Зачем нам западные ультраправые?

Зачем нам западные ультраправые?

1.

Перед самым своим отлетом на саммит в Осаку президент Путин дал интервью международной деловой газете The Financial Times, которая специализируется на анализе событий в мире бизнеса.

Это одна из старейших и авторитетных газет Великобритании и всего западного мира. Обращение за интервью к президенту России говорит об интересе к нашей стране западных финансовых кругов. Показательно, что задавал вопросы Путину не кто-нибудь, а главный редактор газеты Лайонел Барбер (вместе с главой московского бюро).

Интерес этот понятен. Современная Россия — крупный экспортер нефти, газа и металлов на мировой рынок. Кроме того, на Западе все-таки господствует строй капитализма, и поэтому финансовые круги теснейшим образом связаны с кругами политическими, так что проблемы большой политики им тоже не чужды.

Интервью это вряд ли вызвало бы широкий интерес. В основном говорили о «двадцатке», о добыче нефти, о торговой войне Америки и Китая, о Венесуэле, Сирии, Трампе и Скрипалях. Ничего принципиально нового сказано не было. Президент повторил то, что говорил уже не раз: с Китаем мы — долговременные союзники, Асада мы поддерживаем как законного президента, Скрипалей мы не травили, но предатель это заслужил. При упоминании экономической ситуации в России президент стал «кормить» вежливых англичан тем же самым «блюдом», что и сограждан во время прямой линии: мол, зарплаты у нас растут, а что при этом доходы населения падают, то это временное явление…

Но интервью все равно стало сенсацией — из-за заявления Путина, что либеральная идея себя изжила. Поскольку российский президент затронул «священную корову» господствующей на Западе идеологии, ожидаемо, что его сразу же стали критиковать западные и отечественные либералы вроде Бориса Джонсона или Леонида Гозмана. Причем можно предположить, что Путин должен был понимать: реакция будет именно такой. Значит, он (и стоящая за его плечами команда советников и спичрайтеров) сделал это специально. Для умиротворения западного истеблишмента, который и так раздражен политикой Путина, можно было бы и помолчать о своих взглядах по проблеме миграции. Но он не побоялся в очередной раз выглядеть «плохим парнем» в глазах Ангелы Меркель и Бориса Джонсона. Возникает вопрос: почему он так поступил? А за этим другой, для нас гораздо более насущный вопрос: что означают такие воззрения нашего президента для нас, россиян?

Попытаемся понять ответы на эти вопросы.


2.

Интервью The Financial Times опубликовано на сайте «Кремлин. Ру». Вкратце суть сказанного президентом о либеральной идее сводится к следующему. Л.Барбер спросил президента о Брекзите, феномене Трампа, росте популярности правых сил в Германии и предложил объяснить это неприятием западных элит и их идеологии широкими массами населения Запада. Фактически в вопросе содержался «крючок» — Путину предлагалось осудить ценности мультикультурализма, с тем чтобы предстать перед всеми западными читателями этаким защитником немецких ультраправых и Трампа с его мигрантофобией. «Крючок» зацепил, проглотил.

Путин стал рассуждать о том, что в отличие от стран Запада Россия — страна стабильная, руководство понимает народ, а народ поддерживает руководство (о падении своего рейтинга, не говоря уже о рейтинге правительства и правящей партии «Единая Россия», он предусмотрительно не упомянул). Руководителя США Трампа Путин также похвалил, он ведь, как и его кремлевский коллега, держит руку на пульсе настроений общественности. Не хотят средние американцы потока мексиканцев, потому что среди них якобы много преступников и наркоманов. Трамп предложил поставить им преграду в виде стены, и благодарные американцы отдали ему свои голоса.

А вот Ангела Меркель, по убеждению Путина, совершила «кардинальную ошибку», открыв двери Федеративной Республики мигрантам из стран Азии и Африки. Это, дескать, свидетельство того, что правящие круги Германии и Евросоюза, в отличие от Трампа и самого Путина, не чувствуют настроений своего общества, не понимают, что людям не нравится нашествие мигрантов. Тем самым ради мыльного пузыря либеральной идеологии истеблишмент Евросоюза жертвует интересами «коренного населения». Путин буквально сказал следующее: «Современная так называемая либеральная идея, она, по-моему, себя просто изжила окончательно. По некоторым ее элементам — наши западные партнеры признались, что некоторые ее элементы просто нереалистичны: мультикультурализм там и так далее. <…> понятно, нужно думать о тех людях, которые оказались в трудном положении… как же интересы своего собственного населения, когда речь идет уже не о двух, трех, десяти человеках, а речь идет о тысячах, о сотнях тысяч людей, которые прибывают в страны Западной Европы?»

Конечно, сказанное было подарком для интервьюеров. Хитрые англичане рассчитывали лишь на то, что «этот плохой русский» проявит себя как мигрантофоб. А он превзошел ожидания — сказал, что изжила себя сама либеральная идея. Вместе с тем либеральная идея — это ведь не только поддержка меньшинств, это выборность власти, свобода слова и собраний, и прочая, и прочая, и прочая. Получилось, что Путин не только против перегибов в вопросе миграционной политики, но и вообще против ценностей буржуазно-либеральной демократии, чего, он, конечно, сказать не хотел. Запад давно уже упрекает Россию в нарушении гражданских свобод, но высшие руководители страны, в том числе и сам Путин, всегда твердо отвечали, что у нас демократия, выборы проводятся, оппозиционные СМИ существуют и либеральные свободы свято почитаются. Это не говоря уже о том, что Путин всегда был и остается искренним сторонником экономического либерализма. А тут на тебе: так «раскрыться» перед иностранными критиками! Я склонен думать, что это уже не домашняя заготовка спичрайтеров, это некая импровизация, которая увлекла.

Президент не в первый раз так увлекается, что потом господин Песков и легион телевизионных пропагандистов «ужами вертятся» и объясняют, что президента-де неправильно поняли.


3.

Мигрантофобский выпад президента, думаю, был заготовлен заранее. Наш президент мог бы, конечно, воздержаться от неполиткорректных высказываний о мигрантах и, наступив на горло собственной песне, сложить что-нибудь удобоваримое для Ангелы Меркель и Бориса Джонсона. Мог бы, если бы он рассчитывал получить от них какие-нибудь политические дивиденды. Но, по всей видимости, он хорошо понимает, что для этих кругов западных элит он уже превратился в токсичную фигуру. Даже если бы он поклялся в любви к сирийским и африканским мигрантам, его все равно не перестали бы сравнивать в этих кругах с Милошевичем или бывшими североафриканскими лидерами. А ведь подобные сравнения — не просто фигура речи. Думается, в Кремле пристально следят за тем, как машина западной пропаганды все больше и больше демонизирует образ современного лидера Российского государства: его объявляют диктатором, подавляющим либеральные свободы, аннексирующим территории сопредельных постсоветских республик, ответственным за покушения на бывших агентов разведки, за гибель боинга. Обвинения наслаиваются как снежный ком (собственно, Путин и сам этому способствует: то некстати либерализм похоронит, то при вопросе о Скрипалях ввернет, что предатели того заслуживают).

Ситуация становится очень серьезной. Лидеры западных держав, которые еще недавно рассматривали нашего президента как делового партнера, стремятся дистанцироваться от него, даже если сближения требуют коммерческие интересы. Посмотрите на поведение Дональда Трампа и Ангелы Меркель.

Президентское окружение, может быть, хотело бы обеспечить В. В. Путина гарантиями спокойной жизни подобно Борису Ельцину, который получил их из рук своего преемника. Но Борису Ельцину дали такие гарантии еще и потому, что Запад согласится на это. Ельцин при всей своей одиозности был для Запада «своим». Путин перестал быть для них «своим» уже, похоже, навсегда.

Но ведь политика — это гераклитова река, и ситуация в ней постоянно меняется. Мигрантский кризис 2014 года привел к перестановке политических сил в Европе, а затем нечто подобное произошло и в США. Значительно усилились правые и даже ультраправые движения, которые еще недавно рассматривались как маргинальные. Депутаты от правых популистов, как их называют в Европе, создали фракцию и в Европарламенте. Поддержка их растет, и, возможно, в Европе скоро произойдет смена элит. Неолибералов вроде Меркель и Макрона потеснят правые неонационалисты вроде Ле Пен и Беппе Грилло. И тогда, как, видимо, рассчитывают в Кремле, у Владимира Путина будет гораздо меньше поводов волноваться за свой спокойный отдых, а у России — за отношения с новой «Европой наций».

Ведь за последние несколько лет Путин успел стать кумиром не только для всех ультраправых в Европе, но и для крайних консерваторов в Соединенных Штатах. Еще в 2014 году Путин заявлял, что по своим взглядам он не просто является либералом, а настоящим либералом (РБК от 19 января 2014 г. «В. Путин подтвердил, что он «настоящий либерал»). А теперь он говорит о конце либерализма, об угрозе со стороны мигрантов, о библейских ценностях. Посмотрите, как оценивает нашего президента Патрик Бьюкенен — известный идеолог правого крыла Республиканской партии США: «Путин пришел к власти 20 лет назад, когда начался двадцать первый век. В последние годы он представляет себя не только в качестве врага либерализма, но и сторонника популизма, традиционализма и национализма». И это в его устах — положительная оценка.

Более того, в последнее время Кремль привечает западных ультраправых: они приезжают в Москву, и их встречают здесь весьма радушно. В феврале 2017 года в Москве побывала делегация «Альтернативы для Германии» во главе с лидером партии Фрауке Петри, с ними провели переговоры спикер Госдумы Вячеслав Володин и вице-спикер Петр Толстой. До этого, в декабре 2016-го, Москву посетила делегация Австрийской партии свободы (ультраправой) во главе с лидером партии Хайнцем-Кристианом Штрахе. Она заключила здесь соглашение о сотрудничестве (Меморандум о взаимопонимании) с партией «Единая Россия» (так что наши единороссы, теперь еще и вполне официально, — друзья и союзники западных неонацистов).

Европейские СМИ утверждают, что именно Кремль (через «Первый чешско-российский банк») дал Марин Ле Пен кредит в 11 миллионов евро на избирательную кампанию в Европарламент, после того как в кредите ей отказали европейские банки. Имеются утверждения, что Кремль поддерживает венгерских националистов из партии «Йоббик», движение болгарских ультраправых «Атака» и греческое движение «Золотой рассвет». Все эти партии в свою очередь одобряют внешнюю политику Кремля, а «Национальный фронт» и «Атака» присылали своих международных наблюдателей во время референдума в Крыму (российские СМИ, конечно, изображали их не как членов ультраправых движений, а как «представителей Болгарии и Франции»).

Наконец, сам Путин дружен с ультраправыми западными политиками, к примеру с Сильвио Берлускони. В последний свой приезд в Италию Путин специально нашел время для «встречи с другом», чтоб подчеркнуть их отношения. Берлускони же прославился как симпатизант диктатора Италии Бенито Муссолини. Он неоднократно заявлял, что Муссолини сделал для страны много хорошего, причем однажды он сделал такое заявление в День памяти жертв Холокоста, а в другой раз вызвал возмущение общественности фразой: «Муссолини никогда не убивал людей, а просто отправлял их на каникулы в ссылку». Внучка Муссолини Алессандра, известная своими профашистскими взглядами, некоторое время была членом партии Берлускони (и, выйдя из партии, сохранила «теплые отношения» с ее лидером), а сам Берлускони откровенно гордится своим внешним сходством с дуче. Кому с кем дружить, конечно, указывать нельзя, но крайне странно бравировать дружбой с таким человеком президенту страны, победившей фашизм. Кстати, не следует забывать, что Муссолини посылал итальянские армейские соединения воевать вместе с вермахтом против наших дедов и прадедов под Сталинградом…


4.

Россия Путина поддерживает западных ультраправых не только финансово и политически, она осуществляет их информационную поддержку. Крупнейшие российские СМИ, как нацеленные на западную аудиторию, так и обращенные к согражданам, день и ночь транслируют взгляды правых популистов на проблему мигрантов. По российским телеканалам только и делают, что говорят о преступлениях арабов и африканцев в Европе, о том, что правительства европейских стран тратят огромные суммы на содержание «бездельников-мигрантов», и тут же — о том, что мигранты отбирают рабочие места у коренных европейцев. Хотя, казалось бы, одно другому противоречит: или мигранты паразитируют, живя на пособия, или работают и отбирают рабочие места… Но вульгарной пропаганде чужда логика, она строится на разжигании негативных эмоций… Причем россияне, в отличие от европейцев, лишены альтернативной точки зрения, и поэтому у них складывается односторонний взгляд на вещи. Дмитрий Киселев ведь им не сообщит, что миграционного кризиса в Германии давно уже нет и никакие толпы мигрантов туда не ломятся: если в 2014 году Германия действительно приняла около 900 тысяч беженцев, то уже в 2017-м число иностранцев, желающих жить в Германии, составило 186 тысяч человек. Это меньше, чем в 1990 году, и гораздо меньше, чем в 2014-м.

Не соответствуют истине и заявления, что немецкое государство мирится с бездельниками и преступниками. Ежегодно Германия депортирует тысячи кандидатов на проживание. В 2017 году 56% жалующихся в суды на отказ в получении вида на жительство были депортированы. Немецкое правительство создало специальную программу, по которой финансируется возвращение на родину тех, кто не подходит по миграционным параметрам. Преимущества на получение финансирования имеют те, кто сразу же соглашается на депортацию, даже не написав заявления. Общепризнано, что минимальные шансы на то, чтобы остаться в ФРГ, имеют выходцы из бедных стран Северной Африки, наивысшие — выходцы из Сирии. На конференции 2017 года тогдашний министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер жестко заявил: «Наша цель состоит в том, чтобы в Европу прибывали действительно те, кто нуждается в защите, а не люди, рассчитывающие на более благополучное экономическое будущее в Европе».

Ну ладно, этого не знает российский обыватель, от которого это скрывает информационно-пропагандистская машина! Но этого не знает и президент России! Иначе бы он не заявлял в интервью английским журналистам, что Ангела Меркель совершила ошибку и что германские власти ничего не делают, чтоб решить мигрантский кризис! Тогда как ведущие экономисты Евросоюза уже несколько лет восхищаются госпожой Меркель и говорят, что она сумела приток мигрантов превратить в топливо для немецкой экономики. Немецкая экономика давно нуждается в трудовых ресурсах. По данным немецкого управления занятости, которые обнародовала «Немецкая волна»: «Трудоспособное население Германии сократится к 2030 году на 8,5 млн человек, а к 2050 году — еще на 8,7 млн». В этих условиях миграция стала просто благословением. Та же «НВ» сообщила, что к середине 2015 года «общее число иностранцев, занятых в немецкой промышленности, выросло на 22,5 процента, а в здравоохранении даже на 34,9 процента. Если бы за это время число иностранных работников не увеличилось, в промышленности пустовали бы сейчас 74 тысячи рабочих мест, а в здравоохранении — более 19 тысяч».

Это результат того, что в Германии развернута целая госпрограмма, по которой мигрантов обучают языку, дают им профессию, если ее у них нет. Кстати, немецкие миграционные службы отдают предпочтение сирийцам неслучайно. Среди беженцев из Сирии больше всего людей, имеющих высшее образование и особенно медиков. После квалификационного экзамена (который они, как правило, легко проходят) и курсов немецкого языка их отправляют в немецкие поликлиники и больницы.

Сегодня каждый 20-й врач в ФРГ — сирийского происхождения. Бюргеры в маленьких городках и деревнях, которые благодаря правительству Меркель получили медпункты с врачами в шаговой доступности, не согласились бы с выводами Путина.

При этом немецкие экономисты предсказывают, что к 2020 году ВВП Германии увеличится на 1,7% за счет притока иностранной рабочей силы. Кстати, российские медики входят в топ-10 врачей-иностранцев в ФРГ (занимают 7-е место). На последней прямой линии Путину пожаловались, что программы «Земский доктор» недостаточно для того, чтобы укомплектовывать наши деревенские медпункты врачами. Нужны деньги на жилье для них. Путин высказался в том духе, что федеральный центр уже потратился на программу, пусть деньги на жилье изыскивают местные бюджеты. Так вот, пока они их изыскивают, российские врачи уезжают в ФРГ, чтоб работать там по специальности за нормальные деньги и в нормальных условиях. Но наш президент продолжает намекать, что мигранты — обуза для немецкой экономики. Ну хорошо, цифры по проблеме мигрантов Путину кладут на стол те же референты, которые сообщают, что зарплаты у россиян изумительно выросли и теперь все сограждане просто обожают президента. Но ведь он сам работал в Германии, знает немцев!

Неужели он мог подумать, что Ангела Меркель, прежде чем принять решение о том, чтобы открыть ворота для мигрантов (как выясняется, далеко не для всех), не села со своими министрами и не подсчитала убытки и прибыли? Немцы без этого даже в магазин за хлебом не ходят…

Вот что бывает с людьми, которые сами начинают верить в пропаганду, которую они же и организовали… К тому же, как отмечают многие зарубежные аналитики, Путин и его команда глубоко ошибаются в том, что если ультраправые придут к власти в Европе, то они продолжат поддерживать Россию. Отношение европейских правых радикалов к России всегда было враждебным. Сейчас они ведут себя как «прорусская сила», но это просто потому, что им это выгодно… Как бы преемникам господина президента не пришлось пожалеть о том, что некогда Кремль прикармливал ультраправых политиков Европы… Европейские либералы, конечно, тоже особой любовью к России не отличаются, но они во всяком случае не столь брутальны, как наследники дуче и фюрера…

Опору правителю нужно искать не у улыбчивых, но корыстных иностранцев, а у собственного народа. Только для этого нужно на деле повышать благосостояние людей, а не жонглировать цифирью Росстата.

Рустем Вахитов

Источник


Автор Рустем Ринатович Вахитов — кандидат философских наук, доцент кафедры философии Башкирского государственного университета, г. Уфа., исследователь евразийства и традиционализма, замечательный политический публицист и мыслитель.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов»


Comment comments powered by HyperComments
617
2642
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика