Валдай — очередное откровение «самого опасного и самого могущественного человека в мире»

Валдай — очередное откровение «самого опасного и самого могущественного человека в мире»

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Состоявшийся на прошлой неделе форум на Валдае несомненно привлек внимание тем, что его главным участником вновь стал российский президент. И если на экономических форумах его задача сводится к созданию иллюзии благоприятного инвестиционного климата в России, то Валдай — это площадка для апелляции к мировым лидерам. В этом году речь Президента была довольно предсказуема: минимум импровизации, заранее подготовленные речи и ответы без свойственной ему дворовой лексики. Однако даже при этом некоторые посылы его выступления и ответов имели резонирующий характер для слуха патриота своей страны.

И дело даже не в откровенных фактических ошибках, как например, перепутанное соглашение по утилизации плутония с договором ПРО, или рассказ на публику о самоубийстве главного конструктора ракет СС-20, хотя все официальные источники дают версию о сердечном приступе за 3 месяца до подписания соглашения об уничтожении ракет.


КАК ПРЕЗИДЕНТ ОПЯТЬ СТРАНУ ПЕРЕПУТАЛ

За российским лидером все чаще можно заметить такой прием дискуссии, как приписывание своему противнику качеств, которые характерны для собственного поведения. Выступление на Валдае не стало исключением. Во-первых, российский лидер заговорил о приеме американских СМИ по формированию российской угрозы — «сказать элите особенно нечего, нечем общество успокоить. Поэтому куда проще отвлечь внимание людей на российских так называемых хакеров, шпионов, агентов влияния и так далее, и тому подобное». Аналогичным образом поступают российские СМИ, ОНФ, которые формируют угрозу в лице США, все беды российской экономики списывают на происки Запада. Да и сами власти, вводя закон об иностранных агентах, недвусмысленно объявляют народу о происках США в российской политической жизни.

Ровно также любые народные выступления в России по заявлению Кремля инициируются из-за рубежа, как будто патриотически настроенные силы, глядя на хаос и разруху в стране, не в состоянии подняться с протестом без помощи геополитических противников России. На Валдае и сам президент применяет аналогичные приемы. Например, отводя внимание от Алеппо через акцент на Мосул, или утверждая, что «нас сначала разделили, а потом стравили», не указывая, но намекая на причастность Запада к российско-украинскому конфликту.

Во-вторых, рассуждая о внутриполитической ситуации в США и в мире, российский лидер буквально описал российскую безрадостную действительность, когда элиты оторваны от интересов и потребностей народа, а сам народ не видит перспектив изменения в стране, примиряясь с обстоятельствами: «люди не видят реальных возможностей и механизмов что-либо изменить, как-то повлиять на ход событий, на выбор политики», «у большинства граждан нет реального влияния на политические процессы, нет прямого, реального влияния на власть», «граждане чувствуют, что их интересы и представления элит о единственно правильном курсе, который эти элиты выбирают, всё чаще и больше расходятся между собой», «простые люди, рядовые граждане перестают доверять правящему классу, вот в чём проблема», «элита словно не замечает углубляющегося расслоения в обществе и размывания среднего класса, и при этом насаждают идеологические модели, которые, на мой взгляд, разрушают культурную, национальную идентичность. А в некоторых случаях, в некоторых странах и жертвуют национальными интересами, отказываются от суверенитета в обмен на благосклонность сюзерена».

Эти слова в точности описывают состояние российского народа, подавленного результатами выборов в Государственную Думу, когда доминирующее большинство заняла партия «Единая Россия», за которую проголосовал минимум населения страны.

В-третьих, призывая западный мир к тому, что «фундамент для будущего мира нужно, безусловно, искать уже сегодня, вкладывая средства во все приоритетные направления развития человечества», российский лидер забывает, что именно здесь в России вложения в развитие человеческого фактора минимальны: образование и здравоохранение являются сферами бизнеса. Расходы бюджета на них сокращаются. Человек выступает для страны в качестве источника прибыли через налоговые инструменты, но отнюдь не залогом будущего. И это далеко не единственные двойные стандарты Кремля.

В-четвертых, кремлевский лидер вспоминает о нормах международного права и Уставе ООН: «а потом, когда мир сталкивается с острыми проблемами, те, кто виноват в нарушении Устава Организации Объединённых Наций, резко начинают призывать к исполнению основных положений Устава ООН», при этом точно в таких же обвинениях можно упрекнуть не только Запад, но и кремлевскую политику на Украине.

Тактика обрисовать российскую действительность, приписав ее иным международным акторам, это всего лишь прием дискуссии, за которым стоит стремление перевести обвинительный приговор на третьих лиц, переложить свою некомпетентность и ошибки на кого-то другого.


ОТ ГОРБАЧЕВА ДО НАШИХ ДНЕЙ: ОДНОСТОРОННИЕ УСТУПКИ

Рассуждения Путина о российско-американских отношениях дают объективную картину многолетних уступок, на которые шла и продолжает идти либеральная Россия. И действительно в этой связи уместно вспомнить множество случаев, когда Россия по факту шла на односторонние уступки, о чем в своем выступлении упомянул и президент: заключенный договор о ликвидации ракет средней и малой дальности, когда СССР порезал наземный комплекс ракет, а США при этом оставили на вооружении эти комплексы воздушного и морского базирования; именно в 2000 году Россия заключила соглашение по утилизации плутония, которое Москва соблюдала, а Вашингтон нет. Кремль построил заводы для уничтожения плутония промышленным способом, в то время как США сослались на экономические трудности. И тут уже не Путин должен западным журналистам и экспертам задавать вопрос: «мы завод построили, деньги истратили. Мы что, богаче Соединённых Штатов, что ли?», а российский народ кремлевскому долгожителю выдвигать претензии о манкировании национальными интересами и растрате государственного имущества на антироссийские цели.

В настоящее время ровным счетом ничего не изменилось: Кремль продолжает идти на уступки, на этот раз в вопросе Донбасса и Сирии. Но закономерен вопрос, а зачем Кремль на них идет в условиях, когда по заявлению Путина «почти никакие договорённости не исполняются, в том числе и по Сирии»? Очевидно, что это попытка примириться с Западом после Крыма и устранить все созданные экономические ограничения для ближайшего круга «самого могущественного человека в мире».


СИРИЙСКИЙ ФАРС

Ответы по Сирии были противоречивы, как и вся в целом сирийская кампания. С одной стороны, президент взывал к необходимости покончить с «террористическим гнездом» в Алеппо и на всей территории Сирии, апеллируя при этом к опыту Израиля, который «всегда борется до конца и благодаря этому существует, да и другого выбора нет, надо бороться». И вполне возможно, что образ Израиля в связке российская военная операция в Сирии возник в речи лидера не случайно. С другой стороны, он же говорит о длительном перемирии, на которое пошел фактически, приняв позицию Вашингтона — «я хоть и настаивал на том, что сначала развести нужно, а потом прекратить полёты авиации, но в ходе дискуссии согласился с мнением американского партнёра. Он настаивал, и я с ним согласился, пошёл навстречу, сказал: ладно, бог с ним, мы сначала объявляем перемирие, не будем летать, не будем наносить удары, пожалуйста, вот вам семь дней». И прошло даже более 7 дней, по признанию Путина разведения террористов никакого нет, но Кремль продолжает исполнять в одностороннем порядке некие обязательства. Ровно также все обстояло и в Донбассе — решение проблемы вопреки первоначальной стратегии и вопреки задачам тех, кто верил России.

Вспомним, что война за Алеппо идет с 2012 года. Россия более года участвует в военной операции, с сентября приступила к активной фазе наступательной операции именно в Алеппо. У рядового гражданина подсознательно возникает вопрос, как можно так долго выбивать террористов из города? Или же на протяжении этого периода Россия неоднократно останавливалась, сдерживаемая некими договоренностями с США, которые все время нарушались, но Кремль снова соблюдал соглашения — «они обещали нам многократно и на уровне Минобороны, и на уровне министров иностранных дел, и на уровне специальных служб. К сожалению, раз за разом всё это срывалось, и они этого не делали».


ДОНБАСС И УКРАИНА

На Валдае российский лидер, обнажив всю правду, прямо заявил иностранцам, что мы несколько раз нарушали Минские соглашения в пользу и по желанию Петра Порошенко и западных союзников: сначала были подписаны Минские соглашения, которые по факту предавали интересы непризнанных республик, которые по Минску признавались частью Украины. Затем, когда министр иностранных дел ФРГ предложил компромисс между Путиным и Порошенко в части вступления в силу закона об особом статусе территорий непризнанных республик и проведении выборов в муниципальные органы власти на этих территориях, что кстати противоречило букве Минских соглашений, Путин согласился и согласовал это с Донецком и Луганском. И под конец Путин добавил, что «мы учитываем, конечно, и позицию наших американских партнёров». И возмущает уже даже не то, что страну, которая ввела санкции и обвиняет нас в гуманитарных преступлениях и гибели мирных граждан, мы по-прежнему называем нашими партнерами, а то, что к этому конфликту США не должны иметь никакого отношения.

Геополитически это далекий от Вашингтона регион, а политически он был некогда связан с Россией, которая за десятилетие войны в газовой сфере полностью утратила связи с ним, в чем, как откровенно признался Путин, Кремль виноват сам — «потом стравили, но мы сами в этом виноваты».

И вот что странно, объясняя свой разворот к Китаю естественными причинами, а именно тем, что «Китай — наш сосед» и «было бы нелепым не использовать своё географическое преимущество и не развивать отношения с нашими соседями», российский лидер забывает, что Украина — это тоже наш сосед, и более чем сосед, братская республика, с которой напротив отношения не развиваются.


НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ

Российский лидер не был многословен, отвечая на вопрос, что такое национальные интересы России. Это, в его понимании — «то, что хорошо для русского человека», что невольно навеяло на мысль о пословице — «что русскому хорошо, то немцу смерть». Он также заявил, что «добиваться своих национальных интересов нужно в диалоге со всеми участниками международной жизни». Кстати, «интересов» не добиваются, их реализуют. Именно этим наша либеральная элита и не занимается в последнее время: подменяет национальные интересы согласительной политикой с Западом. Хотим защитить экономику — диалог с Западом говорит о необходимости ее открытия, вступаем в ВТО вопреки национальным интересам.

Хотим нашу идентичность отстоять, но это противоречит толерантности, открытости и глобализации, опять ведем диалог с Западом и приходим к необходимости бесконтрольного проникновения всего чуждого российской цивилизации в нашу страну. За обтекаемой формулировкой такого рода скрывается всего-навсего политика многократных уступок и вечного оглядывания на Запад. Да и чего стоит ответ на вопрос, что можно было бы сделать по-другому, российский лидер вспомнил предложение одного немецкого политика, который выступал за создание организации из членов СЭВ плюс США. И тут же вспоминается последнее интервью Ш.Переса, в котором тот приводил слова российского лидера «я готов был быть членом НАТО, как и вы». Разве в этом национальный интерес страны, чтобы входить в одну оборонную структуру с государством, имеющим противоположные российским интересы?


СКАЖИ МНЕ, КТО ТВОЙ ДРУГ, И Я СКАЖУ ТЕБЕ, КТО ТЫ

Интересен в речи российского лидера был и такой аспект, как оценка небезызвестных современников — Трампа и Порошенко. Кандидат в президенты США Д.Трамп по личному убеждению Путина «представляет интересы той части общества, а она значительная в Штатах, которая устала от тех самых элит, которые десятилетиями находятся у власти. Он просто представляет интересы таких простых людей». Весьма странная характеристика для человека, который о простом народе и не думает вовсе, а ориентирован на бизнес-интересы и крайне далек как от жизни, так от нужд и чаяний простых граждан. Да и весьма странно звучит пассаж, что Трамп критикует «тех, кто уже десятилетиями находится у власти, тех, кому не нравится передача власти по наследству», то есть выходит, что по мнению Путина Трамп за передачу власти по наследству, если он критикует тех, кто против этого? Выходит это и есть то, что сближает Путина с Трампом — симпатия к критике передачи власти по наследству. И что же это: оговорка российского лидера или уже нескрываемая цель установления передачи власти по наследству в России?

И еще более ужасающая характеристика была дана в отношении президента Украины Петра Порошенко. Еще в апреле 2014 года о власти в Киева Путин на медиафоруме «Общероссийского народного фронта» заявил, что «это уже хунта, клика», но уже через четыре месяца российский лидер объявил, что «Петр Алексеевич, на мой взгляд, — партнер, с которым можно вести диалог». А в октябре 2016 года Порошенко стал уже иностранным инвестором в российскую экономику, право собственности которого мы уважаем, «нет никаких ограничений, связанных с использованием этой прибыли, в том числе и с переводом её за границу». То есть получается, что пройти путь от хунты и преступника до партнера и инвестора можно с легкостью, принеся деньги в экономику? В таком случае, что русскому народу думать о своём президенте, который оценивает людей по принципу «дает деньги или не дает».


ДИФИРАМБЫ

Не обошлось на Валдае без придворной лести и очередного неуклюжего возвеличивания долгожителя Кремля. Россия уже похожа на брежневский период СССР не только стагнацией, экспортом нефти и газа и Афганской кампанией, но и уму не постижимым возвеличиванием эга российского руководства. Стоит вспомнить во имя Путина произнесенную речь Жириновского «Боже, царя храни», заявление Володина, что «нет Путина — нет России» и теперь новые на зарубежную публику данные необъективные оценки кремлевской персоне — «самый опасный и самый могущественный человек в мире». Когда-то ровно также американские службы льстивыми заверениями и оценками склонили Горбачева на свою сторону. Сейчас история повторяется вновь: в ход пущены рейтинги, опросы, призванные затмить глаза кремлевскому долгожителю льстивыми оценками. Но не может быть самым влиятельным в мире человек, который управляет не сверхдержавой, а периферией, нефтяной скважиной, что полностью на совести его и либеральных кланов, управляющих страной с 90-х годов.

Как же реагирует Путин на все эти попытки его возвеличить: делает вид, что его это не касается, демонстративно игнорирует, ни разу не попытавшись положить конец этой странной политике формирования чувства почитания у его придворной свиты.

И напоследок, президент очень уж обще ответил на вопрос, прозвучавший на форуме в Валдае, «какие темы будут главными в главе „Путинская эпоха“ в будущих учебниках русской истории». Мы бы ответили более конкретно. Раздел «путинская Россия» будет представлен следующими смысловыми блоками:

Путинская политика как пролонгация ельцинского курса / Операция правопреемник

Страна как нефтяная скважина

Олигархический строй

От стагнации к рецессии

Международная изоляция

Коррупция, клановость, социальное расслоение

Вымирание русского этноса и дискредитация темы русскости

Сирия: война на истощение

Осталось лишь ответить на вопрос: какие последние смысловые блоки будут добавлены в эту главу о застойном развитии России?




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5209
22295
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика