«Сделка» по Трампу — новое слово в дипломатии?

«Сделка» по Трампу — новое слово в дипломатии?

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Экономизация внешней политики уже давно стала ведущим трендом. Кремль традиционно ставит на одну сторону интересы газового сектора, на другую — дипломатию, которая должна была их обслуживать.

Но Трамп принес нечто новое в лексикон российской дипломатии — так называемую «сделку».


ЧТО ТАКОЕ СДЕЛКА В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПЛАНЕ?

Как известно, сделка — это термин экономический, предполагающий нахождение общего решения в вопросе во имя выгоды. Чтобы сделка была выгодной для обеих сторон, партнеры должны быть на равных, иначе одна сторона неизбежно окажется в проигрыше. В бизнесе категория «сделки» весьма уместна, но вот во внешней политике она предполагает скорее нахождение компромисса, а не стремление к полноценной выгоде, что трудно усвоить бизнесменам. В этой связи «сделка с Ираном» для Трампа оказалась неприемлемой, поскольку партнеры неравноправны, а Штаты могли получить куда больше уступок от Тегерана, чем в итоговом соглашении. Напомню, что согласно соглашению Иран развивает исключительно мирную ядерную программу в обмен на снятие с Тегерана всех международных и односторонних санкций.

Сделка, в отличие от курса на обеспечение национальных интересов, ценностно пуста, выхолощена. Прагматизм заменяет идейную компоненту. Там, где в основе лежит прагматизм, в выигрыше оказывается узкая группа бенефициаров. Там, где государство социально ориентировано, в основе политики лежит кооперация совместных усилий, это государство для народа, а не наоборот. Российская цивилизация несет в себе идейный заряд, ориентацию на помощь слабым и обездоленным. Американский проект — это проекция дарвинизма на целое государство и цивилизацию, это идея выживания сильнейшего, обогащения одних за счет других. И, принимая этот концепт, Кремль отвергает историческую миссию России, пытается выстраивать диалог на базе чуждых ценностей. Таков философский смысл понятия «сделки».

Для Трампа «сделка» — это всего лишь альтернатива жесткой линии отношений с Россией: «мне было бы гораздо легче быть жестким по отношению к России, но тогда я не смогу договориться… Чем я жестче по отношению к России, тем лучше. Но знаете что: я хочу делать правильные вещи для американского народа. И если честно, я хочу делать правильные вещи для всего мира». Ну что это за предвыборный пустой и популистский разговор»? Видимо, если «сделка» не состоится, то Трамп перейдет к жесткой линии.


ЧТО ПРЕДЛАГАЕТ ТРАМП РОССИИ?

Трамп — человек из бизнеса и шоу. Он привык решать вопросы в формате — «ты мне, я тебе». И в вопросах отношений с Россией все осталось на старом фундаменте. Пока СМИ сообщали о том, что Трамп — это чуть ли не ставленник Путина, его близкий друг и партнер, реальность показала следующее:

— Трамп — представитель своей системы. В приоритете для него интересы своей компании, ах да, — теперь США, и уж точно не интересы фирмы-конкурента, хотя про Россию текущего уровня деградации слово «конкурент» слишком громкое. Представитель Белого дома Шон Спайсер дал это понять однозначно: «Если он сможет достичь соглашения — так оно и будет, а если нет, то нет. Но он постарается. И в тех сферах, в которых другие потерпели неудачу, он сделает все возможное, если это в интересах США»;

— одно дело, что Трамп обещал во время выборов, и другое дело на посту президента. Он будет стараться вписаться в систему, чтобы сохранить свое кресло. Отставка Флинна это ярко показала. Дональд Трамп рекомендовал Флинну подать в отставку, поскольку генерал не в полной мере отчитался о своих контактах с российским дипломатом. Председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев на этот счет высказался следующим образом: «Либо Трамп не обрел искомой самостоятельности, и его последовательно (и небезуспешно) загоняют в угол, либо русофобия поразила теперь уже и новую администрацию сверху донизу». Да, новые назначения доказали, что администрация Трампа явно не симпатизирует России. Новый глава Минфина США Стивен Мнучин подтвердил, что санкционная политика по отношению к России сохранится;

— новый американский лидер человек импульсивный и мало предсказуемый. Он отрицает традиционные форматы работы, выдвигая новые, которые являются не чем иным, как проекцией экономики на политику;

— Трамп привык работать на публику, для него весь мир крутится вокруг него, поэтому он пытается персонифицировать всю политику Штатов, что впрочем россиянам уж точно давно знакомо. По сути, он заявляет, что он тот супергерой, который сможет заключить сделку с Россией. Но далее, после этой сделки, если Кремль пойдет на это, встанет проблема властных полномочий Трампа. Хватит ли ему сил пролоббировать эту сделку на финальной стадии согласования с конгрессменами? Очевидно, что Конгресс будет требовать еще больших уступок от России, чем те, на которых настаивал Трамп. Да и заявления Трампа о заключении сделки по борьбе с терроризмом уже провалили тест на готовность. Предложение Сергея Шойгу начать совместные действия против ИГ в сирийской Ракке столкнулось с запретом на законодательном уровне: «Министерство обороны приостановило военное сотрудничество с российскими вооруженными силами после незаконных действий России по аннексии Крыма, и это ограничение прописано юридически в рамках закона о полномочиях в области национальной обороны» (представитель Пентагона Мишель Балданца). По всей видимости, это ограничение может быть снято лишь при исчезновении причины, а именно, возвращения Крыма Украине;

— и что самое главное, пойти на сделку предложил Трамп, значит и обсуждаться будут только те вопросы, которые интересуют американского лидера, и которые точно не входили в ближайшие планы Кремля.

Относительно того, что именно будет предметом сделки, информации поступало много. 21 февраля сообщалось, что Трамп намерен заключить с Россией сделку по борьбе с терроризмом и в сфере экономики. Ранее речь шла о ядерной сделке, согласно которой Трамп готов был рассмотреть вопросы санкций, но только при сокращении российского ядерного арсенала. Тем не менее, перед заключением сделки американская сторона уже назвала ряд требований: представитель США при ООН Никки Хейли сказал, что улучшение отношений произойдет лишь в случае, если восстановление не повредит европейским союзникам США. Пресс-секретарь уточнил, что Штаты ожидают от России деятельного участия в деэскалации конфликта на юго-востоке Украины и возврата Крыма. А это конечно не вопросы российских приоритетов, а американская озабоченность.


ЧТО ДЕЛАТЬ?

Российские СМИ с подачи Кремля пытались убедить россиян в том, что Трамп пойдет на улучшение отношений с Россией. Двигаясь по инерции Кремль будет выдавать желание Трампа пойти на сделку за пророссийский курс.

Но сделка для России — это новый капкан. Россия паритетна ныне с США только в одном: в ядерном оружии. Но это козырь почти абстрактный, он применим в настолько узкой и специфичной сфере и при экстраординарных условиях, что о паритетности с США России, с ее 1,8% в ВВП мира, с ее архаичной неинновационной несуверенной неэффективной сырьевой экономикой, с ее деградировавшей наукой, культурой, образованием, упавшим авторитетом, изоляцией и блокадой, говорить никак не приходится. Значит это будет не сделка, а выкручивание рук. Если выразиться резко — встреча слона с известным по басне «партнером». И, соответственно, весь выигрыш от сделки для России, который сейчас вожделеет Кремль, ограничивается едва ли не фактом этой самой встречи как таковой, возвращением президента России в клуб мирового лидерства, возвращение рукопожатности.

Понятно, как в персонифицированной версии внешней политики, в версии «приватизированного» государства это важно. Но столь же понятно, что коренным национальным интересам России это совершенно не соответствует.

Ориентация Трампа на сокращение российского ядерного оружия говорит о том, что Вашингтон серьезно рассматривает прогнозы Фридмана о геополитическом распаде России и возникновении проблемы контроля над ядерными арсеналами. Стоит вспомнить, что после распада Советского Союза США активно ликвидировали угрозу распространения ядерного оружия, оставшегося на территории постсоветских государств. Сейчас, согласно прогнозу, США отводится та же роль. И наиболее приемлемым решением предлагается создание экономически стабильных и жизнеспособных в регионах правительств. Если в России к этому сценарию относятся со скептицизмом, то в Штатах выстраивают модели развития ситуации. Если Кремль и дальше будет сосредоточен на стороне партнерства с США в ущерб программам развития и восстановления России, что уже стало трендом за последние четверть века, то сценарий «Стратфора» станет реальностью.

Сделка при любом раскладе будет неравной, поскольку партнеры изначально не равны ни по экономической мощи, ни по уровню влияния. Кремль в большей степени заинтересован в восстановлении экономических контактов с Россией, чем Вашингтон, который традиционно рассматривает Россию как фактор влияния на стран-изгоев. Россия при этом демонстрирует большую лояльность к Штатам, чем к тем, кого Вашингтон считает российскими союзниками. Стоит только вспомнить отмену Рогозиным поездки в Иран без объяснения причины. Или, например, заявления Асада о войне до победного конца, за которым вскоре последовало заявление Путина о сокращении группировки 15 марта 2016 года с возможностью ее при необходимости нарастить.

Кремль начинает объективно оценивать перспективы российско-американских отношений. Понимая то, что вероятность охлаждения высока, по сообщениям Bloomberg из Кремля поступила команда СМИ «сократить объемы хвалебных материалов о новом президенте США Дональде Трампе». А заявления Пескова о том, что они никогда не испытывали иллюзий по отношению к Трампу, должны вытеснить из памяти населения кремлевскую браваду, что Трамп наш, и победил благодаря нам.


СОСТОЯВШАЯСЯ СДЕЛКА

Вероятно, что Штаты будут не первой страной, с которой Россия пойдет на сделку по Сирии. Есть все основания полагать, что ввод турецких войск на сирийскую территорию, вызвавший негативную реакцию Асада, который посчитал это оккупацией, и совершенно молчаливую позицию Кремля по этому вопросу, показал, что Россия уже пошла с турками на неафишируемую «сделку» — часть Сирии в обмен на гарантии строительства Турецкого потока. То есть интересы союзника, хотя в Кремле Сирию таковой не считают, стали вторичны по отношению к интересам Газпрома. Каков итог подобной сделки? Для России — это пролонгация курса на сырьевизацию экономики, риски траты инвестиций впустую, когда поток так и не будет доведен до стадии запуска. Для Сирии — это утрата территорий. Уже сейчас Турция и Штаты договариваются о создании зон безопасности. Вероятно, что они будут расположены на подконтрольной Турции сирийской территории. По словам Наумкина, директора Института востоковедения РАН, в этих зонах планируется выстраивание новых поселений с развитой инфраструктурой для расселения беженцев и отрядов сирийской оппозиции. То есть в Сирии может быть создан анклав, который будет спонсироваться Турцией при поддержке США и конкурировать с оставшейся частью Сирии. И к таким процветающим анклавам будет тянуться миграционный поток.

Это всего лишь одна, не афишируемая сделка. За ней может и последовать другая — с Вашингтоном, правда тогда на кон будут поставлены уже не только интересы Сирии, но и непосредственно России.

Кремль привык решать политические вопросы ранжированно, в зависимости от стороны-партнера: с малыми государствами действовать шантажом. Стоит только вспомнить газовые войны с Белоруссией и Украиной, политику двойных стандартов по Сирии. С равными — заключать сделки, как, например, с Турцией по Сирии. Ну, а с превосходящими, как в случае с США и ЕС — выпрашивать бонусы и идти на уступки в вопросах финансов и торговли. Разговор с позиции силы у Кремля с Белым домом явно невозможен. Зато сценарий наоборот — жесткий курс Трампа в отношении путинской России — это наиболее вероятный исход.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Россия глазами Джорджа Фридмана

Сирия: что это было?

Конституционный подарок России Сирии: конституция или путь к развалу?

Путин — Трамп

Политический портрет Дональда Трампа

Российско-американская конфронтация и фактор Трампа

Российская пропаганда на примере Трампофилии



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4871
23366
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика