Узбекистан. Очерк с российской стороны

Узбекистан. Очерк с российской стороны

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Республика Узбекистан уже давно вышла за пределы сферы влияния России. К России азиатская республика с несменяемым лидером тяготела короткий период своей истории с 2006 по 2012 г. Но для россиян Узбекистан остается частью единого постсоветского пространства. А потому и интерес к Узбекистану, жители которого приезжают на заработки в России, не угасает.


РУССКИЙ ВОПРОС В УЗБЕКИСТАНЕ

Русский вопрос для Узбекистана становится все менее актуальным. С 1989 года численность русских сократилась в два раза. В 2013 году их доля составила всего 2,7% от общей численности. Старшее поколение узбеков еще разговаривает на русском языке, в то время как более молодые выросли уже в суверенном Узбекистане, а это 45% населения страны.
Государственный язык в стране — узбекский, который с 1993 года официально переведен на латиницу. По закону «О государственном языке Республики Узбекистан» русский язык первоначально был объявлен языком межнационального общения, обязательно было и делопроизводство на русском языке. Но в редакции закона от 1995 года единственное упоминание о русском языке шло в контексте оформления документов у нотариуса по требованию граждан. Никакого статуса языка межнационального общения с 1995 года русский язык уже не имеет.

В школах русский язык преподается со второго класса, хотя английский уже с первого, но говорить о системе, сложившейся в советский период, когда обучение шло на русском языке, не приходится. 


Однако пока еще сохранилась сеть государственных учебных заведений, в том числе высших на русском языке, но их всего около 7%. Между тем власти отдают предпочтение изучению английского языка, хотя у населения есть  спрос на русский язык, поскольку именно в Россию ежегодно приезжает около полумиллиона трудовых мигрантов из Узбекистана.

В Узбекистане проживают порядка 800 тыс. русских. Многие из них стремятся уехать из республики, поскольку, как и в других республиках постсоветского пространства, русским сложно выстраивать карьеру, от них требуют знания узбекского языка, да и само состояние экономики и наличие родственников в России содействуют в пользу принятия решения покинуть республику. Однако так поступить есть возможность далеко не у всех. Остальные вынуждены мириться с обстоятельствами, поскольку никакого строительства и поддержки Русского мира не существует.

Русский человек и русский язык в республике абсолютно беззащитны. За годы суверенитета Каримов не только избавился от кириллицы, но и переименовал объекты, снес памятники. Русские воспринимаются как потомки оккупантов, а советский период истории считается временем колонизации страны Россией. Россия же не прилагает усилий, чтобы не только защитить русскую диаспору, но и превратить ее в инструмент влияния на местные власти, как, к примеру, это делает Китай. И это понимание приходит в первую очередь к тем русским, которые оказались заложниками геополитической катастрофы и вынуждены жить в национальных республиках, сталкиваясь ежедневно с ограничительной политикой по отношению к нетитульной нации.


ЭКОНОМИКА УЗБЕКИСТАНА

Экономика Узбекистана все эти годы, как и экономика других постсоветских республик, включая российскую, держалась на двух китах— экспорт природных ресурсов страны и использование заложенной в советский период промышленности и базы в сельском хозяйстве.
Главными экспортными товарами стали газ, который республика поставляет Китаю, хлопок (третье место в мире по экспорту хлопка) и золото, которое в неимоверных количествах Каримов отправляет в Швейцарию. В структуре экспорта Швейцария выступает главным торговым партнером страны, на ее долю приходится 25,8% узбекского экспорта. На втором месте Китай (17,6%), куда страна направляет преимущественно газ, хлопок и прочие минеральные ресурсы. Республика также славится своими запасами уранового сырья, но, не обладая собственной атомной промышленностью, весь произведенный малообогащенный уран поставляет на экспорт. Длительное время Узбекистан ориентировал свой экспорт урана в США, однако с 2012 года заключил ряд контрактов на поставку урана в Китай, Южную Корею, Японию.

Структура экономики аналогична казахстанской и российской: это доминирование сектора услуг в ВВП (61,7%) при незначительном вкладе промышленности (26,2% от ВВП). Ориентир на сырье в ущерб промышленности — не единственная проблема узбекской экономики. Страна производит только 25% от потребностей зерновых, остальное получает за счет импорта, что увеличивает риски продовольственного кризиса. Однако есть в экономике и свои плюсы. Будучи закрытой страной, власть защищает местного производителя. Промышленные товары из-за границы пробиваются на местный рынок с большим трудом. В стране официально длительное время проводится политика импортозамещения. Узбеки сами делают автомобили, строят собственные самолеты. На улицах в основном автомобили местного производства, правда, изготовленные иностранными компаниями. Но бизнес иностранцев в стране — это отдельная тема, тесно связанная с вопросами национализации и произвола властей.

Жизнь для простых рядовых узбеков чревата множеством трудностей. Валюту можно купить преимущественно на черном рынке, официальная покупка ограничена суммой в 2000 $ и требует официального одобрения банком, срок рассмотрения составляет 3–6 месяцев. 


Это при том, что плавная девальвация узбекского сома идет — за два года он девальвировал на 30%, что конечно же намного лучше российского сценария с девальвацией в два и более раз. На черном рынке курс узбекского сома в два раза дешевле,  официального. Поэтому реально узбеки получают в разы ниже официальной статистики.

Статистика Узбекистана — это отдельный вопрос, можно сказать, что Росстату есть куда расти. Официально средняя зарплата составляет 550 долларов, но это только на бумаге. С учетом курса на черном рынке альтернативные источники указывают зарплату в среднем в 80–150 долларов, именно этим и объясняется, что в Россию ежегодно прибывает свыше полумиллиона жителей Узбекистана. С 2000 года число оставшихся проживать в России узбеков составило 547 тысяч. И тот факт, что сначала из республики поехали представители нетитульной нации, а затем уже и сами узбеки, ярко свидетельствует о состоянии узбекской экономики.

Несмотря на трудности социально-экономического развития Узбекистан демонстрирует передовые темпы в сфере демографии. Естественный прирост составляет 17 человек на 1000 при смертности в 5 человек на 1000 жителей. Число браков почти в 10 раз превышает число разводов (в России только в 1,8 раза). Средний возраст рождения ребенка у девушек составляет 23,8 года. Узбекистан остался приверженным классическим традициям ислама — большая семья в молодом возрасте. Средняя продолжительность жизни в республике также высокая — 73,55 года. По всем демографическим параметрам страна явно опережает Россию с ее демографическим кризисом. Однако как условия жизни, так и защита населения оставляют желать лучшего. Узбекистан давно попадает в поле зрения и международных правозащитных организаций, и МОТ, которые констатируют использование принудительного труда, в том числе женщин и детей, при сборе урожая хлопка. Узбеки подвергаются принудительному труду на стройках, в розничной торговле в Казахстане, России и Украине.

Правительство не только не гарантирует защиту большинства населения, но и в целом безразлично взирает на трудности народа и проблемы экономики. Главным фактором «выживания» Узбекистана остаются в первую очередь его природные ресурсы и умение властей привлекать иностранные инвестиции под проекты, многие из которых не реализуются.


ЛИДЕР УЗБЕКИСТАНА

Узбекистан на постсоветском пространстве по праву можно считать «лидером» демократии. Президент страны, который находится во главе государства с 1989 года, был переизбран уже четыре раза, последние разы в нарушении конституции страны, в которой сказано, что «одно и то же лицо не может быть Президентом Республики Узбекистан более двух сроков подряд».


Каримова это положение Конституции не смущало, и в отличие от Казахстана, где внесли оговорку в это положение, указав, что ограничения в виде двух сроков подряд не распространяется на первого президента страны, и Таджикистана, где на референдуме президент получил право пожизненного переизбрания. В Узбекистане президент не стал соблюдать даже формальные правила своего переизбрания. Иными словами, гарант Конституции неоднократно открыто ее нарушает. Тем не менее, невзирая на нарушение конституции и низкий уровень жизни населения, 89% узбеков довольны тем, как им живется в стране, а уровень поддержки Каримова достигает 90%. Уж очень это напоминает российские реалии, где население до сих пор не может отойти от иллюзии величия страны, которая за последние четверть века была превращена в зависимую колониальную страну третьего мира.

Но и в отличие от Казахстана и Таджикистана Каримов не стал объявлять себя лидером нации, удовольствовавшись прочими наградами. Он превзошел остальных национальных лидеров своими подходами к демократии и правам человека, с которыми в республике дела более чем угнетающие. Согласно данным правозащитных организаций в Узбекистане периодически применяются пытки, принудительное психиатрическое «лечение», цензура и фальсификация выборов. 

Например, журналиста — племянника президента страны Джамшида Каримова сначала неоднократно предупреждали не писать критические статьи, однако он продолжил выступать с критикой правящего режима его дяди. Результатом стало насильственное помещение его в психиатрическую больницу сроком на 5 лет. После выхода он уже не давал интервью и не сотрудничал со СМИ.

О Каримове говорят как об одном из самых жестоких диктаторов. Учитывая, что по политическим мотивам под опалу попала старшая дочь президента, титул диктатора не лишен оснований. Нормой судебного процесса в стране стали пытки, которые по признанию ООН институализированы. О свободе выражения мнения в стране не идет и речи, и в этом отношении Узбекистан может дать богатую практику для Кремля, который постепенно идет с законами Яровой и заведением дел по статье оправдания терроризма по сценарию Узбекистана.

Аппарат президента Узбекистана имеет контроль над средствами массовой информации. Все публикации в СМИ проходят тщательную проверку на лояльность, по сути цензурируется. Государство владеет почти всеми СМИ, что и позволяет обеспечивать жесткий редакционный контроль. В республике были отмечены аресты журналистов в Самарканде и Ташкенте. Запрещенными темами для публикации являются коррупция власти, оппозиционные политические партии, исламские организации. Критические статьи проходят одобрение только в том случае, если они критикуют власть среднего звена, не затрагивая руководства республики. В России действует то же правило — свободно критиковать можно чиновников, но ни в коем случае не президента страны. Пока Россия стремительно в области цензуры превращается в Узбекистан, сам Узбекистан продолжает мутировать в государство закрытого типа с запретом на любое инакомыслие, чтобы сохранить стабильность политического режима, который заслуживает скорейшей отставки за то состояние страны, до которого Каримов довел республику.

В отличие от остальных постсоветских лидеров, Каримов не спешит привлекать во власть своих родственников, отдавая им места в бизнес-структурах. Старшая дочь, которая по сведениям имела политические амбиции, с 2013 года находится под арестом, никаких данных о ее судьбе не известно. Братья и племянники всю жизнь прожили в Самарканде, занимая скромные посты учителей, преподавателей, местных судей.


ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ

Слово «оппозиция» для политической жизни Узбекистана неуместно. В республике зарегистрированы только те партии, которые не выступают с критикой действующей власти. Каримов пристально следит за стабильностью в своей стране. 


И обеспечивается это как за счет подконтрольных СМИ, которые имеют возможность критиковать только мелких чиновников, да и то только тех, кто уже попал под арест, так и благодаря «армии» полицейских и экскурсоводов в штатском, которые пристально следят за свободой высказывания. В республике конечно можно оставаться какое-то время незамеченным, даже критикуя власть, но до тех пор, пока ты не превратишься из писателя-одиночки в человека, который решит сплотить вокруг себя группу. Любое скопление народа, даже если оно носит мирные цели, воспринимается властью как потенциальная смута и угроза порядку. Интернет подконтролен властям, оппозиционные сайты заблокированы, осуществляется контроль над социальными сетями, а сама оппозиция, если она реальная, а не показная, в основном сидит либо в тюрьме, либо уже давно пребывает за границей. Альтернативная информация в стране роскошь. Например, некоторые российские СМИ после появления в их эфире негативной информации об Узбекистане, были закрыты.

Несмотря на жесткий правительственный контроль Узбекистан единожды уже поднимался — это события в Андижане в 2005 году. Поднято оно было сторонниками религиозного течения акрамитами. Первоначально акрамиты выступали с мирными демонстрациями с требованиями освобождения их религиозного лидера Акрама Юлдашева. После стали готовиться уже к вооруженному выступлению, которое завершилось разгромом воинской части, захватом оружия, штурмом городской тюрьмы и освобождением сторонников течения.

И здесь виден уже знакомый след: как и в Таджикистане, и Казахстане мятежники в первую очередь направили усилия на захват оружия, с помощью которого и готовился последующий мятеж. Как и в Казахстане президент страны всю ответственность возложил на религиозное учение. Виновными в событиях были религиозные фанатики, имеющие связи с террористами из Афганистана. В официальном отчете сказано, что для осуществления террористической вылазки были задействованы международные террористические организации. Сложно в этом усмотреть след западной стороны, учитывая совершенно иной почерк, отличный от цветных революций. Вероятно, Андижан был попыткой вооруженного мятежа клановых сил, которые под прикрытием исламистской идеологии задумали осуществить последовательный захват власти.

Мятеж был жестко подавлен, в результате пострадали гражданские лица, включая женщин и детей. Неправомерное применение силы органами безопасности не было осуждено и Каримовым, который назвал погибших преступниками, ни словом не упомянув о жертвах среди мирных граждан, хотя по информации очевидцев органы безопасности не только стреляли в толпу гражданских, но и добивали раненых на месте. Каримов же всю вину за гибель женщин и детей возложил на боевиков, которые по его заявлению использовали гражданских в качестве живого щита. Для многих после этих событий неясным остался вопрос — «зачем нам такой президент, который отдает приказ стрелять в свой народ?!». Андижанские события не изменили ничего. Выводы власть не сделала, за исключением одного — следить за народом нужно еще пристальней.


ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЫБОР СТРАНЫ

Выбор Узбекистаном вектора внешней политики определяется теми выгодами, которые республика может получить от своего нового союзника. Узбекистан сложно назвать последовательным сторонников США или России, или Китая. Каждое из этих государств не выступает полноценным партнером, а период сотрудничества с ним может прерываться по разным обстоятельствам. Однозначно можно утверждать лишь то, что Узбекистан при всем желании к сфере российского влияния не относится.
В начале 2000-х Узбекистан придерживался ярко выраженного проамериканского курса. В республике размещалась военно-воздушная база США Карши-Ханабад. Каримов поддерживал США в антитеррористической кампании и предоставил свою территорию для войск США и НАТО. Старшая дочь президента с момента независимости Узбекистана до 2003 года была замужем за гражданином США, который после женитьбы получил должность директора представительства компании Coca-Cola в Ташкенте и выстроил успешный бизнес, пока не развелся. В 1999 году Узбекистан не стал продлевать договор ОДКБ, выйдя из организации, присоединившись к проамериканской Организации за демократию и экономическое развитие — ГУАМ, в состав которой входили государства антироссийской направленности. 

Резкое охлаждение между США и Узбекистаном наступило в 2005 году после событий в Андижане. США потребовали тогда независимого расследования и обвинили узбекские власти в «неразборчивом применении силы» при подавлении вооруженного мятежа. В ответ Каримов назвал это вмешательством во внутренние дела и охладел к Штатам на фоне того, как ЕС и США ввели против республики санкции. Сразу после критики Узбекистан закрыл свою базу для США, предоставив ее российским силам, прекратил деятельность ряда американских организаций, в том числе и правозащитных, преследованию подверглись корреспонденты иностранных СМИ.

Узбекистан в отношениях с США исходит из соображений прагматизма: пока Штаты платят и закрывают глаза на нарушение прав человека и прочие злоупотребления, двусторонние отношения идут на подъем. Например, последовательное сотрудничество было обеспечено длительное время за счет того, что США покупал у Узбекистана уран, а доходы от его экспорта по оценкам составляют четверть ВВП страны. За аренду базы Штаты выплачивали несоизмеримо большие средства. В начале 2010-х годов Узбекистан получил свою выгоду от транзита грузов НАТО в Афганистан. И вновь республика установила завышенные тарифы на использование своего участка железной дороги.

На фоне ухудшения отношений Узбекистана с США Россия перешла к тактике слепого, глухого и немого. Российские власти намеренно не шли на обострение отношений с Узбекистаном. Они поддержали республику, когда Каримов жестоко расправился с мятежом в Андижане. Генпрокуратура России объявила о выдаче Ташкенту 12 граждан Узбекистана и одного гражданина Киргизии, которым было отказано в предоставлении политического убежища в России, несмотря на то, что международные организации признали этих людей политическими беженцами. В 2005 году Россия выступила против международного расследования правомерности действий узбекских властей, признав события в Андижане актом международного терроризма. Кремль не вмешивался в вопросы внутренней политики, когда Узбекистан притеснял русское население: когда без объяснения причин у русских могли отобрать квартиры или иное имущество, увольняли.

Позиция России, озвученная ее лидером, сводилась к постулату — «те, кто хотел, уже давно уехали, а остались лишь те, кому там нравится». Кремль также равнодушно молчал, когда узбекский лидер испробовал свою традиционную тактику и на российском бизнесе — попросту его отжав. В 2010 году была национализирована российская компания «Вимм-Билль-Данн». В 2012 году власти республики национализировали дочку МТС. В 2014 году в республике был национализирован цементный завод, принадлежащий российскому «Евроцементу», который вложил в его переоснащение несколько сотен миллионов долларов. В 2014 году, когда отношения с республикой были в состоянии нового накала напряженности, Москва списала Узбекистану долг в размере 890 млн. долларов, остальные 20 млн. республика выплатила. И за это молчаливое одобрение и пассивное отношение к политике страны Узбекистан отблагодарил Москву коротким периодом доброжелательности.

Золотой период российско-узбекских отношений длился недолго — с 2006 по 2012 годы, когда после охлаждения отношений с США Ташкент вновь присоединился к ОДКБ и предоставил свою базу для использования российским войскам. Но в 2012 году Ташкент уведомил о приостановлении своего членства в ОДКБ, а база Ханабад стала использоваться только ВВС Узбекистана. Ранее в 2008 году Каримов приостановил членство страны в Евразийском экономическом сообществе, к которому республика присоединилась в 2006 году. Никаких иных попыток встраивания в экономическую интеграцию под эгидой России республика не предпринимала. Пассивность России привела к тому, что геополитический выбор региона склонился в сторону Китая, который проявлял более выраженный интерес к стране, богатой природными ресурсами.

После охлаждения с США Узбекистан развернулся в сторону Китая. Китай стал первым государством, которое посетил Ислам Каримов сразу после событий в Андижане.


В отличие от США власти Китая повели довольно дипломатичную линию, заявив, что «произошедшие в Узбекистане события — внутреннее дело этой страны», и Китай поддерживает «усилия властей Узбекистана по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и религиозным экстремизмом». Тогда же был подписан договор о партнерских отношениях дружбы и сотрудничества. В 2012 году страны установили стратегическое партнерство. В этом году Китай заявил, что отношения Узбекистана и Китая переживают самый лучший период развития в своей истории, а сама республика является стратегическим партнером Поднебесной, в том числе в проекте экономического пояса Шелкового пути. Страны повысили уровень межгосударственных отношений до всестороннего стратегического партнерства.

Именно Китай выступает главным торговым партнером, импорт из него составляет столько же, сколько и импорт из России (20,8%), а по экспорту Китай следует после Швейцарии с долей в 17,6%, что в два раза больше экспорта в Россию. Объем товарооборота между Китаем и Узбекистаном за последние 6 лет увеличился в 3 раза. Китайские инвестиции вложены в такие масштабные проекты, как Газопровод Китай — Средняя Азия, электрифицированная железнодорожная линия Ангрен — Пап, налаживание в Ангрене производства шин для автомобилей, сельскохозяйственной техники и конвейерной ленты. Своей поступательной политикой Китай продолжает превращать постсоветское пространство в прокитайское, а Россия в ответ только протягивает Китаю газовую трубу себе в убыток и приветствует проект Шелкового пути, который поставит окончательную точку в вопросе, чьей сферой влияния быть азиатским республикам СНГ.

Узбекистан в Азии — это такой же оплот антироссийскости и русофобии, как и Грузия в Закавказье, Украина на западных границах. Для России партнерство с Узбекистаном не сулит миллиардные выгоды, за ним не стоят интересы Ротенбергов-Тимченко, а потому по-видимому выстраивать диалог и защищать русский мир и российский бизнес в Узбекистане Кремль не торопится.

Дополняя тему азиатских постсоветских республик, более подробно читайте материалы «Казахстан. Очерк с российской стороны», «Таджикистан. Очерк с российской стороны» за авторством Л. И. Кравченко.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5333
20937
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика