Сирийский «блицкриг» и афганские грабли

Сирийский «блицкриг» и афганские грабли

Владимир Викторович Волк — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Иногда для того, чтобы сделать выводы о политике российской власти в Сирии, не обязательно вдаваться в конспирологию или изучать материалы, переданные из этой арабской страны инсайдами. Достаточно внимательно прочесть выступления российских лидеров, сделанные ими за последние несколько лет, и особенно — со времени начала военной операции. Предлагаем выборку публичных заявлений руководителей РФ и ответственных лиц, уполномоченных на озвучивание официальной позиции страны на международной арене. Она позволяет сделать вывод, что если правая рука не координирует свои действия с левой, а нижние конечности с верхними, если у госчиновников существуют разночтения по одним и тем же дилеммам, то налицо — паралич, отсутствие гармонизации частей государственного организма в вопросах внешней политики.


СПРАВКА

Антиправительственные выступления в Сирии начались в марте 2011 года, став продолжением так называемой «арабской весны» — серии революций, охвативших Ближний Восток. Очень быстро ситуация в Сирии переросла в гражданскую войну, а в дальнейшем территория страны стала уязвимой для различных террористических группировок, подпитываемых извне.

2012 год:

В Каире на совещании глав МИД ЛАГ принят план урегулирования кризиса в Сирии, предусматривающий уход с поста президента Башара Асада. Власти Сирии отвергли это предложение как «противоречащее интересам сирийского народа». В Тунисе объединения стран, выступающих в поддержку сирийской оппозиции. Дамаск объявил о высылке глав дипломатических представительств ряда западных государств. Россия и Китай в СБ ООН наложили вето на проект резолюции по Сирии, которая предусматривала возможность применения санкций в отношении Дамаска.

2013 год:

Президент Башар Асад выступил с планом мирного урегулирования. На севере Сирии появилась штаб-квартира террористической группировки «Исламское государство» (ИГ). В района Хан-эль-Асаль в провинции Алеппо в боях применено химическое оружие. На переговорах в Москве глава МИД РФ Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри договорились проведении международной конференции по Сирии «Женева-2». Достигнута рамочная договоренность по уничтожению в Сирии химоружия.

2014 год:

Боевики ИГИЛ казнили около 100 членов других повстанческих группировок. Вашингтон потребовал от Дамаска незамедлительно приостановить работу сирийских диппредставительств на территории Соединенных Штатов. Президент Башар Асад выдвинул свою кандидатуру для участия в выборах президента. Генсек ООН Пан Ги Мун предложил план урегулирования конфликта в Сирии. Россия не поддержала идею эмбарго из-за отсутствия гарантий его применения в отношении неправительственных вооруженных группировок. Сирии Башар Асад принес присягу в качестве главы государства на третий семилетний срок. После церемонии инаугурации боевики вооруженной оппозиции обстреляли из минометов деловой центр Дамаска.

2015 год:

В Москве прошли первые консультации представителей оппозиционных групп Сирии, к которым позднее подключилась делегация сирийского правительства. Целью встреч является поиск путей урегулирования конфликта. 30 сентября российские ВВС нанесли первый авиаудар объектам террористической группировки ИГИЛ на территории Сирийской Арабской Республики.

За время вооружённого противостояния в Сирии погибли около 250 тысяч человек, среди них около 10 тысяч детей. По данным ООН, на сегодня имеется 8 миллионов внутренне перемещенных лиц и почти четыре миллиона беженцев.


О РОССИЙСКИХ ЦЕЛЯХ И ИНТЕРЕСАХ В СИРИИ

В. Путин на совместной пресс-конференции с премьер-министром Франции Франсуа Фийоном, 21 Июня 2011:

«Почему-то складывается мнение, что у нас какие-то особые отношения с Сирией. Когда-то, в советское время, были особые отношения, но сейчас этого нет. Сейчас, скорее, у Сирии особые отношения с Францией… Посмотрите по объему товарооборота, по количеству встреч на высшем уровне. У нас нет там никаких особых интересов: ни военных баз, ни крупных проектов, ни многомиллиардных капиталовложений, которые мы должны были бы защищать. Там ничего нет».

Д. Медведев в интервью «Вести в субботу» 17 октября 2015:

«Мы сражаемся не за конкретных лидеров, мы отстаиваем наши национальные интересы, предотвращая нападение на свою территорию»

Глава президентской администрации С. Иванов в интервью проекту ТАСС «Перовые лица» 19 октября 2015:

«У России при проведении военной операции в Сирии нет никаких внешнеполитических амбиций. С одной стороны, есть общепризнанные институты вроде Совета Безопасности ООН, без которых было бы совсем плохо, с другой — отдельные страны, именующие себя носителями эталонной демократии, демонстративно попирают международное право. Для них законы не писаны, точнее, они признают единственный: кто сильнее, тот и прав. Все это очень опасно. Мы ведь живем не в джунглях, никому не позволено разрушать миропорядок».

Заявление Д. Медведева, 3 октября 2015:

«Что же касается экономической стороны… Понимаете, конечно, у нас есть экономические отношения и с Сирией и с другими арабскими странами, но как бы это сказать попроще… У нас нет каких-то глобальных интересов экономических в Сирии… Да, мы поставляем туда оружие, но это тоже не фантастические суммы, это может быть сотни миллионы долларов. А вы знаете, весь портфель наших заказов, он составляет $15 млрд. То есть, иными словами, у нас нет каких-то сверхъестественных экономических интересов»

Заявление зампреда правительства России Дмитрия Рогозина, 5 октября 2015:

«Если раньше мы занимались геополитическими нашими интересами, анализом и защитой на Востоке и Западе, то теперь мы осознали интересы глубоко на юге, причём за пределами границ России. Известны события в Сирии. Не случайно там появляется наша боевая авиация. Там коренные наши национальные интересы»

М. Захарова: заявление в ходе брифинга,8 октября 2015:

«Россия не преследует в Сирии собственных интересов, Москва не отказывается от сотрудничества с другими странами»

Заявление С. Лаврова, 11 октября 2015:

«Россия и Саудовская Аравия подтвердили совпадение целей, которые они преследуют по сирийскому вопросу»

Руководитель администрации президента РФ Сергей Иванов в интервью ТАСС, 19 октября 2015:

«Сирия в известном смысле является лакмусовой бумажкой», — сказал Сергей Иванов, подчеркнув, что Владимир Путин обратился в Совфед за разрешением помочь официальному Дамаску по запросу сирийского правительства и РФ не имеет в данном случае никаких внешнеполитических амбиций.

В.Путин, на дискуссионном клубе «Валдай», 22 октября 2015:

«Цель США в Сирии — уход президента Башара Асада, а задача России — борьба с терроризмом и помощь Дамаску»

ВЫВОДЫ:  За четыре года позиция официальных лиц России изменилась от «не имеющей никакого интереса» в Сирии до «коренных национальных интересов» и помощи Дамаску в борьбе с терроризмом. При этом какие конкретно интересы России (кроме продажи оружия) имеются в этой стране — доселе неизвестно, но они совпадают с интересами Саудовской Аравии. То есть российский налогоплательщик, пытающийся разобраться, какие у него интересы в том, что наши ВВС кого-то там бомбят на Ближнем Востоке, вынужден изучать заявления по Сирии в исполнении саудитских лидеров, а не должностных лиц РФ.


О ПУТЯХ РАЗРЕШЕНИЯ СИРИЙСКОГО КРИЗИСА

С. Лавров в интервью «Российской газете», 20 сентября 2011:

«Никакой предопределенности для повторения в Сирии ливийского или другого сценария нет. Напротив, есть возможности для мирного ненасильственного преодоления внутрисирийского кризиса. Для этого оппозицию необходимо настраивать не на радикализм и неуступчивость, а на отстаивание своих требований за столом переговоров, на поиск общенационального согласия в интересах стабилизации обстановки в стране и согласованного продвижения к демократии»

Дмитрий Медведев об использовании Россией права вето при голосовании резолюции по Сирии в Совете Безопасности ООН 4 октября 2011:

«Мы используем свои каналы и активно работаем с сирийским руководством, требуем, чтобы оно провело необходимые преобразования. Если сирийское руководство не способно эти преобразования провести, ему придется уйти, но решать это должны не страны НАТО, не отдельные европейские страны, а народ и руководство Сирии».

Владимир Путин на встрече с представителями традиционных конфессий России, 8 февраля 2012:

«Мы, конечно, осуждаем каждое насилие, с какой бы стороны это насилие ни исходило, но нельзя вести себя как слон в посудной лавке. Нужно дать людям самостоятельно решить свою судьбу»

Владимир Путин, на беседе с журналистами во Владивостоке 31 августа 2013:

«Что касается позиции наших американских коллег, друзей, которые утверждают, что правительственные войска применили оружие массового уничтожения, в данном случае химическое оружие, и говорят, что у них есть такие доказательства, то пусть тогда они их предъявят инспекторам ООН и в Совет Безопасности. Ссылки на то, что у них такие доказательства есть, но они секретные и они никому не могут их предоставить, не выдерживают никакой критики, это просто неуважение к своим партнерам… Я убежден, что это не более чем провокация тех, кто хочет втянуть другие страны в сирийский конфликт, кто хочет добиться поддержки и со стороны могущественных участников международной деятельности, прежде всего, конечно, США».

В.Путин в интервью телеканалу CBS 25 сентября 2015:

«Нет никакого другого способа решения сирийской проблемы, кроме как укрепление действующих легальных государственных структур и предоставление им помощи в борьбе с терроризмом, но, в то же время, (это надо делать. — RT) подталкивая их к вовлечению в позитивный диалог со здоровой частью оппозиции и проведению реформ»,

В.Путин на обсуждении глобальных проблем клуба «Валдай» 22 октября 2015:

«Именно сирийцы должны решать свою судьбу при исключительно корректном, уважительном содействии международного сообщества, а не под давлением извне путем ультиматумов, шантажа и угроз».

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко на встрече с председателем Народного совета Сирии Мохаммедом Джихадом Аль-Лахами,18 октября 2015:

«Мы понимаем, что то, что сейчас испытывает Сирия — это последствия незаконного вмешательства в суверенные дела страны, попытки свержения законной власти, навязывание Сирии будущего государственного устройства. Однако только сами граждане могут решать, кто должен возглавлять страну, каким должно быть законодательство и госустройство, и никто иной. Наши страны всегда были союзниками, наши народы связывает доверие и взаимопонимание».

Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин 25 октября 2015  в своём Twitter прокомментировал возможное создание единого координационного центра для сотрудничества с Россией ради восстановления экономики САР и отметил, что Россия помогает Сирии не только оружием и точечными ударами по террористической группировке «Исламское государство».

В. Путин, 28 октября 2015:

«Наша позиция вам хорошо известна… чтобы преодолеть эту проблему нужно оказать содействие в укреплении государственности там, где она ещё сохранилась, помочь восстановлению госструктур там, где они восстанавливаются, и способствовать политическому процессу, политическому урегулированию по всем спорным вопросам, в том числе и в Сирии».

ВЫВОДЫ: За четыре года конфликта в Сирии российские лидеры прошли путь от активной работы с сирийским руководством, требований к нему проведения необходимых преобразований до фактического публичного «умывания рук». Таким образом, в глазах мировой общественности Россия бросила вчерашнего горячего партнёра Асада и его терзаемую войной и противоречиями страну на самостоятельное разрешение кризиса. Примерно в том же тоне, как и в случае с Донбассом — «сами, всё сами». Не понятно, что значит «помочь восстановлению госструктур там, где они восстанавливаются»? А там, где не восстанавливаются? Государство и его структуры — или они есть или их нет. Всё остальное — бутафория и изображение бурной деятельности на фоне страданий сирийского народа.


О ПОДДЕРЖКЕ БАШАРА АСАДА И ЕГО БУДУЩЕМ

Д. Медведев в интервью газете «FinancialTimes», 17 Июня 2011:

«Сирия перед очень трудным выбором. Мне по-человечески жаль президента Башара Асада, у которого очень трудная ситуация. Я звонил ему и сказал, что я лично рассчитываю на то, что он будет последователен в своих реформах, что за отменой чрезвычайного положения пройдут нормальные выборы, что он вступит в диалог со всеми политическими силами».

Владимир Путин на пресс-конференции по итогам российско-итальянских переговоров 24 июля 2012:

«Мы опасаемся, что если действующее руководство страны будет отстранено от власти неконституционным путём, то оппозиция и сегодняшнее руководство могут просто поменяться местами, одни станут руководством, другие — оппозицией. И гражданская война будет продолжаться неизвестно как долго».:

В. Путин: ответ на вопрос Владимира Исаченкова из AssociatedPress, 20 декабря 2012:

«Мы не озабочены судьбой режима Асада. Мы понимаем, что там происходит, и что семья находится 40 лет у власти. Безусловно, перемена востребована. Нас другое беспокоит: что дальше будет? Мы просто не хотим, чтобы сегодняшняя оппозиция, став властью, начала борьбу с сегодняшней властью, которая перейдёт в оппозицию, и чтобы это продолжалось вечно. Нас, конечно, интересует позиция Российской Федерации в этом регионе мира: он близок к нам. Но нас больше всего интересуют не наши интересы, которых на самом деле не так уж и много, их практически нет. У нас, что особые какие-то экономические отношения? Нет. А что, у нас господин Асад из Москвы не вылезал, что ли, в период своего президентства? Да он чаще бывал в Париже и других европейских столицах, чем у нас. Мы выступаем за то, чтобы был найден такой вариант решения проблемы, который избавил бы регион и эту страну от распада и непрекращающейся гражданской войны».

С. Лавров по итогам многосторонних переговоров по сирийскому урегулированию, в Вене 30 октября 2015:

«Я не говорил, что Асад должен уйти. И я не говорил, что Асад должен остаться. Я говорил о том, что эти вопросы должны решать сами сирийцы за столом переговоров».

Брифинг официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, 17 сентября 2015:

«Правительство Башара Асада в Дамаске является легитимным, и заявления о его нелигитимности должны быть подвергнуты сомнению».

Сергей Лавров по итогам встречи с главой МИД Турции, 17 сентября 2015:

«Нет никаких причин уклоняться от сотрудничества с сирийским руководством, которое, во-первых, противостоит террористической угрозе, во-вторых, президент Сирии является главнокомандующим, наверное, наиболее дееспособной наземной силы, которая борется с терроризмом, и отказываться от такой возможности, игнорировать возможности сирийской армии как партнёра и союзника в борьбе с ИГ означает приносить в жертву каким-то геополитическим построениям и расчётам безопасность всего региона. У наших партнёров есть выбор, либо продолжать упорствовать в том, что только уход президента Асада спасёт регион от угрозы терроризма, я думаю, что в утопичности этой идеи никого уже не надо убеждать. Либо всё-таки начать сотрудничать всем тем, кто искренне заинтересован в недопущении развала этого исторически бесценного региона».

Заявление Марии Захаровой в эфире телеканала «Россия-24», 18 сентября 2015:

«Государственность Сирии нуждается в поддержке. Не персонально Асад, а именно государственность. Чтобы оставалась, по крайней мере, некая модель государственного управления, она существует, и она действует».

В. Путин в интервью американским журналистам, 28 сентября 2015:

«По моему глубокому убеждению, действуя в другом направлении, в направлении разрушения легитимных структур власти, мы можем создать ситуацию, которую сегодня наблюдаем в других странах региона либо в других регионах мира. Например, в Ливии, где полностью дезинтегрированы все государственные институты. Мы наблюдаем похожую ситуацию и в Ираке. Нет никакого другого способа решения сирийской проблемы, кроме как укрепление действующих легальных государственных структур».

С. Лавров на брифинге, 1 октября 2015:

«Уход Башара Асада с поста президента Сирии никак не связан с борьбой с терроризмом и не ускорит победу над «Исламским государством».

С. Лавров в ходе пресс-конференции, 5 октября 2015:

«Свержение режима президента Сирии БашараАсада будет грубейшим нарушением резолюции Совета Безопасности ООН».

М. Захарова заявление в ходе брифинга, 6 октября 2015:

«Российская сторона объективно оценивает происходящее в Сирии, однако понимает, к чему приведёт свержение сирийского президента Башара Асада… Последствия „ливийского сценария“ в Сирии куда более опасны, чем свержение Каддафи. Сирия сдетонирует куда круче, чем Ливия».

Дмитрий Медведев в интервью программе «Вести в субботу», 17 октября 2015:

«Операция РФ в Сирии проводится не в защиту президента страны Башара Асада, а против террористов „Исламского государства“. Кто будет руководителем Сирии, должен определять сирийский народ. Он, кстати, многонациональный, многоконфессиональный, сложный. И это вопрос выбора самого народа. В настоящий момент мы исходим из того, что легитимным президентом является Асад».

Глава МИД РФ Сергей Лавров назвал домыслами информацию ряда СМИ о достижении в Вене неких договорённостей об уходе Башара Асада с поста президента Сирии. Об этом министр заявил во время пресс-подхода после встречи с коллегами из США, Турции и Саудовской Аравии, 23 октября 2015


Глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков напомнил президенту США Бараку Обаме в своём микроблоге Twitter, что тот предрекал скорый уход со своего поста президента Сирии Башара Асада. Прошло три года, но этого так и не произошло. После этого Пушков предположил, что быстрее уйдёт сам Обама, 25 октября 2015.

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, комментируя переговоры по сирийскому урегулированию, заявила, что Москва не занимается обсуждением смены правительства САР:«Наша задача — обеспечить политический процесс», 29 октября 2015

Д. Песков, 30 октября 2015:

«Политическое будущее Асада могут определить только сирийцы».

С. Лавров в ходе совместной пресс-конференции с госсекретарём США Джоном Керри и спецпосланником ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой, 30 октября 2015:

«У нас (участников международной встречи по Сирии в Вене. — RT) нет согласия в отношении того, как решать судьбу Башара Асада. Россия убеждена, что решать этот вопрос должны сами сирийцы в контексте политического процесса».

Представитель МИД России М. Захарова:

«Россия никогда не заявляла, что режим президента Сирии Башара Асада является „белым и пушистым“, идеальным».

В. Путин в интервью агентствам «Интерфакс» и «Анадолу», 13 ноября 2015:

«Давайте задумаемся, насколько законным и этичным было бы наше поведение, если бы мы пригласили в Москву главу дружественного государства и при этом поставили перед ним вопрос об его уходе? Сирия — суверенная страна, Башар Асад — президент, избранный народом. Так есть ли у нас право обсуждать с ним такие вопросы? Конечно, нет. Только те, кто ощущает свою исключительность, позволяют себе вести себя столь беспардонным образом, навязывать другим свою волю».

ВЫВОДЫ: Складывается ощущение, что российские государственные служащие по-разному видят сложную ситуацию вокруг Башара Асада. С одной стороны, есть дружное мнение, что проблему своего лидера должен решать сам сирийский народ. Но почему «должен решать», если сирийский народ это сделал в минувшем году, и никому ничего в этом плане не должен в ближайшие несколько лет? Довольно таки странные намёки кремлёвских партнёров относительно друга России — Башара Асада. С другой стороны, ряду госчиновников, исходя из их заявлений, явно безразлична судьба Асада. И единственное, о чём они сожалеют, что это «наш сукин сын». Отсюда такой набор нелицеприятных заявлений, что Москва не обсуждает будущее Асада и смену власти в САР, но, тем не менее, делает это с завидной регулярностью едва ли не на каждой встрече, устраивая торги с западными партнёрами.


О БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ

Владимир Путин на 70-й сессии Генассамблеи ООН, 28 сентября 2015:

«Никто, кроме правительства Башара Асада и курдского ополчения, не борется с террористами ИГ в Сирии».

В. Путин на встрече с вице-канцлером Германии Зигмаром Габриэлем 28 октября 2015:

«Но, конечно, на первом плане сегодня борьба с общим злом — с террором. Только победив терроризм или, во всяком случае, хотя бы нанеся ему серьезный ущерб, можно говорить о движении вперед на политическом треке».

С. Лавров на брифинге, 1 октября 2015:

«Я надеюсь, что люди в этом зале не верят некоторым сумасшедшим публикациям в СМИ и не считают, что мы проводим операцию по борьбе с терроризмом в Сирии, чтобы отвлечь внимание от Украины».

С. Лавров по итогам многосторонних переговоров по сирийскому урегулированию в Вене, 30 октября 2015:

«Наша позиция неизменна, — подчеркнул Лавров. — Россия выступает за то, чтобы борьба с терроризмом велась на основе международного права — с согласия правительства страны на ее территории либо с одобрения Совета Безопасности ООН. В свете тех решений, о которых сообщил госсекретарь Керри, мы выступаем за то, чтобы, имея общего врага, найти способ взаимодействия для борьбы с ним».

С. Лавров в ходе пресс-конференции, 5 октября 2015:

«Россия всегда выступала за объединение усилий тех сторон, которые могут бороться с террористами „Исламского государства“ в Сирии… Сирийская армия является единственным отрядом, который готов на сирийской территории эту функцию выполнять».

В. Путин: заявление в интервью, 11 октября 2015:

«Опасность терроризма в России существует и без операции РФ в Сирии против террористической организации „Исламское государство“. Терроризм угрожает многим странам региона, и в первую очередь радикалы могут напасть на Россию и исламские страны».

С. Лавров, 13 октября 2015:

«Может быть, всё-таки целью является смена режима? Они ведь не отказываются от своей-то позиции, что окончательное урегулирование ситуации в Сирии может быть только тогда, когда Асада не будет. Мы изучаем сейчас ситуацию. Но если люди так нерешительно борются с терроризмом, может быть, всё-таки они хотят, как это было и раньше, использовать экстремистские отряды, чтобы достичь конъюнктурной цели ослабления правительственных войск? Нет ответа на этот вопрос. Мы предложили американским коллегам взаимодействовать не только по линии Пентагона и Министерства обороны России, чтобы избежать инцидентов в воздухе, но и вообще в плане координации наших действий. Они от этого пока уходят. Вместо этого США критикуют российскую позицию, а на просьбы российской стороны предоставить данные о «правильных целях» не реагируют. «Раз они критикуют нашу военную операцию, раз заявляют, что мы наносим удары с целью ослабить не террористов, а сирийскую умеренную оппозицию, — мы их попросили поделиться оценками: скажите, где правильные цели? Где цели, которые нанесут наибольший ущерб террористам в Сирии? Они ушли от ответа».

Замглавы МИД РФ по вопросам противодействия терроризму Олег Сыромолотов, 16 октября 2015:

«Военные удары по ИГ в Сирии на порядок снизят — уже снижают как для России, так и для остального мира угрозу, исходящую от глобального „террористического интернационала“, в авангарде которого стоит пресловутое „Исламское государство“. Вот как раз без таких наших ударов, своевременных и безупречно легитимных, опасность ИГ продолжала бы стремительно расти и в итоге пришла бы в Россию. Такое развитие событий мы в настоящее время эффективно купируем».

В. Путин, 20 октября 2015:

«Террористы, создав плацдарм в Сирии, строят планы по дальнейшей экспансии и дестабилизации целых регионов».

Официальный представитель МИД РФ М.Захарова, 21 октября 2015:

«Остаётся вопрос, что ещё должно произойти, чтобы наши коллеги, наконец, поняли, что нет их борьбы с терроризмом и нет чьей-то борьбы с терроризмом, что эта борьба с терроризмом должна быть общая».

В. Путин, на итоговой пленарной сессии XII заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай», 22 октября 2015:

«Конечно, стоит вопрос, не пора ли международному сообществу все свои действия согласовывать с теми людьми, которые живут на этих территориях. Думаю, что давно пора, нужно к этим людям, так же как и ко всем другим, относиться с уважением… Операция ВКС РФ в Сирии полностью легитимна, и её единственная цель — поспособствовать установлению мира в регионе… Не нужно играть в слова: делить террористов на „умеренных“ и „неумеренных“. Хотелось бы понять, в чем разница? Наверное, по мнению некоторых специалистов, в том, что умеренные бандиты, что называется, в умеренном количестве или как-то нежным способом обезглавливают людей?»
«50 лет назад ленинградская улица научила меня одному правилу: если драка неизбежна, бить надо первым… Угроза терроризма существовала вне зависимости от того, начала бы Россия наносить удары или нет».

С. Лавров в ходе совместной пресс-конференции с госсекретарём США Джоном Керри и спецпосланником ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой, 30 октября 2015:

«У нас общий враг, и нужно сделать так, чтобы этот враг не смог захватить власть ни в Сирии, ни в каком бы то ни было другом государстве».

В. Путин, 13 ноября 2015:

«Чтобы сделать борьбу с терроризмом более эффективной нужно, чтобы международное сообщество выработало общее понимание — кого считать террористами. Ведь дело не в названии группировки — оно может быть весьма „невинным“, а в том, какие методы она использует. Поэтому необходимо сформировать единый перечень экстремистских организаций. И Россия уже передала на этот счет свои предложения — в ходе упомянутой венской встречи Группы поддержки Сирии».

В. Путин на совещании об итогах расследования причин крушения российского самолёта на Синае, 17 ноября 2015:

«Россия не в первый раз сталкивается с варварскими террористическими преступлениями, чаще всего без всяких видимых причин, внешних или внутренних, так, как это было со взрывом на вокзале в Волгограде в конце 2013 года. Мы никого и ничто не забыли. Убийство наших людей на Синае – в числе наиболее кровавых по числу жертв преступлений. И мы не будем вытирать слёз с нашей души и сердца. Это останется с нами навсегда. Но это не помешает нам найти и наказать преступников.Мы должны делать это без срока давности, знать их всех поимённо. Мы будем искать их везде, где бы они ни прятались. Мы их найдём в любой точке планеты и покараем. При этом мы должны опираться на людей, которые разделяют наши моральные и нравственные ценности, лежащие в основе нашей политики, в данном случае – внешней политики и политики безопасности, политики борьбы с терроризмом».

ВЫВОДЫ: Эволюция заявлений российских лидеров за полтора месяца военных действий в Сирии проделала путь от исключительной уверенности, что ВВС РФ бомбят правильные цели и неправильных террористов до проскальзывающих нот сомнения — а нужно ли было это делать вообще? Оказывается, начиная бомбить Сирию и объясняя эту необходимость возможным вторжением ИГИЛ на территорию России, должностные лица умолчали, что угроза терроризма существовала и «вне зависимости от того, начала бы Россия наносить удары или нет». Кроме того у российской власти вообще не было согласованности с западными партнёрами — кого считать террористами. Били наугад? На языке ленинградской улицы 50-летней давности это называлось «влезть в чужую драку». Ну, а коль влез, то за последствия обижаться не на кого. Но дело в том, что за последствия мировой мясорубки отвечать придётся российским гражданам.


О ВЗАИМОПОНИМАНИИ С ЗАПАДОМ

Послание Президента В. Путина, 2013:

«Считаю общим успехом, что выбор был сделан именно на основе фундаментальных принципов международного права, здравого смысла и логики мира. Удалось избежать, во всяком случае на сегодняшний день, внешнего военного вмешательства в сирийские дела и распространения волн конфликта далеко за пределы региона. Россия внесла в этот процесс весьма существенный вклад. Мы действовали твёрдо, продуманно и взвешенно. Ни разу не поставили под угрозу ни свои собственные интересы и безопасность, ни глобальную стабильность. На мой взгляд, так и должна действовать зрелая и ответственная держава. В результате, вместе с партнерами нам сообща удалось развернуть ход событий от войны к налаживанию общесирийского политического процесса и достижения гражданского согласия. Под международный контроль поставлены химические арсеналы Сирии. Их ликвидация — важный шаг в укреплении режимов нераспространения оружия массового уничтожения. Сирийский прецедент, подтвердил центральную роль ООН в мировой политике. Как показала ситуация вокруг Сирии, а теперь уже и вокруг Ирана, любая международная проблема может и должна решаться исключительно политическими средствами, не прибегая к силовым акциям, которые не имеют перспективы и вызывают отторжение у большинства стран мира».

В. Путин на обсуждении глобальных проблем клуба «Валдай» 22 октября 2015:

«Безусловно, Соединенные Штаты располагают огромным, самым большим в мире военным потенциалом, просто всегда трудно вести двойную игру. Объявлять о борьбе с террористами и одновременно пытаться использовать часть из них для того, чтобы расставлять фигуры на ближневосточной доске, как кажется, в своих интересах».

Сергей Лавров по итогам встречи с главой МИД Турции, 17 сентября 2015:

«У членов коалиции борющейся с „Исламским государством“ есть выбор: продолжать дожидаться ухода Башара Асада или начать сотрудничать с Дамаском для скорейшего разрешения кризиса».

Председатель думского комитета по международным делам А. Пушков в своём Twitter, 19 сентября 2015:

«Вопреки ожиданиям Обамы, в клочья оказалась порванной не российская экономика, а его собственная политика в Сирии. И теперь без России ему не обойтись».

Председатель думского комитета по международным делам А. Пушков в своём Twitter, 20 сентября 2015:

«Сотрудничество по Сирии нужнее США, чем России. Без него США окажутся на вторых ролях и проиграют битву за мировое общественное мнение».

В. Путин в интервью американскому журналисту Чарли Роузу для телеканалов CBS и PBS,29 сентября 2015:

«Мы не заполняем вакуум американского лидерства, мы пытаемся предотвратить создание вакуума власти в Сирии вообще, потому что как только уничтожаются государственные структуры в том или ином государстве, в той или иной стране, вот тогда создается вакуум власти, и этот вакуум моментально заполняется террористами. Так было в Ливии, и в Ираке, так было в некоторых других странах. То же самое происходит в Сомали, в Афганистане было то же самое. И ни о какой борьбе с американским лидерством для нас речи не идет… Об эффективности действий наших американских партнеров мы слышали в ходе отчета Пентагона в Сенате Соединенных Штатов. Низкая эффективность, надо прямо сказать. Я совершенно не собираюсь, знаете, иронизировать, кого-то там цеплять, или показывать пальцем на кого-то. Мы предлагаем сотрудничество, мы предлагаем объединить усилия. Боимся мы или не боимся? Нам нечего бояться. Мы в своей стране и контролируем ситуацию. Но мы прошли через очень тяжелый путь борьбы с терроризмом, с международным терроризмом, на Северном Кавказе».

Д. Песков в заявлении журналистам, 29 сентярбря 2015:


«Что касается темы изоляционизма, то она достаточно надуманна. Главное, тема изоляционизма противоречит логике здравого смысла, потому что в решении таких острых проблем, как Сирия, заниматься изоляционизмом контрпродуктивно».

Заявление С. Лаврова, 30 сентября 2015:

«Всё уже было сказано Минобороны РФ, не слушайте заявления Пентагона о наших авиаударах».

Сергей Лавров на пресс-конференции, 1 сентбяря 2015:

«Российская сторона хочет избежать любого недопонимания с военными США…Несмотря на то, что „Соединённые Штаты не всегда отвечают России взаимностью в вопросе соблюдения достигнутых соглашений“, в Москве придерживаются такой политики».

Д. Песков в эфире телеканала «Россия-1», 3 октября 2015:

«У них достаточно рабочие и очень конструктивные отношения. Ещё раз повторяюсь — очень конструктивные отношения, которые позволяют достаточно прямо ставить острые вопросы. И не скрывать такого непонимания, которое, скажем так, происходит по тем или иным темам. Можносказать, что они говорят на «ты»…С другой стороны, отметил он, об укреплении взаимного понимания говорить пока нельзя, поскольку американские партнёры не склонны проявлять гибкость и желание понимать аргументы других».

Пресс-секретарь президента РФ Д. Песков, 9 октября 2015:

«Дело не в лидерстве. Наверное, подавляющее большинство точек зрения, которые высказывают наблюдатели, аналитики в других странах — они являются диаметрально противоположными той точке зрения, которую изложил президент США. Но главное здесь не в лидерстве, главное здесь — те усилия, которые прикладывает Россия для борьбы с „Исламским государством“ и другими террористическими, экстремистскими группировками, и усилия, которые в конечном итоге направлены на сохранение Сирии как единого государства».

В. Путин в интервью ведущему телеканала «Россия-1» Владимиру Соловьёву, 11 октября 2015:

«Россия не претендует ни на какие дополнительные территории и не намерена ни с кем конфликтовать, однако в случае возникновения угрозы её безопасности готова дать отпор».

В.Путин, 13 октября 2015:

«Сейчас мы обсуждали на форуме по Сирии. Говорят, не туда мы стреляем. В воскресенье американская авиация разбомбила электростанцию и трансформатор в Алеппо. Зачем они это сделали? Кого там наказали? Какой смысл? Никому не понятно».

С. Лавров,13 октября 2015:

«Наши западные партнёры пока уходят даже от серьёзной дискуссии, в кулуарах давая понять, что там всё правильно написано, но мы не можем, по политическим соображениям, сотрудничать в этом вопросе. А политические соображения какие? Уже создана коалиция, которая легитимна для борьбы с террористами в Ираке, поскольку иракское правительство об этом попросило, и которое нелегитимно для такой же работы в Сирии. Вот и всё. И считают, что не нужно нам никакого Совета безопасности, потому что мы сами решим, а в Совете безопасности — Россия, Китай, Венесуэла, ещё какие-то страны, которые не всегда берут под козырёк. Это очень опасная тенденция, это плохо кончится».

С. Лавров, 14 октября 2015:

«Она (договорённость с США) должна заработать со дня на день. Я надеюсь, что сегодня окончательно будет поставлена точка в согласовании всех моментов. А дальше мы готовы садиться и с картами в руках договариваться, где террористы, по вашему мнению, где террористы, по нашему мнению».

Официальный представитель МИД РФ М. Захарова в своём Facebook, 14 октября 2015:

«Американцы отказались согласовать заявление председателя СБ ООН, осуждающее теракт в отношении российского посольства в Дамаске. Напомню, что там работают российские дипломаты — такие же, как мы с вами, российские граждане. Работают в очень тяжёлых условиях. Их жизни каждый день подвергаются опасности, а вчера по территории посольского комплекса и непосредственно зданию посольства были выпущены 2 мины. Слава богу, обошлось без жертв. Вместо осуждения террористической атаки американцы предложили нам возложить всю ответственность на власти в Дамаске, которые должны обеспечить безопасность диппредставительств».

В. Путин, 15 октября 2015:

«Я не очень понимаю, как наши американские партнёры могут критиковать действия России в Сирии по борьбе с терроризмом, если отказываются от прямого диалога по важнейшему направлению, такому как политическое урегулирование», — цитирует агентство слова президента».

Дмитрий Медведев, 17 октября 2015:

«Соединённые Штаты сами обратились к России с предложением бороться в Сирии с „Исламским государством“. РФ получила мандат от властей Сирии, но теперь США не идут на сотрудничество».

Официальный представитель МИД России М. Захарова, 18 октбря 2015:

«Это популистские рассуждения (о попытках отвлечь внимание от Украины). Это не вопрос какого-то соперничества, это не вопрос закрытия темы Украины или ухода в какие-то другие реалии. Нам приписывают соперничество с США: вторая супердержава и так далее. Вопрос в том, что в какой-то момент нужно признать ошибочность своих действий не потому, что кто-то так хочет, а потому, что это реальность. Мне кажется, что проблема Вашингтона в том, что они, забравшись на „Олимп“, никак не могут признать ошибочность того пути, который выбрали в отношении сирийского конфликта».

В. Путин, 13 ноября 2015:

«Мы готовы взаимодействовать с Вашингтоном, несмотря на то, что их действия в Сирии осуществляются в нарушение международного права — нет ни соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН, ни обращения сирийского руководства».

Официальный представитель МИД РФ М. Захарова, 12 ноября 2015:

«Напрашивается вопрос: какого масштаба убийство с помощью химоружия должно быть совершено международными террористами, чтобы наши западные коллеги наконец-то согласились предпринять в рамках СБ ООН адекватные данной угрозе безотлагательные и решительные действия».

В. Путин на совещании об итогах расследования причин крушения российского самолёта на Синае, 17 ноября 2015:

«Мы будем действовать в соответствии со статьёй 51 Устава Организации Объединённых Наций, предусматривающей право государств на самооборону.  Все, кто попытается оказать содействие преступникам, должны знать, что последствия от попыток такого укрывательства будут лежать полностью на их плечах».

ВЫВОДЫ: Данный раздел показательно демонстрирует уровень взаимопонимания между Россией и западными партнёрами касательно разрешения ситуации в Сирии. Его просто нет. Российские лидеры, работая для внутренней аудитории, пытаются раз за разом нарисовать доказательную картинку, что с Россией и её позицией в мире считаются и готовы приходить к компромиссам и пониманию. Однако тональность выступлений от ультимативных и шапкозакидательских («у членов коалиции борющейся с „Исламским государством“ есть выбор: продолжать дожидаться ухода Башара Асада или начать сотрудничать с Дамаском для скорейшего разрешения кризиса», «сотрудничество по Сирии нужнее США, чем России. Без него США окажутся на вторых ролях», «вопреки ожиданиям Обамы, в клочья оказалась порванной не российская экономика, а его собственная политика в Сирии») до «жаждущих любви» («мы предлагаем сотрудничество, мы предлагаем объединить усилия», «российская сторона хочет избежать любого недопонимания с военными США») — явное свидетельство изоляции России в этом «клубе рукопожатных». Удивительно, но кроме того, что лидеры РФ, ввязавшись в сирийский конфликт якобы бороться с терроризмом до сих пор «готовы садиться и с картами в руках договариваться, где террористы, по «их» мнению, где террористы, по нашему мнению. С кем же борются сейчас наши военные и оправданно ли? Ведь если исходить из заявления В.Путина, что «мы готовы взаимодействовать с Вашингтоном, несмотря на то, что их действия в Сирии осуществляются в нарушение международного права», можно сделать вывод: Россия намерена сотрудничать с нарушителями международного права — США, а, следовательно, и сама им пренебрегать.


О СОТРУДНИЧЕСТВЕ С ЗАПАДОМ

Председатель думского комитета по международным делам А. Пушков в своём Twitter, 23 сентября 2015:

«Есть узкое „окно возможностей“ для сотрудничества США и России в Сирии. Но они ограничены острыми разногласиями по Асаду, Украине и санкциями США».

В. Путин в интервью американским СМИ, 27 сентября 2015:

«Мы предлагаем сотрудничество и странам региона, мы пытаемся создать некую координационную структуру. Я лично проинформировал об этом президента Турции, короля Иордании, Саудовскую Аравию. Мы проинформировали об этом и Соединённые Штаты Америки, и господин Керри… имел обстоятельную беседу на этот счёт с нашим министром иностранных дел господином Лавровым, ну и военные наши в контакте между собой обсуждают эту тему. Мы будем рады, если мы найдём общую платформу для совместных действий против террористов».

В. Путин по итогам двусторонней встречи с президентом США Бараком Обамой, 29 сентября 2015:

«Сейчас в Сирии военные самолеты Франции, Австралии и Соединенных Штатов наносят ракетно-бомбовые удары не только по территории Ирака по формированиям ИГ, что, в принципе, соответствует международному праву, так как был запрос правительства Ирака. Но в отношении сирийской территории — это незаконно, потому что нет решения ни Совета безопасности по этому вопросу, ни соответствующего запроса официальных властей Дамаска. Я с большим уважением отношусь к своим коллегам — и к американскому, и к французскому. Но они, как мне известно, не являются гражданами Сирийской республики, поэтому вряд ли должны принимать участие в определении судеб руководства другого государства. Всё-таки это дело самих сирийцев».

В. Путин в интервью американскому журналисту Чарли Роузу для телеканалов CBS и PBS, 29 сентября 2015:

«Мы и так действуем, и действовали всегда по этому направлению, сотрудничали со многими странами, и продолжаем сотрудничать, в том числе с Соединенными Штатами. Мы постоянно направляем нашим коллегам по партнерским каналам спецслужб нужную для американских специальных подразделений информацию, для того чтобы внести свой вклад в обеспечение безопасности, в том числе и американских граждан, и в Соединенных Штатах, и за пределами США. Но полагаю, что сегодня такого уровня координации недостаточно, нужно плотнее работать друг с другом».

Сообщение Д. Пескова, 29сентября 2015:

«Не секрет, что для работы в центре в Багдаде также приглашались и американские специалисты, американские военные. К сожалению, они не приняли участия в первых мероприятиях, первых совещаниях».

Заявление замглавы МИД России Сергея Рябкова, 29 сентября 2015:

«Министерство приступило к выполнению распоряжений президента РФ Владимира Путина по взаимодействию с США по сирийскому кризису».

Заявление В. Путина, 30 сентября 2015:

«Россия заинтересована в объединении всех стран для борьбы с терроризмом, Москва предлагает подключиться к работе информцентра в Багдаде».

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков,1 октября 2015:

«Нет предпосылок для расширения антитеррористического фронта борьбы против ИГ в Сирии… Осуществляется координация в центре, в Багдаде. Пока других новостей в этом плане нет».

Заявление председателя Совета Федерации РФ Валентины Матвиенко, 5 октября 2015:

«Россия подтверждает приглашение всем заинтересованным в борьбе с „Исламским государством“ странам присоединиться к работе совместного координационного центра в Багдаде».

Мария Захарова: заявление в ходе брифинга,6 октября 2015:

«Российская сторона не сможет участвовать в операции возглавляемой США международной коалиции в Сирии, пока нет согласия легитимных властей арабской республики и Совбеза ООН».

Глава Минобороны Сергей Шойгу в ходе встречи с президентом РФ Владимиром Путиным, 7 октября 2015:

«Россия и коалиция по борьбе с террористами „Исламского государства“ не смогут решить поставленные задачи без поддержки друг друга».

М. Захарова: сообщение на брифинге, 8 октября 2015:

«Каналы связи между военными РФ и США созданы для контактов в кризисных ситуациях, а «не для того чтобы обмениваться новогодними поздравлениями».

Заявление В. Путина, 11 октября 2015:

«Они истратили $500 млн. Лучше бы нам отдали $500 млн — мы бы ими распорядились (лучше. — RT) с точки зрения борьбы с терроризмом. Но во всяком случае нужно вывести эту совместную работу на полноценный обмен развединформацией».

Заявление замглавы МИД РФ М. Богданова, 15 октября 2015:

«Контакты России и США по координации военных ведомств в Сирии идут очень интенсивно. Общаются практически каждый день, довольно интенсивно, часто. Уже было три телеконференции, через военного атташе».

Дмитрий Медведев в интервью программе «Вести в субботу», 17 октября 2015:

«Американцы недовольны, они нам говорят, что-либо удары наносятся не туда, либо цели не те. На наш вполне правомерный вопрос о том, чтобы они нам показали цели, по которым нужно работать, по которым нужно вести огонь, они нам говорят: „Нет, мы ничего не покажем“. „Хорошо, — говорим, — тогда покажите цели, на которые нельзя направлять вооружённые силы, по которым нельзя вести огонь“. Они говорят: „Нет, мы их тоже не покажем“. Ну что это за сотрудничество?».

В. Путин на дискуссионном клубе «Валдай», 22 октября 2015:

«США уже передают комплексы противотанковой борьбы сирийской оппозиции, и это большая ошибка».

Посол РФ в Великобритании Александр Яковенко, 28 октября 2015:

«Только Россия проводит антитеррористическую кампанию в Сирии законным путём. Действия американцев в Сирии незаконны, потому что они не согласовывали свои действия с сирийским правительством. В Ираке они как раз действуют в рамках закона, потому что их попросили о помощи власти страны. Проводить такие операции на территории другого государства можно на двух основаниях-либо по решению Совбеза, либо по просьбе правительства. Мы законно совершаем вылеты в Сирии, чего нельзя сказать об американцах».

В. Путин, 13 ноября 2015:

«Реакция со стороны американских и западных партнёров оказалась весьма сдержанной. Хотя, казалось бы, ИГ и аналогичные экстремистские группировки, орудующие в Сирии, представляют для наших стран однозначно общую угрозу. Нам пока не удалось продвинуться дальше согласования Меморандума о взаимопонимании между Министерствами обороны России и США о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полётов авиации в ходе операций в Сирии. Да и то с оговоркой со стороны американцев, что подобного рода взаимодействие никоим образом не следует расценивать как нормализацию контактов в военной сфере, замороженных по их инициативе».

ВЫВОДЫ: Можно ли назвать взвешенной, продуманной, политически и стратегически верным решение российского руководства ввязаться в сирийский конфликт на правах просителя сотрудничества, при этом пытаясь навязать коллективному Западу свою игру? Западная коалиция уже четыре года «распахивает» сирийское поле, сея в этой стране управляемый хаос, и вдруг, как чёрт из табакерки появляется ещё один «партнёр» и заявляет, мол, я тоже хочу посидеть у руля и помочь всем управлять этим хаосом, подвиньтесь. Да в Сирии идёт жестокая и циничная игра без правил. Но разве это стало открытием для российской власти? Когда идёт кровавая драка — бессмысленно усаживать драчунов за шахматную доску, есть большой риск, что шахматные фигуры полетят в твою же сторону. Что уже происходит. Поддерживать, симпатизировать, консультировать одну из сторон — да, но участвовать самим — не лучшее решение.


О СУДЬБЕ СИРИИ

Пресс-секретарь президента РФ Д. Песков, 23 сентября 2015:

«Россия судьбу Сирии никогда ни с кем не обсуждает. Судьбу Сирии обсуждает и принимает соответствующее решение сирийский народ».

С. Лавров в эксклюзивном интервью RT, 29 сентября 2015:

«Россия не может позволить Сирии развалиться, иначе альтернативой может стать халифат „Исламское государство“».

Д. Песков, 21 октября 2015:

«Естественно, говорить о политическом урегулировании (в Сирии. — RT) в условиях по-прежнему доминирующей террористической угрозы, которая чревата распадом Сирийской Арабской Республики и потерей территориальной целостности, не приходится».

ВЫВОДЫ: Полярные мнения, которые в очередной раз утверждают отсутствие единой позиции, целеполагания, средств и методов поведения РФ в разрешении судьбы САР.


О СОТРУДНИЧЕСТВЕ С ОППОЗИЦИЕЙ СИРИИ

В. Путин в интервью американскому журналисту Чарли Роузу для телеканалов CBS и PBS, 29 сентября 2015:

«Мы считаем, что вопросы политического характера в любой стране, в том числе и в Сирии, должны решаться, прежде всего, её народом. Но мы готовы оказать содействие и официальным властям Сирии, и здоровой части оппозиции в том, чтобы они нашли между собой какие-то точки соприкосновения и договорились о политическом будущем своей страны. Именно для этого мы организовали в Москве серию встреч представителей оппозиции и представителей правительства Асада. Мы приняли участие в Женевской конференции на этот счет. Мы и дальше готовы действовать в этом же направлении, подталкивая обе стороны, и официальные власти, и оппозиционные, к тому, чтобы они договаривались друг с другом, но мирными средствами».

Заявление пресс-секретаря президента России Д. Пескова, «Россия-1», 3 октября 2015:

«Вряд ли правда кто-то смог до сих пор объяснить, что такое умеренная оппозиция, а Владимир Путин достаточно живо этим интересовался и спрашивал, чем умеренная оппозиция отличается от неумеренной оппозиции».

Представитель Минобороны РФ генерал-майор Игорь Конашенков, 8 октября 2015:

«На сегодня фиксируем полный ступор у наших коллег. Из чего напрашивается следующий вывод: или умеренная оппозиция — это призрак и вы только делаете вид, что её поддерживаете».

Москва готова к сотрудничеству с некоторыми группами так называемой умеренной сирийской оппозиции. Об этом сообщил министр иностранных дел России Сергей Лавров. Он также подчеркнул, что партнёры РФ начинают понимать логику Москвы в борьбе с террористами ИГ на территории Сирии, и в этом вопросе начинает складываться конструктивный диалог, 12 октября 2015.

С. Лавров: заявление на пресс-конференции, 12 октября 2015:

«Мы вновь публично подтверждаем, что готовы взаимодействовать с такими патриотическими отрядами вооружённой оппозиции как в плане координации действий в антитеррористической борьбе на сирийской территории, так и с точки зрения вовлечения этих патриотических отрядов оппозиции в усилия по подготовке условий для политического процесса… „Мы заинтересованы в том, чтобы между той коалицией, которую создали США и куда входят многие страны арабского мира, включая страны Персидского залива, и нашими военными, которые сейчас работают в Сирии, была налажена координация. Чтобы речь шла не только о выработке правил, включающих непреднамеренные инциденты, а об этом практически договорились, но, чтобы речь шла также о координации совместных действий. Пока на это наши коллеги из коалиции не готовы. Просили мы и о том, чтобы нам сообщили, в каких районах работает нетеррористическая оппозиция, так называемая патриотическая оппозиция, чтобы мы учитывали это в наших действиях. На это тоже наши партнёры из коалиции не идут“».

Замглавы МИД РФ Сергей Рябков,13 октября 2015:

«Иногда странно слышать от американских коллег, что это США выступают за политический процесс и за политический диалог. В подтексте звучит, что будто бы Россия не выступает за это. Мне кажется, что всё обстоит с точностью наоборот. Иногда действия Вашингтона таковы, что у нас возникают сомнения, насколько США привержены реальному политическому диалогу».

Заявление замглавы МИД РФ Михаила Богданова, 15 октября 2015:

«Россия готова пригласить для консультаций в Москву представителей Свободной сирийской армии. Разумеется, чем быстрее, тем лучше».

С. Лавров в интервью программе «Вести в субботу», 4 октября 2015:

«Главное, что президент Сирии Башар Асад посетил Москву, провёл переговоры с президентом России Владимиром Путиным и благополучно вернулся домой. У нас в Москве за последние четыре года побывали практически все без исключения руководители различных оппозиционных групп: и Национальная коалиция, и „Братья-мусульмане“, и Национальный координационный комитет Сирии».

Замминистра иностранных дел России Михаил Богданов подтвердил, что представители Свободной сирийской армии посещали Россию: «Они постоянно здесь. Кто-то приезжает, кто-то уезжает», 26 октября 2015.

Официальный представитель МИД России Мария Захарова, 27 октября 2015:

«Мы с момента, если брать отправную точку — женевское коммюнике от 30 июня 2012 года — мы не прерывали нашу работу по этому документу, непосредственно занимаясь, в том числе, формированием благоприятной атмосферы, условий для сближения позиций Дамаска и оппозиции. Все эти годы мы работали и занимались именно этим».

С. Лавров в ходе пресс-конференции с коллегой из Белоруссии Владимиром Макеем, 27 октября 2015:

«Нужно чётко определить, кто является сирийской оппозицией».

Д. Песков,27 октября 2015:

«Вопросы политического урегулирования, соответственно, в рамках политического урегулирования, естественно, контакты с самым широким спектром тех, кто не имеет отношения к терроризму и экстремизму, безусловно, был на повестке дня».

Д. Песков 27 октября 2015:

«Неоднократно говорилось, что существуют определённые проблемы с идентификацией так называемой умеренной оппозиции. Существует также дефицит взаимодействия с нашими коллегами в плане выявления умеренных сил, которые могли бы помочь в противодействии террористическим, экстремистским организациям в Сирии».

Посол РФ в Великобритании Александр Яковенко, 28 октября 2015:

«„Свободная сирийская армия“ — это расплывчатое понятие. В неё входит множество групп, и вопрос в том, кто её представляет. У Свободной сирийской армии нет единого командования. Возможно, это действительно мнение одной из групп, а другая скажет, что готова сотрудничать. Нам важно найти именно такую, поэтому мы и обратились к британским коллегам».

Замглавы МИД РФ М. Богданов, 30 октября 2015:

«Мы, честно говоря, не знаем, кто входит в руководство Сирийской свободной армии. В целом, мы за то, чтобы они как структура участвовали. Кто её будет представлять, нам пока не очень понятно. Мы ждем, чтобы они сами как-то проявились более чётко, либо нам одновременно подсказали бы те наши партнёры, которые с этой Сирийской свободной армией имеют отношения».

Замглавы МИД М. Богданов, 3 ноября 2015:

«Эти контакты российского военного ведомства с представителями умеренной сирийской оппозиции представляются нам крайне актуальными и полезными, как с точки зрения борьбы с террористами, так и для продвижения политического процесса».

Замглавы МИД РФ Михаил Богданов, 13 ноября 2015:

«Россия провела встречи с представителями Сирийской свободной армии и считает, что их нужно привлечь к политическому процессу и контактам о прекращении огня. Москва готова провести встречу сирийских властей и оппозиции».

Владимир Путин в интервью агентствам «Интерфакс» и «Анадолу», 13 ноября 2015:

«Между тем мы готовы учитывать в наших действиях любую достоверную информацию о нахождении террористических группировок. У нас даже есть опыт сотрудничества с Сирийской свободной армией (ССА). Российская авиация нанесла несколько ударов по указанным ею целям. При этом мы исключили районы, обозначенные командирами ССА как подконтрольные им. К слову, это ещё раз подтверждает то, что мы не бомбим так называемую „умеренную“ оппозицию и мирное население».

ВЫВОДЫ: Итак, Кремль, откопав топор войны, «обнаружил», что в Сирии, помимо террористов ИГИЛ имеется в наличии ещё и оппозиция, в том числе умеренная. Но кто это, кем идентифицирована, в Кремле, судя из заявлений, не знают. При этом с 30 июня 2012 года официальная Москва «формировала благоприятную атмосферу и условий для сближения позиций Дамаска и оппозиции». Выходит, знали оппозиционеров, но молчали. Помимо этого оказывается, что представители Свободной сирийской армии «постоянно здесь(в России), кто-то приезжает, кто-то уезжает». Как следует из спичей, «Москва готова к сотрудничеству с некоторыми группами так называемой умеренной сирийской». Методом исключения приходим к выводу, что с другими группами сотрудничать не готова.

Как верно замечает аналитик Анатолий Несмиян, всего лишь месяц назад Сергей Лавров называл ССА «фантомной структурой», предлагая американцам напрячься и назвать имя хотя бы одного из ее руководителей. Еще ранее Свободная сирийская армия упоминалась российскими руководителями, как откровенно террористическая структура, а ее члены, которые ели на камеру куски человеческой плоти, лишь подтверждали такое утверждение. Что случилось, что за месяц бандиты и террористы, которых днем с огнем в последнее время было не найти, вдруг превратились в уважаемых партнеров — не уточняется.

Вполне возможно, что на самом деле ССА как была фантомом, так им и остается, растворившись в других террористических группировках. Но России важно демонстрировать движение к политическому процессу — поэтому позарез требуется хоть кто-то, кто сойдет за участника будущих переговоров. Поэтому и вытаскивается из-за печки откровенно фейковая группировка, у которой нет ни руководства, ни структуры — есть только бренд, которым пользуются все кому не лень. Вот только к реальному урегулированию это, конечно, не имеет ни малейшего отношения. Создается некая виртуальная картинка, на которую можно накладывать любой текст.


О ВОЕННОЙ ОПЕРАЦИИ

Владимир Путин в интервью Первому каналу и агентству Ассошиэйтед Пресс о возможности согласия Москвы на военную операцию в Сирии, 4 сентября 2013:

«Я этого (согласия РФ) не исключаю. Но хочу обратить Ваше внимание на одно абсолютно принципиальное обстоятельство. В соответствии с действующим международным правом санкцию на применение оружия в отношении суверенного государства может дать только Совет Безопасности Организации Объединенных Наций. Любые другие поводы, способы, которые оправдывали бы применение силы в отношении независимого и суверенного государства, недопустимы и их нельзя квалифицировать иначе как агрессию».

В. Путин в интервью американскому журналисту Чарли Роузу для телеканалов CBS и PBS, 29 сентября 2015:

«Россия не будет участвовать ни в каких войсковых операциях на территории Сирии или в других государствах, во всяком случае, на сегодняшний день мы этого не планируем. Но мы думаем над тем, как интенсифицировать нашу работу и с президентом Асадом, и с нашими партнерами в других странах».

Заявление постпреда РФ при ЕС Владимира Чижова, 30 сентбря 2015:

«Россия уведомила Евросоюз о решении нанести авиаудары по объектам террористических формирований в Сирии».

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков опроверг сообщения о том, что Россия предупредила США об авиаударах в Сирии за час до их начала, 30 сентября 2015.

Заявление официального представителя МИД РФ М. Захаровой, 30 сентября 2015:

«Мы проинформировали мировое сообщество о тех шагах, которые мы предпринимаем, и опять же, как подчеркнул сегодня Сергей Лавров, мы не просто открыты, а мы будем предоставлять информацию о всех наших шагах всем, кто заинтересован, кто будет задавать вопросы. Мы готовы информировать о том, что происходит непосредственно в отношении военной операции по просьбе Сирии в отношении ИГИЛ».

Заявление в ходе брифинга главы С. Лаврова, 1 октября 2015:

«Одних авиаударов по позициям „Исламского государства“ в Сирии недостаточно для того, чтобы эффективно ликвидировать группировку».

В. Путин, 11 октбяря 2015:

«Россия заранее предупредила западных партнёров об планируемой операции в Сирии. При этом Москву о подобных вещах никто никогда не предупреждает».

Пресс-секретарь президента России Д. Песков, 3 ноября 2015 г., отвечая на просьбу журналистов прокомментировать связь операции ВКС РФ против террористов в Сирии и крушения самолёта Airbus A321 в Египте, заявил:

«Какие-то гипотетические размышления на этот счёт абсолютно неуместны. Это абсолютно разные измерения, разные вопросы, и не нужно это увязывать».

Официальный представитель МИД России М. Захарова 3 ноября 2015 г. призвала не проводить параллели между урегулированием конфликта в Сирии и катастрофой самолёта Airbus А321 в Египте:

«Я не вижу каких-то здесь увязок, честно говоря. Сирийское урегулирование — это сирийское урегулирование».

В. Путин в интервью агентствам «Интерфакс» и «Анадолу», 13 ноября 2015:

«Наши действия в Сирии, а также возможные риски и последствия были тщательно, много раз просчитаны, и все необходимые для операции ресурсы — как финансовые, так и технические — заранее предусмотрены».

В. Путин на совещании об итогах расследования причин крушения российского самолёта на Синае, 17 ноября 2015:

«Наша боевая работа авиации в Сирии должна быть не просто продолжена. Она должна быть усилена таким образом, чтобы преступники поняли, что возмездие неизбежно.  Я прошу Министерство обороны и Генеральный штаб представить соответствующие предложения. Я проверю, как идёт работа Прошу Министерство иностранных дел Российской Федерации обратиться ко всем нашим партнёрам. Мы рассчитываем в ходе этой работы, в том числе и по поиску и наказанию преступников, на всех наших друзей».

ВЫВОДЫ: Шаг за шагом, слово за словом, но российское общество готовят к тому, что от ракетных и авиаударов РФ перейдёт к наземным операциям, в которых на начальном этапе участвовать не собиралась. Об этом говорит и уже увеличившийся в два раза российский воинский контингент в САР. Если «одних авиаударов по позициям „Исламского государства“ в Сирии недостаточно для того, чтобы эффективно ликвидировать группировку», то стоит ожидать расширения театра боевых действий в чужой стране, с самыми непредсказуемыми последствиями для россиян.


О СРОКАХ ОПЕРАЦИИ

С. Лавров на брифинге, 1 октября 2015:

«Ситуация на Ближнем Востоке и в Африке требует быстрого решения».

Пресс-секретарь президента РФ Д. Песков, 9 октября 2015:

«Буквально позавчера была встреча президента с министром обороны России, в ходе которой президент дал весьма позитивную и высокую оценку действиям Воздушно-космических сил в Сирии. Из этого мы и исходим. Как уже неоднократно заявлялось, в том числе президентом, в контексте вопросов о продолжительности этой операции: эта операция имеет своей целью оказать поддержку Вооружённым силам Сирии».

В. Путин, 16 октября 2015:

«Она имеет строго заданные рамки, авиация и другие средства применяются исключительно по террористическим группировкам. Есть также временное ограничение — на срок проведения сирийскими войсками наступательных операций против террористов».

Спикер Совета Федерации В. Матвиенко, 19 октября 2015:


«Сроки операции ВКС РФ против террористов „Исламского государства“ в Сирии зависят от результатов борьбы с боевиками».

Руководитель администрации президента РФ С.Иванов в интервью ТАСС, 19 октября 2015:

«Сроки операции ВКС РФ против террористов «Исламского государства» в Сирии зависят от результатов борьбы с боевиками… При этом из Сирии в Россию могут попасть тренированные радикалы. «Стараемся сделать так, чтобы в Россию некому было ехать из ИГ и все боевики остались лежать в земле Сирии».

В. Путин, 13 ноября 2015:

«В отношении сроков проведения операции в Сирии — перед российскими силами поставлена чёткая задача — оказывать авиационную поддержку наступлению армии Сирии на террористов. Поэтому время пребывания наших военных будет определяться исключительно по мере реализации этой цели».

ВЫВОДЫ: Хотели быстро, получилось, как всегда. Блицкриг, в котором бы российская авиация разбомбила позиции ИГИЛ, а кремлёвские дипломаты быстро всех усадили за стол переговоров и навязали свои правила игры, не удался. То, что могли сделать в минувшем году за считанные часы в Донбассе, на Ближнем Востоке сделать не просто сложно, для нынешней России в её состоянии — невозможно. Чужая страна, иной язык и культура, отсутствие общих границ с САР, другая религия, отсутствие чётких ориентиров «свой-чужой», международная изоляция РФ не оставляли шансов на успех кампании. Но Кремль заведомо пошёл на это, дав возможность усиления внешнего врага на украинском направлении. Или как уже говорят некоторые аналитики, «донбасском фронте». Поэтому и сроки военной операции «поплыли» в неизвестность.


О СТОИМОСТИ ВОЕННОЙ ОПЕРАЦИИ

Глава Минфина РФ Антон Силуанов, 2 октября 2015:

«У нас всё это делается в пределах бюджета Министерства обороны. Дополнительных расходов в текущем году мы нести не будем».

Д. Медведев в эфире телеканала «Россия-24», 3 октября 2015:

«Эти затраты обоснованы с учётом нынешнего положения нашей страны, а так же необходимости провести переформатирование наших вооружённых сил. Этих статей расходов, этих бюджетных средств вполне достаточно и для выполнения отдельных военных задач, как та, что в настоящий момент реализуется Вооружёнными силами России в Сирии».

Пресс-секретарь президента РФ Д. Песков, 10 октября 2015:

«Нет, это не является бременем для российского бюджета. Вы знаете, вооружённые силы находятся постоянно в подвижном состоянии, вы видите, что происходит — и внезапные проверки, и учения в том числе, очень широкомасштабные учения, собственно, в соответствии с географией Российской Федерации, поэтому, безусловно, на этом фоне подобная операция не выходит за рамки обычных бюджетов Министерства обороны».

ВЫВОДЫ: За бравыми утверждениями «низкой» стоимости военной операции в Сирии скрывается иное — её высокая цена, которую уже платим и ещё предстоит заплатить. Это цена политическая. Потерянные жизни и здоровье людей вообще не подлежат оценке.
Ввод советских войск в Афганистан в своё время, так или иначе, осудили Индия, Пакистан, Япония, Франция, Иран, Ирак, Китай, Судан, Саудовская Аравия, Марокко, Малайзия, Египет, Югославия, другие страны и некоторые зарубежные коммунистические партии. Против СССР были введены санкции, приостановившие рост народного хозяйства и приведшие к дефициту товаров. Московскую олимпиаду бойкотировали 65 государств. Десять лет войны в Афганистане, куда наши войска также вошли на непродолжительное время — выполнить интернациональный долг — привели к многотысячным потерям. 13 833 человека потеряла Советская армия, 572 человека — КГБ, 28 человек — МВД, 20 — Госкино, Гостелерадио, Минстрой. Почти 11 тысяч человек стали инвалидами, более пятидесяти тысяч получили контузии, ранения и травмы.

Уже после распада СССР американцы заявили, что это они втянули в войну в Афганистане русских, отомстив, таким образом, за Вьетнам. А. Н. Яковлев — один из лидеров горбачевской эпохи и главных «архитекторов» горбачевской «перестройки», (наступит время когда имя этого человека будет синонимом предательства, как имя Власова), в своих воспоминаниях пишет, что «имелось огромное количество материалов, показывающих, как работала американская разведка, готовя нам ловушку в Афганистане. В КГБ были переданы горы дезинформации».

Официальная Москва фактически «сдала» Донбасс, мотивируя это мифами о том, что защита русских людей — «это американская ловушка». Время показало, что мы могли и были обязаны навести порядок и подавить бандеровских террористов в этом регионе, а, возможно, и в соседних областях. Но в то же время мы, спустя каких-то 26 лет после вывода войск из Афганистана и всенародного осуждения нашего участия в этой войне наступаем на те же грабли и попадаем в ту же американскую западню в таком же — непонятном, сложном и непредсказуемом для нас исламском регионе.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Сирийский исход: попранные обещания народу

Если завтра война…

Сирия — краеугольный камень российской дипломатии

Сирийская карта будет бита

Сирийская карта во внешней политике России

Сирия: что дальше?




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
349
1147
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика