Семейная форма образования. Почему родители побежали из школы

Семейная форма образования. Почему родители побежали из школы

Норма о возможности получать начальное, основное или среднее образование вне школы существует давно, но только сейчас она приобрела не исключительный, а уже довольно распространённый характер. Существует немало родительских клубов, объединяющих смельчаков, решивших бросить вызов классно-урочной системе. Волна дошла и до нашего учебного заведения. Как представителю школьной системы, мне захотелось выяснить, что не устраивает родителей в государственных школах, заставляя их самостоятельно заниматься обучением своих детей. И вот какие аргументы я услышал.

Обязательные занятия препятствуют дополнительному образованию детей. В связи с недостатком мест в школах дети учатся то в первую, то во вторую смену, и когда эти переходы происходят, не получается подстроить расписание в спортивных, музыкальных, художественных и других образовательных организациях, секциях, кружках. Хотя новый стандарт ввёл пять направлений внеурочной деятельности, но у школ, как правило, нет специалистов и ресурсов для её качественной реализации. Прежде всего, нет свободных помещений и специального оборудования, чтобы сделать «внеурочку» по настоящему привлекательной. Она воспринимается как дополнительная нагрузка, которая отнимает время от более полезных и развивающих занятий.

Школьные классы зачастую переполнены, учителя перегружены, и в этих условиях нет подлинной индивидуализации обучения. Всё усреднено, поэтому особенно страдают дети с низким или высоким уровнем развития. Индивидуальные потребности, особенности детей игнорируются, личность подавляется. Ученик должен быть «как все». К концу обучения школа ломает почти всех детей, у которых были существенные отклонения от заданной стандартной модели. Заложниками школьной системы, абсолютно лишённой гибкости, являются и дети, и педагоги.

Ввиду низких зарплат и иных причин часть учителей подвержена раннему «выгоранию». Они часто конфликтуют с учениками, не идут на контакт с родителями. Посещение некоторых уроков для ребёнка становится пыткой. Да и вообще ощущается, что в эпоху ЕГЭ многие педагоги работают лично на себя, не в команде, их больше интересуют личные достижения, а не общий результат. Для них ничего не существует за узкими рамками собственного предмета, они не удосуживаются разглядеть за учеником человека. Семейная форма образования позволяет уйти от неугодных учителей и обращаться только к тем, кто устраивает.

Обычная школа, как правило, ассоциируется с низким качеством образования. Причём, хорошие результаты на экзаменах этот тезис не опровергают — для получения высоких баллов многие занимаются с репетиторами. Порою затраты на репетиторов сопоставимы с платой за частные школы. Бесплатное образование стало напоминать бесплатную медицину, оно лишь обозначает услугу, однако вовсе не гарантирует результат. Реальные знания и компетенции формируются за деньги во время, свободное от школы. Низкое качество обучения в общеобразовательных классах во многом связано со слабой дисциплиной на уроках. Иногда учителя львиную долю времени тратят на борьбу за установление порядка, в итоге страдают дети, которые мотивированы на учёбу. Горячее стремление родителей отдать детей в лицеи и гимназии во многом определено фактором, что учёба на занятиях там превалирует. Нарушителей дисциплины просто исключают, тогда как массовая школа лишена подобного инструмента воздействия.

Родители недовольны качеством многих учебников: их не интересно читать, они не содержат увлекательных заданий, перегружены специальной терминологией, массой малозначительных фактов, за которыми теряется главное. Порою дети не могут понять язык авторов, настолько он далёк от их возраста. В семье можно выбрать хорошие книги и пособия, источники информации, не отвлекаясь на безобразное изложение школьного учебника.

От детей не скроешь, что положение современного учителя не самое завидное. Чтобы выжить, он вынужден набирать огромную нагрузку, многое не успевает, делает второпях, формально. Профессия потеряла тот престиж, которым обладала в советское время. Кроме того, несмотря на многочисленные наработки в области дидактики, методики преподавания, часть учителей предпочитают пользоваться древними технологиями и не способны никак заинтересовать школьников.

Условия в массовой школе, начиная от внешнего вида зданий, оснащения помещений, зачастую не выдерживают никакой критики. На протяжении долгого периода обучения дети теряют здоровье от многочисленных стрессов, перегрузок, несоблюдения санитарных норм.

Иван Федотов, проректор РАНХиГС, к.э.н., на международном экономическом форуме 2019 г. высказался так: «У нас… отвратительные учителя, которые загнаны в чудовищные рамки. Они не способны в принципе к какой-либо трансформации. Вспомните, пожалуйста, школы, куда ходят ваши дети. Там от 1 до 5 звёздных учителей, к которым все хотят попасть, а остальные — это серая масса закомплексованных неудачников, которые не в состоянии в принципе развиваться. И чему они могут научить наших детей?». Это заявление вызвало справедливое негодование. Но, самое печальное, от нескольких моих респондентов я услышал, может быть, более выдержанные, но по сути те же претензии: учителя нередко не знают детской психологии, не умеют разговаривать с родителями, не желают заниматься самообразованием, кто-то даже отметил низкую культуру части педагогов, их невоспитанность и склочность.

Справедливы ли эти обвинения? Я бы, может, и хотел сказать, что нет. Онако нужны ли объяснения людям, которые готовы на серьёзные жертвы, отказываясь от школы как необходимого им института?

Впрочем, можно вообще отмахнуться, ведь позволить себе семейную форму обучения могут лишь те, кому не приходится целыми днями пропадать на работе. Рано или поздно перед семьёй возникнут вопросы, как быть с ведущим видом деятельности подростка — общением, как быть с социализацией, умением работать в команде, желанием реализоваться в коллективе, среде сверстников? Но это не успокаивает.

Очевидно, что школа стала отставать от требований, которые предъявляет время. Сможет ли она в принципе функционировать, если представить, что её посещение сделали не обязательным?

Возможно, национальный проект «Образование» мог бы вернуть авторитет школы, но насколько провозглашённые им цели соотносятся с перечисленными выше проблемами и соотносятся ли?

Игорь Олин

Источник


Автор Игорь Витальевич Олин — директор средней школы в поселке Вахруши в Кировской области, учитель истории, публицист и блогер, настоящий народный учитель.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)


Comment comments powered by HyperComments
1420
6684
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика