США: «Империя санкций»

США: «Империя санкций» Дёгтев Андрей Сергеевич – эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Тридцать лет назад Рональд Рейган назвал СССР «Империей зла». Тем самым он хотел сказать, что аморальность является основным средством советской политики, базовым принципом внешней экспансии Советского Союза. Хотя предложенный Рейганом концепт был столь же далёк от реальности, как и широта его кругозора от должного статусу президента уровня знаний и компетенций, идея об «Империи зла» очень понравилась молодым советским политикам – будущим реформаторам-перестроечникам, которые подхватили её в стремлении оправдать уничтожение советского строя в глазах населения.

Ведь если коммунистический режим – это концентрированное воплощение зла, то его не только можно, но и нужно разрушить. Демонтаж СССР происходил под заунывную песню об ущербности России и русского народа, замаскированную под критику репрессий и тоталитаризма. Советский союз рухнул и спустя десять лет «Империей зла» начали называть США. Система глобального управления, которую выстраивает Америка, безусловно, имеет неоимперский характер. Однако вопрос о том, что является главной движущей силой американского могущества, остаётся открытым.

Конечно же, грубая военная мощь – один из столпов американской гегемонии. Подобно тому как когда-то Римская империя усеяла подконтрольное ей пространство трёх частей света своими легионами, США разбросали по всему миру военные базы. После распада СССР Америка развязывает войны в среднем каждые 2,5 года. Тем не менее, военная сила является не главным инструментом влияния США. До её применения дело доходит не всегда. Гораздо более мощным оружием США является их финансовое превосходство, достигнутое благодаря особой роли доллара в мировой экономике.

Сделав доллар главным средством мировой торговли и финансов, США обеспечили себе монопольное право распоряжаться ключевым экономическим ресурсом. Именно поэтому в современном мире любой субъект, желающий участвовать в экономических транзакциях, зависит в конечном счёте от США, которые определяют кому, в каком количестве и по какой цене достанется ключевой ресурс. В случае невыполнения воли мирового гегемона следуют санкции, направленные на отсечение провинившейся страны от доступа к мировой валюте.

Таким образом, США можно назвать «Империей санкций». Санкции или возможность их применения одновременно служат и средством давления на геополитических оппонентов, и способом удержания союзников в орбите своего влияния.

ОЧЕРЕДНОЙ ШТРАФ

На днях в СМИ прошла новость: три швейцарских банка заплатят США штраф за обслуживание американских граждан, уклоняющихся от уплаты налогов. Общая сумма составит $8,4 млн долларов. Казалось бы, какое отношение американские правоохранительные органы имеют к внутренним вопросам Швейцарии? Ведь это швейцарские, а не американские банки! А как же пресловутая банковская тайна, которой до недавнего времени славилась Швейцария? Да, было нарушено законодательство США. Но следуя такой логике, и другие страны должны предъявлять претензии любым зарубежным банкам, если в них хранятся незаконно полученные деньги их налоговых резидентов. Однако кто-нибудь когда-нибудь слышал о претензиях, скажем, России к финансовым институтам Великобритании, куда ежегодно притекают миллиарды долларов российского частного капитала, в том числе полученного незаконным путём? Для сведения, в одном только Лондоне на 300 тысяч российских граждан зарегистрирована недвижимость общей стоимостью в сотни миллиардов долларов. Несколько лет назад произошёл интересный случай. На Манхеттене резко возросли покупки дорогой недвижимости русскоязычными таксистами. На просьбу российских правоохранительных органов оказать содействие в расследовании вывода из России и легализации незаконных капиталов, которые явно имели место, последовал ответ в стиле: «Вы что, хотите обвалить наш рынок недвижимости?» Как говорится, что позволено Юпитеру, то не позволено быку.


США И ЕВРОПЕЙСКИЕ БАНКИ

На самом деле в решении американских властей относительно швейцарских банков нет ничего нового. Всего лишь проходной эпизод из жизни «Империи санкций».

США уже давным-давно ведут себя в отношении хозяйствующих субъектов всего мира так, словно они входят в американскую юрисдикцию. Вашингтон выдвигает к ним требования, а в случае их невыполнения материально карает нарушителей. Ежегодно США штрафуют заграничные банки (в основном европейские) за различные нарушения, причём далеко не всегда финансового или фискального характера. Часто претензии предъявляются за сотрудничество с клиентами, входящими в санкционные списки США, и представляют собой фактически санкции за несоблюдение санкций.

Например, в 2014–2015 годах американские финансовые регуляторы наложили штрафы на Deutsche Bank, BNP Paribas и Commerzbank за нарушение американского эмбарго против Ирана, Судана и Сирии. Всего с 2009 года США штрафовали европейские банки 32 раза на общую сумму более $24 млрд. Отказ банка от уплаты предъявленных штрафов чреват потерей лицензии на деятельность в США.


США И СТРАНЫ-ИЗГОИ

Санкции против так называемых стран-изгоев Вашингтон вводит сам, не согласовывая ни с кем свои действия. В основе этих санкций не лежат ни постановления органов ООН, ни международные договоры. Тем не менее, европейские банки вынуждены их соблюдать, так как в противном случае могут понести серьёзные убытки. Формальным обоснованием введения санкций становится несоответствие внутренней политики стран-изгоев западным гражданским ценностям, которые возводятся Вашингтоном в ранг универсальных и выдвигаются в качестве базовых для построения глобального общества. Усмотрев недостаточную «демократичность» в той или иной стране, глобальная империя оказывает на неё экономическое давление. Если предпринятых мер оказывается недостаточно, начинается операция по свержению её руководства. Моментально разворачиваются майданные технологии, многократно отрепетированные ранее.

Если же не проходит вариант цветной революции, то наступает черёд более радикальных методов. Подготовка боевиков под видом помощи «демократической оппозиции» поставлена на конвейер. Если понадобится, «воинам свободы» помогут не только оружием, но и окажут воздушное прикрытие, а в особом случае и натовский сухопутный десант пошлют. Технология смены режимов отработана. Из череды прецедентов она постепенно превращается в институт, действующий на регулярной основе. Причём делается это с такой лёгкостью, как если бы речь шла не о вмешательстве в дела номинально суверенных стран, а о смене главы сельсовета по звонку из обладминистрации. Строится механизм глобального подчинения, в рамках которого центр стремится обладать всей полной власти в отношении периферии.

США пытаются замкнуть на себя практически все сферы: от политической и культурной, до финансовой и фискальной. Например, в 2010 году в США был принят закон FATCA, в соответствии с которым фискальные органы стран мира фактически превращаются в периферию американской налоговой службы (IRS). FATCA требует, чтобы налоговые органы и финансовые организации зарубежных стран на постоянной основе взаимодействовали с американской налоговой службой с целью выявления американских граждан среди клиентов финансовых учреждений на своей территории и контроля над уплатой ими налогов в американский бюджет.

Примечательно, что банки обязаны передавать в IRS данные о своей системе работы с клиентами, то есть информацию внутреннего характера. В случае невыполнения закона – наказание в виде всё тех же санкций.


США И РОССИЯ

При этом не совсем правильно говорить, что США строят глобальную систему управления. В действительности, они во многом её уже построили, и на данном этапе происходит лишь её совершенствование и углубление. Система санкционного манипулирования приобрела по-настоящему глобальный охват. Поэтому введённые Западом против России санкции являются даже не «западными», а глобальными, так как отсекают Россию от любых источников кредитования, будь то на Западе или на Востоке – на том самом Востоке, который вселял непомерную надежду в сердца российских руководителей в первые месяцы посткрымского противостояния с Западом. Предполагалось, что Китай восполнит потерянные Россией из-за санкций объёмы внешнего капитала. Однако достаточно скоро стало ясно, что китайские банки не спешат кредитовать российские фирмы.

Уже в октябре прошлого года газета Financial Times опубликовала статью, в которой рассказала о нежелании китайских банков идти на сближение с российскими организациями, боясь возможных конфликтов с американскими властями. При этом в некоторых случаях от сотрудничества с Россией китайские банки отговаривало само правительство КНР. В июне текущего года информацию о нежелании китайских банков предоставлять финансирование российским компаниям подтвердил первый зампред ВТБ Юрий Соловьев. На страницах азиатского делового издания  Finance Asia он заявил: «Большинство китайских банков не проводят межбанковские операции с участием российских банков. Кроме того, китайские банки значительно сократили участие во внешнеторговых сделках, в частности, по торговому финансированию». И действительно, пока что финансирование российских банков китайскими банками ограничивается в основном кредитными линиями, о которых удалось договориться во время встреч на высшем уровне, причём их объём невелик и предназначены они вовсе не для пополнения ликвидности российской банковской системы, а в основном для обслуживания импорта в Россию товаров китайского производства.

В конце июня вступили в силу поправки в американский закон о санкциях против России, позволившие американскому президенту запрещать открывать корреспондентские счета в США любым иностранным банкам за обслуживание российских компаний или граждан, попавших в американские списки санкций. Банк может навлечь на себя наказание в том случае, если он «сознательно способствовал осуществлению значительных финансовых транзакций в интересах любого гражданина России, включенного в санкционный список».

Таким образом, на привлечении внешних кредитов российскими банками, попавшими в санкционный перечень, фактически поставлен крест. Возможно, это, наконец, заставит российских экономических руководителей понять, что главный источник развития заключается вовсе не в столь обожаемых ими зарубежных инвестициях, а во внутреннем потенциале, который в первую очередь определяется доступностью кредитов и государственной поддержки отечественным производителям. Невозможно надеяться на то, что приток иностранного капитала обеспечит модернизацию в условиях, когда сжимается внутренняя денежная масса и растёт процентная ставка.


ИМПЕРИЯ В НАПРЯЖЕНИИ

Однако является ли однополярный западноцентричный порядок безальтернативным? В действительности, нет. Ведь одновременно со строительством американской глобальной сети влияния, которое на данный момент в значительной мере идёт по инерции, развёртываются и обратные процессы, обусловленные имперским перенапряжением Соединённых Штатов. Масштаб американского присутствия в регионах мира оказался слишком велик и во многом не по плечу США. У Америки попросту заканчиваются ресурсы, необходимые для поддержания её мирового господства. Именно поэтому мы видим уход США из регионов их традиционного присутствия на протяжении последних лет – прежде всего с Ближнего Востока. Взращивание ИГИЛ и замирение с Ираном – главные тому свидетельства.

ИГИЛ нужен американцам для того, чтобы создать должный уровень нестабильности на Ближнем Востоке с целью не допустить туда своих стратегических конкурентов – главным образом китайцев. А союзнические отношения с Ираном позволят использовать эту страну в качестве американского «доверенного лица» в регионе. О понимании Штатами неизбежности ослабления их международного влияния свидетельствуют их отчаянные попытки втянуть ЕС в Трансатлантическое партнёрство. В случае скукоживания американской зоны влияния, США смогут гарантировать себе хотя бы минимальное пространство в виде ЕС, где они будут чувствовать себя хозяином. Наконец, стремительное возвышение новых центров силы – Китая, Индии, Бразилии, – сгущает тучи над американскими мечтами о глобальном «граде на холме». Серьёзные экономические трудности (рост государственного долга, падение внутреннего кредитования и потребительского спроса) ещё больше ослабляют американскую империю, приближая день её крушения.

В том, что выстроенная штатами система не вечна, нет никакого сомнения. В будущем мы неизбежно увидим кардинальную перестройку мировой архитектуры и, судя по всему, это будущее достаточно близко. Пока же США фактически остаются империей, проецирующей свою волю в глобальном масштабе, и экономические санкции являются ключевым механизмом их политики.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Санкции +. Что еще в арсенале давления Запада на Россию?

С какой целью США разжигают войны и революции 

В треугольнике: США (Запад) — Китай — Россия. Что за поворотом страны с Запада на Восток  

Окно в Азию. Последняя геополитическая партия: США начинают и проигрывают 

Неоконсерватизм как идеология мировой гегемонии США 

Место военной инфраструктуры в геополитических и геоэкономических планах США


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4090
16658
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика