Сирийский исход: попранные обещания народу

Сирийский исход: попранные обещания народу

Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Последние два года внешней политики России скорее стали выбивающимися из общего тренда. В XXI столетии мы преимущественно стояли на принципах, изложенных в различных посланиях Президента: войти в клуб ведущих держав, избежать применения силы и втягивания в гонку вооружения. На конец 2015 года можно констатировать следующее: Россия стала фактически страной-изгоем, мы отказались от принципа неприменения силы в пользу фактора силы и нас все же удалось втянуть в гонку вооружений.


ГОСУДАРСТВО-ИЗГОЙ

В послании Президента 2003 года была указана цель — «возвращение России в ряды богатых, развитых, сильных и уважаемых государств мира». В 2015 году приходится констатировать, что Россия как никогда близка к противоположному статусу государства-изгоя.

Во-первых, введенные в отношении страны санкции не отменяются, несмотря на все попытки России через сдачу Донбасса и начало вооруженной операции против террористов смягчить позицию Запада. На саммите ЕС в декабре ожидается принятие решения о продлении санкций. Речи о снятии ограничений не идет, ведется дискуссия лишь об их ослаблении в случае выполнения минских соглашений, а также после размещения международных наблюдателей на российско-украинской границе.

Во-вторых, Великобритания готова признать Россию угрозой высшего уровня, что будет закреплено в Стратегии Национальной Безопасности Соединенного Королевства. Пять лет тому назад, когда принималась предыдущая стратегия, Россия не числилась в списке угроз, однако действия страны на Украине и в Сирии, а также активность в непосредственной близости от Прибалтики привели к пересмотру отношения Королевства к России. За последний год отношения с Королевством развивались особо драматично: сначала появилась информация о приказе британским летчикам сбивать российские самолеты, впоследствии не подтвержденная, затем английский воинский контингент был переброшен в Прибалтику в рамках укрепления обороны восточных границ НАТО и помощи сдерживания балтийскими странами потенциальной российской агрессии, 26 октября Великобритания заявила о прекращении политических контактов с Россией. С принятием новой стратегии агрессивность Королевства относительно России только возрастет, а это означает возникновение очередной угрозы национальной безопасности российского государства.

В-третьих, антироссийская риторика США только нарастает.

Совсем недавно Россия наряду с ИГИЛ была причислена к главным угрозам миропорядку. По этой логике действия по втягиванию России в борьбу с ИГИЛ стали стратегией взаимоуничтожения двух главных угроз. В Стратегии Национальной Безопасности США, принятой в феврале этого года, в качестве вызова современной безопасности названа и агрессия России, а санкции значатся как инструмент сдерживания агрессивной российской политики. Поскольку в представлении Запада действия России в Сирии — это очередной акт агрессии, то есть доказательство неэффективности санкций как инструмента сдерживания, возникает вопрос — что еще Штаты задействуют для сдерживания России? И ответ уже напрашивается сам: к концу 2015 года США активно заговорили о ядерной угрозе со стороны России. Не исключено, что Штаты готовятся к причислению России к списку государств-изгоев и планомерно при этом начинают втягивать Россию в гонку вооружений.

Согласно заявлению министра обороны США Э. Картера «бряцание Россией ядерным оружием» вызывает все большую обеспокоенность, Штаты готовы отстаивать свои национальные интересы и в рамках этого готовятся к модернизации ядерных сил. Напомню, что еще недавно стороны последовательно сокращали стратегические наступательные вооружения. Очевидно, что на внешней арене созданы все условия для максимального истощения России, в первую очередь через втягивание в войну и гонку вооружений.

В-четвертых, возрастает угроза столкновения России с НАТО, особенно учитывая тот факт, что Россия проводит бомбардировки в непосредственной близости от Турции — члена НАТО. Инцидент с вторжением российских самолетов в воздушное пространство Турции уже привел к тому, что США разместили в Турции истребители F-15 °C, которые будут проводить боевое воздушное патрулирование для помощи в защите воздушного пространства Турции.

В-пятых, действия России осудили даже на уровне ООН. Генеральный секретарь ООН, выступавший с осуждением норм международного гуманитарного права, указал на причастность России — «от Афганистана до ЦАР, от Украины до Йемена комбатанты и те, кто их контролирует, бросают вызов основам гуманитарного права». Таким образом, круг сторонников антироссийских подходов ширится по мере дальнейшей эскалации конфликта в Сирии.


ЖЕСТКАЯ СИЛА

Еще в 2006 году Президент России, осуждая применение силы в международных отношениях, заявил, что «силовые методы редко приносят искомый результат, а их последствия — подчас становятся страшнее изначальной угрозы». В 2013 году он апеллировал приблизительно к этому же, размышляя над решением сирийской проблемы: «на сирийском направлении международному сообществу совместно пришлось делать судьбоносный выбор: либо скатываться к дальнейшему размыванию основ миропорядка, к торжеству права силы, к кулачному праву, к умножению хаоса, либо коллективно принимать ответственные решения». Однако уже в 2015 году российские власти скатились до уровня «кулачного права». Где установки на мирное решение проблемы? Откуда появилась подобная прыть относительно Сирии у государства, которое бросило на произвол судьбы соотечественников на Украине, а собственную экономику разваливает с темпом около 4% только по официальным данным? Пока еще население не почувствовало в полной мере последствия втягивания России в войну, народ поддерживает решения президента. Но в скором времени зазвучат вопросы, на которые властям придется отвечать, а именно, следующие.

1.Чем Сирия лучше Украины? Чем обманутые крымским сценарием жители Донбасса — наши соотечественники, чьи права и интересы Президент страны из года в год в своих Посланиях Федеральному Собранию обещал защищать, оказались менее достойными в сравнении с жителями Сирии?

2.Если мы действительно боремся с террористической угрозой — ИГИЛ, то почему в одиночку? Почему ранее после событий 2001 г. существовала единая антитеррористическая коалиция, весь мир прилагал коллективные усилия в борьбе с терроризмом, а в случае ИГИЛ Россия действует отдельно, Запад отказался даже делиться разведданными. Переговоры в Вене не затрагивают вопросы борьбы с ИГИЛ. Не от того ли, что не борьба с терроризмом является ключевой целью российской операции в Сирии?

3. Если мы защищаем Б. Асада, то почему ранее допустили свержение М.Каддафи и его физическое уничтожение? Почему все ближе к формуле решения сирийского кризиса через досрочные политические выборы и диалог с оппозицией, являющейся для сирийских граждан таким же преступным режимом, как и боевики Исламского государства?

4. Если мы пытаемся стабилизировать ситуацию в Сирии, то почему не предпринимали попыток в 2011—2013 гг., когда гражданская война только начиналась? Почему тогда эффективным считались мирные способы, жесткие действия рассматривались как фактор организации хаоса, а сейчас вооруженное вторжение стало главным способом разрешения конфликта?

И приходит на ум только один ответ — а не от того ли Россия в Сирии, что сирийская карта должна была стать разменной монетой — попыткой нормализации отношений с США. Ведь именно Штаты настойчиво просили Россию присоединиться к борьбе с ИГИЛ на протяжении нескольких месяцев, прежде чем Россия начала военно-воздушную операцию. Ведь именно после согласования своих действий на Генеральной Ассамблее во время встречи с американским президентом российский глава принял решение об операции, ведь проект закона по сообщениям американских СМИ был готов ранее, но до Ассамблеи не озвучивался. Однако что бы ни предпринимала российская власть, становится все только хуже, издержки оказываются выше пока не видных выгод.

Вернули Крым. Но потеряли Украину, не защитили соотечественников на Донбассе, попали в международную изоляцию, экономический кризис.

Осуществили успешные боевые вылеты в Сирии (хотя еще необходимо данную информацию проверить, поскольку наземных успехов не последовало, кроме пропагандистских вариаций). Но позволили втянуть страну в войну, в гонку вооружений, усилили собственную изоляцию, спровоцировали войну исламского мира — джихад против России, ввергли население в страх перед угрозой терроризма после крушения А321 и заявлений боевиков ИГИЛ о терактах в России.

Войны не проходят бесследно. И на маленькую победоносную войну в ситуации агрессивного внешнего окружения и с крайне ослабленной, зависимой от импорта экономикой рассчитывать не приходится. 10% населения возможно это понимает, 90% в скором времени предстоит прозреть, если народ не успеют к этому времени вновь отвлечь от насущных забот новыми масштабными зрелищами — очередной военной кампанией, Чемпионатом мира по футболу, запланированным в России на 2018 год.


ГОНКА ВООРУЖЕНИЯ

Вспомним 2008 год, Послание Президента спустя несколько месяцев после войны в Грузии. Новый глава государства вещал с трибуны, что «в гонку вооружений мы, конечно, втянуть себя не дадим», хотя уже тогда действовали программы перевооружения Российской армии, впрочем, выделенные средства до армии дошли не все, часть осела в карманах А.Сер…ва и его свиты. Ровно через два года позиция изменилась, Кремль заговорил о возможности новой гонки вооружений, если не сможем достигнуть договоренностей по ПРО. В 2015 году стало очевидно, что гонка вооружений и участие России в ней — это новая реальность. Хотя какая новая — перед развалом СССР его точно также истощали гонкой вооружений. Знакомый сценарий.

Министр обороны США уже заявил, что Штаты планируют инвестировать «в технологии, которые соответствуют противостоянию российским провокациям, в частности, в новые беспилотные системы, новые дальние бомбардировщики, инновационные технологии». Штаты продолжают строительство систем ПРО. Российская сторона увидела в этом попытки нейтрализации своего стратегического ядерного потенциала. Российский ответ был озвучен Президентом на совещании по вопросам развития ОПК: Россия примет ответные меры, и на первом этапе будет работать над ударными системами, способными преодолеть любые ПРО. По словам главы государства, страна приступает к наверстыванию опозданий упущений в ОПК с 90-ых годов. Но что это, как не гонка вооружений?

Проблема не в том, что Россия выделяет значительные средства на оборонку, сокращая расходы на решение важнейших задач развития, проблема в том, что мы рискуем повторить опыт позднего СССР: будучи как и в 80-ые подсаженными на нефтяную иглу (хотя тогда позиции были сильнее — зависимость от нефти не была столь велика и страна могла себя обеспечить собственной продукцией) мы начинаем новую гонку вооружений, видимо снова стремимся достигнуть паритета. Но СССР тогда не выдержал, экономика от напряжения рухнула, а вместе с ней и распалась страна. И весь громадный оборонный комплекс, увы, не спас тогда страну. Почему сейчас мы вновь отказывается от решения всех неотложных накопившихся в стране проблем и сосредотачиваемся только на повышении обороноспособности? Больше того, удушающая страну денежно-кредитная политика Центробанка поощряется самим Президентом? Почему вновь благосостояние народа становится самым второстепенным вопросом? Не от того ли, что нет нужды заботиться о нем, ведь 90% этого народа доверяют первому лицу, значит полагают, что все идет правильно?

Холодная война в отношении России набирает обороты. Россия XXI века рискует наступить на те же грабли, что и сто лет тому назад. Тогда была Первая мировая война. Сейчас страну изматывают санкциями, военными действиями сначала на Востоке Украины, теперь в Сирии. Если история и правда имеет тенденцию повторяться, то истощенную экономически страну будет ждать новый виток социально-политических революционных потрясений.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Если завтра война… 

Сирия — краеугольный камень российской дипломатии

Сирийская карта будет бита

Что стоит за речью Президента в Генеральной Ассамблее ООН?

Сирийская карта во внешней политике России

Сирия: что дальше?

Стратегии национальной безопасности России и США: сравнение



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
986
5401
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика