Внешняя политика Трампа

Внешняя политика Трампа

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Последние недели показали, что американский президент вышел из своего предвыборного образа политика, ориентированного на внутриамериканские проблемы, и в стиле республиканской партии взял курс на активное вмешательство в политику третьих стран. Первыми объектами внимания стали так называемые страны-изгои: Сирия, Афганистан и Северная Корея.


СИРИЙСКИЙ БЛИЦКРИГ

Ранним утром 7 апреля американские силы нанесли удар 59 ракетами «Томагавк» по авиабазе сирийских правительственных сил Шайрат в провинции Хомс. Погибли по меньшей мере 5 человек, пострадали семеро. Авиабаза согласно данным Сирийского центра мониторинга соблюдения прав человека была разрушена полностью. 8 апреля Россия приостановила меморандум о предотвращении инцидентов в Сирии, но уже 12 апреля Лавров заявил, что мы готовы вернуться к его возобновлению. Встреча с Тиллерсоном вновь вывела отношения на уровень контактов, и Россия в очередной раз поступилась интересами своего союзника. Но ситуация, разумеется, не прошла бесследно:

— Штаты четко увидели, что намерений у России биться до конца за своего союзника нет. Как в свое время Кремль смолчал, когда Турция вторглась в Сирию, когда Асад обвинил последнюю в интервенции, но Кремль пошел на сотрудничество, так же смолчал он и сейчас, когда Америка нанесла удар. Смолчал и в преддверии удара, когда, зная о нем, не предупредил своего союзника Асада. А значит, что при нанесении любого удара Россия останется стороной пассивного наблюдателя. Это уже открывает Вашингтону прямую дорогу на Северную Корею;

— инцидент показал, что Россия утратила поддержку Китая в отношении сирийского вопроса. Удар был нанесен во время пребывания Си Цзиньпина в Вашингтоне. После инцидента Китай, который традиционно использовал свое право вето при голосовании по резолюциям, осуждающим режим Асада, воздержался. Против резолюции выступила только Россия и Боливия. Китай смолчал. А это уже определенный знак трансформации политика Пекина. Да и чего можно было ожидать от Китая, который увидел, что России как участнице вооруженного конфликта, нет дела до своего союзника Асада;

— США намерены в ближайшее время добиться отстранения Асада от власти. Могут быть задействованы как военные инструменты, так и дипломатические. Трамп четко артикулировал, что Асаду больше нет места в политической системе.

Тиллерсон по итогам переговоров с Лавровым в Москве объявил, что «режим Асада подходит к концу, и они сами в этом виноваты своим поведением». От России как наиболее близкого союзника требуется «помочь Асаду понять реальность», то есть попросить Асада уйти, как когда-то попросили разоружиться. Наиболее вероятный сценарий — это рост вовлеченности Вашингтона в сирийский конфликт в рамках декларируемой им стратегии борьбы с терроризмом. Страны, в отношении которых США ввели санкции и применяют силу или угрозу силы, сплачиваются на антиамериканской основе, формируя своего рода негласный клуб государств, вытесненных из системы мирового устройства. Например, КНДР и Сирия поддерживают союзнические отношения, лидеры государств поздравляют друг друга с государственными праздниками. Если Советский Союз защищал подобные республики, интегрируя в блок социалистических государств, то в условиях гегемонии США и экономической экспансии Китая такие государства вынуждены оставаться мировыми изгоями. И Россия не имеет ни потенциала, ни политических амбиций быть защитником слабых и вытолкнутых из системы государств.


АФГАНСКАЯ ВОЙНА

После вывода основных сил НАТО из Афганистана в начале 2015 года война продолжилась, включая все тех же участников. Причина войны для всего Ближнего Востока одна — борьба с терроризмом. В случае Афганистана — это борьба с Талибаном и силами Исламского государства. Штаты по сути не прекращали своей операции, периодически нанося удары и сообщая о ликвидации групп террористов или их лидеров. Параллельно этому росло число сообщений и о новых терактах, особенно в столице республики. 13 апреля Штаты сбросили мощнейшую из имеющихся в их распоряжении неядерных авиабомб GBU-43/B, также известную как «мать всех бомб», впервые испытанную в 2003 году и с тех пор больше не применявшуюся. В результате удара погибло 95 боевиков ИГ, в том числе группа экстремистов из Таджикистана. Сами террористы заявили, что в результате американского удара они не понесли потерь, не было даже раненых.

Как таковых причин применения подобного вида оружия не было. Учитывая, что в результате операции было уничтожено всего 95 террористов, затраты на удар явно не соотносятся с его эффектом. Сноуден раскритиковал Штаты за огромную стоимость бомбы и ее разработки, которую он оценил в $314 млн. Да и тот факт, что Штаты бомбили ими же профинансированную в 80-е годы систему тоннелей, говорит о нерациональности расходования средств. В этой связи важно реконструировать замысел Вашингтона. Почему «мать всех бомб» была апробирована в Афганистане? Да еще и после сирийского удара. Здесь гипотез несколько:

— демонстрация американской силы для Северной Кореи и Сирии. Афганистан стал своего рода полигоном. КНДР возможно уготована судьба объекта для следующего удара Вашингтона. Для России и Сирии это сигнал нацеленности Вашингтона бороться с терроризмом любыми видами оружия. Сам Трамп, отвечая на вопрос, сказал следующее: «я не знаю, посылает ли это сигнал. Нет никакой разницы, посылает или нет. Северная Корея — это проблема, и проблема будет решаться»;

— обострение ситуации в регионе, что позволит дестабилизировать Таджикистан как южный форпост зоны влияния России. Не исключено, что будет разыграна карта попыток российского вмешательства в афганский вопрос. Штаты уже неоднократно пытались обвинить Россию в поддержке движения Талибан. В марте американский генерал Кертис Скапаротти заявил о поставках Россией оружия Талибану. В декабре Вашингтон сообщил о закулисных переговорах Москвы с талибами. Россия же объяснила свое взаимодействие исключительно курсом на интеграцию талибов в переговорный процесс;

— возвращение американских позиций с параллельным сокращением контактов Кабула с Россией. Удар был согласован с местными властями, Кабул поддержал удар по силам, ослабляющим его власть. Уже некоторое время Кабул предпринимает попытки наладить сотрудничество с Россией. В апреле нижняя палата парламента Афганистана утвердила рамочное соглашение о сотрудничестве с Госдумой. Ранее власти Афганистана обратились к России с просьбой восстановить 124 советских объекта.

Вашингтон уже рассматривает возможность наращивания своей группировки по запросу со стороны Афганистана. Не исключены попытки Америки втянуть Россию в новые очаги конфликта в рамках борьбы с терроризмом, как это случилось в 2015 году. Россия в ближайшее время может быть замкнута в кольце пылающих стран: на западе — украинский конфликтный узел, на юге — Афганистан, на востоке — проблема Северной Кореи.


ПРОТИВОСТОЯНИЕ С КНДР

Похоже, что наиболее тщательно Трамп готовится к атаке на Северную Корею, что в целом объяснимо.

Если в Афганистане правительство давно идет проамериканским курсом, в отношении Сирии Трамп заручился нейтралитетом Китая и убедился второй раз, что Россия ничего предпринимать не будет, то ситуация с Северной Корее осложняется фактором присутствия Китая. На этот раз Пекин уже не сторонний наблюдатель, а полноправный актор геополитической игры. Как и в предыдущих случаях, Трамп снова отошел от своего избирательного образа, в котором обещал встретиться с Ким Чен Ыном, но перешел к воинственной риторике. Вице-президент США Майкл Пенс заявил, что у Вашингтона закончилось стратегическое терпение в отношении КНДР. Администрация Трампа выбрала тактику двойного удара: с одной стороны, Штаты заручились поддержкой региональных игроков. С другой, приступили к серии провокационных действий, рассчитанных на то, что импульсивность северокорейского лидера заставит КНДР сделать первыми шаг и оправдает военную операцию Вашингтона против республики. Запуск ракеты уже стал такой реакцией Кореи на действия США.

Корейская сторона заявила, что мы будем проводить ракетные испытания «еженедельно, ежемесячно и ежегодно». Северокорейцы уже даже успели снять постановочное видео ракетного удара по США.

КНДР провоцируют на агрессию такие действия США, как перебазирование американской авианосной группы во главе с ядерным авианосцем «Карл Винсон» к Корейскому полуострову. А это 40 истребителей F-18, в сопровождении двух крейсеров и шести эсминцев, вооруженных 570 крылатыми ракетами Tomahawk. Также подогревают ситуацию на полуострове рост военных учений с силами Южной Кореи, твиты Трампа, в которых президент выражает готовность решить проблему КНДР.

Что касается остальных участников возможного конфликта, то их роли уже определены. Япония выразила свою готовность присоединиться к авианосной группе США, следующей в регион. Заявила о готовности при необходимости эвакуировать 57 тысяч граждан страны из Южной Кореи в случае обострения отношений с КНДР. Республика полностью сошлась с Вашингтоном во мнении, что существуют лишь два пути решения северокорейской проблемы: нагнетание давления на Пхеньян со стороны Китая или же удар США по Северной Корее.

Южная Корея готовится к ускорению процесса развертывания американских систем противоракетной обороны THAAD на своей территории. В начала апреля Сеул провел испытания новой баллистической ракеты дальностью 800 километров, которая может достигнуть любой точки Северной Кореи. В марте республика начала совместные ежегодные военные учения Foal Eagle и Key Resolve. Северный сосед назвал их провокацией и подготовкой к вторжению.

Что касается Китая, то здесь Вашингтон делает ставку на политико-экономическое влияние последнего на республику. Именно Пекину ставится задача политического давления при разрешении проблемы денуклеаризации КНДР. Формула Трампа проста: «я уверен, что Китай должным образом справится с Северной Кореей. А если он не может, то это сделают США со своими союзниками». Накал политической риторики Трампа рассчитан на то, что-либо корейский лидер выйдет из себя и продемонстрирует свою неадекватность, либо Китай станет более активным в этом направлении на фоне угроз со стороны Вашингтона.

Россия в этой связке по предложению Японии должна быть стороной переговоров. Но не исключено, что Трамп после сирийского удара рассматривает Россию как неактивного игрока в регионе, который при любом раскладе дальше ноты протеста не пойдет. Пхеньян на фоне обострения ситуации на полуострове объявил, что намерен укреплять отношения с Россией. Хотя Кремль и убеждает в необходимости мирного решения проблемы, но не исключает начала силового сценария. 11 апреля в южнокорейский порт Пусан с дружественным визитом прибыл ракетный крейсер «Варяг» и танкер «Печенга». Маловероятно, что это простая случайность. Дальневосточные интернет-информагентства и социальные сети уже 16 апреля сообщили, что к Владивостоку из Хабаровска перебрасываются войска. 16 и 17 апреля местные жители Хабаровского края стали невольными свидетелями стягивания огромного количества военной техники и вертолетов в Приморье, а именно на трассе Хабаровск — Владивосток.

Британское издание Daily Star сообщило, что Россия и Китай направили свои военные корабли для наблюдения за авианосной группой США, посланной «запугать» Пхеньян. Минобороны эту информацию не комментировал. Стягивание войск — это уже явная страховка на случай вооруженных действий в рамках задачи охраны пограничной территории. Кстати, именно с этой целью Народно-освободительная армия Китая начала переброску 150 тысяч военных к границе c Северной Кореей. Туда же переброшены и медицинские подразделения, которым приказано подготовится на случай, если в Китай хлынет поток беженцев из КНДР.

На данный момент США, согласно NBC News, рассматривает три варианта действий. Первый — разместить американские ядерные ракеты в Южной Корее. Второй — физически устранить Ким Чен Ына. Третий — внедрить агентуру ЦРУ в КНДР с целью уничтожения критической инфраструктуры. Однако там, где есть ракеты, там велик и риск вооруженного конфликта.

В случае начала военных действий в отношении Северной Кореи Трамп решит триединую задачу.

Во-первых, устранит северокорейский режим, который порядком надоел Штатам и их союзникам в регионе (Японии и Южной Корее).

Во-вторых, приблизит свои позиции одновременно к двум геополитическим соперникам в регионе — России и Китаю, поскольку за ударом по Северной Корее последует объединение обеих Корей.

В-третьих, создаст конфликтный узел возле границ России и Китая с перспективой втягивания если не Китая, который может сохранить нейтралитет, то России по примеру ситуации в Сирии.


КТО ДАЛЬШЕ?

А дальше Иран и Куба. В отношении обеих республик Трамп уже высказывался во время своей предвыборной кампании: он выразил сомнения в целесообразности иранской ядерной сделки, пригрозил отменить соглашение о нормализации отношений с Кубой, подписанное Обамой перед уходом. Сигналы о начале антииранской кампании уже есть. В конце апреля Тиллерсон заговорил об Иране, указав, что «Совместный всеобъемлющий план действий терпит неудачу в достижении свой цели — неядерного статуса Ирана. Это только откладывает их цель стать ядерным государством. Эта сделка представляет провальный подход прошлого, что привело нас к нынешней неизбежной угрозе от Северной Кореи». Политика стратегического терпения в отношении Ирана была крайне неудачной, теперь он призывает страну реагировать на исходящие от Ирана «угрозы». Трампу уже готовят рекомендации по ядерной сделке с Ираном. И вероятно, что в ближайшее время иранский вопрос вновь вернется во внешнеполитическую повестку Трампа.

Куба в этот ряд государств вписывается в наименьшей степени. В терроризме или оружии массового уничтожения ее сложно заподозрить. Однако и здесь битва может развернуться до победы капитализма на этом социалистическом островке.

Внешнеполитические подходы Трампа явно говорят о том, что сидеть дома и наблюдать за ростом американской экономики он не будет. Продиктованное чувством собственного достоинства и избранности, поведение американского лидера может привести к взрыву тех очагов напряженности, которые до этого как спящий вулкан находились в состоянии покоя. Как мы и прогнозировали в самом начале, непредсказуемость американского лидера чревата резким обострением отношений на международной арене. Кремлю, который всеми силами стремится сохранить сотрудничество, необходимо просчитывать данные риски.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Военная операция России в Сирии. Хронологическая аналитика

Удар по Сирии. Почему ударили двое?

Азиатское турне Путина

«Сделка» по Трампу — новое слово в дипломатии?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5454
19500
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика