С Лавровым поговорили обо всем и ни о чем

С Лавровым поговорили обо всем и ни о чем

Автор Игорь Николаевич Панкратенко — эксперт Центра Сулакшина, востоковед, доктор исторических наук.

Завершилось трехдневное турне министра иностранных дел России Сергея Лаврова в страны Персидского залива, в ходе которого глава российского МИДа посетил ОАЭ, Кувейт и Катар.

Поездка главного российского дипломата в три монархии Персидского залива весьма скромно освещалась не только в зарубежных, но и российских средствах массовой информации, а уж о содержании сообщений масс-медиа и говорить не приходится — общие фразы и избитые банальности. Нет, разумеется, нашлись те, кто преподнес состоявшееся турне как «значительный прогресс» и «свидетельство все возрастающей роли России в регионе», но таких было немного. Да и официальные российские лица, включая самого Сергея Лаврова, были необычно сдержаны в оценках состоявшегося турне по Заливу.

Выбор стран, которые посетил в ходе нынешней поездки российский министр иностранных дел — ОАЭ, Кувейт и Катар — был более чем не случаен и глубоко логичен. Вопреки заявлениям монархий, являющихся членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ или CCG в английском варианте), никакого единства, а уж тем более — братской любви, внутри этого объединения не существует. По факту, CCG сегодня расколот на три лагеря. Первый — Саудовская Аравия, Бахрейн и ОАЭ, причем о самостоятельной роли Бахрейна здесь говорить не приходится из-за того, что он, по большому счету, после 2011 года является протекторатом Эр-Рияда. Второй «лагерь» — маленький, но очень гордый Катар, который для трех вышеперечисленных монархий является откровенной занозой в самом интимном месте. Поскольку постоянно задает один и тот же неудобный вопрос: а почему, собственно, саудиты возомнили себя лидерами арабского мира в частности и мусульманской уммы в целом? С какой такой стати?

 И не пора ли вводить процедуру коллегиального решения важных для мусульманского мира вопросов, а не навязывать остальным выполнение закулисных договоренностей Эр-Рияда то с зятем Трампа, то с Израилем?

Ну и, как это обычно и бывает, между двумя враждующими полюсами находятся нейтралы — в нашем случае это Кувейт и султанат Оман, которые стараются дистанцироваться от любых конфликтов и поддерживать рабочие отношения не только с враждующими между собой нынче остальными монархиями, но и даже с Тегераном.

Так что, повторюсь, выбор столиц для визита Сергея Лаврова был совершенно логичен — охвачены все три лагеря, существующие в CCG. Вопрос только в том, какие цели преследовала российская дипломатия. И здесь мы вступаем в сферу очередных противоречий между официальными версиями и реальным положением дел. С самого начала своей поездки Сергей Лавров категорично заявил, что Москва не намерена выступать с какими-то новыми инициативами по урегулированию кризиса вокруг Катара. Поскольку, по словам главы российского МИДа, сегодня уже достаточно предложений, на основании которых можно выстраивать диалог. Подобная позиция заслуживает всяческого одобрения, поскольку являет собой пример достаточно редкого сегодня для Москвы внешнеполитического здравомыслия. Российские инициативы, как, собственно, и участие Кремля во внутренних разборках членов CCG, монархиям Персидского залива нужны, как верблюду стоп-сигнал. И внеси их Кремль в повестку встреч Лаврова — могло получиться весьма неудобно.

Но надежды на то, что все-таки попросят поучаствовать — у Москвы были. Затаенные, но столь сильные, что главному российскому дипломату выдержка слегка изменила, и он не удержался в Кувейте от многозначительной реплики: «если стороны сочтут нужным, Россия готова внести свой вклад в урегулирование конфликта». Стороны не сочли, ограничив общение с Лавровым вежливыми и малозначащими рассуждениями обо всем и ни о чем.

Представители ОАЭ жаловались на «колониальную политику Ирана и Турции», которую те якобы проводят в отношении монархий. Кувейт «высоко оценил» то, что Россия высоко ценит его посреднические усилия. С Катаром вообще получилось забавно. Москва столь трогательно стремилась слиться с Дохой в объятиях, что простила и избитого в этой стране своего посла Владимира Титоренко, и взорванный над Синаем пассажирский самолет, диверсию на котором организовала группировка Ансар Бейт аль-Макдис, находящаяся на полном финансировании Катара. Но эмир Тамим от объятий уклонился, ограничившись протокольной вежливостью.

Лавров вновь повторил ему свой намек о том, что если нужно, то Москва вот прямо сейчас готова выступить посредником, однако правитель Катара его просто проигнорировал.

В сухом остатке от турне Лаврова — совершенно четкая позиция всех трех лагерей CCG. Россию как серьезного игрока в регионе монархии Залива не воспринимают, новых политических возможностей Москве открывать не собираются. И вообще считают ее присутствие здесь нежелательным. Более того, все существующие контакты с Россией имеют только одну цель, которую с некоторым цинизмом, но предельно откровенно озвучил в апреле нынешнего года «маленький принц» Мухаммед бен Салман — убедить Россию не делать все ставки в регионе на Иран.

По доброй традиции искать хорошее даже в самом плохом, ряд российских представителей заявили, что главный смысл поездки главы российского МИДа в Залив заключался не в достижении каких-то конкретных результатов. А в демонстрации того, что Москва держит руку на пульсе ближневосточной политики и внимательно следит за тем, что там происходит. Но, право, для этого не нужны дорогостоящие визиты министра и официальных делегаций. Достаточно будет внимательно отслеживать масс-медиа. И отказаться от розовых очков при рассмотрении вопроса о значимости и весе России на Ближнем Востоке.

Игорь Панкратенко

Источник


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

«Язык дан дипломату для того, чтобы скрывать свои мысли»

России нечего предложить Востоку, кроме оружия

Сечин — в Триполи, Хафтар — в Москве. За что Кремль полюбил ливийского «фельдмаршала»?

Путин в роли нового Горбачёва, или пара мыслей о внешней политике



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3927
13042
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика