Здравоохранение: чем дальше в лес — тем больше дров

Здравоохранение: чем дальше в лес — тем больше дров

Автор Шишкина Наталия Игоревна — эксперт Центра Сулакшина

Стало известно, что правительство рассматривает вариант сокращения расходов на здравоохранение. Вместе с тем, тяжелые времена переживает финансирование и медицинского страхования.

Новость о сокращении расходов на здравоохранение на 30 с лишним процентов облетела, пожалуй, все СМИ. Причем разговоры о сокращении расходов на медицину ведутся уже не первый месяц, и каждый раз Минздрав успокаивает, что сокращения не будет. Ещё в мае в «Российской газете» писали, что Министерство финансов предлагает втрое сократить расходы на здравоохранение. От своей инициативы Минфин, видимо, не отказался, и предлагает в 2017 году выделить 362 млрд. рублей на медицину, что на 182 млрд. рублей меньше, чем в этом году. При этом следует учитывать, что обесценивание денег происходит постоянно опережающими индексации темпами, и 362 млрд. рублей в 2017 году — не то же самое, что 362 млрд. в 2015 или 2016 году.

Больше всего планируют сэкономить на стационарах и амбулаторной помощи — сократить финансирование до 148 и 68,9 миллиардов рублей или на 39%. На втором месте расходы на прикладные исследования в области медицины и как следствие фармацевтикe, их хотят сократить на 21% до 16 млрд рублей. Это значит, что России даже шанса не дается всё-таки изобрести впервые за полтора десятка лет оригинальный лекарственный препарат нового поколения. На третьем месте такая исторически малообеспеченная статья расходов, как санитарно-эпидемиологическое благополучие, которое, в числе прочего, подразумевает обеспечение профилактики эпидемий и других заболеваний.

Отличился в ожесточенной дискуссии и премьер-министр, прокомментировав предложение Минфина в своем стиле: дескать, оптимизация расходов, сокращение неэффективных. Хотя назвать неэффективными расходы на здоровье населения — это уже верх самодурства или непрофессиональности. В России расходы на здравоохранение далеко не самые высокие, по существу, отрасль недофинансирована, и серьезно. В России на здравоохранение в 2014 году потрачено 7,1% от ВВП по данным  ВОЗ, в то время как США, например, тратило 17,1%, а Швейцария около 11,5%. Показательно и количество средств, выделенных на медицину, на душу населения: в России это 1836 долларов (при условии крайней зависимости от зарубежных производителей медицинских товаров), в США 9403 доллара, постоянно воюющий Израиль тратит на одного гражданина 2599 долларов. При этом направление развития здравоохранения в России и США прямо противоположны: «мировое зло» проводит реформы для повышения доступности медицинской помощи, увеличения количества специалистов, занятых в этой сфере. В то время как в России сокращается финансирование, специалисты, медицинские учреждения, койки, службы, что ухудшает доступ населения к медицинской помощи. Разрушается всё то, что было построено и эффективно работало. Как отмечали в западных источниках ещё в 1980-х, Советам удалось выстроить такую систему медицинской помощи, которая по сути за одно поколение вывело страну на уровень западно-европейских стандартов оказания помощи. Российской Федерации удалось за четверть века почти полностью разорить эту систему.

Почти все медицинские государственные учреждения фактически являются банкротами и давно живут на многомиллионные долги. Во многих учреждениях не хватает денег на зарплаты работникам, закупку медикаментов.

Сокращение бюджетных расходов на здравоохранение планируется компенсировать тем, что расходы частично возьмут на себя страховщики. Но будет ли это действительно эффективно?

Главная задача страховщиков — сохранить свои средства и не оплатить работу больницы. Это и есть главная проблема перевода финансирования за счет страховых компаний, например, высокотехнологичной помощи больным. Часто случается ситуация, когда специалисты от ФОМС, не обладающие медицинской специальностью, которую проверяют, приходят к выводу, что такая помощь была не нужна и результатом является неоплаченная дорогостоящая помощь.

И конечно же, поводы оставить деньги у этих компаний — по сути, посредников — находятся. Уже давно не секрет, что результат лечения для страховщиков не важен. Умрет пациент или останется жив, главное, чтобы документация заполнялась по тем стандартам, которые нужны страховой компании. А уж придумать какие-нибудь ещё требования, дополнительные — на это страховщики всегда горазды. Ведь если страховая будет оплачивать всё, то не останется прибыли у самой компании, а сдирать штрафы с банкрота за невыполнение плана по диспансеризации и количеству больных тоже достаточно трудно, надо и дополнительные способы искать. На этом ведь не только страховщики, но и Минздрав зарабатывает. К слову, именно последним объясняются приписки врачей об оказанной лишь на бумаге помощи, в конце концов, лишаться премии или зарплаты из-за планов Министерства не хочется никому.

Правда, сейчас несладко живется и страховщикам. Денег на выплату зарплат медикам катастрофически не хватает — порядка половины триллиона рублей, с трудом покрываются расходы на оплату медицинской помощи, даже несмотря на низкие тарифы оплаты труда врача и занижения ФОМСами реальных стоимостей различных анализов, медицинских манипуляций и тому подобного. Согласно докладу Института современной России «О положении дел в системе здравоохранения России», при реальной стоимости базового анализа крови в 300 рублей ФОМС оплачивает поликлинике от 70 до 103 рублей. В среднем, ФОМСы занижают реальную стоимость в 3–10 раз, что приводит к фактическому банкротству поликлиник и больниц, которые вынуждены, во-первых, резко увеличивать нагрузку на врача, а во-вторых, сокращать расходы и койки.

Только за 2015 год, согласно данным фонда «Здоровье», ликвидирована 41 тысяча коек, а если сравнивать с 2013 годом, то количество коек тогда было на 100 тысяч больше. Согласно словам первого зампреда Госдумы Николая Герасименко на форуме «Единой России» в Ялте в мае 2016 года, за пятнадцать лет количество коек уменьшилось в два раза. Странные данные Росстата этого не подтверждают, хоть и показывают определенное сокращение коек (рис. 1).

Рис. 1. Количество больничных коек в стационарах по годам, данные Росстата.

В результате растет смертность: если в 2014 году на больничных койках летальность составляла 1,59%, то в 2015 году уже 1,71% или 519 тысяч человек. При этом число госпитализированных уменьшилось с 31,2 миллионов человек до 30,4 миллионов. Коек для полноценного лечения не хватает, людей просто вынуждены выписывать раньше, чтобы избегать штрафов за низкий койкооборот или вынуждены госпитализировать на имеющиеся общетерапевтические койки, не предусмотренные для лечения больного. Сокращают даже больничные койки для беременных и рожениц, при этом ожидая роста рождаемости и снижения смертности и травм при родах.

Ещё более страшную картину следует ожидать на селе. В первую очередь в сельских районах сократили специализированные койки для людей с кардиологическими заболеваниями, неврологическими и пульмонологическими. В результате больные вынуждены обходиться без специализированной помощи. Даже с тем финансированием, которое было, только в 45 тысячах из 130 тыс. сельских поселений можно было получить хоть какую-то, хотя бы минимальную, медицинскую помощь (по словам Татьяны Голиковой). Не хватает ни человеческих ресурсов, ни медикаментов, ни оборудования в городах ли, в сельской ли местности.

Система направлений на лечение в высокотехнологичные центры выстроена таким образом, что люди вынуждены месяцами, а то и годами ждать своей очереди и пытаться использовать льготу в федеральные медицинские центры, в то время как региональные высокотехнологичные медицинские центры простаивают.

Вполне вероятно, что такая ситуация российских властных «оптимизаторов» сподвигнет на вывод, что высокотехнологичные медицинские центры в регионах не нужны, не рентабельны, не пользуются спросом. Ведь медицина, как заявлял Д.Медведев — перспективный бизнес. А значит, если люди мало болеют, медицина не рентабельна и неэффективна. Хорошее оправдание для очередной экономии на народе в кризис, к которому привело управление тех, кто на себе экономить не собирается.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4395
14263
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика