В УПК хотят вернуть объективную истину

В УПК хотят вернуть объективную истину

Эксперт Центра Балашов С.А.

Следственный комитет лоббирует принятие проекта закона, которым предусмотрено возвращение «объективной истины» в Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Что же такое «объективная истина»? Почему в действующем УПК нет такого понятия? Каким образом законопроект предлагает реализовать требование «объективной истины»? Как это коснется рядовых граждан?

История вопроса

Над идеей вернуть «объективную истину» в УПК Следственный Комитет (СК) РФ начал работать около трех лет назад. В январе 2014 года депутат Александр Ремезков внес в Государственную Думу законопроект, разработанный СК. Законопроект вызвал широкий резонанс и ожесточенные споры между сторонниками и противниками «объективной истины». Его текст критиковали Верховный Суд, Генеральный прокурор Юрий Чайка, Главное правовое управление президента РФ, многие практикующие адвокаты и судьи.

Тогда проект закона был отправлен Думой на доработку, и в начале 2015 года исправленный законопроект был внесен заново. Отзыв ВС на отредактированный проект неожиданно стал положительным, диаметрально противоположным тому, что был дан год назад. Хотя, стоит отметить, доработки носили косметический характер, большинство замечаний было проигнорировано.

По задумке авторов законопроекта, введение «объективной истины» положительно скажется на подсудимых, исправит ситуацию с обвинительным уклоном в судах, когда по уголовным делам в России только 4 приговора из тысячи являются оправдательными.

Что такое объективная истина?

Споры о том, какая истина должна достигаться в рамках уголовного процесса, велись еще в Российской Империи. Современные ученые, как и раньше, по большей части разделились, заняв категоричные позиции, на сторонников объективной истины и сторонников формальной истины, последние, правда, обзавелись со временем новыми аргументами.

Объективная истина в уголовном процессе достигается, когда решение суда основано на соответствующих действительности обстоятельствах уголовного дела. Формальная истина достигается, когда соблюдена состязательная процессуальная форма.

Однако неукоснительное соблюдение процессуальной формы не всегда приводит к тому, что виновный получает по заслугам, а невиновного оправдывают. В то же время требование поиска объективной истины нередко приводит к ситуациям, когда целью оправдываются незаконные, а порой и аморальные средства ее достижения, когда уголовное преследование может длиться чуть ли не вечно, когда судья становится на сторону обвинения.

Представляется верным поддержать точку зрения ученых, которые пытаются соединить требование поиска объективной истины и состязательное начало в уголовном процессе. Цель (истина) должна достигаться соответствующими средствами (состязательный процесс). Содержание должно иметь приемлемую форму.

Попытку соединить цель и средство представляет собой действующий УПК: в нем в ст. 15 закреплен принцип состязательности, а также, хоть прямо и не названо, существует требование поиска объективной истины. Это выражается, с одной стороны, в возможности суда участвовать в собирании доказательств, в существовании института соединения и выделения уголовных дел, в требованиях, которые предъявляются к приговору, а с другой стороны, в существовании презумпции невиновности, свидетельского иммунитета, понятия «недопустимые доказательства».

Вариант реализация введения «объективной истины»

Законопроектом предусматривается введение в УПК понятия «объективная истина», обязанности суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, а также органа дознания, начальника подразделения дознания и дознавателя устанавливать объективную истину по уголовному делу. Предлагается дополнить статью 237 УПК «Возвращение уголовного дела прокурору» двумя случаями, когда уголовное дело возвращается прокурору в обязательном порядке:

  • неполноты предварительного следствия или дознания, которая не может быть восполнена в судебном заседании;
  • при наличии оснований для предъявления обвиняемому нового обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении или обвинительном акте.

Также предусматривается введение нового основания для отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке – односторонность или неполнота судебного следствия. На председательствующего налагается новая обязанность принимать все необходимые меры к всестороннему,полному и объективному выяснению всех обстоятельств уголовного дела.

Как сказано в пояснительной записке, УПК более тяготеет к модели чистой состязательности, чуждой «традиционной» российской модели, поэтому необходимо ввести институт «объективной истины». Утверждение, мягко говоря, спорное, но для пояснительной записки пойдет. В реальности же не все так просто и однозначно, и это признает один из самых главных лоббистов этого законопроекта – председатель СК Александр Бастрыкин: «Анализ этого кодифицированного акта (УПК РФ – прим. автора) позволяет сделать вывод о том, что он «насквозь пронизан» идеями объективной истины».

В соответствии с текстом законопроекта объективная истина – соответствие действительности установленных по уголовному делу обстоятельств, имеющих значение для его разрешения. Такое определение не является правовым, содержит в себе противоречие, т.к. обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, субъективная категория. Кто-то решил, что обстоятельство имеет значение, кто-то решил, что нет. Уточнить или изменить формулировку требовали и Верховный Суд, и комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству. Выполнено это не было.

Возлагая на суд и сторону обвинения обязанность принять все меры для установления объективной истины, законопроект не содержит списка таких мер. Более того, непонятно, кто и в какой момент должен решить, что объективная истина установлена или не может быть установлена? А если учесть, что, в соответствии с пояснительной запиской, «презумпция невиновности может быть применена, лишь в случае невозможности достижения по делу объективной истины и только после принятия исчерпывающих мер к ее отысканию», принятие законопроекта может привести ситуациям, когда уголовное преследование будет длиться «бесконечно».

Стоит отметить, что обязанность принять все меры у суда возникает, если есть сомнения у судьи в истинности мнения сторон. Мнение сторон, чаще всего, основывается на определенных доказательствах, которые в соответствии с частью 2 статьи 17 УПК РФ не имеют заранее установленной силы. Также статьей 14 УПК предусмотрено, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, толкуются в пользу обвиняемого. Однако законопроектом вводится другой порядок: если судья счел, что мнение у стороны защиты не похоже на истинное, то судья «принимает все необходимые меры к установлению действительных фактических обстоятельств уголовного дела», то есть по факту становится на сторону обвинения, начинает выполнять функции обвинения, а потом должен «независимо» оценить свою же работу. В том случае, когда судья счет «неистинным» мнение обвинения, судья также становится стороной обвинения, и результат идентичен.

Особенно интересно выглядит требование законопроекта, согласно которому присяжные заседатели должны оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств уголовного дела в их совокупности. Мало того, что об объективном исследовании всех обстоятельств уголовного дела говорить не приходится, так проектом предлагается присяжным оценивать доказательства не на основе иных представленных доказательств, как предусматривает действующий УПК, а на основе непонятных «обстоятельств».

Законопроект содержит положения, дублирующие нормы, установленные действующей редакцией УПК.

Например, предлагается введение нового основания для изменения или отмены судебного решения – односторонность или неполнота судебного следствия. Причем одним из случаев, когда судебное следствие признается «неполным», является непроведение экспертизы, производство которой обязательно. Включение данного случая в новое основание неоправданно, ибо непроведение экспертизы, производство которой обязательно, по действующей редакции УПК есть существенное нарушение уголовно-процессуального закона, которое влечет за собой отмену судебного решения в апелляционном, кассационном, надзорном производстве. Если же авторы законопроекта хотели выделить этот случай, то односторонность судебного следствия должно было быть основанием отмены решения не только в апелляционном производстве, но и в кассационном производстве, и на следующих стадиях уголовного процесса.

Законопроектом предлагается возвращать дела прокурору, если суд признал доказательство недопустимым, что трактуется авторами законопроекта как неполнота предварительного следствия или дознания. Противоречивое положение, ибо каждое доказательство оценивается в совокупности с другими доказательствами, причем ни одно не имеет заранее определенной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами, а выводы о виновности лица не могут быть основаны на каком-либо единственном доказательстве.

Инициатива по задумке ее авторов направлена на исправление обвинительного уклона в судах, на улучшение позиции подсудимого в судебном процессе. Согласно пояснительно записке, «предлагаемый законопроект предусматривает в этой ситуации необходимую систему противовесов, когда судья, установив неполноту доказательств, которые могут свидетельствовать о невиновности подсудимого, устранит ее». Мало того, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, хотя на практике еще как обязан, если хочет быть оправдан, так судья должен стать на сторону защиты и устранить неполноту доказательств вместо того, чтобы вынести, например, оправдательный приговор.

Авторами законопроекта уточняется, что если подсудимому, который не обладает юридическими знаниями, назначен бесплатный адвокат, то обеспечить защиту и собрать необходимые доказательства своей невиновности ему практически невозможно. В связи с этим надо, чтобы профессиональный судья устранил неполноту доказательств стороны защиты. А с бесплатными адвокатами, которые в такой ситуации виноваты, ничего делать не надо. Что с них возьмешь – они ж бесплатные?

Чтобы избавиться от обвинительного уклона в судах, необходимо, для начала, установить одинаковый статус для стороны защиты и для стороны обвинения, создать стимулы для бесплатных адвокатов «шевелиться».

Но если декларируемые цели не достигаются, то какие реальные цели инициативы? Во-первых, закрепить тандем судья-прокурор. Во-вторых, дать судьям легальный способ исправить недоработки следствия. В-третьих, снизить нагрузку следователей, которым дается дополнительное время на поиск доказательств и «подсказки» от суда, где и что искать.

В одной из программных статей, опубликованной 30 января 2012 года, Владимир Путин пишет, что необходимо демонтировать обвинительную связку правоохранительных, следственных, прокурорских и судейских органов. Законопроектом эта связка только укрепляется и легализуется, что должно быть тревожным сигналом. Изначально благая цель – вернуть целеполагание в УПК – была использована для слома той компромиссной модели судопроизводства, которая закреплена сейчас в УПК.

Вывод однозначен – в актуальной редакции законопроект не может и не должен найти поддержки.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
407
1686
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика