Страна в консервной банке

Страна в консервной банке

Автор Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра Сулакшина

Вчера состоялось заседание президиума Экономического совета при президенте. Благодаря обильной рекламе этого мероприятия в СМИ аудитории могло показаться, что на заседании должны были принять эпохальное решение о путях выхода России из кризиса. На самом деле, несмотря на столкновение разных концепций, никакой реальной дискуссии быть не могло. Ключевое решение было принято президентом за неделю до Совета.

17 мая распоряжением президента в составе Экономического совета была создана рабочая группа «Приоритеты структурных реформ и устойчивый экономический рост» под руководством Алексея Кудрина. Эта рабочая группа займётся разработкой экономической стратегии до 2030 года. А двумя неделями ранее Кудрин был назначен заместителем председателя самого Экономического совета при президенте. Учитывая то, что Совет возглавляет президент, не являющийся экономистом, главным действующим лицом в нём с профессиональной точки зрения, стал Кудрин. Ему дана свобода действий в плане выработки экономической модели.

В этом свете альтернативные предложения со стороны Минэкономразвития и «Столыпинского клуба» выглядели всего лишь как робкая попытка включить свой авторский элемент в кудринскую генеральную линию. В чём же заключаются три конкурирующих подхода?


ЗАТЯНЕМ ПОЯСА С ГРУСТЬЮ

Идеи Кудрина весьма пессимистичны. Если выразить их одним словом — то это предложение затянуть пояса. Потуже затянуть. Алексей Леонидович явно не верит в саму возможность экономического роста в России. Ресурсов для этого нет. Максимум на что можно рассчитывать — выход на стабильный рост ВВП в 1%. А раз так, то главное, на его взгляд, — это не допустить роста госдолга и инфляции. Отсюда стремление ограничить бюджетный дефицит одним процентом. Вероятно, Кудрин и в 1% роста не верит — просто надо же хоть что-то пообещать, чтобы обеспечить минимальную презентабельность своей программы.

Кудрин хотел бы видеть инфляцию не выше 4%. А значит, никаких мер денежного стимулирования тоже быть не должно, а то цены вырастут. Расчёты, конечно, показывают низкую связь между денежным предложением и инфляцией в России, но тем хуже для расчётов. Кудрин явно придерживается иных взглядов.

В чём легендарный министр первой путинской восьмилетки видит источник роста, так это в реформе судебной и правоохранительных систем. Направление мысли, конечно, верное. Невозможно добиться высоких инвестиций, если для этого нет благоприятных условий. А суды и правоохранительные органы — это как раз те инстанции, которые в значительной мере эти условия формируют. Но проблема заключается в том, что управление ими лежит за пределами полномочий экономических ведомств страны. Тут нужна куда более масштабная смена принципов государственного управления. Если Кудринская программа будет всего лишь брошюрой с рекомендациями Минэку и Минфину, то нет смысла ждать от неё положительных результатов. К тому же смена модуса поведения силовых структур невозможна без реальной борьбы с коррупцией. А это уже посягательство на основы российской либеральной модели. Готов ли Кудрин, который сам плоть от плоти часть этой модели, выступить против всего либерального класса либерал — реформаторов?


ЗАТЯНЕМ ПОЯСА С РАДОСТЬЮ

Предложения Министерства экономического развития в отличие от кудринских более оптимистичны. Алексей Улюкаев верит, что Россия может выйти на рост ВВП в 4,5% к 2019 году. Но для этого тоже нужно затянуть пояса: отказаться от повышения зарплат в бюджетном секторе в 2016–2017 годах. А учитывая то, что частники тоже в значительной мере ориентируются в определении зарплат на их уровень в бюджетном сегменте, то и за пределами госсектора роста зарплат в соответствии со стратегией МЭР не будет. Компенсировать потери в зарплатах Алексей Улюкаев планирует позже за счёт бурного роста в 2018–2019 годах. Этот бурный рост, по мнению министра, возникнет в результате того, что сэкономив на издержках, российские компании начнут неистово инвестировать. Инвестициям должна помочь и государственная помощь из средств Фонда национального благосостояния и бюджета.

Горькая правда жизни заключается в том, что если принять стратегию Улюкаева, то пояса-то мы затянем, а вот роста инвестиций всё равно не будет. Министр смотрит в будущее с романтическим оптимизмом. Правильно — он же поэт. Только поэт может всерьёз поверить, что инвестиции, которые отродясь в России не превышали 20% от ВВП, вдруг подскочат, да ещё и в условиях кризиса. Если бы для этого были предприняты какие-то особые усилия, то этого, конечно, можно было бы ожидать. Но о таких усилиях в программе МЭР ничего не сказано.

Что действительно заслуживает внимания в стратегии МЭР, так это намерение стимулировать инвестиции из ФНБ и бюджета. Но учитывая курс Кудрина на бюджетную консолидацию и снижение инфляции, вряд ли Алексею Валентиновичу дадут разгуляться. Вероятно, будут тормозить каждый инвестиционный рубль из бюджета.


СТИМУЛИРОВАНИЕ ИНВЕСТИЦИЙ

Третий подход — «Экономика роста» — представлен группой экспертов под названием «Столыпинский клуб» во главе с бизнес — омбудсменом Борисом Титовым. Только он и даёт рекомендации прямого стимулирования инвестиций, а не игры с конъюнктурой или бюджетными средствами. В числе прочего столыпинцы предлагают использовать целевую эмиссию в размере до 1,5 трлн. руб. ежегодно в течение пяти лет. Кредиты должны выдаваться по низким ставкам и исключительно под реальное производство. Предложение вызывает массу нареканий у части экспертного сообщества по поводу опасности инфляции и спорности наличия проектов, способных аккумулировать такую сумму инвестиций. Не будем вдаваться во все подробности, но лишь отметим, что на самом деле 1,5 триллиона рублей — это не такая уж и огромная сумма. Если исключить все остальные источники роста денежной массы, то этих денег не хватило бы даже для индексации денежной массы на уровень инфляции.

К сожалению, перспектив у проекта «Столыпинского клуба» практически нет. Кудрин и руководители Центробанка как огня боятся эмиссии. Они видят в этом опасность инфляции и готовы противодействовать рефинансированию всеми возможными способами. Например, похожую программу в виде проектного финансирования Центробанк успешно извратил и фактически закрыл. Вероятно, в лучшем случае то же самое ожидает и «экономику роста».


КОНСЕРВАТИВНЫЙ РЕНЕССАНС

Возвышение Кудрина является победой консервативной команды экономических управленцев. Они намерены сохранять ту экономическую модель, которая сложилась за первое путинское десятилетие. Только вот смысл её сохранения исчез ещё лет пять назад, когда она перестала обеспечивать стабильные темпы роста. Можно было бы держаться за либеральную экономику, когда шёл восстановительный рост после катастрофы шоковых 90-х, и, когда дорогая нефть осыпала страну нефтедолларами. Но теперь поезд ушёл. Нужно активно созидать новые инструменты спасения, а не сохранять старые неактуальные механизмы. Нужно переламывать и преодолевать кризис, а не подстраиваться под него.

Яркий представитель либерал — консервативного крыла Эльвира Набиуллина крайне доходчиво охарактеризовала принцип своей политики: «Стабильность и разумная осторожность». Насколько разумна осторожность Эльвиры Сахипзадовны можно судить по действиям Центробанка в рамках реализации программы проектного финансирования. Межведомственная комиссия при министерстве экономического развития одобрила кредитов в общей сумме на 236 миллиардов рублей. Но даже из этих кредитов выданы были не все. Центробанк сначала установил лимит 100 миллиардов рублей, а в марте 2016 года и вовсе заморозил проектное финансирование. На тот момент предприятия успели взять кредиты только на 74 млрд. рублей. Мотивы такого поведения непонятны. Инфляционной опасности эти жалкие 100 млрд. рублей не представляли. Риски для ЦБ или банков были минимальны. По признанию самой Набиуллиной инвестпроекты в рамках проектного финансирования были высокодоходными. Всё это можно рассматривать не иначе как ярую борьбу с любыми механизмами развития.


ВЫВОД

Экономический кризис привёл к временному возвышению сторонников альтернативных взглядов. Андрей Белоусов некоторое время успел побыть министром экономического развития. Сергей Глазьев, похоже, всерьёз рассматривался президентом в качестве претендента на должность главы ЦБ. Но приходом Кудрина ознаменовался ренессанс старой гвардии. Страна отдана на откуп монетаристам и после 2018 года они, вероятно, полным ходом приступят к запихиванию её в консервную банку либерализма.




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
548
2181
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика