Встреча с депутатом: опасно для жизни

Встреча с депутатом: опасно для жизни

Автор Шишкина Наталия Игоревна — эксперт Центра Сулакшина.

Фото: скриншот из ю-туб ролика «Алушта. Народ пытается отбить у полиции депутата горсовета, 04.06.2016».

В субботу, 4 июня в Алуште (Крым) произошло странное происшествие: полиция разогнала встречу местных жителей с депутатом городского совета Павлом Степанченко под видом разгона несанкционированного митинга.

История весьма впечатляет своими откровениями, а именно отношением полицейских к представителю местного самоуправления. Как сообщают СМИ, депутата продержали порядка семи часов в полицейском участке и избили. На видео, снятом, когда депутата отпустили, заметно, что одежда депутата разорвана, на видео самого задержания слышно отношение к полиции со стороны местных жителей.

Задержания, в том числе и задержание депутата городского совета, произошли якобы в связи с незаконным митингом жителей по поводу недовольства застройкой набережных торговыми объектами. В СМИ объясняют, что, так как митинг не был согласован, жители во главе, видимо, с депутатом от местного самоуправления, решили изменить формат мероприятия и сделать встречу с депутатом, для которой, согласно СМИ, в отличие от митинга, не требуется разрешение. Но в большинстве источников пишут, что сам депутат собирал избирателей для выражения своих мнений и отношения к представителям мэрии Алушты. Это подтверждается и позже самим депутатом, который рассказал, что попытки согласовать митинг были.


В первый раз администрация отказала, во второй раз ответ администрации остался депутату неизвестен, а прибывшие на место встречи сотрудники полиции постановления об отказе в проведении мероприятия не показали. Этот документ депутат увидел только позже в материалах дела.

Необходимо вспомнить, что в 2012 году в Саратове встречу депутата от КПРФ с избирателями также отнесли к массовым публичным мероприятиям, для которых необходимо получать разрешение во избежание задержаний, о чем представителей КПРФ предупредила местная прокуратура. Такая же ситуация была в 2012 году в Санкт-Петербурге, когда депутаты Дмитрий Гудков и Илья Пономарев запланировали встречу с избирателями, а Управление охраны общественного порядка ГУ МВД посчитало это несанкционированным массовым мероприятием.


ЧТО ТАКОЕ МАССОВОЕ МЕРОПРИЯТИЕ?

Для начала необходимо определить, что является публичным мероприятием, которое подпадает под закон о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании.

Согласно этому закону, публичное мероприятие — открытая, мирная, доступная каждому, проводимая в форме собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования либо в различных сочетаниях этих форм акция, осуществляемая по инициативе граждан Российской Федерации, политических партий, других общественных объединений и религиозных объединений.

Целью публичного мероприятия является свободное выражение и формирование мнений, а также выдвижение требований по различным вопросам политической, экономической, социальной и культурной жизни страны и вопросам внешней политики.

Собранием считается совместное присутствие граждан в специальном приспособленном для этого месте для обсуждения вопросов. Для демонстрации необходима группа людей, которая использовала бы наглядные средства агитации (флажки, транспаранты) и при этом находилась бы в движении, для пикета двигаться не нужно, использовать звукоусиление тоже. А вот митинг — это массовое скопление граждан для выражения общественного мнения в каком-либо месте по поводу проблем общественно-политического характера.

Согласно закону, организатор, которым может выступать как партия, так и отдельный гражданин, обязан подать в орган исполнительной власти уведомление и согласовать место и время проведения мероприятия не позднее, чем за три дня.

Видимо, именно такая формулировка помогает разогнать встречи с депутатами, признав, что это был несанкционированный митинг, хотя встреча с избирателями является для депутатов одной из основных форм осуществления своих полномочий.


С КАКИМИ ДЕПУТАТАМИ ЛУЧШЕ НЕ ВСТРЕЧАТЬСЯ?

Что интересно, несанкционированными признают, как правило, встречи только с депутатами других партий, в то время как встречи с депутатами Единой России, видимо, всегда законны. Причем следует отметить, что в основном это либо «оппозиционные», независимые депутаты, либо коммунисты.

Так было в 2007 году в Одинцово с депутатами местного собрания А. Н. Дуленковым и О. Л. Михалаповым, которые по просьбе (!) избирателей провели встречу и были вызваны для дачи показаний в отделение милиции. Позже попытка провести ещё одну встречу завершилась разгоном избирателей и депутатов сотрудниками местной милиции.

В конце 2012 года в Москве встреча депутатов  от КПРФ с избирателями также закончилась судом для двоих из пяти участвовавших депутатов, которые не обязаны извещать о проведении встречи с избирателями.

Такая ситуация была в Волгограде в 2013 году, когда пятнадцать человек, выступавших на встрече депутатов Госдумы и областной Думы с избирателями 17 сентября, были вызваны и доставлены в отдел полиции. Среди них были не только депутаты, но и просто выступающие.

В мае 2013 года на Сахалине также был составлен протокол на депутата городского собрания города Корсакова, коммуниста Александра Кузнецова, за «несанкционированный митинг», хотя встреча депутатов горсобрания предусмотрена Уставом горсобрания.

В 2015 году в Дагестане, в Буйнакске, местные депутаты после сессии местного городского собрания приняли решение провести встречу с избирателями «в связи с многочисленными заявлениями в письменной и устной форме от избирателей», и разослали соответствующую информацию во все службы города, для опубликования в местной газете и на сайте городской администрации. Но накануне проведения встречи депутаты были вызваны правоохранительными органами, которые сообщили им о подготовке «несанкционированного митинга». Опровергнув эту информацию, депутаты вернулись к своим обязанностям, но эта история не выбивается из ряда аналогичных. Уже после завершения встречи с избирателями, депутаты были избиты полицией и ОМОНом, что можно увидеть на видео.

Как можно заметить, в основном речь идет о депутатах местного самоуправления, к которым относятся члены представительного органа поселения, муниципального района, городского округа, городского округа с внутригородским делением, внутригородского района или внутригородской территории федерального значения. Надо отметить, что так называемый «депутатский иммунитет» депутаты этого уровня хоть и имеют, но он отличается от такового для депутата Государственной Думы и члена Совета Федерации. Последние без согласия соответствующей палаты Федерального Собрания не могут быть привлечены к уголовной либо административной ответственности, не могут быть задержаны, арестованы, подвергнуты обыску или аресту. Для депутатов местного самоуправления такой неприкосновенности нет, гарантии прав устанавливаются федеральными законами и уставами муниципальных образований в случае, если это не противоречит законам.

Если говорить о вышеупомянутых случаях, то и в городском округе Алушта, согласно Уставу, принятому 3 декабря 2014 года, и в Буйнакске, и в Корсакове, и в Волгограде гарантии прав депутатов устанавливаются федеральными законами. В данном случае имеется в виду, видимо, статья 447 УПК РФ, согласно которой в отношении зарегистрированного кандидата в депутаты представительного органа субъекта РФ применяется особый порядок производства по уголовным делам. И статья 448 УПК, согласно которой решение о привлечении депутата принимается руководителем следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъекту, после чего в течение 10 суток со дня поступления представления руководителя следственного органа происходит закрытое судебное заседание, на котором рассматриваются представления следственного органа с участием самого руководителя, депутата и его защитника.

Таким образом, именно депутаты этого уровня становятся наиболее уязвимыми, и в то же время — наиболее близкими к народу и его нуждам, и, пожалуй, наиболее ответственным перед народом в связи с возможностью отзыва депутата муниципального уровня. Депутаты Государственной Думы, даром что «избранники народа», могут быть лишены полномочий в случае неисполнения своих обязанностей по мнению коллег, а не народа, их избравшего.

Что любопытно, согласно ВЦИОМ, индекс одобрения Государственной Думы в мае 2016 года равнялся 8%, согласно данным «Левада-центра», 56% населения не одобряли деятельность Государственной Думы. Индексов и опросов касательно местных органов власти не проводится в связи с крайне низкой вовлеченностью россиян в решение местных проблем.

По отношению к местному самоуправлению можно судить и об отношении к народу, его воле, требованиям и потребностям. Ведь именно местное самоуправление решает конкретные задачи населения и значительно чаще имеет возможность контактировать с народом. Тем, что депутатов, избранных народом, подвергают публичному унижению, по существу не дают им возможности использовать форму общения с народом в виде встречи с избирателями, а также тем, что любая «неудобная» по проблемной повестке встреча депутата тут же представляется как незаконное собрание, российская власть ясно демонстрирует своё отношение к народовластию, прежде всего. А если так относятся к депутатам, то какой смысл становиться им или обращаться к местным властям для решения своих проблем? Зачем что-то делать и менять, если всё равно могут разогнать ОМОНом (теперь Нацгвардией)? В таком случае местное самоуправление теряет смысл: люди, и ранее не принимавшие участия в жизни своего города, теперь и вовсе теряют уважение к местной власти. Защиты она не дает, поскольку, как выясняется, сама беззащитна.

Процесс не фрагментарен. Что касается «больших» депутатов, то для них также заработали новшества. Если депутат избран народом, то снять с него полномочия теперь может не избравший его избиратель, а сама Государственная Дума. Когда ею манипулируют из определенного кабинета, получается, что и народовластие также дальше этого кабинета не распространяется. Вот такая в России наступила кабинетная демократия.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2233
6762
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика