Сирийский узел: обзорный анализ

Сирийский узел: обзорный анализ

Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор

Любой проблемный анализ начинается с субъекта: является ли субъектом человек или общество, группа или государство, в межгосударственных и межсубъектных отношениях «государство – общество – человек». 


В комплексе тех  отношений, которые завязаны в узел для анализа, прежде всего, выделяется субъект отношений. Затем следуют заветные интересы и цели, которые ими движут, потом — средства, решения и стратегии, которые он применяет для их достижения, а затем образуется итог по принципу «здесь и сейчас». При этом есть прогноз отдалённых результатов, прогноз последствий, если мы говорим о конфликте, который не сиюминутен, а который рискует перейти в затяжной и затрагивает в своём поле стратегии.


УЧАСТНИКИ

Сирийский узел: кто в нём участвует? Это — президент Сирии Башар Асад, сирийская оппозиция или повстанцы, противостоящие ему, Россия, а также Соединённые Штаты Америки, Европа, Израиль, которые объединены в этом противостоянии в один субъект, Иран, Китай и ИГИЛ. 


Субъектов основного конфликта всего семь. Каждый из них имеет свои цели, использует разные средства, однако цели и средства США, Европы, Израиля одинаковы в своих доминантных корпусах. Почему там нет Латинской Америки, Африки, Саудовской Аравии или ещё кого-нибудь? Этот вопрос можно рассматривать, но тогда возникает вызов — до какой степени декомпозиции, дезагрегации и детализации необходимодоходить в каждой из этих колонок? Ответ следующий — в принципе, конца нет. При этом всегда можно спросить: «А этот субъект монолитен или существует внутри кто-нибудь?» И, безусловно, всегда кто-нибудь найдётся.

Но нижняя граница детализации проводится тогда, когда аналитик понимает, что степень декомпозиции достаточна для понимания основных движущих сил, для построения объяснительной модели, которая достаточно достоверна и позволяет прогнозировать развитие событий. Вот тогда и можно проводить эту нижнюю черту.


ИНТЕРЕСЫ И ЦЕЛИ

Башару Асаду надо физически уцелеть, сохранить власть, победить оппозицию, сохранить территориальную целостность Сирии, отвоевать территории, занятые силами ИГИЛ и повстанцами разных сортов, бороться с угрозой, исходящей от ИГИЛ.


Сирийская оппозиция — каковы её интересы и цели? Прежде всего, ей надо взять власть, побороться с конкурентами, в том числе с ИГИЛ и неконтролируемыми группировки. 

Что надо России? России необходимо:

·восстановить дружественные отношения с США

·снять санкции по поводу Украины

·забыть Крым

·сохранить влияние на Ближнем Востоке

·вернуть рукопожатность президенту России

·сохранить режим Башара Асада

·продемонстрировать военную мощь в регионе

·осуществить претензии на геополитическую и военную макросубъектность в мире

·подавить ИГИЛ, как источник терроризма

Кроме того, ей надо совершить акты внутрироссийского пиаровского свойства, адресованные собственному народу, а это — маленькая победоносная война, так как нужно, чтобы наша страна опять была консолидирована вокруг её лидера.

Каковы интересы США, Европы, Израиля, как совокупного субъекта? Интересы следующие:

·обезопасить Израиль

·разгромить ИГИЛ

·хаотизировать «пояс арабской солидарности», с территории которого исторически исходила и исходит угроза государству Израиль

·изолировать Россию

·втянуть Россию в войну на истощение (второй Афганистан для России)

·устранить Башара Асада и его режим

Что надо Ирану и всем остальным? Иран демонстрирует шиитскую солидарность, проводит антиизраильскую стратегию, борется с ИГИЛ. Китай соблюдает нейтралитет, придерживаясь политики мудрой обезьяны, которая сидит на горе, наблюдая за тем, как в долине дерутся тигры, поджидая момент, когда тигры устанут и ослабят друг друга, а она затем совершит победоносный манёвр. ИГИЛ стремится создать фундаменталистское государство Исламского Халифата. Получается, что каждый из семи субъектов в среднем имеет шесть, семь целей — 50 потенциальных элементов для анализа.


СТРАТЕГИЯ И СРЕДСТВА

Президент Сирии Башар Асад будет биться до победы или до смерти. И сирийская оппозиция  тоже —  до победы или до смерти. 


Россия же  показывает готовность к некой новой коалиции против ИГИЛ. Эта идея была озвучена на Генассамблее ООН.  Кроме того, России надо восстановить лояльность Запада, продемонстрировать военную силу, применить её, достигнуть пропагандистского эффекта внутри страны, сохранить власть Башара Асада и победить в этой войне.

США, Европа, Израиль имеют следующие стратегии решения и средства. Они представляют в этом «сирийском узле» квазимировую коалицию, объединённую под гегемонистским флагом Соединенных Штатов Америки. Они ведут дистантную войну: их солдаты по пустыне не ходят и ходить не будут. Они совершают действия, которые направлены на ликвидацию Башара Асада, на разжигание конфликта до уровня управляемого хаоса, занимаются провокациями, ведя информационные войны.

Иран придерживается следующих стратегических интересов: военно-техническое сотрудничество с Сирией, участие в вооруженных военных действиях. Китай выбрал политику «мудрой обезьяны на холме» и дистанцировался от участия в конфликте. ИГИЛ совершает боевые действия, вербовку сторонников, выстраивает государственность нового государства.  

Учитывая стратегии и тактики участников «сирийского узла», очевиднымидля анализа становятся от 150 до 200 таких элементов (без учёта перекрёстных вариаций).


ЧТО УЖЕ ДОСТИГНУТО

Каковы текущие результаты? Башар Асад получил политические гарантии со стороны России, но вместе с тем их утратил, так как после контакта заместителя министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова с представителем сирийской свободной армии (т.е. с повстанцами), Асада пригласили в Москву


Он встречался с президентом РФ Владимиром Путиным. Этот ход напоминает то, как сводили ополченцев и Киев, «сливая» идеи Новороссии и новой государственности. Похоже, что политические позиции Асада сейчас перемещаются в другую плоскость от его безусловной цели сохранить власть или погибнуть. Российские политики называют это «мирным урегулированием», а в простонародье это называется «сливом Сирии», «сливом режима Башара Асада», что чётко прогнозируется. 

Территориальных приращений, судя по реконструкции различных медийных сообщений, практически нет. Существуют позиционные движения из стороны в сторону, практикуются разрывные линии фронта, а точнее локализованные театры военных действий, то есть всё, что происходило и до прихода российской авиации в сирийском регионе.

Сирийская оппозиция пока не несёт военный урон: он для неё не критичен, так как эти потери компенсируются Америкой. 


Повстанцы укрепляют свои позиции: ответная реакция инициирована международной коалицией под американским знаменем, её снабжение усиливается, а политическое превращение легитимизируется. Повстанцы стали для Запада признанным субъектом международной политики.

Россия теперь вынуждена политически признавать субъектом тех, кого она ранее обвиняла в нелегитимности, бандитизме и терроризме. Очевидно, что проект новой международной антитеррористической коалиции не состоялся. Безусловно, что Иран, Ирак, Сирия и Россия — не коалиция, а — де-факто нахождение на одной территории примерно с одними целями. Улучшение отношений с Западом не прослеживается, наоборот, новая конфронтационная линия, кроме Украины, родилась по Сирии. Россия получила новый антироссийский политический фронт, суннитскую солидарность, Саудовскую Аравию, Катар и Турцию в качестве геополитического и очень раздраженного неприятеля. 

Россия, безусловно, продемонстрировала военную силу и самостоятельность поведения. Но этот факт имеет кратковременный и пропагандистский эффект. 


Информационные фейки в духе «наши прилетели, разбомбили и разобрались» долго не живут (то есть прилетели и за два дня сделали то, что не смогли за два года сделать американцы). Кроме того, Башар Асад начал менять своё политическое позиционирование. Фактически Россия на ходу меняет свои политические цели: то это — целостность Сирии, то — спасение единственного легитимного режима Башара Асада, то — реализация национальных интересов России, то — это борьба с терроризмом, то — борьба с ИГИЛ, то, как выясняется,— борьба с повстанцами, а теперь уже — и переговоры с повстанцами.

Коалиция американская создана в рамках дистантной войны. Режим Башара Асада на самом деле ослабляется. Даже Россия уже начала вести разговор о том, что «не важен нам Башар Асад или другой лидерсирийский народ решит, кто». А кто такой сирийский народ? Это те, кто по левую часть линии фронта с Башаром Асадом? При этом большая часть сирийского народа находится по другую линию фронта. Кто решит, кто есть сегодня сирийский народ? Американцы (в этом смысле) пока свои политические кратковременные цели реализуют. Фактически они сейчас разжигают конфликт чужими руками — бомбами России.

Коалиция получила поле для новых провокаций против России, и они уже начинаются: то Россия бомбит мирное население, а не ИГИЛ, то — повстанческую армию. При этом поразительно, как эту информационную провокацию против собственной страны поддерживает её президент. К примеру, на встрече с инвесторами на форуме «Россия зовёт» он рассказал об обращении к западной коалиции: «Дайте цели, по которым стрелять», а те говорят: «Не дадим». Тогда президент Путин говорит: «Дайте цели, по которым не надо будет стрелять». Они отвечают: «Не дадим». И вот наш президент разводит рукамит: «И что же делать?»

Возникает вопрос, а по каким целям стреляете, совершая по 50 боевых вылетов в день и в ночь? Разве можно давать такую «пищу» врагу в информационной борьбе против России?! Какое качество и уровень принимаемых решений? За странную сирийскую «идею» Россия уже платит гражданским самолетом с 224 погибших.

У западной коалиции реализуются стратегии защиты безопасности Израиля — антиизраильское государство и его режим разваливают, бомбят, растирают в пыль, оно теряет военный и политический потенциал, который угрожал Израилю. 


Кстати, Россия и в это внесла свой вклад: и когда разоружила Башара Асада, изъяв у него оружие сдерживания (химическое оружие); и когда вывела свои войска с базы в Тартусе; и когда не помогла поставить средства ПВО, взяв у Башара Асада деньги; и когда вообще туда не вошла ещё в ту пору, когда ИГИЛ существовал только в зародыше.

Иран демонстрирует самостоятельность и реализует свою стратегию, оказывает военно-техническую помощь Сирии, поддерживает Башара Асада, противодействует угрозе распространения ИГИЛ. Текущие операциональные цели он реализует.

Китай сохраняет нейтралитет, хотя наши пропагандисты однажды уже объявили совершенно безумные новости о том, что Китай поставил авианосцы к берегам Сирии, а китайские самолёты летают вместе с российскими и бомбят. Для чего был создан этот миф? Очевидно же, что кроме ухудшения отношений с Китаем, Россия более ничего не получит.

ИГИЛ продолжает свою государственную экспансию и торгует нефтью. Выясняется, что нефть у игиловцев покупают асадовские институты и повстанческие институты. С одной стороны, с ИГИЛ воюют, а с другой — торгуют. Этот новый эффект для ИГ является выгодным, т.к. в регион направился интенсивный приток наёмников, стимулированный заходом в конфликт России.

Кратковременный анализ результатов показывает, что бóльшая частьцелей, которые ставила Россия, провалилась, а те цели, которые реализованы, носят только кратковременный характер. Этовызывает новые угрозы стране, которые будут носить уже не кратковременный характер.


ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ

Прогноз отдалённых последствий. Наиболее вероятно, что Башар Асад будет смещён либо в режиме «слива» по минскому образцу, либо в режиме «военной неудачи». Сирийская оппозиция — под вопросом, судя по всему, придёт к власти некая коалиционная, марионеточная, бутафорская власть. 


По тому же сценарию развивались события в Ираке, только на этот раз будет гораздо хуже: на выходе может «родиться» нечто среднее между Ираком и Ливией. Произойдёт дезинтеграция единства страны и управления, появится нелегальная экономика, демпинг нефти, проще говоря, сирийское государство будет изрядно эрозировано и полуразобрано.

Россия не сможет соревноваться с западной коалицией своими экономическими и военными ресурсами (даже если она включит всю мощь своих ресурсов, как это было в Афганистане). 

Дай бог, сохранить лицо при плохой игре, уйдя из региона, чтобы не усугублять дальнейшие потери и не обслуживать интересы США, будучи втянутой в действия на собственное истощение.


К санкциям прибавится материальное, моральное, психологическое и политическое истощение. И теракты, которые уже начались. Башар Асад, как союзник, будет убран, от новой военной базы в Сирии ничего не останется, а экономические интересы будут эрозированы по сценарию Ирака и Ливии. Россию в этом «сирийском узле» ничего не ждёт, кроме потерь.

Наша страна рискует получить «афганский эффект». Во-первых, появятся «грузы-200». Судя по некоторым сообщениям, они уже появились, но информация об этом засекречена и запрещена, поэтому все страшные разговоры об этом можно допускать только на уровне реконструкции событий. Для России вероятен также иракский сценарий: страна становится объектом международной жёсткой блокады, а это повышает вероятность исключения углеводородного эмбарго на российские экспортные поставки.

Россия создала новые вызовы для ужесточения антироссийского фронта. Среди них — западный, проамериканский, исламско-суннитский. Усугубляется ситуация тем, что идёт работа по выдавливанию российского экспорта из Европы. Кроме того, Саудовская Аравия и страны Залива играют на нефтяном рынке, демпингуя с ценой нефти на выдавливание российских нефтяных поставок и в Юго-Восточную Азию. Всё это — рукотворный процесс, запущенный российскими правителями.

Очевидным становится и пиар-откат, так как искусственно созданная консолидация по поводу олимпиады и Крыма, сходит на «нет». Пиар-технологи надеялись её «подштопать» с помощью победоносной войны в Сирии, но, как видим, никакой победоносной войны там не получается, поэтому пиар-эффект будет отрицательным. 

Прогнозы экспертов заключаются в том, что Россия доживёт до явления, которое называется «от любви до ненависти — всего лишь шаг». Михаил Горбачёв и Борис Ельцин когда-то дожили до этого триггерного скачка, и наш президент в среднесрочной перспективе в такой же опасности. В целом это будет вклад в деградационные процессы правящего политического режима в стране, вклад, который приближает внутренний масштабный кризис в России.

Западная коалиция и Израиль в отдалённых последствиях подтвердят доминирование США. Очень важно недавнее заявление Китая о том, что Китай не претендует и не соревнуется с США за роль мирового жандарма. Это заявляет Китай, у которого ВВП больше американского! А Россия, у которой ВВП в 10-15 раз меньше американского, которая зависит от хулиганств Центрального банка России с девальвацией курса рубля к доллару, судя по всему, претендует на роль мирового геополитического жандарма.

Приглашение от Асада — это фигура речи. Когда Виктор Янукович, легитимный, по выражению наших политиков, президент на тот момент, попросил ввести войска, чтобы уберечь Украину от крови, которая и наступила, Россия на это не среагировала.

И ещё один момент. Речь пойдёт о безопасности государства Израиль. Безопасность, конечно же, является совершенно объективной задачей для любого государства. Безопасность Израиля будет усилена, потому что антиизраильский пояс всё более разрушается, и государство Сирия, наверное, уже не восстановится в обозримой политической перспективе до уровня, способного угрожать Израилю. Коалиция своей цели достигает.

Иран сохранит свое факторное значение в регионе, утрат практически не будет, даже при уходе Башада Асада. «Мудрая обезьяна на холме» выйдет из конфликта без издержек и проигрышей.

ИГИЛ будет существовать, так как появился он не сам по себе, а был рождён при участии, если допустить конспирологическую реконструкцию событий, западных стратегов и стратегий спецслужб. 


Он будет контролироваться как фактор сдерживания возрождения арабского мира. При этом ИГ будет контролироваться на уровне, который гарантирует террористическую безопасность для самих Соединённых Штатов и для Европы. В отношении вектора России он будет только разогреваться так же, как недавно этот вектор разогревался в отношении Чеченской республики и сепаратистской драмы на Кавказе. Пока что взорван только российский самолет. ИГИЛ не будет уничтожен, равно так же, как на сегодня не уничтожено движение Талибан и не уничтожена Аль-Каида. Дело в том, что эти образования и институты — подвижны и динамичны. Они маневрируют по региону как шарики ртути.


ВЫВОДЫ

Первый вывод. Внешняя политика России — третьесортная. Она практически не реализует ни одного стратегического целеполагания страны, за исключением краткосрочных внутренних пропагандистских эффектов, которые, к сожалению, только укрепляют механизм принятия решений в стране, ведущих к этой самой третьесортной политике. Россия проигрывает и качество, и комбинационные возможности игры на большой шахматной доске большой геополитики, а это — классика первого класса геополитической школы. К сожалению, амбиций, самонадеянности и неадекватности слишком много.

Второй вывод. Для России существует угроза геополитического давления и стягивания петли. Кроме того, нарастает угроза геоэкономической и экономической, финансовой, санкционной, политической блокады в результате подобных действий. Соответственно, безопасность России, в том числе военная, падает. Это результат ответных действий, инспирированных самой Россией. Её действия интерпретируются Западом как угроза европейской безопасности и стратегическим американским претензиям. У них для ответных действий — под столом $612 млрд. американского военного бюджета. И добавить к ним ещё финансы размером с весь российский военный бюджет — им по силам.

Этот неприятный вывод сделан не для того, чтобы кого-то принизить или огорчить, а для того, чтобы предложить властям включить когда-нибудь профессиональные институты. Надо перестать импровизировать и играться в игрушки-авантюрки.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4575
19096
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика