Валдай — 2016

Валдай — 2016

Автор Шишкина Наталия Игоревна — эксперт Центра Сулакшина.

Фото: Президент России Владимир Путин на заседании Валдайского клуба. Источник: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ.

Президент России Владимир Путин провел традиционную встречу с Валдайским клубом. Что было сказано?

Что сразу следует отметить — в этот раз выступление Президента на Валдае не слишком забило новостные ленты. В прошлые годы внимание к выступлению было крайне пристальным, давались стенограммы во многих ведущих СМИ. Но в этом году что-то произошло. Что это могло быть: невыгодные для имиджа ответы на вопросы? Сигналы, или как их называют, «месседжи» Западу, которые народ может воспринять крайне неоднозначно? Слишком общее и не впечатляющее выступление?

Огромное внимание в выступлении Президента уделялось теме «как всё плохо у них — и вполне хорошо у нас». Много внимания уделялось американской агрессии, причем вспомнили даже Белград, и в целом можно заметить сильный антиамериканский настрой. Однако это — лишь видимость, нацеленная на российскую аудиторию.

Реальность же такова, что в выступлении содержится немало сигналов для западного мира, основной смысл которых сводится к готовности России идти на уступки, признать те обвинения, что отрицались последние пару лет. Нормализация отношений между Россией и США — одно из стремлений, причем об этом сказано прямым текстом. Но нужно понимать, что Запад в том виде, который существует сейчас, не устраивает сильная Россия. Поэтому та же «перезагрузка» была осуществлена во время президентства Д. Медведева — достаточно слабого и в некоторых случаях даже комичного лидера с резко либеральной позицией. США нужна подчиненная Россия, а не самостоятельная и самодостаточная. Питать надежды на нового Президента США бессмысленно хотя бы потому, что пресловутые американские ценности не устанавливаются Президентом США, как это порой пытаются сделать в России. По большому счету, борьба между двумя партиями происходит за метод достижения целей США, исходящих из признанных американских ценностей, а не за переустановку этих ценностей. Цели и ценности при этом остаются прежними. В том числе — и глобальное лидерство, под которым скрывается стремление стать глобальной метрополией в мировой империи западного грабительского типа. Соответственно, всякие там народы и страны, имеющие наглость заявлять о своих цивилизационных ценностях и самостоятельности рассматриваются как помехи для этой цели.

Кроме того, одной из причин не очень широкого освещения может стать слишком большая узнаваемость в критическом описании якобы западных реалий, данных В. Путиным, реальностей самой России. Да и упоминание о помощи американцев при подготовке Олимпиады в Сочи, которую до сих пор пытаются использовать для поднятия имиджа и едва ли не как единоличное достижение российской власти, вряд ли придется по душе. Даже если это сотрудничество и было действительно важным и необходимым.

Ещё один момент, который мог бы вызвать недовольство — признание, что переговоры по Минску ведутся при согласовании с США. Выразилось это в фразе «мы учитываем позицию наших американских партнёров при проведении переговоров». Ладно, участие стран Европы ещё понятно, в конце концов Украина транзитная для энергоносителей из России страна и ситуация на Украине не может не беспокоить соседствующие с ней страны и страны экспорта российского газа. Но США? Почему не Китай, не Индия, не Австралия, не какая-нибудь африканская страна, в конце концов? Чем они хуже? Ответ очевиден: они не мировые гегемоны. Они не пытаются насадить своё влияние и обеспечить свои национальные интересы «на дальних подступах».

Не в пользу нынешней власти при всё ещё существующих, хоть и резко сошедших, антимайдановских настроениях в обществе, прозвучала фраза В.Путина о работающей фабрике антироссийского президента Украины Петра Порошенко. Причем, по заверению самого В.Путина, никаких проблем с выводом прибыли этой компании за границу нет. То есть Россия обеспечивает благосостояние откровенно русофобского лидера соседней страны. Когда действия России по отношению к Украине были названы агрессией, Запад и сотоварищи ввели санкционный режим, серьезно сократив возможности для конкретных людей и их бизнеса, вплоть до откровенного запрета. Что же не так с российской властью? Какой-то прямо-таки болезненный мазохизм получается: вы нас грязью поливаете, третируете, сложности создаете, а мы вам ещё и приплатим за это.

Хотя приём отвечать не по теме, но с удобными для российской власти цифрами, снова был использован в этой речи при ответе на вопрос о могуществе, но он лишь подчеркнул несбыточные мечты российской власти. Например, про то, что удается сдерживать инфляцию на уровне ниже 6%. В качестве средней температуры по больнице, возможно, так и есть (по данным ЦБ, в октябре инфляция была 6,1%), но, пожалуй, большая часть населения не согласится с этим. Как и с уровнем безработицы ниже 6%, что опровергается самими россиянами, принимающими участие в социологических опросах. По опросам ФОМ, почти каждый пятый (18%) россиянин обеспокоен ситуацией с безработицей в своем регионе. Вряд ли обеспокоенность вызывает 6% уровень безработицы.

Вряд ли можно согласиться с утверждением, что нынешней власти удалось сплотить российский народ и мобилизовать его на выполнение некой общенациональной задачи. Какой именно, не поясняется. Народ, конечно, сплотился в определенной степени, но связующим звеном этого единства выступает симпатия к конкретной личности. Не ценности, не идеология, не цели. Да, после 2014 года, особенно во время «Русской весны», российский народ продемонстрировал свои способности к мобилизации и объединению. Но уже можно видеть, что тот настрой почти исчерпан как источник единства. Можно ли назвать это подлинной сплоченностью? Ведь с уходом В. Путина и прекращением по какой-либо причине пиар-акций, вся эта сплоченность развеется пеплом.

Интересный вопрос задал А.Островский о том, следует ли России менять политическую и экономическую модель. Президент высказался в том стиле, что требуется эволюционная смена моделей, и над ней думают, как развиваться эти два года до президентских выборов и о том, что потом. Непонятно, правда, как долго будут думать, когда пора бы уже продумать несколько вариантов развития событий и действовать. Однако о достаточно быстрой смене модели речи не идет.

В целом, выступление показало:

1. Нацеленность на «виляние хвостом» перед Западом, при этом, во всяком случае, внешне, попытка усидеть и на своей позиции. Неудобно же будет как-то внезапно устраивать обратный разворот, хотя в отношении Турции это не помешало.

2. Полную оторванность от реалий жизни страны. Основной аргумент, например, против тяжелых потерь для экономики России вследствие санкций — «я так думаю». При этом введенные самосанкции снова же «перекладываются» на плечи западных «партнёров».

3. Ряд моментов, которые уже сложно скрыть или обойти, но которые не очень выгодны для поддержания имиджа в некоторых социальных слоях. Например, среди тех, кто настроен против П. Порошенко.

4. Акцентуация внимания на внешнеполитической повестке, при этом приписывание негативных сторон преимущественно «им», а позитивных — «нам».


НЕМНОГО ЦИТАТ

«Но в результате, тем не менее, систему международных отношений лихорадит, глобальная экономика не может выйти из системного кризиса».

Неясно, кто подготавливал материал и речь Президенту, но очевидно, что за мировыми новостями он не следит. О каком системном мировом экономическом кризисе идет речь? Российский экономический системный кризис виден невооруженным взглядом, мировой политический системный кризис — тоже, но экономический? Прекрасно развиваются и чувствуют себя новые экономические союзы и проекты, активно развивается торговля между Китаем, США, Европой.

«Но существует, совершенно точно, дефицит стратегии и идеологии будущего. Это создаёт атмосферу неуверенности, которая прямо влияет на общественные настроения».

Самое интересное, что в наибольшей степени это применимо именно к России, хотя в данном случае речь шла о мире и Западе. Идеологического кризиса и дефицита стратегии на Западе-то как раз и нет — разве что понятие «идеология» сейчас модно прятать под более нейтральным словом «ценности» (европейские, американские, международные и т. п.), а свои стратегии, не соответствующие реальности на пути достижения даже своих целей, публикуют лишь в той части, которая, находясь в открытом доступе, не причинит вреда национальной безопасности или стратегии. В конце концов, старое доброе поучение Лао Цзы «Война-путь обмана» никто не отменял.

Стоит привести достаточно большой отрывок из выступления Президента, который касается выборов и активности людей.

«Социологические исследования, проводимые по всей планете, показывают, что жителям разных стран и континентов будущее, к огромному нашему сожалению, чаще всего кажется смутным и мрачным. Будущее не зовёт, оно пугает. При этом люди не видят реальных возможностей и механизмов что-либо изменить, как то повлиять на ход событий, на выбор политики.

Да, формально все атрибуты демократии в современных странах налицо: выборы, свобода слова, доступ к информации, право выражать своё мнение. Однако, даже в так называемых развитых демократиях у большинства граждан нет реального влияния на политические процессы, нет прямого, реального влияния на власть.

Граждане чувствуют, что их интересы и представления элит о единственно правильном курсе, который эти элиты выбирают, всё чаще и больше расходятся между собой…

Что касается тезиса о торжестве маргиналов, популистов над здравомыслящим, трезвым, ответственным меньшинством, то дело, конечно, и не в популистах и иже с ними, а дело в том, что простые люди, рядовые граждане перестают доверять правящему классу, вот в чём проблема…

Кстати, политическая повестка и так уже выхолощена, выборы перестают быть инструментом перемен, а сводятся к скандалам, обсуждению компроматов. Простите меня, к обсуждению того, кто кого за что ущипнул, кто с кем спит. Это просто переходит всякие границы. Да и, честно говоря, если посмотреть на программы различных кандидатов, то такое впечатление, что они вообще скроены по одним и тем же лекалам, разница то небольшая или её вообще, по сути, нет.

Элита словно не замечает углубляющегося расслоения в обществе и размывания среднего класса, и при этом насаждают идеологические модели, которые, на мой взгляд, разрушают культурную, национальную идентичность. А в некоторых случаях, в некоторых странах и жертвуют национальными интересами, отказываются от суверенитета в обмен на благосклонность сюзерена.

Резонно возникает вопрос: так кто же, в самом деле, маргинален? Расширяющийся класс наднациональной олигархии и бюрократии, часто фактически не избираемый и не контролируемый обществом, или большинство граждан, которое хочет, в общем то, простых и понятных вещей: стабильности, свободного развития своих стран, жизненных перспектив для себя и своих детей, сохранения своего культурного лица, а, главное, элементарной безопасности для себя и своих близких».

Поначалу даже хочется обрадоваться — «Ну наконец-то, Президент увидел, понял, что в стране происходит последние N лет!». Но потом вспоминаешь, что контекст — другой, речь идет об американских выборах, о западной демократии, пусть и описывается современная Россия. Да, фактически, и Западу, несмотря на все разговоры и уверения в обратном, до демократии далеко, а сформировавшаяся демократическая элита — прослойка, достаточно закрытая. Однако расслоение в обществе между социальными классами, разрыв связей с элитой и другие характеристики, которые спич-райтеры приписали западным «демократиям», в значительно большей степени характерны для России. Тот же разрыв по благосостоянию в России, согласно даже официальной статистике, 20 наиболее обеспеченных и наименее обеспеченных процентов населения достигает 15,6 раз при принятом международным сообществом критическом уровне в 10 раз.

«Я вам скажу, уважаемые друзья и коллеги, хотелось бы мне иметь такую пропагандистскую машину в России, но это, к сожалению, не так. У нас нет таких глобальных средств массовой информации, как CNN, BBC и некоторые другие, у нас таких возможностей пока нет».

«Стран, которые, как Россия, могут опереться на тысячелетнюю историю, в мире немало, и мы научились ценить свою идентичность, свободу и независимость. При этом мы не стремимся ни к глобальному доминированию, ни к экспансии какой то, ни к конфронтации с кем бы то ни было».

К экспансии мы не стремимся, но в Сирию вошли. К конфронтации не стремимся, но про ядерное оружие постоянно напоминаем, и Адмирала Кузнецова в поход отправили. На самом деле эта цитата неадекватна, хотя и ориентирована на иностранного потребителя — это сигнал «западным коллегам»: мы не будем конфликтовать, мы готовы примириться. У нас нет средств пропаганды — хотя неясно, что же тогда за явление в виде достаточно качественного и денежного ресурса RussiaToday?

Непонятно, как, не вступая в конфронтацию с силами «глобализации для избранных», как современную гегемонию обозвал Президент, возможно изменить характер этой глобализации, о чем в своем выступлении он также говорил? Бегать и кричать, уговаривать изменить внешнюю политику? Убедить руководство США переписать свою Стратегию национальной безопасности? Существующая политика США, которую по-простонародному можно назвать «каждой бочке затычка», появилась не на пустом месте, а из соображений, что мир взаимосвязан всё сильнее с каждым годом, поэтому обеспечивать собственную безопасность исключительно на собственной ограниченной территории не имеет смысла, необходимо действовать на опережение, пока угроза не успела дойти до берегов страны. Поэтому изменения характера глобализации, скорее всего, не будет вовсе, либо встраивание России в существующую систему будет представлено как некое глобальное изменение характера происходящего глобализационного процесса.

«Только прекратив вооружённые конфликты и обеспечив мирное развитие всех стран, мы сможем говорить об экономическом прогрессе, решении социальных, гуманитарных и других ключевых проблем».

А зачем тогда Россия ведет реально две войны? Учитывая количество претензий, образовавшихся за историю взаимодействия между странами друг к другу, прекратить вооруженные конфликты полностью вряд ли удастся. Конкретно для России, чтобы прекратить вялотекущий, но от этого не менее разрушительный, конфликт на востоке Украины, следует вернуть в состав Украины Крым. Но это невозможно. Значит — не успокоится. Для подписания мирного договора с Японией — решить в пользу Японии вопрос Курил. Так как очевидно, что позиция Японии крайне принципиальна. Наверняка найдется и ещё с десяток территориальных притязаний со стороны других стран, в том числе и в Арктике. Уступить зоны влияния в Средней Азии Китаю, ЕС и США. Почему? Да потому, что только такая, обкорнанная, потерявшая свое влияние, сверхзависимая и сверхоткрытая для грабежа Россия выгодна тем международным силам, которые заказывают сейчас музыку. Но очень слабый, иногда нелепый и неправдивый звучит ответ на эту музыку. И прошедший Валдайский клуб тому свидетельство. Значит ли это, что только когда все «неугодные» и слишком самобытные страны уступят, что приведет к решению конфликтов, нужно вспоминать о решении других ключевых проблем, в частности, упомянутых гуманитарных и социальных? Но кто тогда и в чью пользу будет решать эти проблемы? Ответ очевиден.

«Только мир, в котором люди разных стран живут полноценной жизнью, а не борются за выживание, может быть стабильным».

«Дать жителям планеты, причём всем опять же, а не избранным, возможность по настоящему здоровой, долгой, полноценной жизни — это очень благородная цель».

Звучит правильно и красиво. Но это говорит Президент страны, которая является одним из лидеров по распространению ВИЧ, где наравне с получающими миллионы «слугами народа» сам народ именно что выживает, а медицину всё усерднее пытаются превратить в доходный бизнес, что приводит к низким строчкам мировых рейтингов систем здравоохранения, недоступности медицинской помощи для населения и росту смертности. Вот бы он про свою страну так сказал.

«Поэтому сохранение природного богатства и его многообразия, снижение антропогенной нагрузки на окружающую среду в ближайшие десятилетия станут всё более значимым делом».

Так вот оно что! Вот она — конечная цель развала промышленности, претворения в жизнь политики, которая приводит к обезлюживанию, что само по себе снижает антропогенную нагрузку!

А если серьезно — это только слова, причем подозрительно схожие с дежурными фразами лидеров других стран, таких как США. Ведь экологическая тема со времени Киотского протокола стала еще более модной. В реальности экологическое законодательство, причем не только в России, является наименее разработанным и сложным в применении в жизни.

«Мы просто пренебрежительно начали относиться к Уставу ООН, вытесняя его при принятии очень важных решений, делая вид, что это уже не важно, устарело».

Ещё одно обращение к западным «коллегам». В 2014 году, когда на Украине небезызвестные события только начинались, Запад апеллировал к тому, что Россия нарушает Устав ООН и некоторые международные документы. Особенно громко эти обвинения посыпались в сторону России после присоединения Крыма. Однако, как и тогда, так и теперь, Россия продолжает уповать на ООН и её документы. Это мягкий призыв, и одновременно — признание, что мы сами забыли о международных нормах. В чем, собственно, нас и обвиняли.

«Возьмите пример с Израиля, Израиль никогда так не делает, он всегда борется до конца и благодаря этому существует, да и другого выбора нет, надо бороться. Если мы постоянно будем сдавать позиции, мы всегда будем проигрывать».

С одной стороны — речь идет о ситуации в Сирии, и это ясно высказанная уверенность в правильности проводимой Россией в этом регионе политике. Однако в то же время нельзя не вспомнить Донбасс, когда Россия очень быстро свернула и «Русскую весну» и свою позицию по отношению к русским(!), своим, людям. Можно ли считать эту фразу признанием поражения на Донбассе? Вряд ли это признание. Но показательно в плане оценки своих действий: мы проиграли борьбу за собственный народ.

«То, что хорошо для русского человека, то и национальные интересы России и вообще для народов Российской Федерации».

А конкретно — что же это? И как это соотносится с реалиями внутренней политики России, когда исконно русские регионы вымирают и нищают? Вряд ли вымирание, нищету, социальную незащищенность можно назвать «хорошим для русского человека». В таком случае оказывается, что национальные интересы России внутри страны — что, по смыслу, верно, — не соблюдаются, а жестоко нарушаются, при этом практически все масштабные проекты последних лет направлены на негативный результат. Проекты, принятые путинской властью. Получается, что Президент сам признал: сегодняшняя власть, главным в которой является он сам, проводит политику по отношению к своему народу и стране, несовместимую с национальными интересами России. Тогда в чьих же интересах проводится эта политика? Путин вообще понимает, как он разоблачает сам себя?

«Это Указ Президента Российской Федерации. Это бумажка».

При таком отношении к нормативно-правовому акту, обладающими высшей юридической силой после Конституции и федеральных законов, и обязательным для исполнения на всей территории России, со стороны самого Президента, стоит ли ожидать другого отношения от чиновников всех рангов и мастей к выполнению поставленных Указами Президента целей? Qualisrex — talisgrex(каков царь, такова и свита), говорили древние римляне, и были совершенно правы. Во всяком случае, теперь мы знаем, что Указы Президента — всего лишь бумажка. Он сам нам это сказал.

«…практически то, что считалось главным, что разделяло Советский Союз и потом Россию, и западный мир, исчезло — я имею в виду идеологические разногласия».

Приехали! Опять…«наши ценности не отличаются от западных!». А что же тогда за конфликт с Западом? Россия как мировая угроза США в их Стратегии национальной безопасности? Этого что ли ничего нет? Президент вообще понимает, что он зачитывает, насколько это неадекватно существу реального дела?

Да и, мягко сказать, возникает определенное противоречие с той критикой США и Запада, которой было наполнено выступление В. Путина, особенно касательно характера глобализации. Ведь если ценности и идеология одинаковы, то с какой стати критиковать реализацию этих ценностей? По большей части, весь критический пафос в адрес Запада направлен на российскую аудиторию в надежде на то, что увидеть народ России сможет лишь желаемое. Остальное — отбросит, как это всегда и бывает.

Опять же, прямым текстом сказано: идеология у России и Запада одна, а значит, и ценности одинаковые, так как идеология подразумевает наличие определенной системы ценностей. Поэтому на патриотов, искренне полагающих, что Россия — самостоятельная страна-цивилизация, и ценности у неё не во всем с провозглашенными западными совпадают или не совпадают вовсе, такая фраза может оказать весьма удручающий эффект. Правда, особо изобретательные и здесь увидят некий хитрый план по типу дезинформации иностранных журналистов. Ведь если предположить и принять, что никакой дезинформации нет, то вырисовывается крайне пренеприятная ситуация.

«Мы проводим очень взвешенную социальную политику и при этом обеспечиваем макроэкономическую стабильность».

Если под взвешенной социальной политикой понимается введение таких налогов, что они у людей больше половины, а то и целой заработной платы, при этом из льготников исключаются многодетные семьи — то конечно, политика взвешенная. Замена индексации пенсий пятитысячными подачками тоже относится к взвешенной социальной политике? А ситуация со здравоохранением и образованием? Хотя да, в России медицина и образование к социальной политике не относятся, это же бизнес и сфера услуг, какая же тут может быть социальная политика? Просто безобразная часть выступления Путина.

Даже эти несколько цитат показывают, насколько лидер страны оторван от реалий жизни своей страны и насколько заигрывает в стремлении обелиться перед «западными коллегами». Ведь, по существу, рассказы о хороших условиях жизни и бизнеса в России, способные вызвать глухое недовольство самих россиян, рассчитаны на создание позитивного и привлекательного образа страны. Прямые иностранные инвестиции в России, упав практически до нуля, серьезно сократили не только возможности развития, но и наращивания благосостояния элитой, поэтому очередная попытка замириться с Западом и расположить положительно к России иностранную прессу и бизнес являются важной задачей.

В этой связи весьма показательно, что о внутренних проблемах упоминается только немного и вскользь, больше по старинке пеняется на «у всех так, это мировой кризис», зато вовсю рекламируется успешность внутренней политики России, одновременно очерняется и внутренняя, и внешняя политика других стран. Своего рода реклама «как хорошо у нас, не то, что у вас, приходите!». И именно это является главным посланием во всей речи Президента и целью организации такого формата общения. Но ведь это неправда.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5805
24374
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика