Возможна ли история крымских татар с чистого листа?

Возможна ли история крымских татар с чистого листа?

Владимир Викторович Волк — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Полемика вокруг депортации крымско-татарского народа во все времена являла собой фактор политической борьбы. Нужен тренд по обличению преступного сталинского режима — расскажи о депортации. Необходимо заложить мину дикого национализма — расскажи о депортации. Хочешь получить симпатии электората — расскажи о депортации. Несколько десятков лет это оружие действовало безотказно, не принося плодов самим крымским татарам, но позволяя снимать пенку политикам всех мастей. Сможет ли нынешняя Россия ликвидировать все мистификации вокруг болезненного исторического и этнического вопроса или позволит уже российскому истеблишменту эксплуатировать его в своих целях?

В прошлом году воссоединения Крыма с Россией Президент РФ Владимир Путин подписал указ о реабилитации крымско-татарского и других народов Крыма, пострадавших от репрессий. Путин заявил, что «крымско-татарский народ серьезно пострадал в период сталинских репрессий, был депортирован из Крыма — со своей родной территории. И Россия должна сделать все зависящее, чтобы процесс вхождения в Российскую Федерацию был связан с реабилитацией и восстановлением законных прав и интересов крымско-татарского народа».

Напомним, что крымские татары были депортированы с полуострова в 1944 году по решению Государственного комитета обороны (№5859сс "О крымских татарах"). Согласно документу, все представители этого народа должны были быть расселены на территории Узбекской ССР. Среди оснований для высылки были указаны массовое дезертирство крымских татар из рядов Красной Армии, активное участие крымских татар в соединениях германской армии, полиции, аппарате тюрем и лагерей. Операция войск НКВД по депортации крымских татар проходила с 18 по 20 мая 1944 г. Всего из Крыма были выселены более 191 тысячи человек. Режим спецпоселений действовал вплоть до 1957 года.

В период хрущевской "оттепели" осуществлялись попытки снять ограничения по перемещению крымских татар и других народов, выселенных в годы Великой Отечественной войны, но в Крым они смогли вернуться только в 1989 году.

В разгар перестройки Михаил Горбачёв разрешил спецпереселенцам и их потомкам вернуться на полуостров. Была принята Декларация "О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечению их прав". По разным данным, в Крым возвратились около 260-270 тысяч татар. В этой внушительной по крымской демографии численности населения нашла благодатную почву националистическая риторика галицкого пошиба в канун распада СССР. Тонны антисоветской печатной продукции из Канады, США, слабо контролируемой Киевом Галиции большегрузными тягачами переправлялись на полуостров, так как готовящаяся за океаном юридическая база для развала Союза допускала возможность «нежелательных» результатов референдума в ряде областей УССР. В их числе — Крымская область.

В 1992 году по протекции и при финансовом участии Запада в Крыму была создана организация Меджлис. Несмотря на заявление киевских политиков, что Меджлис — это представительский орган крымских татар на Украине — фактически это нелегально организованная группировка. Постановлением Верховного Совета Крыма №167-1 от 8 октября 1992 года Меджлис и его деятельность объявлены антиконституционными. И это решение остается действующим по сей день.

Но Киев никогда не воспринимал всерьёз документов местных советов, к которым он традиционно относил и ВС Крыма. Таким образом, Меджлис креп, финансировался и пытался занять определенную нишу в органах власти сначала автономии, а потом и Верховной Рады. Так как основными проблемами после возвращения татар были масштабная безработица, проблема с выделением земли, строительством жилья и развитием инфраструктуры, то лидерам Меджлиса грех было не поставить себе на службу социальную составляющую.

Меджлис стал настойчиво беспокоить законодательный орган Украины с требованием законодательно установить гарантированное представительство татар в Верховном Совете Автономной республики Крым, которая позволила бы им реально взять власть в свои руки. Из многочисленных социально-экономических требований выделяются следующие: дать право возвращающимся в Крым татарам по их усмотрению поселяться на уже занятой другими территории, восстановить топонимику Крыма в том виде, какой она была 50 лет назад, создать максимум реального возмещения материального и морального ущерба. Безусловно, что возместить этот ущерб должны русские, а Киев должен помочь заставить их сделать это.

Так как после депортации крымских татар их дома заняли переселенцы из разных регионов СССР, прежние жильцы потеряли право на собственность. Жилой фонд в Крыму на тот момент не был рассчитан на большой приток переселенцев. В очереди на получение государственного жилья в исполкомах в середине 90-х годов стояло 11 тысяч семей крымских татар. В 1996 году около половины репатриантов, примерно 120 тысяч человек, не имели собственного жилья. Темпы строительства были ничтожно малы в сравнении с потребностью. Крымские татары шли на крайние меры — самозахваты пустых земель.

Власти Крыма всеми способами препятствовали этому явлению. А вот бывший лидер Меджлиса Мустафа Джемилев хоть и был формально против самозахватов, но неоднократно заявлял в интервью, что эти действия вполне справедливо могут быть оправданы, так как крымские татары исторически имеют право на владение землей в Крыму и региональные власти не решают их бытовые проблемы.

Процедура самозахвата земли репатриантами была проста: инициативная группа устанавливает на приглянувшемся земельном участке вагончики или палатки и организовывает круглосуточное дежурство. Далее, как правило, под руководством Меджлиса организовывается массовое собрание татар с требованием выделить им захваченную землю под индивидуальное жилищное строительство. Далее идет формирование списков претендентов на данную территорию, в ряде случаев по желанию и аппетитам, а не по реальным потребностям.

Именно в тот период за электоральными симпатиями ищущих властной поддержки крымских татар в Крым потянулись представители оппозиционных партий, прежде всего — Народного Руха. Программа Руха именовалась «Поход на Восток», под нее выделялось солидное финансирование, одним из инвесторов проекта выступал будущий президент Украины Виктор Ющенко. Несмотря на то, что ни по уголовным, ни по морально-этическим соображениям Меджлис априори не мог стоять во главе крымских татар, точки соприкосновения были найдены, а организация получила от националистов не только моральную, но и материальную поддержку, а также некую статусность и ареол верховенства над национальной общиной. В ходе выборов в Верховную Раду 2002 года сторонники  Ющенко устраивали в Киеве митинги под лозунгами "Лучше Крым татарский, чем москальский!".

В свою очередь, националистические газеты крымских татар представляли Украину в качестве колонии России, доказывали существование исконной дружбы между украинцами и татарами, прославляли силу и доблесть крымско-татарских вооруженных сил, неоднократно сжигавших Москву, другие русские города. Русские объявлялись грабителями и оккупантами, виновными в развязывании геноцида крымско-татарского народа.

Ющенко и его заокеанское лобби начал свою избирательную кампанию не в 2004 году, лет на пять раньше, сначала заняв пост Премьера, потом активно включившись в 2001 году в акцию «Украина без Кучмы», а впоследствии создав Народный Союз «Наша Украина». Самозахваты земель в Крыму стали темой всех предвыборных выступлениях Ющенко сотоварищи. Во время президентской гонки кандидат от «Нашей Украины» пообещал в случае избрания решить земельную проблему, после чего получил широкую поддержку среди крымских татар.

Но вопрос так и остался нерешенным. Более того, именно в период правления Ющенко в 2007 году была введена уголовная ответственность для захватчиков. Максимальным наказанием за присвоение территорий стало тюремное заключение сроком до трех лет. Впрочем, под статью о «коллективных самозахватах» не попал ни один человек. В 2013 году президент Украины Виктор Янукович сказал, что земельный кризис будет улажен «постепенно и цивилизованно», но никаких шагов после этих слов не последовало — забыл или не успел. Вопрос узаконивания самостроев в Крыму достался в «наследство» России. Был ли Меджлис действительно выразителем интересов всего крымско-татарского народа или решал свои сиюминутные политические и бизнесовые задачи, вопрос риторический.

Депутат трех созывов Верховного Совета Крыма Олег Родивилов в интервью порталу «Мир и мы», например, констатирует, что жизнь и развитие татарского общества показывает, что кроме Меджлиса значительная часть крымско-татарского населения поддерживает другие организации и структуры. Можно утверждать, что около 40-50% татарского населения не видят своим руководством Меджлис. Около 20% крымских татар не являются сторонниками меджлиса по идейным обстоятельствам — это, скорее, его противники. Около 20-25% не видят в нем никакой пользы по разным причинам — часто из-за того, что региональные меджлисы не дали земли вне очереди или какой-то помощи.

В свое время в борьбу за эту часть татар пытались включиться представители крупного донецкого капитала. Еще на выборах 1998 года в списках оказалась «Партия мусульман Украины». Этот проект связывали с именем Рината Ахметова. В частности, с помощью «ПМУ» пытались ослабить влияние Меджлиса в Крыму, однако успеха «Партия мусульман Украины» так и не получила, несмотря на заявления ее лидера Рашида Брагина о желании объединить всех мусульман Украины. Заподозренную в связях с радикальными исламскими течениями «Партию мусульман» благополучно распускают под видом слияния с Партией регионов Януковича.

Тут стоит отметить, что татарские общины Донбасса и Крыма имели весьма разные политические, экономические и идеологические интересы. На этих противоречиях сыграл Меджлис и его киевские покровители, которые не позволили «донецким» существенно надкусить свой электоральный пирог. Только около 10-11% крымско-татарских избирателей проголосовали за Януковича.

Крымско-татарский национализм поощрялся Киевом все годы. Хитрая продажная киевская верхушка никогда не была заинтересована в проведении справедливой национальной политики. Она постоянно использовала все возможности татарского общества для борьбы с так называемым "российским фактором" в Крыму. Максимум, на что сподобилась украинская власть, так это на объявление официального Дня памяти жертв депортации народов Крыма. Но это на Украине модно. Все, чем можно кольнуть Россию, пользуется у политиков спросом. Ну, не ради татар же это день учреждён! А исключительно для подъема их антирусских настроений. Та же картина, к примеру, и с учреждённым днем голодомора украинской нации, в котором, как водится, виновата Россия. Что Леонид Кучма, что Виктор Ющенко отличались лишь уровнем и выраженностью русофобии. Да и при Кравчуке ситуация не была лучше.

Идея об использовании крымско-татарского движения для нейтрализации позиций России в Крыму впервые была озвучена на нашумевшем в свое время чрезвычайном заседании Совета обороны и безопасности и Всеукраинского конгресса и комитета обороны правительства Украины, который прошел 7 сентября 1993 года в Киеве.

На заседании с участием руководства Национальной гвардии Украины и практически всех государственных и силовых структур присутствовали в качестве почетных гостей руководители националистических движений УНА-УНСО, ОУН-УПА, Руха. Тогда в своей речи Леонид Кравчук заявил: "Мы должны объединиться против могущества России. Только тогда она и ее президент будут управляемы нами. Министерству обороны, Национальной гвардии, СБУ, МВД необходимо самым решительным образом взяться за проблему Крыма, Севастополя и ЧФ. Мы, наконец, должны устранить эту головную боль. Указанным ведомствам разрешаю делать все возможное, что может пошатнуть влияние России в этом регионе».

Безусловно, такая позиция Кравчука не была самостоятельной. В какой-то период крымско-татарский вопрос перестал быть частью исключительно крымской и даже украинской внутренней политики. Конфликтные ситуации в Крыму, в сообщениях о которых есть слова «мусульмане» или «крымские татары», «русские» или «православные», моментально становились новостью мировых СМИ. Это давало политикам множество вариантов для PR-акций — для осуждения или одобрения, предотвращения или содействия, а власти — для принятия мер ради «спасения мира». Как тут не вспомнить публичную поддержку Меджлисом совместных учений Украина-НАТО, военной акции США в Ираке? По некоторым сведениям, председатель Меджлиса Мустафа Джемилев отправил своего сына служить в Ирак. Крымский полуостров по своему геополитическому положению является своего рода границей исламского и европейского мира. Национальное и религиозное разнообразие населения Крыма, наличие политических организаций, делает полуостров очень уязвимым для этнических и религиозных конфликтов.

Как следствие проводимой Киевом и западом политики, в марте 2014 года около 70% крымских татар бойкотировали референдум о присоединении полуострова к России. Не столько потому, что все были ярыми сторонниками единой и неделимой Украины или эта страна сумела сделать что-то существенное для построения справедливого крымского общества. А потому что стали заложниками жесткой пропаганды. Украинские СМИ, вещавшие на полуострове до начала марта минувшего года, убеждали население, что Россия — это тюрьма народов, что татары снова подвергнутся репрессиям, что их лишат языка, культуры и прав. При этом украинские средства пропаганды скромно умалчивали, что за 23 года так называемой независимости, по крымским татарам не было принято ни одного закона.

Показательным и уместным стало едва ли не мгновенное принятие после референдума сразу нескольких важных для татар Крыма решений. Были подписаны указы российского руководства о трех государственных языках в Крыму и политической реабилитации крымско-татарского народа, на обустройство которого федеральные власти пообещали потратить 10 миллиардов рублей до 2020 года. Нужно ли проводить параллели с Украиной, где Киевом даже в автономной республике упорно навязывался единый государственный язык за счет урезания программ по изучению родных языков? И где на программы по реабилитации народа не было заложено ни одной бюджетной гривны.

Впрочем, крымско-татарский вопрос остается серьезной проблемой в процессе интеграции Крыма региона в Россию. Это проблема болезненная даже с той точки зрения, что как новое, так и старое поколение татар не жили в правовом поле Российской Федерации, не выстраивали экономические связи с жителями других регионов. Как было сказано выше, не разрешен спор о праве собственности крымских татар на землю, да и закон об образовании не соответствует новому статусу языка.

Не решены сопряженные с рядом рисков вопросы существования Меджлиса. Его деятельность непредсказуема — организация, руководство которой находится за пределами Крыма, постоянно провоцирует местный социум на локальные конфликты, запугивает нетатарское население татарской угрозой. И наоборот подставляет татарское население под ответный конфликт, призывая международные силы от "голубых касок" до миссии ОБСЕ, формируют на Западе превратное представление об общегражданском обществе Крыма.

В минувшем году прокурор Крыма Наталья Поклонская сообщила, что Меджлис может  быть вообще запрещен, а его деятельность квалифицирована как экстремистская. Поклонская обнародовала информацию о связи Мустафы Джемилева и олигарха Игоря Коломойского, финансирующего карательные батальоны в Донбассе. Смычка Коломойского с Меджлисом несла угрозу начала политических и правовых процедур по воссозданию национально-территориальной автономии крымско-татарского народа, что на тот момент было чревато внутрикрымским конфликтом.

Россия имеет огромный положительный опыт сосуществования и примирения как различных этносов, так и религий на одной территории. Причём этот опыт имеет порой более трагическую, а в ряде случаев и кровавую историю взаимоотношений. Достаточно назвать военный конфликт в Чечне, который, конечно же, сложно назвать внутренним, так как сотни миллионов долларов были перевезены туда из других стран. Немаловажен факт, что особые специальные силы министерства обороны Российской Федерации задержали или уничтожили в Чечне представителей 50 государств мира! Внутренний межэтнический конфликт без участия и стимулирования внешних сил в современной России — нонсенс, если не брать частных случаев. Но они, увы, имеют место во всем мире.

16 мая 2014 года в Сочи на совещании с представителями общин крымских татар Президент Путин заявил, что Россия не может допустить, чтобы крымско-татарский народ стал разменной монетой в каких-то политических спорах, в том числе и межгосударственных спорах, особенно между Россией и Украиной. Представителям татарских общин был приведен в пример Татарстан — республика, которая является лидером по многим направлениям. Реабилитация для крымских татар в нынешних условиях — это не адресная помощь, а создание возможностей и условий для продвижения на лидерские позиции.

Что могло бы ждать крымско-татарский этнос вместе с Турцией, которая никогда не была прочь разыграть межконфессиональную карту в Крыму и Северном Причерноморье? Ассимиляция и конфликты. Что ждало бы крымских татар в составе нынешней фашизирующейся Украины, где нет места не титульным нациям? Пожалуй, — изнурительная и тяжёлая борьба за права и выживание.

При всей сложности сталинского периода, в котором русский этнос пострадал никак не меньше, не в России ли крымско-татарская община была амнистирована за сложные отношения и фактическое изгнание греков с территории Крыма? А после этого достигла вершины развития и просвещения, явив миру целую плеяду политических деятелей, мыслителей и философов?

Один из них — Исмаил Гаспринский. Еще в XIX веке он предостерегал от попыток ассимиляции мусульман, но предлагал сотрудничество в деле просвещения мусульманского Востока: «Я не пожертвовал бы ни одной капли чернил для этих заметок, если бы одну минуту сомневался в блестящем будущем моего отечества и живущего в нем мусульманства. Я верую, что рано или поздно русское мусульманство, воспитанное Россией, станет во главе умственного развития и цивилизации остального мусульманства. Цивилизация, родившись на крайнем востоке и постепенно до сих пор продвигаясь на запад, ныне, кажется, начала обратное движение на восток, и на пути ее русские и русские мусульмане, мне кажется, предназначены быть лучшими ее проводниками…».

Россия сегодня уже предложила многострадальному крымско-татарскому этносу особый статус — создание национально-культурной автономии. Этот статус не подразумевает прав на какую-то определенную территорию, но дает возможность обеспечить самоуправление в сфере языка и культуры именно в тех местах, где конкретное этническое население составляет большинство. Этого права были лишены практически все народы, населяющие разваливающуюся на глазах Украину.

Но России необходимо наполнить предложение конкретикой. У крымских татар, в отличие от других репрессированных народов, нет другой Родины, есть только Крым. Крымским татарам, как всем народам Великой России нужен мир. И возможность воспитывать своих детей в народных традициях. И чувствовать свою безопасность. Именно Россия сегодня готова обеспечить эти составляющие для успешного развития народа, прекратить разыгрывание политической карты, отбросить взаимонепонимание и начать новую историю с чистого листа. Совместно.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3156
23750
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика