Шалость

Шалость

Автор Анатолий Евгеньевич Несмиян (Эль Мюрид) — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике. Союз Народной журналистики (Санкт-Петербург).

История с выпускниками академии ФСБ, демонстративно проехавшими колонной «гелендвагенов», вызвала не совсем адекватный резонанс и даже гневные отклики бывшего генерала ФСБ. Его возмутил и сам факт демонстрации очень недешевых автомобилей, и то, что оказались «засвечены» лица и имена выпускников, казалось бы, закрытой спецслужбы.

Со вторым можно даже не переживать — российские реалии таковы, что ни о какой секретности давно уже говорить не приходится.

Как анекдот, рассказывали историю с переводом зарплаты сотрудников одной очень секретной службы и начисления ее на личные карточки в банке, часть капитала которого — иностранная, соответственно, и владельцы банка — не российские граждане. Это как если бы зарплату всех сотрудников АНБ перевели в Сбербанк просто потому, что у него комиссионные меньше. Или директору АНБ Сбер пообещал бы персональный процент. Анекдот анекдотом, но засветили действительно всех. На этом фоне такая мелочь, как выпускники академии ФСБ — сущий пустяк.

То, что выпускники академии расселись по «гелендвагенам» — ну и что. Любое ведомство сейчас уставлено иномарками стоимостью в годовые зарплаты любого сотрудника высшего звена — при этом никто не задает никакие вопросы. Если можно всем — почему нужно обращать внимание на очень конкретный случай в отрыве от общего контекста? В стране сформирована наследственная элита из правящей клики и их отпрысков. Параллельно создается «новое дворянство» — элита третьего уровня (после пресловутой правящей «тысячи» семей и «десяти тысяч семей» их вассалов).

Элита подрастает! (источник

«Новое дворянство» призвано обслуживать интересы правящего сословия и охранять его от ненависти народа. У него много разных функций, но все они сводятся к удержанию охлоса в узде — через телевизор, через развращение, через насилие и так далее.

Для такой функции подбирают наиболее беспринципных и готовых на все, лишь бы удержаться. Для «новых дворян», естественно, создаются свои мифы о возможности карьерного роста, но еще с древних времен действует правило, по которому из касты воинов-охранников можно спуститься вниз, в нее можно подняться из нижних страт общества, но подняться вверх в правящую касту — ни при каких обстоятельствах.

Страна прочно переходит к архаике, а значит — начинает воспроизводить все атрибуты традиционного архаичного уклада. Промышленность разрушается, на ее месте возникают промыслы, власть становится наследственной, любые лифты наверх обрезаются, возникают предпосылки для нового крепостного права (как и в древности, законодательное закрепление «на земле» и запрет на перемещения возникает из долговых обязательств, куда власть загоняет все больше и больше людей). Дополняет эту архаику мафиозно-криминальная структура организации власти и управления: тоже имеющую все признаки архаики и демодернизации. Страна-нация уступает место стране-корпорации. Как пишет Владимир Овчинский, «…Нация-государство предполагает, что организованная преступность (при всех возможных точках соприкосновения) является врагом государства. Корпорация-государство, учитывая, что принцип ее организации — клан, а цель — приватизация совокупного общественного процесса, включает наиболее крупные и успешные сегменты организованной преступности в клановую структуру и активно использует их в приватизации общественного процесса. Иными словами, мафия из врага государства (как нации) превращается в элемент государства (как корпорации)…»

Россия, ставшая при нынешнем режиме уголовников от политики мафиозным государством, сочетает в себе феодально-сословные черты и организационную структуру криминального сообщества. Соответственно, возникают целые общественные группы, стоящие отдельно от всего остального населения, имеющие принципиально иные права, которые регулируются не законом, а уголовно-сословными понятиями.

В этом смысле пытаться подходить к выходкам «новых дворян» с точки зрения обычного человека просто бессмысленно — да и они сами были очень удивлены неадекватной реакцией на их «шалость».

Либо мы продолжаем строить пещерное средневековье — и тогда нужно с пониманием относиться к тому, что у нас царят пещерные нравы. Либо мы возвращаемся к нормальному развитию — но тогда возникает вопрос с нынешним правящим режимом, который в таком случае оказывается ненужным.

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1585
7032
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика