Экономика

Суперсеквестр

Суперсеквестр

Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

В начале года прошла неподтверждённая ещё на тот момент информация о том, что на совещании у премьер-министра РФ Дмитрия Медведева было принято решение сократить расходы бюджета на 2016 год на 10%. В своём выступлении на Гайдаровском форуме и недавнем интервью каналу НТВ министр финансов России Антон Силуанов подтвердил эту информацию, заявив, что министерства и ведомства сами предложат план оптимизации бюджета Минфину. Это было ожидаемо. Бюджет-2016 верстался, исходя из стоимости нефти $40/бр и курса рубля 65,75 руб. за доллар. А в данный момент нефть стоит меньше $30 и прогнозы средней цены на год не внушают оптимизма. Текущий курс рубля на четверть слабее прогнозного уровня.

Конечно, министр финансов может отказываться называть происходящее секвестром, утверждая, что под это определение подпадает сокращение бюджета в процессе его исполнения, а не до его утверждения. Однако мы будем называть вещи своими именами. Бюджет сократится в реальном выражении и относительно уровня 2015 года, и относительно первоначальной редакции. А сокращение бюджета, уж извините, означает секвестр.


Как мы видим, череда секвестров продолжается. Постоянные пересмотры расходов в сторону уменьшения стали уже нормой и слились в один многолетний суперсеквестр, который, вероятно, продлится ещё долго.


ИСТОРИЯ СУПЕРСЕКВЕСТРА

Российский Минфин никогда не поддерживал наращивание государственных расходов. Этим он мало чем отличается от минфинов других стран мира. Однако если посмотреть на ту умопомрачительную сумму средств, которые государство вывело за рубеж за годы бюджетного профицита, вместо вложения их в развитие внутри страны, становится ясно, почему бывшего министра финансов России А. Кудрина считают могильщиком российской модернизации. Всего за рубеж государством было выведено 34 триллиона рублей в пересчёте в ценах 2014 года, что равняется 40% ВВП того же года.

Как только нефтедолларов перестало хватать для накачки российского бюджета, а его надувание как шолоховской кобылы через соломинку за счет девальвации рубля перешло границы приличий, правительство нашло способ выхода из ситуации — принялось сокращать расходы.

В 2013 году премьер-министр Медведев объявил о намерении правительства сократить расходы бюджета в 2014–2016 годах на 5% и больше.

В декабре 2014 года на фоне стремительного падения нефти президент Путин распорядился в 2015–2017 годах ежегодно сокращать расходы федерального бюджета не менее чем на 5% в реальном выражении.

В 2015 году секвестр произошёл прямо посреди года. Бюджетные доходы тогда провалились на 17% в реальном выражении по сравнению с бюджетом 2014 года. Расходы вдогонку были сокращены на полтриллиона рублей — с первоначальных 15 715 млрд. руб. до 15 215 млрд. руб. Но дефицит всё равно составил 3,7% от ВВП, а если считать от расходной части бюджета — то 18%.

Бюджет 2016 года уже однажды корректировался относительно первоначальной редакции. Разумеется в пользу уменьшения. Из-за дешёвого барреля бюджет пришлось принимать на один год, а не на три, как делалось ранее. По сравнению со значениями, ранее включёнными в трехлетний бюджет, расходы на социальную политику в 2016 году должны были сократиться более чем на 100 млрд. руб., на образование — почти на 60 млрд. руб., на культуру — на 5 млрд. руб., на физкультуру и спорт — на полмиллиарда рублей. Сократили, успокоились. Но нефть опять внесла коррективы и Сократили, успокоились. Но нефть опять внесла коррективы и возникла необходимость повторного урезания бюджета. Как теперь выяснилось, на очередные 10%. Последние ли? Кажется, что нет.


ЖЕЛЕЗОБЕТОННОЕ СПОКОЙСТВИЕ

Всё это происходит на фоне падения ВВП страны. Если в реальном рублёвом выражении российский ВВП упал за прошедший год примерно на 4%, то в долларовом он сократился процентов на 40%. Это связано с обвалом рубля. Конечно, такое сравнение является не до конца объективным, так как в его основе лежит номинальный курс рубля, а не курс по ППС (паритету покупательной способности). Но всё равно глубина падения впечатляет.

Курс по ППС рассчитывается исходя из покупательной способности валюты на внутреннем рынке. Номинальный же курс отражает внешнюю покупательную способность — то есть доступность населению импортных товаров и покупок за рубежом. Поэтому, учитывая степень зависимости России от импорта, ясно, что сорокапроцентное падение российского ВВП по номинальному курсу означает серьёзное снижение достатка россиян.

А как же ведут себя в этой ситуации власти? Они сохраняют полное спокойствие. Президент заявляет, что обвал рубля открывает «новые возможности для бизнеса». Его пресс-секретарь утверждает, что обвала и вовсе нет. Центробанк продолжает спокойно нарушать Конституцию, под заявления его председателя о том, что «нынешний курс рубля близок к фундаментальным уровням». «Фундаментальный» — звучит солидно, надежно, как-то позитивно. Но что ж так населению-то и экономике поплохело от этакой фундаментальности? Может быть, ослабление рубля приносит стране какую-то особую пользу, которой мы не замечаем? Или, может быть, как-то исправить ситуацию всё равно уже нельзя и единственное, что остаётся делать властям, так это расслабиться и получать удовольствие? То похвалят сверху, то орден вручат. Чем не удовольствие!

Ослабление национальной валюты действительно играет на пользу собственному производству. Если оно срабатывает на экспорт. Однако, во-первых, всему есть мера. Российский рубль был недооценён ещё до срыва в крутое пике. Теперь же разница между курсом по ППС (19 руб. за доллар в 2014 году) и биржевым курсом (80 руб. за доллар по состоянию на 26.01.16) вообще бьёт все рекорды. Во-вторых, о какой пользе национальному бизнесу может идти речь, когда практически все станки являются импортными. За какие деньги покупать оборудование для новых заводов с таким курсом?! За какие деньги выполнять гособоронзаказ? Где при таком спаде доходов населению брать дополнительные деньги на покупку подорожавших импортных товаров?

Ресурсы Центробанка для стабилизации рубля действительно ограничены. Золотовалютные резервы сильно уменьшились, а их существенная часть связана бюджетными резервами и не может быть использована для интервенций. Избежать радикального ослабления рубля, видимо, уже невозможно. Но кто запрещает Центробанку ограничивать текущую волатильность рубля? Да, удерживать нерыночный, завышенный курс рубля нереально. Но что мешает ЦБ уменьшить краткосрочную амплитуду колебаний национальной валюты? Это потребовало бы гораздо меньше валютных резервов. Нам не перестают твердить о необходимости снижать инфляцию для привлечения иностранных инвесторов. А непрекращающаяся дикая пляска национальной валюты не отпугивает ли инвесторов?! Наверное, экономическим властям пора признаться, что под инвесторами они понимают в первую очередь спекулянтов, с которыми, вероятно, и находятся в доле. Только спекулянтов может устраивать постоянная чехарда валютных котировок. Утверждать нельзя, но, как говорят, логика — лучший шпион.

Но всё-таки есть ещё один повод, позволяющий правительству чувствовать себя спокойно в данной ситуации. Это возможность девальвационной накачки бюджета. При слабом рубле экспортёры могут получить больше доходов в рублёвом выражении. Да и размер Резервного фонда растёт за счёт одной только курсовой переоценки. Проблема затыкания дыры в бюджете решается сама собой. Только вот населению от этого лучше не становится. Из-за инфляции пенсии, зарплаты и доходы в целом падают. А материальных благ не прибавляется.


СЕКВЕСТР КАК УСЕКНОВЕНИЕ РОССИИ

Сокращение бюджетных расходов является не просто мерой обеспечения финансовой сбалансированности. Её последствия для страны гораздо более масштабны. Ликвидация бюджета является уходом государства из сферы управления обществом. Для нас это означает постепенную деградацию и гибель страны, так как Россия относится к тем странам, где развитие возможно только посредством государства. Если протестантское общество в состоянии максимизировать свою успешность через результирующий процесс множества индивидуальных инициатив, то русский народ демонстрирует рекордные результаты только в рамках централизованной системы управления и при наличии идейной мотивации. Такая мотивация может быть сформулирована и донесена до народа только при участии государства и никак не согласуется с либеральными идеями личного обогащения. Если же государство теряет свою главенствующую функцию, общество лишается способности к выживанию. Иными словами, для России секвестр бюджета — это секвестр страны.


ЗАТЯГИВАЕМ ПОЯСА

В современных условиях суперсеквестр уже неизбежен. У государства в этом виде, при его маниакальной приверженности монетаризму, оголившему внутренний рублевый оборот на многие триллионы рублей, сейчас нет возможности резко нарастить налогооблагаемую базу. Для этого монетаристская непоколебимость должна быть преодолена, чего пока не видно. Экономика за пределами ТЭК деиндустриализирована, а для того, чтобы создать новые предприятия, потребуются годы, если приступить к этому прямо сейчас. К нынешней ситуации надо было готовиться раньше, когда доходы от нефти и газа обеспечивали потенциальный инвестиционный ресурс. В это время необходимо было массированно создавать новые производственные мощности с тем, чтобы стимулировать опережающий рост несырьевых отраслей. Этого сделано не было. Больше того, они фактически сворачивались. Поэтому теперь благосостояние граждан неизбежно опустится до того уровня, каким оно было до роста цен на нефть. Суперсеквестр и есть процесс приведения уровня жизни россиян в соответствие с теперешними возможностями экономики. Нет нефтедолларов — не будет и зарплат, пенсий, льгот, пособий и т. д. Пожалуйте в 90-е годы. Все так называемые путинские «достижения» попросту испарились.

Понятно, что к исправлению ситуации необходимо переходить прямо сейчас. Нужно менять экономическую модель и находить способы наращивать капитальные инвестиции. Но к сожалению, на данный момент действия властей скорее напоминают бережную консервацию существующей модели. А значит, пояс придётся затянуть надолго и потуже. А кому-то не только пояс. Но и петлю. И это не фигура речи. Банкротства и смертность нарастают.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Точно, конкретно и по делу

Гайдаровский форум: они безнадежны

«Секта Святого Доллара» против России

Социальная ли социальная политика



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments

4297
11586
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика