Станут ли курды очередными брошенными «братушками»?

Станут ли курды очередными брошенными «братушками»?

Владимир Викторович Волк — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Сложный и многогранный вопрос курдской государственности в минувшие годы мало волновал официальную Москву. На территории РФ и ближнего зарубежья достаточно своих локальных конфликтных точек, в любую минуту способных спровоцировать политический кризис. Говорить о проблеме Курдистана в российском политическом истеблишменте было не принято, дабы не волновать умы своих избирателей. В связи с обострением отношений России с Турцией курдский вопрос впервые оказался в списке ключевых в существующей военно-политической повестке дня. Почему и каковы перспективы?

«Мы можем принять ответные меры, например, усилить поддержку сирийских и турецких курдов. Турция от этого только проиграет. Если же Турция продолжит провокации против российских самолетов, Генштаб РФ разработает такие ответные меры, что Турции не поздоровится», — заявил лидер ЛДПР и востоковед по первой специальности Владимир Жириновский.

«Россия может дать Турции достойный ответ, сделав ставку на сирийских курдов, объединенных с турецкими курдами идеей о собственной государственности. Курды — это для Эрдогана самый настоящий кошмар. Можно сказать, что это самое уязвимое место президента Турции. Потому как образование государства Курдистан — это смерть для Турции», — сообщает «Правда» в статье «Курды — кошмар Анкары и надежда Москвы».

Немало положительных реляций в официальных СМИ прозвучало и относительно заявления главы партии «Демократический союз» Салиха Мухаммеда о том, что сирийские курды находятся «на стороне всех, кто борется с терроризмом в Сирии». Он подчеркнул, что хотя действия России и запоздали, но они пользуются поддержкой его партии.

Характерно, что показательное убийство в Диярбакире известного адвоката Тахира Эльчи всколыхнуло Турцию. Массовые акции протеста прошли в турецком Курдистане, в Стамбуле, в Анкаре. Несмотря на начатое по горячим следам расследование и выражение властями соболезнований семье погибшего, многие сторонники Эльчи называют гибель известного правозащитника политическим убийством. Прокурдская левая партия HDP видит это убийство исключительно спланированной акцией устрашения курдов, а ряд российских СМИ «началом смещения режима Эрдогана». Несколько недель назад Эльчи был задержан за высказывание в эфире телеканала CNN Turk о том, что Рабочая партия Курдистана (РПК) не является террористической организацией. Вскоре он был отпущен под подписку о невыезде. РПК считается политической повстанческой организацией, добивающейся создания курдской автономии в составе Турции.

Особенность географического положения Курдистана — это отсутствие четких физических и юридически фиксированных политических границ. Окончательный геополитический раздел региона после Первой мировой войны под влиянием Британии и Франции разорвал Курдистан на несколько стран. Почти за сто лет после этих событий части курдского народа сложно ассимилировались в своих новых политических образованиях, поэтому пытались добиться собственной государственности. В 1920–1930-х годах по Турции, Ираку и Ирану прокатилась волна курдских восстаний, главное требование которых было объединение всех курдских земель и создание «Независимого Курдистана». Все эти разрозненные и неподготовленные выступления потерпели поражения от превосходящих сил местных правительств.

В настоящее время курды, по сути являющиеся союзом множества племён, — один из самых крупных этносов мира (до 30 млн.), лишенный права на самоопределение и государственный суверенитет. Они компактно населяют в основном историческую область Курдистан на юго-западе азиатского материка, которая занимает смежные территории юго-восточной Турции, северо-западного Ирана, северного Ирака и северной Сирии. Расселены неравномерно. Больше всего курдов в Турции (около 47% от общей численности Курдистана и от 20% до 35% численности Турции — официальные данные очень отличаются от неофициальных). В Иране курдов около 32%, в Ираке — около 16%, в Сирии — около 4%, в государствах бывшего СССР — около 1%. Остальные проживают в диаспоре.

Ощутимые различия и неоднородность существуют и в языковом вопросе. Около 60% курдов, живущих в Турции, Северо-Западном и Восточном Иране, в Сирии, в части Северного Ирака и в СНГ говорят и пишут на диалектах курманджи (большей частью латинская, а также арабская графика), до 30% (Западный и Юго-Западный Иран, Восточный и Юго-Восточный Ирак) — на диалектах сорани (только арабская графика). Кроме того, среди курдов особой этноконфессиональной группы заза (и Тунджели в Турецком Курдистане) распространен язык зазаки или дымли (латинская графика), а среди курдов Керманшаха в Иране — родственный ему гурани (арабская графика). На этих языках и диалектах развилась оригинальная литература и фольклор различных провинций.

Подавляющее большинство курдов — мусульмане-сунниты (75% всех курдов. Шииты, около 15% всех курдов региона, в большинстве сторонники шиитских мусульманских сект ахл-и хакк или али-илахи. Большинство шиитов проживает в Турции, составляя от 20 до 30% курдофонного населения. В Иране шииты населяют окрестности Керманшаха. Особую этноконфессиональную группу курдов образуют езиды — т.н. курды, не принявшие ислам (до 200 тысяч) — исповедующие особый культ. Езиды, проживают главным образом в Турции, Сирии, Ираке и в Закавказье. Около 2% курдов — зороастрийцы, есть и небольшое количество христиан — около 1%.

Говоря о народе в целом, стоит констатировать, что он сегодня разделён не только политическими границами, языком, историей, религией, но и не имеет единой структуры управления. Формирование курдской народности, а позже и нации, не сопровождалось как у большинства других народов становлением государственности, тенденцией к объединению в единое централизованное государство. Этому помешали в первую очередь внешние условия, в которых очутился курдский народ во время и после арабского завоевания, сопровождавшей его насильственной исламизации, а также в период двух мировых войн.

В 60-80-е годы прошлого столетия курдские национально-освободительные движения беспощадно пресекались правительственными карательными операциями Ирака и Турции, не менее сложные процессы происходили в Иране и Сирии, сам же народ с лёгкой руки покровителей геноцида турецких курдов получил на десятилетия имя «террористического». Курдский сепаратизм и националистические течения в разные периоды СССР и его геополитические противники использовали исключительно как фактор взаимного сдерживания в богатом природными ресурсами регионе — и не более того. ООН в свою очередь лишь призывала правительства стран выработать какие-то соглашения, которые бы урегулировали курдский вопрос на Ближнем Востоке. Но воз и ныне там. Сейчас речь уже не идет о создании единого курдского государства, курды претендуют лишь на создание автономий внутри тех четырех стран, где они исторически проживают.

Появление после американского вторжения Иракского Курдистана в 2005 году, фактически представляющего собой независимое государство, остающееся в составе Ирака, а затем и появление Рожавы — автономии сирийских курдов, стало серьезным предупреждением для Турции. После того, как турецкая авиация подключилась к борьбе против ИГИЛ, в зоне поражения оказались районы, заселённые курдами. У которых — свои счёты с исламскими фанатиками, объявившими представителей этого народа неверными и подлежащими истреблению (ИГИЛ декларирует исламское салафитское направление, а курды светское общество).

Чем опасен курдский сепаратизм для режима Эрдогана и почему он настолько беспощаден к представителям этого народа? Причина политическая — правящая Партия справедливости и развития (ПСР) Эрдогана на прошедших парламентских выборах не смогла получить достаточное количество мест для того, чтобы сформировать однопартийное правительство, продолжить реформы по преобразованию Турции в президентскую республику и сконцентрировать всю власть в руках Эрдогана, который по турецкому законодательству не имел права более двух сроков оставаться на посту премьер-министра. Поэтому Анкара попросту воспользовалась поводом международной борьбы с ИГИЛ чтобы преследовать курдов. На этот факт неоднократно обращали внимание не только российские эксперты, но и американские и европейские.

Чтобы представить события последних десятилетий в турецком Курдистане, достаточно взглянуть на братские ДНР и ЛНР — такие же непризнанные гособразования. Турки отрицают факт существования какого бы то ни было Курдистана. Курды не имеют даже автономии в составе Турции. Стоит заехать в этот регион, как через каждые 20–30 километров начнут попадаться блокпосты, а солдаты будут проверять документы у всех подозрительных незнакомцев. Турки, которые обитают далеко от Курдистана, расскажут вам о диких курдах-сепаратистах и террористах, которые живут по средневековым законам и взрывают турецких солдат. Примерно по той же схеме сегодня идёт расчеловечивание русских людей Донбасса на Украине, подвергающихся геноциду со стороны правительственных военизированных формирований официального Киева.

Положение турецких курдов во все времена было незавидным и бесправным, особенно оно ухудшилось после военного переворота 27 мая 1960 года, одним из главных предлогов для которого было предотвращение угрозы курдского сепаратизма. Чем не аналогия с Киевом? Военная каста в Турции, занявшая ключевые позиции в системе государственного управления и организовавшая два последующих государственных переворота (в 1971 и 1980), начала борьбу с курдским движением. Это привело только к активизации курдского сопротивления в Турции.

К началу 1980-х обстановка в Турецком Курдистане заметно обострилась. Курдские легальные и нелегальные организации, число которых все время возрастало, усилили антиправительственную агитацию и переходили к насильственным действиям. Наибольшую популярность, особенно среди беднейших и социально неустроенных слоев курдского населения, приобрела Партия рабочих Курдистана (чаще говорят Рабочая партия Курдистана, РПК), основанная Абдуллой Оджаланом в 1978 году. Это была левоэкстремистская организация, исповедующая марксизм-ленинизм маоистско-кастровского толка и отдающая предпочтение насильственным методам борьбы, в том числе и террористическим. Отдельные партизанские выступления, организованные РПК, отмечены в конце 1970-х — начале 1980-х годов, а в 1984 партия открыто начала повстанческую борьбу против турецких властей и карательных органов в Восточной Анатолии.

Абдулла Оджалан

С тех пор турецкий Курдистан, негласно поддерживаемый спецслужбами Израиля, превратился в постоянный очаг напряженности на Ближнем Востоке. У Тель-Авива имеется свой «турецкий счёт» за позицию Анкары по Сектору Газы и политику санкций турков против Израиля. Ни одной из противоборствующих сторон не удавалось взять верх: курдам — добиться признания прав на самоопределение, Анкаре, несмотря на жесточайшие репрессии против курдов — сломить их сопротивление. Конфликт унес более 40 тысяч человек. Процесс демократического решения курдской проблемы в Турции начался в 2009 году, часть боевиков РПК покинула территорию страны и перешла в соседний Ирак. Абдулла Оджалан, которому в этом году турецкие власти пообещали досрочное освобождение от тюремного заключения, выступил в СМИ против всех видов насилия, согласился на автономию Курдистана и призвал боевиков РПК сложить оружие.

Была ли Москва союзником курдов в их борьбе за независимость? С учётом несуверенности постсоветского Кремля — нет. Международные институты внимательно отслеживали риторику Москвы. РПК была признана террористической организацией в ООН и Евросоюзе, а России все эти годы хватало своих внутриполитических проблем, связанных с «укрощением» Чечни. Тем не менее, именно Москву обвинили в содействии турецкому «террористу№1» Оджалану в 1999 году.

Захват лидера курдских сепаратистов стал самой громкой и масштабной операцией турецкой службы безопасности. В начале октября 1998 года Турция стянула на границу с Сирией 50-тысячную армейскую группировку. И потребовала от Сирии немедленно ликвидировать находящиеся на ее территории базы РПК и выдать Оджалана. В противном случае турки обещали сперва нанести ракетные удары по базам РПК и по резиденции Оджалана в Дамаске, а потом победным маршем пройти по Сирии и уничтожить остатки курдских баз. Неоднократные вторжения турецких войск в Ирак показали, что Анкара способна бороться с курдами не только на своей территории. Выдавать Оджалана Дамаск не стал. Но потребовал от него немедленно покинуть страну. 19 октября 1998 года Оджалан вылетел из Дамаска в Ереван. Через несколько дней он был в Москве.

Как писал тогда «Московский Комсомолец», — и Евгений Примаков, и директор ФСБ Путин заявили, что Абдуллы Оджалана, лидера курдских партизан, в России нет. Однако уже 12 ноября Абдулла прилетел в Рим. И как оказалось, — рейсом «Аэрофлота» из Москвы. Турецкие спецслужбы были правы: Оджалан — человек, по которому 8 лет сох весь Интерпол, — и впрямь скрывался в России.

Сам лидер повстанцев так описал свои взаимоотношения с Москвой: «У России, впрочем, как и у Советского Союза, никогда не было четкого отношения к курдам. Да, СССР поддерживал нас, но только тогда, когда в этом возникала политическая необходимость. А сегодня ситуация на Ближнем Востоке сложилась так, что без решения курдского вопроса мир в регионе не наступит». Оджалан также отмечал, что у курдов и России есть общие интересы на Ближнем Востоке, а у него лично хорошие отношения со многими депутатами Госдумы, которые не считают РПК террористической организацией. Позиция российского МИДа, не признающего курдских повстанцев террористами, постоянно вызывала огорчение турецкой власти.

Ситуация в турецком Курдистане по ряду факторов напоминает игру Киева с Москвой, требующему от последней признать самопровозглашённые республики Донбасса террористическими организациями. Изменившаяся на глазах риторика Москвы по курдскому вопросу — это, во-первых, явная демонстрация небольшого набора имеющихся инструментов воздействия Кремля на Анкару, во-вторых, свидетельство серьёзности намерений разыграть «курдскую карту» в наметившейся «гибридной войне» с Турцией. По всей вероятности — снова «возникла политическая необходимость». Но опыт, который кремлёвские стратеги приобрели в Донбассе, при его адаптации на турецких берегах может быть как успешным, так и провальным.

Включившись в военную авантюру в Донецке и Луганске, Кремль рассчитывал перевести конфликт в переговорную фазу и добиться уступок и преференций Киева и курирующего его Запада. Но потерпев поражение в этой партии, предложил разыграть следующую — с замораживанием войны. Донбасс — болезненная потеря для Киева с учётом его экономических и бюджетных возможностей, отсюда и определённая уступчивость Украины в минских переговорах. Курдистан для Анкары не имеет большого экономического значения, является отсталым регионом, а за годы противостояния и вовсе стал рассматриваться как некий военный полигон — территория противостояния. Турки уже давно не церемонятся с курдами и без пиетета относятся к любым их союзникам.

Упреждая возможные провокации, турецкий МИД уже обвинил Россию (как, впрочем, и США) в поддержке курдов и выразил готовность пресекать любые попытки создания их автономии не только в Турции, но даже и на территории соседней Сирии. Анкара полагает, что заявление курдов, возглавляемых сирийской курдской партией «Демократический союз» об автономии является угрозой национальной безопасности Турции и чувствует себя хозяином положения в регионе. После каждого обострения курдского вопроса в самой Турции авиация начинает наносить удары по сопредельным территориям, где якобы скрываются террористы Рабочей партии Курдистана. Бьют по мирным селам, чтобы заставить курдов сопредельных стран отказаться от поддержки партизан.

На протяжении всего 2015 года Анкара перебрасывала военные силы и средства к сирийской границе, тем самым демонстрируя готовность к войне в этом регионе, населенном преимущественно курдами. Последнее передвижение техники отмечалось в конце ноября.

Решить курдский вопрос без большого кровопролития и фактического вмешательства во внутренние дела Турции Москве не под силу. Даже несмотря на то, что бескомпромиссная позиция Анкары по Курдистану не нравится Западу. Можно не сомневаться, что в случае военной помощи курдам со стороны России американские партнёры не преминут воспользоваться «подарком» и поднимут вопрос об очередном витке санкций. На что у России не такой уж и широкий круг для переговорных маневров с учётом имеющегося клейма страны-агрессора. Создать очередной военный очаг, увеличить число беженцев, умножить число жертв и разрушений в мирных населённых пунктах Курдистана Кремль может. И он это доказал на примере Донбасса. Но пойти в своих обещаниях и в декларируемом желании разрешить проблему до конца, увы, не способен. И это тоже доказанный факт.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Почему после Турции Китай?

Турецкий фактор пролива Босфор

Кто бьет в спину России?

Антитурецкий демарш или, к сожалению, мы вынуждены сообщить…

Зачистка в Турции

А что если бы «Русская весна» победила?

Не Минском единым. О разных формах сдачи Новороссии

Донбасский гамбит или Кремлёвский эндшпиль?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
859
4359
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика