Зона русского мира

Зона русского мира

Сложившийся международный порядок, в основе которого лежат общепринятые принципы международного права, не позволяет ставить под сомнение суверенитет и территориальную целостность государств, возникших в результате распада СССР и Российской империи, а также тех государств, на территории которых проживают сообщества русского мира. В этой связи особое значение приобретает общественное, народное и гуманитарное измерение внешней политики и дипломатии. Именно они становятся инструментами сохранения и восстановления целостности русского общества, проводниками российских национальных интересов.
 

Единство русского общества следует признать высшей ценностью России как страны.
 

Наследие российской истории XX в. диктует также необходимость введения термина "историческая территория", понимаемого как зона максимального расширения границ Российского государства в XX в., в рамках которых главенствовали единые цивилизационные, страновые ценности, единая система права и государственного управления, происходил процесс складывания единого общества. Любой читающий эти строки, конечно, должен иметь в виду, что это ментальное конструирование исходит из приоритетности международно-правового контекста, суверенности и неприменения силы в и вмешательства во внутренние дела других государств. В этом не должно быть никаких сомнений и подозрений.

В то же время, распад СССР привел к появлению в новых независимых государствах многочисленных русских общин, а также большого числа людей, которые, не будучи этнически русскими, продолжали соотносить себя с русской цивилизацией и Россией как ее ядром. Они могут быть отнесены к оптантам, которым в постсоветское время предстояло сделать выбор гражданства и самоидентификации между Россией и новыми независимы
ми государствами. Старое зарубежье также пополнилось новыми выходцами из постсоветского государства. Именно их и можно отнести собственно к эмиграции: они сознательно покинули земли своей родины. Вместе с оптантами с постсоветского пространства и потомками эмигрантов XIX–XX вв., идентифицирующих себя с русской цивилизацией, они образуют русский мир.

Какие закономерности развития унаследовал русский мир конца XX в. — начала XXI в. от опыта жизнедеятельности русских эмигрантов и оптантов XIX–XX вв.? Снова, как и в 1917–1922 гг. самой многочисленной частью русского мира являются оптанты, не по своей воле оказавшиеся за пределами Российского государства. Для них характерны общая пассивность (отдельные исключения лишь подтверждают правило) при защите собственных интересов и лоббировании интересов Российского государства в странах пребывания, стремление к переезду на территорию Российского государства, растворение в обществах стран пребывания, частичная консервация своих устоев до кардинального изменения политической обстановки и границ.
 

В старом зарубежье русский мир снова, как и до революции, имеет портрет прежде всего трудовой, экономический, в меньшей степени — политический.
 

Это определяет стремление большинства эмигрантов интегрироваться в общество страны пребывания. Отношения с Россией поддерживает значительное, но все же меньшинство русского мира в старом зарубежье. Самоорганизация для русских эмигрантов намного более характерна, чем для русских оптантов; однако ее масштабы существенно меньше, чем у диаспор стран Востока. Эмигранты относятся к Российскому государству с недоверием. Настоящий раздел посвящен анализу состояния факторов политической консолидации в российских диаспорах, динамики социальных процессов в русском мире. Обозначаются также рекомендации для органов государственной власти России по стимулированию процессов консолидации русского мира в общественно-политической сфере, для усовершенствования механизма представления российских интересов за рубежом.

Представляется, что русский мир, который в значительной степени благодаря глобализации и устойчивым связям с внутренней Россией зависит от закономерностей социально-политического развития России, нуждается в государственной поддержке тенденций объединения, защите национальной культуры и языка. Россия заинтересована в русском мире не только как в ресурсе своей внешней политики, но как в инструменте поддержания целостности русского общества в условиях глобализации, сохранения и укрепления его единого культурного, научного и образовательного пространства во благо развития русской цивилизации и России как страны. 

 

УРОВЕНЬ САМООРГАНИЗАЦИИ ДИАСПОР
Русская диаспора с момента своего создания приобрела определенную организационную структуру, объединяющую ее составные части. Бывшие русские консульства за рубежом выполняли функции правовых учреждений, Земгор стал продолжением и развитием в новых специфических условиях эмиграции прежде существовавшего в России земского самоуправления, сложилась сеть профессиональных военных и гражданских организаций, учебных заведений, многочисленные бюро труда, периодическая печать. Активно действовали политические партии и объединения. В результате взаимодействия эмигрантских общественных и международных организаций был создан единый идентификационный документ — "нансеновский" паспорт, который более двадцати лет играл роль паспорта для всех русских беженцев, подтверждая их принадлежность к русскому зарубежью.

 

Одним из наиболее важных объединяющих факторов для русских эмигрантов была религия, которая даже после фактического исчезновения русской диаспоры в 1950–1960-е гг. продолжает объединять их потомков.
 

Чем более отличались религиозные и культурные установки стран, где оказывались русские беженцы, тем большую роль приобретала Православная церковь. Период существования русских диаспор был относительно недолгим — менее полувека, что объясняется причинами возникновения этих сообществ и историей развития. Возникновение послереволюционной русской диаспоры было продиктовано тем, что русское зарубежье ощущало себя носителем идеи сохранения «настоящей России». По сути это была государственническая идея, лишь на время перенесенная за пределы исторической Родины. С ее разрушением разрушилось и диаспоральное единство русского зарубежья. Стоит заметить, что этот «макетный эксперимент» рискует повторить современная Россия, стремительно теряющая русскую идею, как национальную или государственную идеологию.

Вторая и третья волны русской эмиграции не были ориентированы на структурное единство и не образовали сколь-нибудь продолжительно существующих структур, политически опираясь на поддержку иностранных правительств — в первую очередь США. Четвертая волна эмиграции, будучи добровольной (в отличие от вынужденной советского периода), частично самоорганизовалась, создав новые и воссоздав старые эмигрантские структуры. Их отличием от предыдущих стала аполитичность по отношению к России и стремление защитить собственные интересы в странах пребывания. Правда, русской, в этническом смысле, эту волну называть было бы неправильно. Самоорганизации русского мира, выражающейся в его консолидации, противостоит тенденция ассимиляции. Уровень самоорганизации диаспор зависит от состояния партий и НПО, отражающих их интересы, в значительной степени, конечно, от располагаемых ресурсов.

РЕСУРСНАЯ ОБЕСПЕЧЕННОСТЬ ДИАСПОР. ЧИСЛЕННОСТЬ РУССКОГО МИРА
Установление динамики численности и размещения русского населения на территории России и СССР, а также за их пределами, связано с большими трудностями из-за недостатка источников. Не случайно исследователи подчеркивают, что «русский народ почти неуловим при статистическом методе изучения». Трудность определения численности русского мира связана еще и с путаницей терминов — «русскоязычный мир», «русский мир», «соотечественники за рубежом». Авторы придерживаются двух критериев при отнесении того или иного человека к русскому миру: этническая принадлежность к коренным народам исторической территории России и самоидентификация с русской цивилизацией (набор устойчивых ценностей, лежащих в ее основе). По данным заместителя главы МИД России, на март 2009 г. «за рубежом проживает около 30 млн человек российских соотечественников». По данным на 2004 г., на территории исторической России за пределами ее государственности проживали 23–24 млн, из них, по официальным данным, 6–7 млн — в дальнем зарубежье. Однако, численность русского мира в дальнем зарубежье вряд ли превышает 4–5 млн человек, остальные — это русскоязычные, не соотносящие себя с ценностями русской цивилизации и проживающие в таких странах, как:

 

  • Германия — около 1 млн.
  • США — 500–700 тыс.
  • Канада — 500 тыс., из которых 300 тыс. — в Торонто2.
  • Великобритания — 300 тыс.
  • Польша — 250–300 тыс.
  • Израиль — 250–300 тыс.
  • Чехия — 150 тыс.
  • Австралия — 100 тыс., из которых треть — в Сиднее и в Брисбене.
  • Кипр и Мальта — 100 тыс.
  • Испания — 50 тыс.


Из этого списка видны основные центры сосредоточения русского мира в дальнем зарубежье. Указанная  численность русских — это примерная оценка численного состава русского мира. Для русского мира в постсоветский период характерна высокая мобильность. Часть русских возвращается на родину, часть, пользуясь возможностями глобализации, «живет на два дома».

КОНСОЛИДИРОВАННОСТЬ РУССКОГО МИРА
Консолидированность русского мира можно определить по двум критериям: социологическим опросам, показывающим отношение людей русского мира к Российскому государству, и по динамике численности и степени активности организаций русского мира. Опросы, проведенные в Германии, показали, что "главным препятствием" называлось отсутствие общей мотивации для развития консолидационных процессов. Также отмечалась разница интересов различных групп и категорий диаспоры, образовательного уровня, отношения к России и видения перспектив развития российско-германских отношений, той роли, которую может играть в этих процессах российская диаспора.

 

Следовательно, необходимым условием консолидации диаспор является наличие консолидирующей идеи.
 

(Например, для послереволюционной эмиграции такой консолидирующей идеей было противостояние большевистскому режиму, т. е. фактически антигосударственная деятельность). Мотивация к объединению, судя по результатам опросов среди русского мира, усиливается с ростом уровня образования. Однако если это образование получать не в России или не в русскоязычной школе, то ожидаемый эффект вряд ли будет получен. При этом следует учитывать, что Россия уже не является предпочтительным местом для получения образования среди русского мира (кроме Таджикистана и Киргизии).

Некоторые исследователи приводят и другие критерии оценки уровня консолидированности русского мира. Например, один из субъективных показателей интегрированности россиян, связанный с доверием общественно-политическим институтам страны проживания (СМИ, президенту, правительству, парламенту), показал высокую долю доверяющих среди включенных в социально-культурную жизнь страны (62%) и среди молодежи в возрасте до 24 лет (57%). На материале исследований русскоязычных сообществ Германии было выяснено, что показателем «встроенности» русскоязычной диаспоры в общественно-политическую жизнь страны является оценка взаимоотношений с титульным населением — своего рода расширенный индекс социального самочувствия. Практически все немцы по национальности (88%) оценивают отношения между русскоязычным и титульным населением как хорошие или нормальные (в среднем по выборке этот показатель равен 63%).

 

Негативно на консолидированность диаспоры воздействует целенаправленная политика страны пребывания, ориентированная на ассимиляцию иммигрантов. Так, в Германии в результате оценки госполитики по трем параметрам (способствует ли эта политика притоку в страну или оттоку из нее русскоязычного населения, упрощению или усложнению условий въезда, ассимиляции или его обособлению) было выяснено, что осуществляемая госполитика приводит скорее к оттоку из страны (84%) и усложнению условий въезда (98%), а также способствует ассимиляции русскоязычного населения (71%). Принято считать, что одним из важнейших показателей интеграции российской диаспоры в общество страны Рис. 1 Предпочтения родителей — русских оптантов в разных странахисследования является доля тех, кто имеет гражданство соответствующего государства. В Германии всего 39% респондентов имеют гражданство страны проживания.

На перспективы консолидации русского мира могут пролить свет опросы общественного мнения взрослых русских оптантов относительно их намерений в отношении образования собственных детей (рис. 1).


Рис. 1 Предпочтения родителей — русских оптантов в разных странах в отношении получения детьми образования

Процессам консолидации, очевидно, также будет содействовать усиление культурного влияния, для усиления которого следует опираться на авторитет выходцев из страны (писателей, музыкантов, ученых). Однако, судя по опросам, наибольшим потенциалом консолидации обладает РПЦ. Даже в Германии, где РПЦ, «не играет особой роли в жизни русскоязычного населения ФРГ», опрашиваемые эксперты «в качестве объединяющей структуры предложили православие», мотивируя это тем, что «через него возможно сотрудничество с другими меньшинствами, греками и болгарами».

В целом русскоязычные жители Германии довольно слабо включены в общественно-политическую жизнь страны. «Справочник российского соотечественника» (2006) регистрирует 26 объединений, что само по себе небольшой количественный показатель, и ответы респондентов дают основание для вывода о том, что российская диаспора состоит из разрозненных «островков», слабо связанных друг с другом и не стремящихся к консолидации. Объясняется это отсутствием общей мотивации, большим разбросом интересов различных групп и категорий.

Другие составляющие консолидированности русского мира раскрываются на уровне патриотизма сообществ русского мира, а также участия в общественных, политических и благотворительных организациях. Сохранение этого потенциала в дальнейшем зависит в первую очередь не только от результативности политики по поддержке сообществ русского мира, но и от эффективности государственной пропаганды. Разрозненность многочисленной российской диаспоры не позволяет серьезно влиять на внутриполитические процессы в стране, в том числе на определение этнополитических приоритетов. Это наиболее заметно на фоне 
других диаспор (турки, поляки, вьетнамцы), консолидированных, организованных и имеющих своих представителей в органах государственной власти, способных решать определенный круг задач, в том числе в сфере развития межгосударственных контактов. Необходимым условием в любом случае выступает знание русского языка. Знание языка является тем фактором, который воспроизводит специфику российской диаспоры. Установлено, что общее число изучающих русский язык оценивается сегодня в 200–210 тыс. человек, из них 180 тыс. изучают русский в средних учебных заведениях (школах и гимназиях), около 10 тыс. — в вузах в рамках дисциплины «славистика» или «славянская филология» (всего таких вузов насчитывается 32), примерно столько же студентов изучают русский на нефилологических факультетах — юридических, экономических, естественнонаучных. В этом отношении представляется целесообразным остановиться на дефиниции «русскоязычные».

Этот термин достаточно широко вошел в повседневный обиход для обозначения представителей русского зарубежья. Очевидно, категория лиц, обозначаемая данным термином, более широка, чем «русские». Под «русскоязычными» следует понимать тех, для кого русский язык является просто языком общения. Речь идет о лингвистической группе, интересы которой могут быть не тождественны интересам собственно русского населения. Абсолютизация лингвистического принципа зачастую приводит к тому, что «русскоязычие» заменяет собой культурно-цивилизационую русскость, поэтому оно само по себе еще не есть условие того, что человек не является членом какого-либо другого мира (например, еврейского или армянского), с которым он, возможно, идентифицирует себя намного сильнее, чем с русским (рис. 2).


Рис. 2 Язык общения дома, в семье

В Лондоне субботние русские школы дополнительного образования посещают, по разным оценкам, от 5 до 10% проживающих в городе русскоязычных детей. По словам директора лондонской школы «Знание» Айны Шарифи, «было бы вдвое-втрое больше, если бы не ограниченные финансовые возможности родителей». В США ситуация с русским образованием еще плачевнее — им охвачено примерно 1–2% потенциально заинтересованных. Проблема финансовой поддержки русских образовательных центров за рубежом, в которых обучаются дети уехавших на Запад россиян, представляется крайне актуальной. Ведь утечка мозгов из России не только продолжается на уровне родителей (временами до 100 тыс. человек в год), но и консервируется на уровне детей.

Ряд стран весьма эффективно поддерживают язык и идентичность среди соотечественников за рубежом. Правительство Франции, например, покрывает зарубежным французским школам (в том числе частным) 50% их бюджета. Причем это не субботние этнические школы, а полнокровные лицензированные средние учебные заведения. В Лондоне это школы, в которых учебная программа на две трети британская, а на одну треть —французская. Причем в небританскую треть входят не только родной язык 
и уроки родной литературы и истории, но и, например, математика: считается, что во Франции математический курс прописан сильнее. Французские (как, кстати, и японская) школы в Лондоне отвечают всем стандартам Евросоюза и Британии, имеют все необходимые сертификаты. То есть они полностью интегрированы в образовательную систему принимающей страны. Как следствие, их выпускники легко поступают в британские университеты.

Ситуация с русскими школами иная: они не интегрированы в местные образовательные системы и служат главным образом для поддержания владения русским языком на уровне чуть выше бытового. Увы, большинство детей после 11–12 лет русские школы уже не посещают. У многих пропадает мотивация: дети, интегрируясь (еще быстрее, чем родители) в принимающее общество, видят свое будущее здесь, а не в России. Даже в семьях, где оба родителя — русскоязычные, дети между собой говорят на том языке, на котором они общаются со сверстниками на улице и в школе.

 

Сохранение русского языка и русской идентичности повысило бы мотивацию нового поколения зарубежного русского мира в этом направлении. А для этого необходимо создание полноценных русских школ за рубежом — задача в том числе Российского государства, которую на сегодня власти игнорируют.
 

СОСТОЯНИЕ МАТЕРИАЛЬНОЙ БАЗЫ. УРОВЕНЬ САМООБЕСПЕЧЕНИЯ ДИАСПОР
Уровень самообеспеченности диаспор представляется на материале опросов, проведенных в трех фокус-группах в Берлине, Кельне, Дрездене. Состав респондентов — лидеры и актив организаций и объединений русского мира. Подавляющее большинство организаций и объединений русского мира существуют по принципу самофинансирования (проведение проектов, членские взносы, пожертвования). Только в период выборов появляются средства на проекты из партийных фондов, что, по оценке респондентов, является формой привлечения электората. Поэтому отдельной проблемой является уровень жизни сообществ русского мира. Как в дальнем, так и в ближнем зарубежье около половины опрошенных представителей русской диаспоры заявляют, что денег им хватает только на еду и одежду.

Особый сектор бизнеса составляет купля-продажа товаров и услуг у «русских». Например, в Германии, где проживает до 5 млн русскоязычных (при численности русских не более 1 млн), в одном только Берлине — 100 русских магазинов, в Германии — порядка 1 тыс., а всего ими пользуются 3–5 млн человек; оборот этнической торговли получается порядка 300–500 млн евро. Как принято говорить, русский бизнес за рубежом ограничивается покупкой клубов в Англии. Не стремится к контактам с «новыми русскими» и российское посольство, видимо, не без оснований полагая, что большинство «новых русских» связано с криминальным миром. Между тем, зарубежный русский бизнес исторически не имел никаких связей с родиной.

Так повелось еще с середины 30-х гг. XX в., когда возникло эмигрантское русское предпринимательство, основу которого составили наследники крупных состояний (Елисеевы, Путиловы) и «новая» элита, сколотившая капитал на русской экзотике (русские рестораны, клубы, магазины, издательства, киностудии). Однако нельзя не учитывать, что русские бизнесмены, особенно современные «новые русские», в стране проживания попадают в категорию богатых. Хотя это не обеспечивает им проникновения в истеблишмент, но, тем не менее, владение капиталами позволяет им занять прочные позиции в бизнес-сообществах. Особое место занимают потомки эмигрантов антисоветского периода, а также представители нынешней российской бизнес элиты.

По сообщениям прессы, они занимают достойное место в бизнес элите Австралии (например, миллиардер Гарри Трегубов, потомок русских беженцев из Китая, располагает состоянием в 3,25 млрд долл. и входит в пятерку богатейших людей Австралии). Миллионером является и русский еврей Яков Вайсман, сеть клиник которого имеет оборот в 60 млн долл. Однако он обижен на Россию и СССР: в 1980-е гг. ему пришлось отсидеть 6 лет за сфабрикованное дело о взятках в больнице. Молодежь из числа «новых русских», обучающаяся в престижных университетах, ориентирована в основном на ассимиляцию и изыскивает возможности для того, чтобы не возвращаться в Россию. Она в перспективе может занять достаточно высокое положение в деловых кругах страны. Данное обстоятельство подчеркивает необходимость налаживания контактов с этой категорией лиц, на что, видимо, следует ориентировать дипломатические представительства. Зачастую бизнес-структуры русского мира ориентированы на торговлю с Россией, особенно в странах, где русских относительно немного (Эквадор, Вьетнам — общая численность сообществ русского мира всего несколько тысяч человек). В других (например, в Чехии) бизнес ориентирован на местный или региональный рынок. Зачастую граждане России инвестируют за рубеж деньги, покупают недвижимость и затем живут на два дома. Общую численность таких русских в 2007 г. можно было оценить в 1–2 млн человек, что, включая семьи, составляет 4–5 млн.

В США 26% выходцев из России имеют собственный бизнес. Доход эмигрантов со временем повышается: недавно приехавшие зарабатывают в год в среднем около 26 тыс. долл., тогда как проработавшие более шести лет — уже 35 тыс. По некоторым оценкам, совокупное состояние русско-американских миллионеров — около 1,1 трлн долл., или 5% от всей частной собственности США. Организованными объединениями русских бизнесменов за рубежом могут быть двусторонние бизнес-советы, а также ассоциации бизнесменов. Так, в Канаде действует Russian Canadian Business Association (RCBA). В Великобритании — Британско-Российский Инвестиционный Клуб, а также двусторонний деловой совет. Аналогичные советы созданы практически со всеми странами, где работает русский бизнес. Особую роль играет экспансия российских компаний за рубежом — они не только сами способствуют выезду граждан России в длительные загранкомандировки, но и привлекают на работу местных представителей русского мира. Есть стойкое представление относительно так называемой русской мафии (именно этнически русской, а не всех выходцев из бывшего СССР): по мнению британского эксперта М. Гленни, 

 

"сегодня русские занимаются более высокоорганизованным бизнесом — отмыванием денег и преступлениями в сфере высоких технологий (иначе говоря, хищением средств с помощью хакеров), а также продажей оружия".
 

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОМОЩЬ РУССКОМУ МИРУ ЧЕРЕЗ НПО
Специфика отношений российского Центра и зарубежных диаспор выражается в конкуренции различных организаций за доступ к финансовым ресурсам из России. В целях уменьшения конкуренции в 2002–2003 гг. по решению Президента РФ создано международное общественное объединение под названием «Международный совет российских соотечественников» (МСРС). В Правлении МСРС работают 4 депутата национальных парламентов и ряд членов местных органов власти, 2 академика и 4 профессора, 6 членов Правления возглавляют творческие коллективы, 5 — образовательные учреждения, трое руководят средствами массовой информации. На начало 2007 г. МСРС объединял 87 организаций из 45 стран мира. К началу 2010 г. он объединяет уже 140 организаций из 53 стран мира.

В 2004 г. в МСРС вступили Всемирный конгресс татар и Балтийская ассоциация стипендиатов и выпускников программы «Стипендия мэра Москвы». Международная ассоциация молодежных организаций российских соотечественников (МАМОРС) стала коллективным членом МСРС. Основной формой деятельности МСРС является проведение форумов и конгрессов соотечественников, организация культурных и образовательных мероприятий, открытие страновых и региональных координационных советов соотечественников, продвижение народной и общественной дипломатии. Созданы фонды — «Русский мир», «Русские», «Россияне», «Соотечественники», «Соотечественник и Родина», Московский фонд им. Юрия Долгорукого. Их общий бюджет составляет несколько десятков миллионов рублей в год плюс целевые средства, выделяемые Правительством на отдельные проекты, чего явно недостаточно для целенаправленной деятельности по консолидации русского мира. Проблема недофинансирования усугубляется коррупцией, отсутствием творческого начала в реализации поддержки по линии неправительственных организаций.  Так, например, в Германии, по мнению опрашиваемых экспертов, «самая большая проблема — это нечистоплотность организаций соотечественников, многие из которых объединяются с целью получения финансирования».


СОСТОЯНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО РЕСУРСА
В мире на 2006 г. существовало (исключая Россию и СНГ) до 250 русскоязычных газет, около 120 журналов, до 30 радиостанций (исключая созданные для вещания на Россию — типа «Русской службы BBC» или «Свободы») и не менее 60 телеканалов, телепрограмм и телестудий. Это в общей сложности больше, чем реально имеется, например, в таком мегаполисе, как Москва (количество страниц, эфирного времени, информационное обеспечение и качество продукции в данном случае не рассматриваются).


В Интернете опубликовано не менее 5000 сайтов, связанных с освещением жизни соотечественников за рубежом (в это число не включены личные или персональные русскоязычные сайты соотечественников, которые не дают необходимой полноты информации, а также не включены аналогичные сайты на других языках, кроме русского). В Австралии, например, выходит русскоязычная газета «Горизонт» (тираж 7 тыс. экземпляров) и лицензионные «Аргументы и факты», в Торонто (Канада) выходит «Русский экспресс» и еще около десятка изданий. В Германии выходит более 40 русскоязычных газет, в каждом более или менее крупном городе есть своя, а то и не одна. Руководитель одного из русскоязычных медиахолдингов Werner Media  ( с оборотом в 15 млн евро) Николай Вернер входит в этнографический совет при канцлереГермании. Другой русскоязычный медиахолдинг также возглавляет выходец из России Дмитрий Фельдман (оборот 7 млн евро). Во Франции осталась всего одна русскоязычная газета — «Свободная мысль»; однако она существует уже на деньги Администрации Президента России. Основное общение сконцетрировано в Интернете. В Испании выходят газеты «МК в Испании» и «КП в Испании» — 15-тысячным тиражом каждая. Русский мир активно пользуется услугами Рунета. По данным Газеты.ру, второй пик посещаемости ее Интернет-портала совпадает с рабочим временем на Американском континенте (с чем и связана круглосуточная работа новостных редакций русскоязычных Интернет-СМИ).
 

Именно русскоязычные СМИ (в первую очередь Интернет, а во вторую — телевидение) играют организующую роль для русского мира.
 

Именно СМИ формируют единое информационное, а по сути и общественное поле для русского мира, его связанности с Россией. Если говорить о телевизионных каналах, то ситуация на постсоветском пространстве для России очень выигрышна. Например, в Белоруссии национальные телеканалы за прошедшее с распада Советского Союза время так и не смогли выиграть конкурентную борьбу за зрителя у ведущих российских телеканалов. Однако тогда было принято решение не транслировать российские версии телеканалов, а "повесить" на эти частоты белорусские передачи, в основном в прайм-тайм, а также максимально вытеснить из эфира российскую новостную ленту. Данный пример говорит о том, что при всем многообразии мнений русскоязычных граждан Белоруссии, которые составляет 90% населения республики, власть серьезно опасается влияния России на информационное пространство республики и стремится максимально элиминировать российское информационное воздействие. Вероятно, аналогичная ситуация складывается и в большинстве остальных постсоветских республик.

Поэтому, исходя из недоговороспособности большинства постсоветских правящих элит, в качестве одного из возможных вариантов решения особенно важно создать стратегию прямого выхода на гражданское общество постсоветских стран, чтобы изнутри этих стран оно стало оказывать воздействие на политику руководства этих стран в отношении России. Пока следует констатировать, что такая политика отсутствует. В Германии имеется достаточно большой сегмент русскоязычной прессы, действуют русскоязычные радиостанции, канал русского телевидения. Кроме того, практически в каждой семье имеется Интернет.

Однако очень многие из опрашиваемых отмечали большие объемы транслируемой негативной информации о внешней и внутренней политике России и ее лидерах. В Латвии респонденты отмечают «разношерстность» и «бульварность» существующей русскоязычной прессы, а в Германии — неправильный перевод размещенных на сайтах и в книгах многих нормативных актов. Стоит отметить невысокую популярность российского телевидения в дальнем зарубежье: например, в Австралии примерно из 100 тыс. жителей, относящихся к русскому миру, на российские телеканалы подписаны всего 2 тыс.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ
В российской истории одним из кодов политической культуры всегда выступали патернализм власти по отношению к подданным (внутренняя функция государства) и мессианство (внешняя функция государства). Содержательным ядром мессианства служила идея интеграции различных народов и конфессий, которую несло в себе православие. Пусть в модифицированном и десакрализованном виде, но эти две функции были характерны и для СССР. Однако российские реформы 90-х годов ХХ в. впервые в столь императивной форме привели к отказу государства от этих двух функций, что повлияло на дезориентированность населения в социальном пространстве. В настоящее время государство вновь пытается включить русский мир в орбиту своего 
влияния, однако его политика является не вполне эффективной.
 

Любые действия, направленные на решение проблем русских, по тем или иным причинам оказавшихся за рубежами России, упираются в проблему несовершенства нормативно-правовой базы для работы с русскими за рубежом.
 

Нормативно-правовую базу, регулирующую отношения с российскими соотечественниками, проживающими за рубежом, составляют Конституция Российской Федерации (Глава 1 «Основы конституционного строя», статьи 61, 62, 63, 64); международные договоры Российской Федерации, федеральные законы: «О гражданстве Российской Федерации», «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом, «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», «О беженцах», «О вынужденных переселенцах», «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», а также «Концепция поддержки Российской Федерацией соотечественников за рубежом на современном этапе», утвержденная 30 августа 2001 г. Президентом РФ. Правительством РФ разрабатываются и принимаются «Основные направления поддержки Российской Федерацией соотечественников за рубежом».

Федеральные министерства и ведомства имеют свои нормативно-правовые документы по конкретным направлениям поддержки зарубежных соотечественников, в соответствии с которыми осуществляется их работа в рамках международной деятельности. Программы по данному направлению принимают и осуществляют субъекты Российской Федерации. Стержневым в законодательной базе по рассматриваемой проблеме является Федеральный закон «О государственной политике в отношении соотечественников за рубежом», принятый в 1999 г. Практика показала, что закон несовершенен. Для приведения в соответствие данного закона с другими законодательными актами в него уже внесены некоторые изменения. Проблема несовершенства нормативно-правовой базы по работе с русскими за рубежом напрямую связана с тем, что сам русский народ выведен из правового поля Российской Федерации.

В настоящее время упоминание о русском народе содержится только в принятой в 1996 г. Концепции государственной национальной политики РФ. Это упоминание сводится к трем следующим положениям. «Благодаря объединяющей роли русского народа на территории России сохранились уникальное единство и многообразие, духовная общность и союз различных народов». «Тяжелый удар по всем народам страны, включая русский, был нанесен тоталитарной системой, массовыми депортациями, репрессиями, разрушением многих национальных культурных ценностей». «Межнациональные отношения в стране во многом будут определяться национальным самочувствием русского народа, являющегося опорой российской государственности. Потребности и интересы русского народа должны в полной мере найти отражение в федеральных и региональных программах, постоянно учитываться в политической, экономической и культурной жизни республик и автономных образований Российской Федерации».

Никаких других упоминаний о русском народе в российском законодательстве, включая Конституцию, не существует. Нормативно-правовые документы, регулирующие де-факто политику в отношении русских за рубежом, апеллируют к национально нейтральной категории «российские соотечественники за рубежом». Трактовка данной категории определяется Федеральным законом «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» и Концепцией поддержки Российской Федерацией соотечественников за рубежом на современном этапе, утвержденной 30 августа 2001 г. Президентом РФ.


Большое значение в деле защиты социокультурных прав соотечественников за рубежом имеет программа «Стипендия мэра Москвы», призванная содействовать сохранению высшего образования на русском языке в Прибалтийских государствах, где проживают в общей сложности около 2 млн жителей, для которых русский язык является родным. На постоянной основе осуществляются связи с органами управления образования Азербайджана, Армении, Грузии, Казахстана, Таджикистана, Автономной Республики Крым, городов Алма-Аты, Баку, Душанбе, Севастополя, Тбилиси, Еревана, Вильнюса. Особое внимание уделяется Крыму и в первую очередь Севастополю. В 2000 г. в Севастополе открыт Черноморский филиал Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, под учебный корпус филиала МГУ реконструированы Лазаревские казармы. В дар от российской столицы в Севастополе для детей моряков российского Черноморского флота построена школа № 8 им. 850-летия Москвы. Плодотворно работают на ниве защиты социокультурных прав соотечественников созданные в Москве фонды поддержки региональных инициатив «Москва — Крым», «Москва — Севастополь». Активно работал Фонд поддержки соотечественников им. Юрия Долгорукого (председателем попечительского совета которого являлся экс-мэр Москвы Ю.М. Лужков.)

Головной организацией по реализации многих гуманитарных программ Москвы по поддержке соотечественников является Московский государственно-общественный фонд поддержки соотечественников за рубежом «Россияне». Обобщение информации, полученной из субъектов Российской Федерации, показывает, что работа по поддержке соотечественников в большинстве регионов не выделяется в отдельное направление. Часть мероприятий осуществляется в рамках существующих региональных отраслевых (по культуре, образованию и др.) или специальных программ. Например, в Волгоградской области в рамках программы «Этносоциальное развитие населения Волгоградской области» по разделу «Международное, межрегиональное сотрудничество в сфере развития национальных отношений» предусмотрен поддерживает контакты с чувашскими национально-культурными общественными объединениями, созданными в странах СНГ; Удмуртия осуществляет сотрудничество в виде информационной поддержки, обмена литературой, организации Дней удмуртской культуры.

 

Говорить о решающей роли российского МИДа в деле организации соотечественников не приходится.
 

МИД РФ скорее пытается выступать в роли модератора между различными организациями соотечественников. Несмотря на постоянные декларации об озабоченности правами неграждан в Латвии и Эстонии, на практическом уровне никто не пытается эти озабоченности увязать с конкретными, в первую очередь экономическими, вопросами двусторонних отношений. Приводимые ниже мнения респондентов не случайны (рис. 7.5.14). Исходя из риторики властей в РФ, на практике начал реализовываться подход к российскому зарубежью как к важному демографическому, интеллектуальному и социальному ресурсу России, способному стать серьезным фактором в российской внешней политике, содействующим развитию гуманитарных и экономических связей с зарубежными странами. За эти годы была принята Программа работы с соотечественниками за рубежом на 2006–2008 годы, а также Федеральная целевая программа "Русский язык (2006– 2010 годы)". 2007 г. был объявлен Годом русского языка, были проведены три всемирных конгресса соотечественников, проживающих за рубежом. Ученым-соотечественникам, работающим за рубежом, необязательно возвращаться на постоянную работу в Россию. «Если бы уехавшие в свое время из России ученые вернулись, было бы хорошо. Но, к сожалению, это не всегда возможно, да и не всегда удобно ради самой же науки". Привлекать ученых к работе в вузах можно и с помощью специально разработанных программ, дающих им возможность проводить в России лишь часть времени, вести совместные исследования, заниматься преподавательской деятельностью в университетах и школах.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ МОНИТОРИНГА
Нужно выработать единые стандарты мониторинга, который следует проводить регулярно. Это поможет перейти от простого планирования мероприятий к разработке комплексных программ по достижению целей. В настоящее время регулярный мониторинг не проводится, а с сокращением бюджета на программу «соотечественники» прекратилось и то небольшое финансирование, что было. Нет реакции властей даже на их редкие и несистемно проводимые мониторинги. "В целом, следует отметить, что … чувствуется большая закрытость респондентов, явно выраженное чувство недоверия к тому, что результаты исследования могут что-то реально изменить… Очевидно, что это объясняется отсутствием реальной реакции властей на выводы предыдущего мониторинга … и постоянными “разборками” между различными структурами в России, занимающимися “балтийской темой”. В результате у людей создается мнение, что «никакой единой позиции в России нет, а все пущено на самотек». Следует разработать программы на основе мониторингов и выделения кластеров стран по разным признакам.

БЮДЖЕТНОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ

После 2001 г. постоянно увеличивался объем средств, затрачиваемых российским бюджетом на поддержку соотечественников (рис. 3) за рубежом.


Рис. 3. Динамика бюджетных затрат на поддержку соотечественников за рубежом

Однако выделяемые средства несопоставимы с лидирующими в этом отношении индустриально развитыми странами (в 2000 г. Германия, например, финансировала диаспоральную работу из расчета 968 марок на одного соотечественника). Во Франции финансирование деятельности Высшего Совета производится в рамках бюджета МИД Франции. Так, на 1994 г. из министерского бюджета (в размере 14,6 млрд франков) на программу экономического и социального обеспечения 1 млн 260 тыс. постоянно или временно проживающих за границей французов было выделено 1,6 млрд франков. В РФ средства, выдеяемые на аналогичные цели, еще и распылены между различными институтами.

Так, в Москве Уставом города определено, что «установление и регулирование отношений и связей с соотечественниками за рубежом относится к предметам ведения города Москвы». Таким образом, столица сегодня стала единственным субъектом Российской Федерации, у которого отдельной строкой в бюджете выделены средства (и немалые, практически соразмерные со средствами федерального бюджета) на поддержку и сотрудничество с зарубежными соотечественниками, на защиту их прав. В 2001 г в бюджете столицы впервые была предусмотрена консолидированная статья по поддержке сотрудничества с соотечественниками, по которой выделялось 120 млн руб.


Если не определен порядок целей (стратегических, операционных и т. п.) — невозможно разумно распределить финансирование. Часть денег вообще можно считать растрачиваемыми впустую — например, финансирование программы по добровольному переселению соотечественников, которое, однако, фактически прекратилось в 2009 г. С 8 млрд руб. (изначально на реализацию программы в 2009 г. в бюджет было заложено 6,5 млрд руб.), которые планировалось потратить в 2009 г., бюджет программы сократился до 1,8 млрд руб. На «Программу работы с соотечественниками за рубежом» в 2007 г. планировалось выделить из государственного бюджета всего 342 млн руб. (в основном на юридическую защиту и социальную помощь). Общая стоимость Федеральной целевой программы «Русский язык» — 1,58 млрд руб., в том числе 1,3 млрд — из федерального бюджета. Однако опыт выполнения программы «Русский язык» на 2002–005 гг. не внушает большого оптимизма. По данным аудитора Счетной палаты Валерия Горегляда, из предусмотренных 42 млн руб. было выделено только 1,3 млн, т. е. 3%. Для сравнения можно отметить, что сразу после выступления на Всемирном конгрессе соотечественников в Санкт-Петербурге в октябре 2006 г., где Путин говорил об этих программах, он обратился к делам родного города и объявил о новых проектах инвестиций в его инфраструктуру объемом около 300 млрд рублей. На программу по переселению в 2007 г. было запланировано выделить 4,6 млрд руб. плюс средства местных бюджетов, что, конечно же, явно недостаточно. Было указание Президента РФ создать механизм вовлечения соотечественников в общественную жизнь России, а именно обеспечить их выборное представительство в Общественной палате России.

Однако по причине инертности российской бюрократии «воз и ныне там». Таким образом, опыт успешных стран показывает, насколько важны диаспоры, как государства активно, обеспечивая ресурсами, работают с ними. Для расколотого русского народа, расчлененного российского сообщества этот вопрос имеет еще большее значение. Это вопрос значимого фактора цивилизационной и государственной жизнеспособности России. Вместе с тем, очевидно, что проведение государственной политики в этом сегменте требует существенного улучшения.


Фрагмент главы "Проблемы удержания территории" из третьего тома монографии "Национальная идея России".


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5427
21456
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика