Статистика прощается с Россией

Статистика прощается с Россией

Пропаганда выходит на новый уровень — россиянам останется лишь удивляться, как хорошо они живут. Под пинками свыше отчетность хорошеет на глазах. Ошельмованный опрос — возможно, последнее достоверное исследование страны.

Перевоспитание нашего статистического ведомства происходит, что называется, в прямом эфире. Первый вице-премьер Силуанов, министр экономразвития Орешкин, пресс-секретарь президента Песков не скупятся на упреки и указания. Тем временем интеллигенция и многие эксперты, включая даже и часть провластных, высмеивают стремительный пересмотр показателей, благодаря которому спад превращается в подъем, а бедность — в богатство.

Загнанный в угол Росстат пытается защищаться.

Для начальства сочинена специальная оправдательная записка, в которой подчеркивается, что собранные госстатистикой сообщения граждан о житейских неурядицах не обязательно совпадают с мнением Росстата, а может быть и просто лживы, поскольку «носят субъективный характер, отражающий представление отвечающих о достойном уровне жизни, богатстве и бедности». Само же статистическое ведомство как раз докладывает, что жизнь граждан становится все лучше и веселее. Вот, к примеру, за два последних года «число домохозяйств, имеющих возможность приглашать гостей на семейное торжество увеличилось с 70,5 до 74,2 процентов».

Ну, а для просвещенной публики преобразование прошлых неудач в успехи казенные статистики объясняют одной лишь своей добросовестностью и рутинным проведением предписанных наукой правок и уточнений. Без ответа остается только самый простой вопрос: почему же эти научные уточнения всегда приводят к улучшению показателей? Со статистической точки зрения это не более вероятно, чем, допустим, выпадение монеты «орлом» сто, двести или триста раз подряд. Давайте считать, что ответ нам известен, и исходить из того, что предстоящая продукция Росстата будет иметь еще меньше сходства с действительностью, но гораздо больше — с пропагандой.

Однако именно поэтому опубликованный на днях и ошельмованный начальством огромный документ под названием «Комплексное наблюдение условий жизни населения» мы можем расценивать как сравнительно достоверный и фактически прощальный. Интервью, проведенные в шестидесяти тысячах домохозяйств, в последний, может быть, раз показывают российские реалии более или менее такими, какие они есть.

Некоторые цифры стоит запомнить. Новых и одновременно правдивых нынешнее поколение россиян от родного государства может и не дождаться.

Но сначала процитирую свежего Пескова, который решил еще раз щелкнуть по носу Росстат и развить ставшую хитовой тему нехватки денег на обувь. Сообщив, что об этом печальном факте доложено Путину, пресс-секретарь добавил: «Я по-прежнему затрудняюсь в объяснении этих критериев, почему речь идет именно об обуви, я не могу понять… Но я бы все-таки не склонялся к тому, чтобы эти исследования рассматривать с прикладной точки зрения, они больше носят академический характер».

Оказывается, Песков так и думает, что росстатовское исследование — про какую-то обувь, о чем он с удивлением и доложил шефу.

На самом деле разделов там — неисчислимое множество. В одном из них (таблица 80), помимо многого прочего, сообщается: люди из 53% домохозяйств признаются, что «не могут справиться с неожиданными тратами», вроде внеочередного ремонта; 44% из них «сводят концы с концами» при покупке самого необходимого «с затруднениями» или «с большими затруднениями»; у 49% нет возможности каждый год хотя бы «одну неделю отпуска проводить вне дома»; 25% не имеют возможности «пригласить гостей на семейное торжество», а 21% — «употреблять фрукты в любое время года». И да, есть в этой таблице про невозможность «покупать каждому члену семьи по две пары удобной обуви», о чем сообщили 35% собеседников Росстата.

Это, конечно, не все. Из других частей исследования можно, например, узнать, что 30% домохозяйств «испытывают потребность в улучшении жилищных условий», причем в семьях с детьми эта доля возрастает до 46%. Подавляющее большинство нуждающихся в жилье лишь бессильно мечтает об этом («собирается улучшить жилищные условия»), но у половины из них эти мечты носят хотя бы определенный характер (например: «купить»), а у другой половины — и вовсе неконкретный. Однако в реальности всего 1,3% домохозяйств строят новую квартиру и 1,1% — собственный дом. Не только обувь является проблемой.

Да и вообще, не все живут одинаково удобно.

Даже в городах 3% домохозяйств не подключены к централизованному водопроводу, у 6% нет в квартирах ванной или душа, у 10% — централизованной канализации. Ну, а то, что централизованной канализации лишены 75% селян — это как бы нормально, хотя в скандинавских странах данный тезис бы не поняли. А из имеющих доступ к водопроводной воде лишь каждый четвертый назвал ее качество «хорошим». Электроэнергия в принципе есть у всех, но 19% опрошенных (в городах — 15%) сообщили о проблемах с ее подачей. Что же до газа, то 26% домохозяйств, городских и сельских, не имеют либо возможности, либо необходимости им пользоваться. У части из них все на электричестве, но уж точно не у каждого.

Своеобразны расклады и на медицинском фронте. За последний год 42% опрошенных обращались, по их словам, за «амбулаторно-поликлинической помощью», а 8% сообщили, что были хоть раз за год госпитализированы. Но одновременно целых 35% участников исследования заявили о «необращении за медицинской помощью в медорганизации (при наличии потребности)». Только каждый четвертый из «необращенцев» объяснил это нехваткой времени. Остальные сослались на неэффективность предполагаемого лечения или невозможность за него заплатить. Отказ от услуг нашей медицины, как видим, почти так же широко распространен, как и пользование ее благами.

Конечно, это не пересказ исследования. Я воспроизвел всего несколько выразительных цифр. Из которых видно, что многие миллионы, а по некоторым позициям и многие десятки миллионов россиян лишены самых насущных и очевидных благ цивилизации. Как метко сказал Песков, сведения об этом наверху больше не будут «рассматривать с прикладной точки зрения», что в переводе на общепонятный означает: государственной статистике впредь не рекомендовано их собирать и публиковать. Пусть рассказывает о другой стране с тем же названием. Где все легко «сводят концы с концами», утопают в удобной обуви и запросто «справляются с неожиданными тратами».

Сергей Шелин

Источник


Автор Сергей Григорьевич Шелин — политический аналитик, журналист, обозреватель ИА «Росбалт».



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)


Comment comments powered by HyperComments
203
593
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика