Сколько стоит война с топонимами?

Сколько стоит война с топонимами? От редакции "Россия навсегда": Автор Владимир Викторович Волк — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Переименование городов — тема тонкая, зачастую болезненная для целых поколений людей, которые имеют неоднозначное отношение к данным процессам. В России нет точной статистики количества переименованных населенных пунктов. Ни одна страна мира, пожалуй, не имела такой истории смут, переворотов, гражданских и отечественных войн, экспансий и связанной с ними ассимиляции народов. И все эти события волей или неволей отражались в топонимике, иногда обоснованной и логичной, чаще — на потребу времени и политической конъюнктуры. Достаточно вспомнить город Рыбинск, ставший Щербаковым, потом опять Рыбинском, ненадолго переименованный в Андропов, и вернувший исконное название. Или Владикавказ, который дважды назывался Орджоникидзе, а на некоторое время даже становился Дзауджикау.

Энтузиасты — исследователи данной тематики называют цифру в 400 больших и малых городов России, которые в разные периоды прошли процедуру переименований. Это около 35% от общего числа. Первая волна переименований в советской и постсоветской России прокатилась в поствоенный период с 1924 по 1929 годы (в 1925-м Царицын стал Сталинградом). Вторая волна переименований населенных пунктов прошла в 1956–1962 годах, во время борьбы с культом личности Сталина. В 1961-м Сталинград стал Волгоградом. В то же время из топонимики уходят Молотов (Пермь), Ворошилов (Уссурийск), Куйбышев (Белогорск), Щербаков (Рыбинск) и даже Чкалов (Оренбург). Третья волна связана с «перестройкой» (1985–1995): Ленинград вновь становится Санкт-Петербургом, Брежнев — Набережными Челнами, Свердловск — Екатеринбургом, Устинов — Ижевском, Горький — Нижним Новгородом, Орджоникидзе — Владикавказом.

Впрочем, периодически советское правительство не брезговало поощрять своих заслуженных деятелей увековечиванием в топонимике без всякой «революционной целесообразности» и каких-то глобальных централизованных кампаний. Например, В 1931 году всесоюзный староста Михаил Калинин лично подписал постановление о переименовании Твери, в которой родился, в город имени себя. 8 марта 1940 года, по случаю 50-летия Вячеслава Молотова, М.И.Калинин согласился с «пожеланиями общественных организаций» Перми и утвердил указ о переименовании города в Молотов. Нижний Новгород был переименован в Горький — здесь родился пролетарский писатель. В 1982 году после кончины Леонида Ильича «по многочисленным просьбам трудящихся» Набережные Челны стали Брежневом (кстати, сам генсек там никогда не был). Самый поздний город имени генсека возник на карте Союза в 1985 году. Город Шарыпово (Красноярский край) получил название Черненко сразу после смерти своего уроженца. Но был и совершенно уникальный прецедент: в блокадном Ленинграде Исполком Ленгорсовета принял решение о возвращении исторических названий 20 улицам, проспектам и площадям города и о переименовании проспекта Ленина в Пискаревский.

Процессы замены топонимов шли и в других республиках, особенно в густозаселённой и урбанизированной УССР. Переименованиям в разные периоды и под влиянием различных процессов — указов «сверху», «просьб» трудящихся или под давлением «снизу» — подвергались областные центры Донецк, Днепропетровск, Луганск, Кировоград, крупные промышленные города Мариуполь, Днепродзержинск, Красный Луч, Артёмовск, Алчевск, Стаханов, Свердловск, Красноармейск. Но, пожалуй, такой глобальной топонимической «чисти», которую в текущем году затеяли «проевропейские» и «проамериканские» киевские власти, не знал ни СССР с его большевистским задором и генсеками, ни «перестроечная» Россия, ни Европа с Америкой, где смена названия какого-то города — событие в последнее время крайне редкое.

В апреле 2015 года Верховная Рада приняла о закон №2558 «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики», согласно которому должны быть переименованы области, районы, города, села и улицы, которые имеют советские названия. В украинском парламенте эти законы назвали «пакетом о декоммунизации». Разработчики внесли в карту 877 населенных пунктов, которые в обязательном порядке должны переименовать до 21 ноября.

Любопытно, что как и в случае с «ленинопадом», отменой языкового закона, который в числе первых приняли устроители государственного переворота на Украине (так и не подписанного самозваным и.о. президента Турчиновым), новая волна националистического шабаша снова направлена преимущественно против оппонентов режима, живущих в юго-восточных областях Украины, ДНР и ЛНР и даже… российского Крыма.

Больше всего населенных пунктов, которые режут слух националистов, в Донецкой области и ДНР (10 городов, 16 поселков, 62 села), в Днепропетровской (3 города, 7 поселков, 71 село), Харьковской (2 города, 25 поселков, 70 сел), Луганской и ЛНР — около 50, в Крыму — 66, в Херсонской — более 30. Киев возжелал уничтожить историческую память Новороссии ударными темпами, которые не снились даже ненавистным им большевикам. Хотя в информации о массовых переименованиях в 20-е годы городов, названных в честь монархов или святых, больше мифологии, чем реалий. Публицист Дмитрий Покров замечает, что в таком случае были бы стерты с карты СССР такие названия как Петропавловск-Камчатский (назван в честь апостолов Петра и Павла), Богородск Горьковской области, Богородицк Тульской, Богодухов Харьковской, Белая Церковь Киевской, Архангельск (в честь Михайло-Архангельского монастыря), Александров-Сахалинский (в честь Александра II), Александрия (в честь Александра I) Кировоградской области, Благовещенск (в честь храма Благовещения Пресвятой Богородицы) Амурской области, Воскресенск (по церкви Воскресения Христова) Московской области, Княгинино (от княгини) Горьковской области и десятки других.

«А вообще, много ли городов было переименовано после Октябрьской революции? По моим подсчетам не более 90, что в принципе не так много. Из них по так называемым идеологическим причинам порядка 25, то есть примерно 3% от общего числа городов (около 800) полученных в наследство от царской России. Около 50 переименований носили мемориальный характер, но, по-моему, это довольно нормальное явление и присвоение Гжатску имени Юрия Гагарина, а Симбирску фамилии Ульяновы никак не входит в противоречие с российской традицией памятной топонимики. Для сравнения можем взять город Петрозаводск названный в честь императора Петра I», — пишет Покров.

Итак, какие же названия предлагают украинские наци с большевистскими замашками? Наиболее громкими и скандальными могут стать переименования областных центров Днепропетровска и Кировограда. Бывший Новороссийск, в затем Екатеринослав, в 1926 году был переименован в честь советского партийного и государственного деятеля Петровского (еще при его жизни). Националисты заготовили днепропетровцам и варианты новых названий: Сичеслав, Кодак, Половица и даже Махноград. Обсуждалось и сокращенное простонародное название «Днепр». Вот только ни одно из них не нравится горожанам. Промежуточный опрос населения в Днепропетровске, который в целом закончится 28 августа, «убил» инициаторов декоммунизации наповал. С огромным отрывом лидирует нынешнее название города. Уже сейчас в мэрию поступают десятки коллективных и частных писем от возмущенных горожан, которые не хотят переименовывать Днепропетровск.

О переименовании Кировограда говорят уже несколько лет. Многие горожане ратуют за то, чтобы вернуть областному центру имя Елисаветград. В марте 2010 года Кировоградский городской совет принял решение о вынесении вопроса на городской референдум. Но так как украинское законодательство ни тогда, ни сейчас не урегулировало процедуру проведения местных референдумов, вопрос остался нерешённым. К тому же в названии Елисаветград националисты видят угрозу украинской государственности — ведь это возвращение к российским истокам этого населённого пункта, входившего во времена Григория Потёмкина в состав Новороссийского края. На удивление, сами кировоградцы, за редким исключением, не против возвращения городу исконного русского названия. Даже молодёжь, выросшая в атмосфере тотальной русофобии.


То, что отношение многих жителей к переменам действительно неоднозначное, подтверждает и мэр «прифронтового» райцентра Артемовска Алексей Рева: «Люди спрашивают, а что, мол, у нас от этого добавилась пенсия, зарплата, возникли новые рабочие места? Мы в 1991 году первыми на Украине проводили референдум по поводу переименования города. Тогда 90% горожан проголосовали за сохранение названия Артемовск, 10% выступали за переименование его в Бахмут (историческое название города Артемовска — прим.авт.)». На недавно завершившихся общественных слушаниях относительно переименования Артемовска под нажимом Киева было принято решение вернуть городу название Бахмут.

Руководитель центра «Третий сектор» Андрей Золотарев, комментируя процесс декоммунизации на Украине, цитирует императора Священной Римской империи, испанского короля Карла V, который в ответ на предложение герцога Альбы выкопать и сжечь останки вождя Реформации Мартина Лютера, заявил: «Я воюю с живыми, а не с мертвыми». «Власть, которая ничего не может дать живым, начинает воевать с мертвыми и с прошлым. Почти 25 лет — это достаточный срок, чтобы мы могли говорить о том, что призрак коммунизма не бродит по просторам Украины. Для нынешней украинской власти, я считаю, большую угрозу представляет олигархический популизм в исполнении Игоря Коломойского. Он может собрать Майдан, в отличие от всех левых и „Оппозиционного блока“. Очевидно, что красный флаг и борьба с красными была вытащена одновременно с разразившимся коррупционным скандалом в правительстве, информацией о хищении 7 млрд гривен (более 300 млн долларов по нынешнему курсу) кабинетом Арсения Яценюка. То есть власти классически перебивают тему. Кроме того, есть еще группа профессиональных патриотов, и тут, как говорится, сошлись интересы мерзавцев и идеалистов. Как результат, в Днепропетровске 70% населения против переименования города. Понятно, что этот вопрос не является жизненно важным, но это маркер „свой — чужой“. И таким образом, власть способствует росту оппозиционных настроений — одним махом, только в Днепропетровске сразу 70%. В то время когда власти нам постоянно твердят, что ни на что нет денег, оказывается, на переименования деньги есть. В стране, которая находится в преддефолтном состоянии…», — говорит Золотарев.

Масштабное переименование, затеянное Киевом, обойдется в астрономическую сумму. Чиновники называют разные цифры: от 1 до 1,5 миллиардов долларов, это без анонсированного переназвания районов в городах, улиц, площадей, других объектов. Например, того же мариупольского завода имени Ильича. Это не просто декоммунизация, это целая война, стоящая огромных денег и поражающая каждого жителя переименовываемого пункта. Всех «коммунистических объектов» в Украине до сих пор точно не подсчитали, но речь идет о 12–15 тысячах названий. «Оппозиционный блок» в парламенте констатирует, что на эти деньги можно было бы повысить пенсии на 400 гривен каждому пенсионеру.

Специалисты прогнозируют, что затраты на переименование одного города от 5 до 200 миллионов долларов. Переименование Жданова в Мариуполь (население 480 тысяч человек) в перестроечный период обошлось в $24,5 миллиона. Расходы складываются из многих составляющих. Всем учреждениям и предприятиям придется менять документы, заказывать новые печати и штампы, обновлять вывески. Понадобятся новые указатели и знаки на дорогах, въездах в населенный пункт, трассах по всей стране. Надо будет снабдить новыми картами, атласами множество учреждений, при этом не только расположенных в переименованном городе, но и повсеместно.

Еще в 2009 году власти Цюрупинска Херсонской области подняли вопрос о переименование города с населением чуть больше 20 тысяч человек. Подсчитали: нужно пять миллионов долларов. Именно финансовая составляющая заставила отложить этот вопрос до лучших времен. По всей вероятности, лучшие времена для Украины уже наступили, что мэр Новограда-Волынского Владимир Загривый даже предложил Петру Порошенко переименовать Украину в «Украину-Русь». Как объяснил мэр, «именно это наименование было украдено у украинского народа вместе с его славной историей и присвоено несколько веков назад нынешней страной-агрессором. Такие вот метаморфозы в национальном сознании украинских чиновников, оказывается, название можно просто украсть, как кусок сала.

Стоит в этой связи вспомнить, что в начале июля в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект о запрете России называться Россией, потому как «эксклюзивное право на „бренд“ принадлежит исключительно Украине, использование в качестве официального синонима Российской Федерации является агрессивным напоминанием гражданам Украины о временности украинской государственности и посягательством на государственный суверенитет Украины», — говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Что будет, если местные общины, не проголосуют в ходе опросов за переименование своих городов, как это прописано в законе? А это никого в Киеве не интересует! Украинское законодательство запрещает проведение местных референдумов, опросы не являются официальным актом, значит, города будут переименовывать без согласия граждан. Переименование улиц и площадей возложено на местные советы. Если депутаты этого не сделают, то председатель совета обязан будет переназвать населенный пункт своим распоряжением. И для такого «нужного» дела найдутся добровольцы из числа вооружённых бандитов, которые с помощью автоматов «помогут» мэрам принять нужные решения.

«В соответствии с пунктом 29 части первой статьи 85 Основного Закона Украины вопрос переименования населенных пунктов отнесен к полномочиям Верховной Рады Украины. С учетом положений статьи 91 Конституции Украины это означает, что такой акт (постановление) парламента Украины принимается большинством голосов народных депутатов Украины от конституционного состава Верховной Рады Украины; то есть, не менее 226 голосов является достаточным. Подобный акт парламента не может быть ветирован президентом Украины, поскольку не является законом, и вступает в силу со дня принятия», — пишет юрист Андрей Магера, заместитель главы Центральной избирательной комиссии в своем Facebook. То есть процесс запущен, и он не предусматривает иной процедуры, кроме обязательного и беспрекословного переименования.

Чем украинские националисты отличаются от коммунистов, от наследия которого пытаются избавиться? Собственно, ничем. Так же действовал и советский режим. Например, 9 ноября 1962 года город Станислав был переименован в Ивано-Франковск, а Станиславская область переименована в Ивано-Франковскую указом Президиума Верховного Совета Украинской ССР от 25 октября 1962 года. Этим же указом город Хрущев Кировоградской области переименован в город Кремгэс. Без плебисцитов.

Казахстан волна переименований охватила сразу после обретения им независимости. К 2005 году в республике переименовали почти 60% всех географических объектов. Меньше всего смена вывесок коснулась Северного и Восточного Казахстана. Возможно, это связано с тем, что в Северном Казахстане значительная часть топонимики традиционно была славянской. Русскими были основаны почти все города степного края, Закаспийской и Семиреченской областей, а также несколько городов Сырдарьинской и Ферганской областей. Многие северные города современного Казахстана имеют более чем трехвековую историю.

Так, Уральск был основан русскими в 1584 году, Гурьев, ставший после обретения Казахстаном независимости Атырау — в 1640 году, Семипалатинск — в 1718 году, Павлодар — в 1720 году, Петропавловск — в 1752 году. Современная столица Казахстана Астана была основана как казачий форпост Акмолинск в 1830 году. В настоящее время казахская власть периодически подогревает в обществе вопросы топонимики, в частности необходимости переназвания Павлодара, Петропавловска, Семипалатинска.

Идея переименований не покидает умы административных работников и некоторых российских регионов. Старт новому тренду задали в минувшем году в Краснодаре, где глава города Владимир Евланов предложил жителям вернуть столице Кубани историческое название Екатеринодар. В постсоветский период вопрос о переименовании города в Екатеринодар поднимался дважды. В 1993-м на референдуме 70% горожан проголосовали против: затраты на переименование оценили в 70 миллионов рублей — расходы неподъемные ни для города, ни для края. Вторично вопрос подняли в 2005-м, сумму затрат на переименование оценили в 200 миллионов, да и горожане не имеют желание менять название города.

В том же 1993-м году в Кирове прошел референдум о возвращении городу исторического имени, но 71% горожан высказался против. Впоследствии вопрос о переименовании поднимался как минимум шесть раз, пока изменения в федеральном законодательстве не позволили 20 декабря 2012 года принять сразу в двух чтениях изменения в закон «Об административно-территориальном устройстве Кировской области», позволяющий обойтись без референдума, только лишь «выявляя мнение населения по поводу переименования». Но мнение людей непоколебимо. Название Киров выглядит для них предпочтительней исторической Вятки.

В 2008 году ульяновский мэр Сергей Ермаков высказался за переименование, утверждая, что в 1924 году имя сменили из политических соображений, а вовсе не по «настоятельным требованиям населения». Но инициатива мэра о возвращении имени городу не нашла поддержки у жителей, особенно на фоне информации о суммах затрат на переименование, переваливающих за 100 миллионов рублей.

Переименование Волгограда в Сталинград, о котором периодически возникают дискуссии в СМИ, по оценкам мэрии, потребует огромных расходов. И не только дефицитного регионального бюджета, предприятий транспорта и городской инфраструктуры, но и местных жителей — около 177 миллионов рублей личных расходов горожан на пошлины. Кроме того, нельзя игнорировать и историческое название Волгограда — Царицын. Сегодня Волгоград называется Сталинградом один день в году — 9 мая. Для этого даже меняются таблички на въездах в город. Есть и ещё одно интересное предложение: присоединить к Волгограду часть территорий соседних сельских районов в новый городской район и дать ему название Сталинградского. Тем более, что знаменитая битва проходила не только на берегу Волги, география боёв распространялась далеко на запад, до самого Дона. Но опять же для этого нужны огромные ассигнования, взять которые можно только из карманов и без того не жирующих жителей региона.

Не успели над улицами Крыма отстрелять салюты по поводу присоединения полуострова к России, как с инициативой переименования главного проспекта Симферополя имени Сергея Кирова в имени Владимира Путина вышел российский предприниматель Умар Джабраилов — советник помощника президента РФ Сергея Приходько. Параллельно он обратился к правительству Республики Крым с предложением рассмотреть такую возможность. В 2008 году указом президента Чеченской Республики Рамзана Кадырова проспект Победы в Грозном уже был переименован и получил имя российского президента. Как бы это не стало всеобщей тенденцией.

Экономическая составляющая, пожалуй, и должна быть важным мотивом решений по изменению топонимики. Как, впрочем, и здравый смысл с чувством меры. Очень наивно полагать, что безобидное переименование «в честь» или «во имя исторической справедливости» не несёт в себе определённых скрытых угроз. Вслед за отказом от советских названий топонимов, волей или неволей, власть и инициаторы подобных жестов «отрезают» и память о высоких социальных стандартах жизни и прав людей, имевших место в СССР. К которым при нынешнем режиме невозможно вернуться, и которые власть даже не пытается воссоздать. Может, в этом и есть смыслы современных «декоммунизаций», что демонстрируя надутое картонно-декоративное величие, организаторы ярких всероссийских празднеств драпируют мавзолей Ленина? Через войну с уважаемыми мёртвыми сохранить власть над покорными живыми.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

В фокусе борьбы — культура

Особенности массовых информационно-психологических манипуляций

Держитесь правды или о проблеме манипуляции сознанием в современной России

Влияние лжи на здоровье человека: психологический, социальный и нравственный аспекты

Мифологизаторство истории в Казахстане: политологический аспект проблемы



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5282
17910
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика