Сирия, Донбасс: что общего? — Россия

Сирия, Донбасс: что общего? — Россия

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Тяготы положения России усугубляются на фоне продолжающегося участия России в вооруженных конфликтах. Ситуация все более напоминает трагические последние годы Советского союза, когда страна стала испытывать дефицит доходов на фоне падения цены на нефть и тем не менее продолжала затрачивать человеческие и финансовые ресурсы на Афганскую кампанию.


Своеобразие текущего момента состоит в том, что в обоих вооруженных конфликтах, где виден след России, «момент успеха» был безнадежно упущен. На Донбассе его упустили, когда приняли решение отказаться от Крымского сценария и бросить на произвол судьбы миллионы соотечественников. В Сирии в далеком 2013 году, когда вместо решения конфликта Россия только разоружила Асада, лишив его средства устрашения, дав окрепнуть сирийской оппозиции до размеров ИГИЛ (запрещена в России).

В обоих этих войнах битва идет не только на полях сражения, но и в информационном пространстве за умы россиян. В случае Донбасса старательно умалчиваются массовые и масштабные факты нарушения перемирия украинской стороной, из памяти россиян постарались вычеркнуть любое упоминание о Донбассе. Кадры российского предательства своих соотечественников, русских людей, заместили помпезные фрагментами российских ударов по сирийским объектам.

В случае Сирии скрывается действительный объем финансовых затрат и человеческих жертв. Любое сомнение воинствующих блогеров, привыкших доходить до правды, в целесообразности сирийской операции автоматически попадает под оправдание терроризма, экстремизм. Осуждать или изучать Сирию нельзя. Ведь там успех и сила нашего оружия, а россиянам — «держитесь тут, всего доброго и хорошего настроения».


ТЛЕЮЩИЙ ДОНБАСС

За бравадой операции в Сирии все слабее становится слышен голос тех, кто сообщает о трагических событиях на Донбассе, который ведомый Москвой, вступил в открытое противостояние с украинским режимом. А далее был разворот Москвы, подписание Минска, сдерживание ополченцев в их порыве самообороны от непрекращающихся атак с украинской стороны.


Еще в июне прошлого года в интервью итальянской газете Il Corriere della Sera российский лидер обозначил свою позицию по Донбассу. Донбасс должен стать частью Украины. Президент с воодушевлением отметил, что «лидеры самопровозглашенных республик публично заявили, что… готовы рассмотреть возможность считать себя частью украинского государства», а крымский сценарий не может повториться на востоке Украины, поскольку в Крыму, по мнению Президента, вопрос был обусловлен не Россией, а позицией жителей Крыма, которым была предоставлена возможность высказать свое мнение. 

Но почему Крымский референдум Россия признала, а референдумы в ДНР и ЛНР, на которых по официальным данным присутствовало около 75% населения, и из них за суверенность проголосовали 89% и 95% соответственно, нет? В чем разница между позицией жителей Крыма и позицией жителей двух республик? 

Почему решение по Крыму основано на воле народа, а решение по востоку Украины — на воле узкой группы российской элиты? Почему «в Донецке и Луганске… ситуация другая»? Лишь от того, что по указке Кремля не допустили вынесения на референдум вопроса о вхождении в состав России? Но за независимость проголосовали.

И ожидали присоединения к России. В обосновании такой позиции нет ни логического, ни фактического смысла. Глава государства указал, что «если кто-то хочет, чтобы эти территории оставались в составе Украины, то нужно этим людям доказать, что в составе единого государства жить им будет лучше, комфортнее, надежнее, в рамках этого государства они смогут обеспечить свою жизнь и будущее своих детей». Но где здесь воля людей? 

Президент печется о желании тех, кто стремится вернуть эти территории, но и то через убеждение народа, который уже давно выразил свою волю. Но это волеизъявление российская сторона проигнорировала. Да и какое может быть убеждение после обстрелов, разрушений и тысячных жертв.

Летом 2016 года допущенная в зону конфликта миссия ОБСЕ получила по согласию России полицейские функции. В июле этого года число обстрелов резко выросло, но ополченцы сдержаны в своих действиях (рис. 1).


Рис. 1. Число обстрелов территории ДНР украинскими силовиками, по данным сводок 

Единственная реакция России — это дипломатические усилия на площадке ООН, решение которой уже давно были девальвированы практикой международных отношений. Российские усилия в этом вопросе свелись к письму Чуркина в Совет Безопасности ООН, в котором российская сторона выразила свою обеспокоенность тем, что «украинскими военными готовится силовая операция». 

От лица Чуркина Россия заявила, что «нельзя допустить перерастания украинских военных провокаций на юго-востоке в полномасштабные боевые действия по всей линии фронта», призвала «международных партнеров оказать влияние на Киев, чтобы не допустить такого губительного развития событий». Россия даже не требует, а выражает свою озабоченность происходящими событиями, ссылаясь на явно заниженные данные обстрелов территории ДНР.

Своеобразие положения на Донбассе можно свести к следующим пунктам:

1. Летом резко выросла интенсивность обстрелов.

2. Ополченцы по-прежнему не открывают ответный огонь, сдерживаемые Минскими соглашениями, выполнять которые их принуждает Москва, в то время как Украина напротив не связывает себя Минском.

3. Несмотря на стремление Кремля полностью соблюдать букву Минских соглашений, ЕС обвинил Москву в очередном неисполнении и продлил санкции. Пока Кремль объявляет, что это Киев не выполняет Минск, продолжают гибнуть мирные граждане непризнанных республик, а сама Россия оказывает помощь Украине, то есть фактически спонсирует войну. 

Сбербанк, например, покупает военные облигации Украины. Сообщалось о допуске к размещению этих облигация и российского ВТБ, но слава богу ВТБ сообщил, что решил не участвовать в выкупе гособлигаций Украины, размещаемых с целью поддержки вооруженных сил. В 2014 году проходила докапитализация дочек российских банков. По некоторым данным российские банки проинвестировали в 2014 году в Украину около 25 миллиардов долларов. Отдельным вопросом является щедрость Газпрома, который тем самым обеспечивает себе гарантии транзита газа в Европу.

4.Украинская сторона наращивает свою группировку у границ с ДНР и ЛНР. В районах, близких к ДНР, наблюдается скопление вооружения и личного состава украинских силовиков. За минувший месяц разведка ДНР неоднократно сообщала о нарушениях границы, подводе вооружений и техники. 

По заявлению украинского лидера помощь США Вооруженным силам страны будет только увеличиваться, а это значит, что и риски войны будут нарастать. Блок НАТО одобрил всеобъемлющий пакет помощи Украине, который, по его словам, включает новые меры для поддержки Киева.

5.Украина готовится к захвату Донбасса, отрицая все возможности мирного решения проблемы. Ни о каких выборах не может идти и речи: их переносили с октября 2015 года на апрель 2016. В апреле была названа дата 24 июля этого года, но вновь произошел перенос на 30 октября. Россия готовится к сливу Донбасса. Президент еще в прошлом году озвучил формулу «единая Украина» в составе непризнанных республик. 

По данным Доклада о правах человека ООН «люди, проживающие в зонах, охваченных конфликтом, особенно в селах в «серых» или «буферных» зонах, сообщают УВКПЧ, что у них есть ощущение, что их бросили на произвол судьбы».

Донбасс — явление сложное, по которому недопустимы однозначные оценки. С одной стороны, отказ от Донбасса — это гибель соотечественников, это крест на идее Русского мира, которая Кремлем была попрана еще в 2014 году, затем Минскими соглашениями. С другой стороны, вовлечение в открытый конфликт — это втягивание в войну на истощение. 

Однозначно здесь только одно — момент, когда нужны были решительные действия, когда все это можно было предотвратить, уже давно упущен. А выйти из сложившегося положения смог бы настоящий политик и стратег во главе государства, но его нет, и Россия катится мягко сказать в неопределенность.


СИРИЙСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

Российские СМИ и оборонное ведомство сообщает о многочисленных победах России в Сирии. В июле министр обороны РФ Сергей Шойгу сообщил, что сирийские войска освободили от боевиков почти 600 населенных пунктов при активной поддержке авиации и артиллерии российской группировки.


СМИ сообщали, что Россия для нанесения массированного удара использовала стратегический многорежимный сверхзвуковой ракетоносец-бомбардировщик Ту-22 М³, тот самый, который использовался в Афганской войне и выпуск которого был прекращен в 1993 году. Видимо этой «новой техникой» Россия и пыталась продемонстрировать свою боевую мощь.

Остается только гадать над следующими вопросами:
— если наши действия в Сирии настолько успешны, то почему ИГИЛ наращивает свое влияния, совершая теракты в Европе;
— почему на картах позиции ИГИЛ не заметно их значительное ослабление (рис.2)? Взятые Алеппо и Пальмира постоянно находятся под обстрелом.


Рис. 2. Расстановка сил в Сирии: серое поле — позиции Исламского государства; красное поле — правительственные и проправительственные силы: Асад, Россия, Иран; зеленое поле — Свободная армия Сирии и «Джабхат ан-Нусра» (Аль-Каеда); желтое поле — курды

Позиция сил Асада и российских войск в период российской операции изменилась незначительно. ИГИЛ изменил очертания, но контролирует значительную часть территории страны. К ней стоит добавить территории, подконтрольные исламской террористической организации «Джабхат ан-Нусра» (запрещена в России). Вероятнее всего, что действия России в Сирии сводятся к удержанию контроля над территориями, а не к зачистке ИГИЛ.

Кремль формально сократил группировку в Сирии, объявив, что все поставленные задачи там были выполнены. Несмотря на это Россия продолжает проводить военно-воздушные операции, вести переговоры с Керри, в надежде заручиться поддержкой США через диалог по Сирии.

Сирийская война все более похожа на Афганскую


— вся информация о жертвах тщательно скрывается, лишь изредка в СМИ попадают сообщения, как, например, о гибели двух наших военных-летчиков инструкторов, которые управляли сирийским вертолетом Ми-25. По официальным данным, за время операции в Сирии погибли 14 российских военнослужащих, последние данные о гибели поступили 22 июля;

— война становится тяжелым экономическим бременем для государства. Экономически ослабленная Россия, доведенная не столько санкциями, как воровством и неумелым управлением, продолжает экономически слабеть. Нужды экономики становятся третьестепенными в сравнении с военными потребностями (рис 3);


Рис 3. Военные расходы России (по данным Управления ООН по вопросам разоружения)

— конфликт явно не имеет конца и грозит растянуться на десятилетие. Россия уже участвует на стороне Асада 10 месяцев. Гражданская война длится с 2011 года. 15 июля Керри высказался в пользу более активной борьбы против террористических группировок «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусра», что фактически может трактоваться как наращивание участия России. Через неделю Песков заявил, что «группировка ВКС РФ в Сирии может быть увеличена при необходимости очень оперативно».

Оппозиционные силы спонсируются за счет внешних инвестиций. ИГИЛ, по всей видимости, также является актором мировой торговли. Асад финансируется за счет России и Ирана. Со всей очевидностью можно предсказать, что финансовый канал противоположной стороны неиссякаем и несопоставим с российскими возможностями.

Как и в случае с Донбассом, момент, когда Россия могла переломить ситуацию, уже давно упущен. Теперь Кремль ведом сценариями внешних акторов, которые заинтересованы в слабой, стагнирующей, несуверенной России. Впрочем, никакой иной России не формирует и сама властная верхушка.

Однако есть и второй сценарий развития сирийских событий — это сдача Сирии Россией. По всей видимости, таких попыток было уже несколько. 

В июле этого года МИД России в очередной раз заявил, что «явно наблюдается сближение позиций России и США по Сирии». Ранее, 1 июля, глава думского комитета по обороне В. Комоедов заявил, что «США выдвигают неприемлемые требования — приостановку операций сирийских ВВС в качестве условия для американо-российского сотрудничества в Сирии». 1 июля Керри, находясь с визитом в Москве, выдвинул в качестве условия объединения усилий России и США в борьбе с терроризмом — отставку Асада. И что примечательно, вскоре США и РФ договорились о конкретных шагах по Сирии, однако анонсировать их не предполагается.

Донбасс и Сирии — это две внешнеполитические карты Кремля, которые последний пытается разыграть для смягчения режима санкций. А получается пока по-Черномырдину, как всегда, репутационный и политический ущерб и вовне, и внутри, и истощение страны.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ:

Исламское государство под российским прицелом

Послание Савченко: мира не будет, если Украина не извинится за погибших в Донбассе

10 причин, по которым Путин не может противостоять США



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1863
9661
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика