Совершенствование Конституции РФ: к постановке проблемы

Совершенствование Конституции РФ: к постановке проблемы

Авторы: Ковалева Светлана Викторовна — доктор философских наук, Костромской государственный технологический университет; Степанищенко Ольга Викторовна — кандидат политических наук, Кубанский государственный технологический университет (г. Краснодар).

О публикации: В статье обосновывается необходимость изменения Конституции РФ в части разрешения государственной идеологии, основанной на цивилизационно-идентичной русской идее. Авторы предлагают сделать это путем «точечной корректировки» Основного Закона, которую допускает и Президент РФ Владимир Путин.

Однако следует помнить о том, что принять поправку к Конституции РФ в части изменения статьи 13 невозможно: эта статья находится в «защищенной» главе 1 «Основы конституционного строя». Любое положение главы 1 не может быть изменено иначе, чем путем пересмотра Конституции и принятия новой. Для пересмотра Конституции требуется созыв Конституционного Собрания. Порядок формирования и работы Конституционного Собрания должен быть установлен федеральным конституционным законом, и пока такой закон не принят, созыв Конституционного Собрания и изменение статьи 13 Конституции РФ невозможны. Более того, изменение одной 13-й статьи не даст желаемого эффекта: либеральной идеологией пропитана вся Конституция и законодательство РФ.

Говоря о возможности «точечной корректировки других глав Основного Закона», Президент РФ имел в виду внесение изменений в главы 3–8 Конституции РФ. Однако такого рода поправки не способны существенным образом повлиять на идеологию страны.

В целом нужно поддержать идеи авторов статьи: стране нужна идеология, без нее страна не может быть успешной, а в текущей ситуации идеология необходима для выживания и возрождения великой России.

Опубликовано: в научном издании Вестник Костромского государственного университета им. Н.А.Некрасова №4, 2014 г.


Безусловно, основные мировоззренческие аспекты, которые помогают человеку осуществлять компетентную деятельность в рамках социума, создаются и формируются относительно сущностных качеств сознания усилием воли индивида. Однако без информации, которая ориентирует участников социального взаимодействия в системе общества, практически невозможно создать устойчивую структуру как внутреннего мира, так и внешней реальности. Особенно значимым для стабильного развития социальной среды являются политические ценности, их воздействие на сознание личности, которая осмысленно внедряет их в практику собственного развития и становления гражданского самосознания. Это, в свою очередь, накладывает определенные обязательства и на государственные структуры.

Важнейшей основой функционирования государства является единое правовое пространство, которое обеспечивается верховенством закона, и прежде всего его Конституцией. Именно Конституция определяет нормы, регулирующие основы государственного конституционного строя РФ, правовое положение человека и гражданина, федеративное устройство, организацию и функционирование органов государственной власти и местного самоуправления. По сути, Конституция представляет собой базовый комплекс нормативных принципов, сознательное усвоение которых способствует развитию и становлению гражданских основ личностного мировоззрения, а также детерминирует устойчивое, стабильное существование общества и государства.

Не так давно действующей российской Конституции исполнилось 20 лет, и, по образному выражению А.В.Торкунова, эти годы она «честно „отработала“ для России и должна впредь работать на будущее страны» [8]. Тем не менее оценки этого документа, как в отечественной, так и зарубежной науке, далеко не однозначны. По мнению одних авторов, «Конституция Российской Федерации сыграла роль ценностного „ядра“ общественного согласия, постепенно сняв, как анестетик, раздиравшее постсоветский социум идеологическое напряжение… Благодаря своему эффективному процедурному инструментарию она позволила к концу 1990-х сформировать если не консенсус политических сил, то как минимум среду, в которой могли конструктивно сосуществовать конкурирующие элиты» [9, с. 47].

Высказывается и прямо противоположная точка зрения, согласно которой Конституция РФ далеко не идеальна, а, следовательно, нуждается либо в полном обновлении [6], либо в корректировках.

Подчеркнем, что разброс мнений по проблеме изменения содержания Конституции достаточно широк. Высказываются предложения о совершенствовании отдельных конституционных норм [2, с. 2–4; 10, с. 34–38], а также предлагаются достаточно обширные планы изменения действующей Конституции в целом [см.: 1, с. 33–37].

Как это часто бывает в последние годы в российской истории, итог дискуссии «подвел» Президент РФ. Выступая с посланием к Федеральному Собранию, он отметил тот факт, что именно Конституция 1993 г. «соединила два базовых приоритета — высочайший статус прав, свобод граждан и сильное государство, — подчеркнув их взаимную обязанность — уважать и защищать друг друга», а «конституционный каркас должен быть стабильным, и прежде всего это касается второй главы Конституции, которая определяет права и свободы человека и гражданина… При этом конституционный процесс нельзя рассматривать как окончательно завершенный, мертвый. Точечные коррективы других глав Основного Закона возможны, а порой — необходимы» [5].

Действительно, отдавая должное той, несомненно, позитивной роли, которую сыграла Конституция 1993 г. в один из самых драматичных периодов российской истории, стремительно наступающая новая эпоха в жизни не только нашей страны, но, пожалуй, и всего человечества требует поиска столь же обновленных подходов к формулировке базовых правовых и политических принципов. Нормативная база должна строиться и развиваться так, чтобы выдержать очередной исторический удар, и, как это всегда и бывало в отечественной истории, «новая» Россия должна выстоять и сохранить свой уникальный гражданский потенциал.

Вполне вероятно, что в определенных корректировках нуждаются некоторые нормы, закрепленные в Основном Законе страны, касающиеся конкретизации и балансировки отдельных статей, но нам хотелось бы обратиться к вопросу, как представляется, чрезвычайно актуальному. Одной из норм Конституции Российской Федерации является запрет государственной идеологии.

Так, ст. 13 Конституции гласит, что государством признается идеологическое многообразие (п. 1 ст. 13), при этом никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (п. 2 ст. 13). Введение этой нормы в постсоветский период прошло почти «незамеченным», а объяснение подобной узаконенной деидеологизации объяснялось наследием советского прошлого, но ведь речь в Конституции идет не о коммунистической идеологии, а об идеологии в целом. Так что же такое идеология и чем она так страшна, что требует столь фундаментального ограничения, причем именно в российской Конституции? Автор проанализировал десятки основных законов других стран и ни в одной из них, включая Конституцию Германии 1949 г., принятую после несопоставимо более страшного периода истории, подобной нормы нет.

В начале XIX в. термин «идеология» ввел в научный оборот А.Л.К. Дестют де Траси, определив таким образом «учение об идеях», которое должно было, по мысли французского ученого, выступать в качестве основного принципа для руководства как в науке, так и в социальной жизни, или, иначе говоря, составлять систему знаний первооснов морали, политики, права.

Впоследствии к этому вопросу обращались десятки исследователей, и сегодня идеология рассматривается как совокупность системно упорядоченных взглядов, выражающая интересы различных социальных классов и других социальных групп, на основе которой осознаются и оцениваются отношения людей и их общностей к социальной действительности в целом и друг к другу [7].

Несмотря на достаточно обширную критику идеологий как некоего базового концепта, подобные системы взглядов существуют в подавляющем большинстве государств мира, выступающих в качестве хоть сколько-нибудь значимых акторов мирового политического пространства: для США — это Manifest Destiny (манифест судьбы), термин, впервые использованный О’Салливаном в 1845 г. для обоснования расширения территорий США, а сегодня широко применяемый при объяснении «миссии» США по «продвижению» демократии во всем мире; для Китая — идеи конфуцианства; для Израиля — идея священной для еврейского народа земли Эрец-Исраэль, сохраненная в течение нескольких тысячелетий и ставшая основной государственного строительства в середине ХХ в.

Русская национальная идея имеет не менее глубокие исторические корни. Именно она выступает первоосновой самого существования государства — уникального, самобытного, являющего собой пример удивительно устойчивого образования, способного в любых исторических условиях к возрождению и развитию. Российская цивилизация удивительным образом сохраняет не только огромные территории, но и многообразие культур населяющих ее народов. Не совсем верным представляется сведение русской идеи исключительно к православному ее началу. Будучи толерантной по сути (а не в том смысле, в котором, к сожалению, рассматривается толерантность в наше время), Россия приемлет различные (но единые в своей духовно-нравственной основе) православие и ислам, буддизм и иудаизм. Именно коммунитарность, являющая собой мощный противовес национализму в любых его формах, и есть настоящая русская идея и стержневая основа государственной идеологии. В мире нет ни одного другого государства, подобного России.

В середине ХХ в. на Западе получили популярность теории деидеологизации. В числе наиболее известных теоретиков подобного направления можно назвать Р.Арона, утверждавшего, что идеологический подход к анализу общественной жизни закончился и на смену ему пришла прагматическая истина и социальная инженерия [11, p. 112]. Кроме указанного автора, можно назвать Ю.Хабермаса, выделявшего две формы идеологии — политическую идеологию, свойственную прошлым эпохам, и современную «идеологию», возникшую в условиях индустриального общества, — технократическое сознание и др.

Весьма примечательно в этом отношении точка зрения А.А.Зиновьева, назвавшего концепции «деидеологизации» заблуждением: «…идея конца идеологий сама есть идея чисто идеологическая, есть идея западной идеологии, которая в полном соответствии с общими законами идеологии лишь себя считает истиной, а другие формы идеологии — ложью и даже преступлением» [цит. по: 3, с. 17]. Обозначенные противоречивые представления о месте и роли идеологических аспектов в структуре Конституции говорят о необходимости введения таких поправок, которые смогут придать обществу стабильность, выведут из кризисного состояния социально-политическую сферу, а также обеспечат устойчивость гражданским основам мировоззрения в сознании личности.

В начале XXI в. вопрос о государственной идеологии приобретает характер цивилизационного вызова. Становится все более очевидным, что для современного Запада идеи, подобные российской цивилизационной модели, не только не нужны, но и чрезвычайно опасны. И если еще недавно подобные рассуждения были вотчиной теоретиков, то сегодня картинка «социальной инженерии» и «технократического сознания», реализуемая, например, в современной Украине, приобретает почти апокалиптический формат. Востребованность в системе идей, объединяющих граждан России, сегодня очевидна, но мы, с одной стороны, старательно выбираем субституты термину идеология (духовные скрепы, ключевые национальные объединительные идеи и т. п.), а с другой — сохраняем в Конституции официальный запрет на эту самую идею.

В этой связи весьма важно соблюсти баланс между традиционными национально-духовными ценностями российского народа, определенными архетипичной структурой менталитета, и ценностями политическими, отвечающими вызовам современной мировой стабильности. Особенно значимым представляется нам изменение конституционных положений, детерминирующих возможность создания ценностно-значимых аспектов как в мировоззрении граждан, так и в системе государственных отношений.

Конечно, современное государство должно иметь защиту от появления тоталитарных форм, но с политической точки зрения признание многопартийности (п. 3 ст. 13 Конституции РФ) и запрета создания и деятельности общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни (п. 4 ст. 13 Конституции РФ), являются вполне достаточной гарантией, исключающей подобное развитие событий.

Понятие «идеология» слишком абстрактно, и истолковать его можно по-разному: содержание интерпретации будет зависеть и от политической грамотности специалистов, и от онтологических нравственно-духовных основ их личностного мировоззрения, и от множества других социальных факторов и аспектов. В этой связи упоминание термина «идеология» в Конституции в принципе выглядит ошибочным. Автору представляется возможным устранение из Конституции пп. 1 и 2 ст. 13. Такая точечная поправка позволит при всех прочих гарантиях демократического свободного государства сохранить духовное единство народов, проживающих в России.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Боброва Н.А. 20 лет и 20 недостатков Конституции России // Конституционное и муниципальное право. — 2013. — No 3. — С. 33–37. (Навстречу юбилею Конституции Российской Федерации.)

2. Казьмина Е. А. Проблемы закрепления прав российского народа в Конституции России // Конституционное и муниципальное право. — 2013. — No 9. — С. 2–4.

3. Михальченко И. А. Информационные войны и конфликты идеологий в условиях геополитических изменений конца ХХ века: Дисс. … канд. полит. наук: 23.00.03. — СПб., 1998.

4. Научный макет новой Конституции России / под ред. С. С. Сулакшина. Центр научно-политической мысли и идеологии. — М., 2011. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://rusrand.ru/dev/nauchnyj-maket-novoj-konstitutsii-rossii (дата обращения: 25.04.2014).

5. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 12.12.2013 // Российская газета. — 2013. — No 282. — 13 декабря.

6. Проект новой Конституции России, подготовленный группой экспертов во главе с М. А. Красновым и С. В. Васильевой // Фонд Либеральная миссия. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.liberal.ru/articles/5619 13.02.2012 (дата обращения: 25.04.2014).

7. Семигин Г. Ю. Идеология // Новая философская энциклопедия. — М., 2000. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://iph.ras.ru/enc.htm (дата обращения: 25.04.2014).

8. Торкунов А.В. 20 лет для Конституции не срок // Российская газета. — 2013. — Федеральный выпуск No 6184.

9. Шахрай С.М. О Конституции: Основной Закон как инструмент правовых и социально-политических преобразований. — М.: Наука, 2013.

10. Ярошенко Н. И. Дисбаланс статей 125–127 Конституции Российской Федерации // Современное право. — 2011. — No 3. — С. 34–38.

11. Aron R. The Opium of the Intellectuals. New Brunswick. — NJ., 2001 (1955).

Источник


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Как вернуть России суверенитет?

О запрете государственной идеологии в Конституции РФ

Конституция РФ как конституция побежденного государства

Конституцию России 1993 года нельзя не менять

Конституция и ценности

И снова о суверенитете России и полномочиях Президента РФ

К вопросу о Конституционном собрании

ПЗИ по учреждению в России Конституционного Собрания



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
808
4191
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика