Виртуальный побег реальных подозреваемых

Виртуальный побег реальных подозреваемых Гаганов Александр Андреевич – эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к.ю.н.

Сколько уголовных дел возбуждается за год? Сколько из них доходит до суда? Каков процент оправдательных приговоров? Как потерять 270 тысяч уголовных дел?

27 июля 2015 года «Российская газета» со ссылкой на Генеральную прокуратуру РФ сообщила о том, что «в целом по стране не установлено местонахождение 270 тысяч уголовных дел». Что такое «не установлено местонахождение»? Дело – не человек, который может сам уехать в неизвестном направлении. «Неустановленное местонахождение» уголовного дела означает, что дело должно быть в совершенно конкретном месте, но его там нет.

Как такое вообще могло произойти? Как обнаружилась столь масштабная пропажа, и за какой период были утрачены эти сотни тысяч дел? Можно предположить, что уголовные дела были возбуждены, и данные об этом были сохранены в картотеках или в другом виде. При проверке выяснилось, что дела остались не закрыты и самих дел нет в наличии. Дальше возможны варианты – кто и как «потерял» дела. По вине следователей дела могли быть потеряны намеренно, за определенную плату, то есть по коррупционным основаниям. В лучшем случае дела могли быть не совсем потеряны, но положены в настолько дальний угол, чтобы, пока их будут искать, вышли все сроки давности по преступлениям. Конечно, дела могли быть действительно потеряны, без умысла со стороны следователей. Есть еще варианты пропажи дел: их могли украсть (не без халатности со стороны следователей), они могли сгореть в пожаре или пострадать в иных катаклизмах (которые тоже бывают не просто по счастливой для преступников случайности).

Вернемся к цифрам. 270 тысяч пропавших уголовных дел – много это или мало? Посмотрим прокурорскую и судебную статистику. Сколько всего уголовных дел возбуждается за год и сколько доводятся до приговора? Из доклада Генеральной прокуратуры РФ «Состояние преступности в России за январь – июнь 2015 года» можно узнать, что «в январе – июне 2015 г. на территории России зарегистрировано 1 148 352 преступления, что на 56 893 больше, чем за аналогичный период прошлого года (+5,2%)».


Рис. 1. Характеристика судимости в России за 2008 – 2014 годы (по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ)


Рис. 2. Количество уголовных дел в 2013 – 2014 годах и результаты их рассмотрения (по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ)

Из приведенных данных судебной статистики видно, что за последние пять лет количество уголовных дел, доведенных до суда, составляло порядка 930 тысяч дел в год. Если предположить, что в год совершается порядка 2 млн. преступлений, получается, до суда доходит менее половины дел. Некоторые дела долго расследуются, поэтому попадают в суды позже, не в год выявления преступления. Так или иначе, 270 тысяч пропавших уголовных дел – это почти треть от годового количества уголовных дел в суде. По данным судебной статистики нельзя сказать, что какие-то судебные дела затерялись, здесь почти все четко: разница между количеством поступивших в суд уголовных дел и количеством дел, оконченных производством, составляет порядка тысячи дел. Около 95 тысяч дел переходит на следующий год. Потерять дело в суде гораздо сложнее, чем на стадии следствия.

Приведенная статистика свидетельствует также о другом: судебная система имеет выраженно репрессивную направленность. Из более чем миллиона лиц, проходящих по уголовным делам, оправданными оказываются всего чуть более 5 тысяч человек (то есть примерно полпроцента).

Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин говорит о высокой раскрываемости преступлений: «по убийствам раскрываемость достигла 93 процентов, по умышленному причинению тяжкого вреда здоровью – 92 процентов, по изнасилованиям – 97 процентов». Качественная работа следствия может объяснять крайне низкий показатель оправдательных приговоров в судах. Но сопоставим 5 тысяч оправданных и 270 тысяч потерянных уголовных дел. О чем может сказать такое соотношение? Например, о том, что предположительно лишь 0,5 процента фигурантов уголовных дел в действительности невиновны (будут оправданы). А значит, и о том, что остальные 268650 фигурантов дел могут быть виновны. Кстати, в 270 тысячах дел фигурантов может быть больше, если на некоторые дела будет приходиться несколько обвиняемых. Так или иначе, более четверти миллиона предполагаемых преступников остались на свободе.

Есть версия, что многотысячная несостыковка в статистике обнаружилась после передачи полномочий по ведению статистики из МВД в Генеральную прокуратуру. Тогда самым оптимистичным вариантом будет то, что 270 тысяч дел «потерялись» в результате статистической ошибки. Но в это слабо верится.

Стало быть, что-то не так в самой системе, которая оставляет лазейки для таких «чудесных исчезновений». Конечно, некорректно говорить, что 268-270 тысяч преступников оказались на свободе, потому что вина в преступлении может быть установлена только судом и только после вступления в силу обвинительного приговора обвиняемого можно называть преступником. Но если бы речь шла о масштабном побеге реальных преступников из колонии, это была бы катастрофа и новость номер один на всех телеканалах.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Как победить коррупцию?
Дело Васильевой: освободить досрочно или сохранить лицо правосудия?

Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3160
23857
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика