ХХ в. — и против государства как такового, так как «власть» и «государство» в России тесно переплетены. И, метя в одно, зачастую поражается и всё другое.

Основа возможных протестов — это социальное недовольство. Почва для этого есть всегда: строй-то чиновно-олигархический, ориентированный на удовлетворение интересов немногочисленной «элиты» (собственническими и семейными интересами связанной с Западом), а не народа. Экономическая ситуация в мире неспокойная, в России тоже. Рост цен, коммунальных платежей и тарифов ложится на плечи людей (неужели богатые позволят, чтобы их заставили платить и делиться присвоенным?). И при желании оно может быть активизировано.

Другая составляющая — это национальный фактор. Что его формирует?

Первое — это тот самый русский вопрос: осознание русским народом своего положения в родном государстве, отсутствие своего официального статуса, недовольство этим положением.

Второе — это состояние дел в межэтнической сфере, обусловленное прежде всего миграцией (внешней — из Средней Азии и внутренней — из некоторых регионов Северного Кавказа), а также спецификой государственного устройства страны и проводимой этнополитики.

Есть и третье — это итоги борьбы за Украину и её части (Донбасс, Новороссию), то, как будет складываться защита наших сородичей, и как себя будет при этом вести российская власть. Если борьба будет успешной и станет соответствовать национальным чаяниям миллионов русских (как это было с Крымом), это будет способствовать укреплению позиций российских властей. Другое дело, если всё закончится поражением. Если Украина попадёт под контроль США и их союзников, а Донбасс и Новороссия — под украинское господство, если поддержка Россией народного сопротивления будет вялой и породит чувство (и уверенность), что народ Донбасса и Новороссии был брошен на произвол судьбы и «сдан» Украине и её хозяевам, это может послужить причиной разочарования во власти, а затем и её отрицания.

К тому же, если учесть, что Украина превращена в плацдарм для агрессии против России и русскости, то поражение в Новороссии и Донбассе приведёт к тому, что украинские националисты окажутся на границах или в границах России. А это сразу же дестабилизирует ситуацию внутри страны.

Тот путь решения национальных проблем, которым российские власти предпочитают идти ныне — путь отрицания русской идентичности и русскости как самоценных величин, путь отрицания права русского народа быть не объектом, а субъектом национальной и вообще всей внутренней политики, ведёт страну в тупик. Во-первых, он не может решить накопившихся в межэтнической сфере проблем. Во-вторых, приводит к обратному результату и формирует у народа недоверие к власти и её неприятие. В-третьих, ослабляет страну, её политическое, духовное и даже территориальное единство. В-четвёртых, лишает Россию мощного и единственно возможного оружия по противодействию украинскому национализму вне границ России и внутри их, как и прочим деструктивным и сепаратистским течениям, в том числе нацеленным на разрыв национального единства внутри русского народа. Поэтому ради укрепления единства России (в контексте мирового противостояния) и опоры на народные силы, и для успешной борьбы за Новороссию, Донбасс, Малороссию необходимо вести курс на превращение России в народное и национальное государство, отказаться от политики социального расслоения и либерализма-космополитизма.

Для этого среди прочего необходимо:

1. Включить русский народ в сферу этно- и внутренней политики как народ-нацию — как особую, самостоятельную национальную единицу. Законодательно определить и закрепить в Основном Законе (Конституции) страны, Концепции национальной политики и иных нормативных документах статус русского народа, а всей территории России — как его национальной территории.

2. Прекратить политику русофобии и отбросить космополитический подход к стране и народу. Отказаться от концепций типа «российской нации», подразумевающих, с одной стороны, национальную нивелировку, а с другой — открытость для всех этнических групп (прежде всего для мигрантов из азиатских стран, которые, прибыв в Россию, автоматически становятся частью этой самой «российской нации»). Концепций, которые вопреки декларациям, «отменяют» лишь одну национальность — русскую, так как прочие от этой участи государственностью, либо «прикрыты» диаспорами, либо статусом своей национальной единицы, требующей уважения к своей этничности и признаваемой властью в этом статусе.

3. Пресечь миграцию из стран Средней (и прочей) Азии путём её бескомпромиссного снижения и последующего выселения находящихся в России выходцев из этих стран, ужесточение предоставления гражданства и закрытие возможности для беспрепятственного въезда. Тем самым будет устранён главный дестабилизирующий фактор межэтнических отношений и внутриполитической ситуации в стране.

4. Задействовать общерусский национальный проект как матриц у для культурной, национальной и образовательной политики (и в отношении русских, украинцев и белоруссов, живущих в России, и в отношении народа Украины и её частей), поддерживать и укреплять общерусскую идентичность.

Тем самым будет достигнуто решение и внешнеполитических, и внутриполитических проблем, и дан ответ на стоящие перед Россией вызовы. Только русскость спасёт страну и народ и обеспечит их внутреннее единство, позволит решить «украинский вопрос» и спасёт Россию от разрушительного «Майдана».

Марчуков А.В. 

Источник 


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

«Русский съезд». Научно-практическая конференция

Россию ведут по трагическому пути Новороссии

Зачем России Украина?

Факторы победы и поражения в конфликте в Новороссии

Противостояние национальных проектов на Украине в контексте современных событий

Украина: Как России победить в борьбе за сердца и разум?

Возврат Донбасса в «Украину» в любом виде — поражение и предательство

Новороссия как экзамен российского политического режима

Пророссийская Украина — маниловщина или реальный проект

Украина как иллюстрация уязвимости идентичности современного человека



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2926
11974
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика