Забастовка трактористов: не первая и не последняя

Забастовка трактористов: не первая и не последняя

Автор Наталия Игоревна Шишкина — эксперт Центра Сулакшина.

Фото:  @melnichenko_va/Twitter

В 20-х числах августа в СМИ появились заметки о том, что краснодарские фермеры собрались ехать на тракторах для встречи с федеральными властями.

Недовольство фермеров вызвали судебные решения и в целом протекционистская политика в отношении крупных агрохолдингов. Изначально планировалось, что «тракторный марш» начнется 28 марта, но планы изменились. И реально в крае висят на полях здоровенные баннеры с рекламой «куплю сельхозземли от 50–100 тыс.гектаров». Нетрудно понять, кто в таких акциях теряет свои гектары…

Участники забастовки были оперативно задержаны, по сообщениям «Новой газеты», «омоновцами в шлемах». Любопытно, что трактористов поддержали дальнобойщики, которые так же в конце прошлого года устроили забастовку.

Конфликт фермеров и местных властей имеет достаточно продолжительную историю. Давно заявлялось о рейдерских захватах земли при попустительстве правоохранительных органов (символично, что Кущевка как раз в этих местах), поэтому аграрии и приняли решение подать челобитную самому Президенту. Но местные власти им, естественно, помешали.

Важно отметить, что любые возмущения и попытки довести до сведения федеральных властей хоть какую-то информацию оказывается бесполезным, в лучшем случае люди получают отписки и обещания, за редкими исключениями, которые вовремя используют в популистских целях. По некоторым сообщениям в Интернете, тех же бастующих фермеров оперативно задерживают, а в свое время такая судьба не обошла стороной и бастовавших дальнобойщиков.

Последнее в целом не удивительно. Задержания под предлогом несогласованного митинга становятся рядовым явлением в России. Так же как и критика властей переименована в экстремизм (от 2 до 5).

С одной стороны, митинги и забастовки действительно часто стихийны, что вполне естественно. Люди, принимающие в них участие, доведены до состояния бунта. Власти же разрешение бастовать против себя самих по вполне понятным причинам не дадут. В результате у людей крайне ограниченный выбор: либо терпеть дальше, либо добиваться своего по существу нарушая закон, либо просто уйти от решения проблемы (переехать в другой город, регион, страну). В этом ряду пропущена стадия «бумажной волокиты», которая в случае региональных проблем часто не имеет сколько-нибудь значимого эффекта и приводит, снова же, к несогласованным митингам либо другим вариантам, описанным выше. Получается, что людей подталкивают к нарушению законов, то ли из желания сделать их преступниками в глазах других, то ли из желания довести население до стадии переполненной чаши терпения.

Вполне вероятно, что имеют место оба варианта: увеличение количества несправедливых задержаний ведет к появлению образа «святых мучеников» для одной части населения, и едва ли не «нацпредателей» — для другой. В целом когда-нибудь это может привести к поляризации общества. А в период хаоса слишком многое можно незаметно провернуть.

С другой стороны, по некоторым сведениям, Нацгвардия отрабатывает сценарии ликвидации митингов, бунтов и забастовок на предприятиях. Учитывая тенденцию к нарастанию подобных конфликтов и ухудшению положения и состояния России, такая «профилактика» не удивительна. Власть естественно стремится к самосохранению и поддержанию стабильности кладбищенского типа. Только страна — это не кладбище, история много раз показывала, что такая тактика никак не сопряжена со стратегией развития.

В целом, забастовок и других социально-трудовых конфликтов в России становится всё больше, но сведений о них — всё меньше. По данным проекта «Практическая конфликтология», в первом полугодии 2016 года было зарегистрировано 97 конфликтов, что на 24% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (рис. 1).

Рис. 1. Количество социально-трудовых конфликтов по годам, данные проекта «Практическая конфликтология» Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов. * — данные за первое полугодие 2016 года и июль-август

Учитывая тенденцию к росту, количество конфликтов работников и работодателей может стать ещё больше. Основная проблема — долги по заработной плате, а при кризисном состоянии экономики не приходится ждать улучшения в этой сфере.

Уже можно наблюдать постепенную консолидацию отдельных групп общества против решений власти. При нынешней бесстыжей риторике отдельных власть имущих, количество таких групп может резко расшириться. Учителя, получив недавно оплеуху от премьер-министра, уже получили и очередную порцию от главного пропагандиста страны, к которому прислушиваются очень многие, что поможет уронить престиж профессии и развалить образование с помощью отношения к нему уже со стороны самих россиян. А за публичное оскорбление профессиональной группы скорее всего никто не понесет наказания.

Безнаказанность, которая приводит к абсолютной наглости накануне выборов, рано или поздно приводит к появлению мыслей о необходимости наказания, и если этого нельзя сделать законным путем, то уже приученные к нарушению установленных властью законов вряд ли остановятся. Такой сценарий дальнейшего для России крайне опасен.

Пружина давления на народ всё усиливается по мере приближения выборов. В то же время, условия жизни, в которых приходиться жить россиянам, становятся всё хуже. Всё большее количество населения оказывается униженным. Несмотря на отчаянный оптимизм граждан страны, не желающих замечать проблемы и происходящие процессы, рано или поздно они проявятся во всем объеме и в запущенном состоянии. И что в результате? Всех задержать не удастся. Подавить силой? Насилие порождает насилие, это известно уже давно. Неужели интеллектуальных ресурсов у власти не хватает на то, чтобы предвидеть дальнейшее развитие событий? А если так, то зачем лишний раз переполнять чашу народного терпения? Или кому-то во власти именно это и нужно?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
6552
20368
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика