Что такое идеология? (Тезисная лекция)

Что такое идеология? (Тезисная лекция)

Автор Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Уже многократно и наши сторонники и наши оппоненты обращали к нам вопрос: «А есть ли у вас идеология?», совершенно справедливо считая, что принципиально новое собирание людей должно происходить на фундаментально глубоких и точно обдуманных основаниях. Во многих наших работах такой ответ дан, однако не всегда легко найти его в очень большой библиотеке. Предлагаем всем, кто интересуется этой темой, тезисную лекцию С.С.Сулакшина «Что такое идеология». Подход не тривиальный, не заимствованный, совершенно творческий, убедительный.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Часть 1. Зачем нужна идеология?

Часть 2. Идеологические смыслы

Часть 3. Проблема ценностного реверса

Часть 4. «Наука и идеология»

Вопросы для самопроверки


ВВЕДЕНИЕ

В статье 13 Конституции постсоветской России идеология как общественный институт получила очень специфическое закрепление: «В Российской Федерации признается идеологическое многообразие». Во втором пункте статьи 13 сказано: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Таким образом, в Конституции используется категория «идеология», но её смысловое содержание в контексте основного закона государства не раскрывается. При этом предписывается очень четкая и жесткая формула: «…не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Существует мнение, что запрет на идеологию — это общемировая практика и наше государство ничем не отличается от других. Однако анализ конституций стран мира показывает, что помимо постсоветского пространства такой запрет существует лишь в двух странах — Португалии и Болгарии (с 70-х годов после отказа от фашизма). То есть такой принцип действует в абсолютном меньшинстве конституций современных государств. Почему?

Конституция — это ключевой политический программирующий управленческий документ, который конструирует и определяет жизнь страны, ее результаты во всех сферах жизнедеятельности — от здоровья и настроения людей до международного авторитета, от экономического развития до обороноспособности, от интеллектуальной, культурной развитости до устойчивости развития, и т.д. Столь жесткая формула с очевидной целью внедрена в нашу конституцию неслучайно.

Так почему же государству, как единой целостности, консолидирующей граждан страны в народ, в сынов и дочерей своего Отечества, запрещено иметь «государственную идеологию», то есть «единую идеологию страны»? Исследование посвящено ответу на этот вопрос.


I. ЗАЧЕМ НУЖНА ИДЕОЛОГИЯ?

Учебники, справочники и энциклопедии разным, иногда удивительным образом раскрывают смысл понятия «идеология».

Кара-Мурза С.Г.«Идеология и мать ее наука», 2002 год: «Идеология — это комплекс идей и концепций, с помощью которых человек понимает общество, социальный порядок, самого себя в обществе и мире». Далее встречаются еще слова «представлений», «пониманий».

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: «Идеология — это метафизическая философия, принимаемая как учение об идеях».

Статья в журнале «Полис» 1992 года «Идеология как детерминанта политики»: «Идеология — это систематизированная теоретически оформленная совокупность идей».

Учебник философии П.В.Алексеева и А.В.Панина, 2005 год: «Идеология определяется как отражение общественного бытия сквозь призму социально-групповых или классовых интересов. Назначение идеологии в выработке систем ценностей, в обосновании того, что должно быть и чего не должно быть в социальном мире».

Большая советская энциклопедия: «„Идеология“ от „идея“ и „логия“: система взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей друг к другу, к действительности, проблемы и конфликты, содержатся цели и программы социальной деятельности. Идеология всегда отражает классовые интересы».

«Основы идеологии Белорусского государства», Князев С.Н., Решетников С.В., 2004 год: «Идеология государства — это учение о нормах жизни, идеалах и ценностях народа, об идеологической политике государственных институтов, об идеологических процессах, характеризующих цели, особенности и пути общественного развития».

И ещё несколько определений идеологии:

— систематически искажаемая социально-манипулятивная информация;

— наука о происхождении идей;

— социальные иллюзии, действенно ориентированные применительно к социальной жизни.

Отчего возникла такая множественность определений и терминологический шум вместо договоренности о едином понимании смысла термина? Скорее всего, мы имеем дело с технологией манипуляции сознанием.

Исторически идеология была наукой или системой знаний об идеях. В этом контексте слово «идея» употреблялось как некое обозначение образа сознания относительно сущности мироздания. Дискурс и вызов заключался в вопросе: «Существует ли сущность сама по себе, вне нашего сознания, или она тождественна ему, идее, обозначающей в нашем сознании эти сущности? Развивается ли эта идея только в нашей голове или она существует и развивается в какой-то воображаемой „абсолютной голове“, которую религия и философия определяют по-разному?».

Современное политически актуальное, практически значимое и результативное содержание категории «идеология» раскрывается через понятия ценностей, целей и идеалов. Высший вопрос жизни для человека и для его сообщества заключается в том, насколько он отличается в своей мегаисторической эволюции от своего предтечи-прародителя. Можно обозначить такой параметр эволюции развития человека как его «очеловеченность», оразумленность, отличительность от «нулевого состояния», когда он был еще животным и начал эволюционировать в сторону некоего предела: «человека категориального», «человека настоящего». В религии этот предел определяется так: человек — «по образу и подобию», то есть вводится понятие некоторого целевого, идеального образа. Как чего? Как идеала, некой предельной нормы, сущностной и содержательной, которая отличает человека от животного. Если вдуматься во все обстоятельства жизни человека, становится ясно: нет цели более значимой, чем быть человеком в истинном, абсолютном смысле.

В реальной жизни этот тезис сопряжен с огромным множеством вопросов: как поступить в данный момент? Украсть или трудом заработать себе благо? Добить слабого или протянуть ему руку? Накапливать сверх меры или жить неким праведным нестяжательным образом? Любить женщину и рожать детей или получать удовольствие от соития с кем угодно или даже с чем угодно?

Эти вызовы пронизывают всю жизнь. Они проходят сквозь всю материю и пространство жизнеустройства обществ и государств. Ответы на эти вызовы как важные достижения развития социума фиксируются в традициях, устоях, законах государств и обществ. Поэтому неслучайно, что в российской конституции появилась столь ключевая категорическая закладка — запрет на общестрановую идеологию.

Если исходить из самого важного для человеческой жизни и деятельности, то ключевое определение приобретает следующий вид.

Идеология — это собрание высших ценностей-идеалов, формирующее представление о добре и зле, о смысле жизни и мотивирующее человека и общество на намерения и действия. Идеология как собрание ценностей-идеалов, порождает высшие цели человеческой деятельности и действия по их достижению. Без ценностей целей не бывает. Без целей не бывает деятельности.

Государственная общестрановая идеология — это цельное, единое собрание ценностей страны, закрепленное нормативно и сакрально, реализуемое и защищаемое государством, выработанное в общественной практике в идентичной цивилизационной версии.


О НАЗНАЧЕНИИ ИДЕОЛОГИИ

«Без высшей идеи не может существовать ни человек, ни нация». (Достоевский Ф.М.)

Основной закон предписывает запрет в нашей стране на единое, общее представление о том, что такое идеал, ценности. Но без ценностного, без идеального ни общества, ни государства не бывает. Значит по умолчанию предписано, предложено и внедрено что-то иное. И это явно не высокие человеческие ценности, идеалы и точки стремления, точки, которые формируют целеположенное развитие. Скорее, это то, что пользуется самым большим коммерческим спросом и удовлетворяет по большей части физиологические потребности человека.

Внедрена антиценностная повестка: будьте нелюдьми, не стремитесь к идеалу, не ставьте себе высоких целей, будьте потребителями. Приносите прибыль тому, кто все это придумал — клубу бенефициаров, хозяевам мира, их подносчикам — местным олигархам.

Если в конституции сформулирован запрет на существование единого идеала, выработанного и одобренного обществом, выношенного столетиями предыдущей практики и закрепленного собрания ценностей, то тогда невозможно установить цели развития. Идеал есть ценностное содержание точки, к которой должны развиваясь приближаться не только личность, человек, но и государство. Государственные цели развития должны быть во всех сферах жизни: в экономике, экологии, культуре, здравоохранении, образовании, внешней политике и т. д.

Ценности могут быть только абсолютными. Если, ценности начинают трактоваться релятивично, например, так: «нравственностей» есть много, своя «нравственность» может быть даже у преступника (Кара-Мурза С.Г.), то это будет означать, что уничтожается само понятие целеполагания, абсолютного эволюционного движения человека разумного, одухотворенного от животного к «образу и подобию». Все это релятивизмом уничтожается.

Если абсолютные ценности не заявлены, то нет и качественного содержания точки устремленности, невозможно поставить цели. Сегодня они в России и не ставятся. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно познакомиться с современными российскими политическими документами: основами политик, стратегиями, доктринами, национальными проектами. В них невозможно обнаружить ценностные цели. Получается, что страна живет бесцельно, она не управляется. А поэтому и не развивается, а деградирует.

Подход, говорящий, что идеология — это не собрание ценностей, а собрание представлений о чем-нибудь для чего-нибудь и по какому-нибудь поводу, внедренный в учебники и справочники за 20 лет, адвокатирует закладку в нынешней конституции, девальвируя понятие идеала. Такой подход делает государственное управление, общество в России беспомощным, бессмысленным, а страну — не имеющей своего будущего. Идеология, как понятие, более адекватна, когда его производят не от релятивистского понятия «идея», а от абсолютного понятия — «идеал». Не очень страшно, что тогда хотелось бы написать «идеалогия» или «идеалология». А пишется — «идеология». Понятия с ходом жизни уточняются и как бы вызревают в связи с исторической практикой. Так происходит и в данном случае. Множественность трактовок тяготеет к самой главной, несмотря на то, что слово пишется по-прежнему. Вполне возможно, что написание слова тоже уточнится.

С чем сталкивается человек, человечество на пути к идеалу, высшей ценности и высшему целеполаганию? Кроме движения к образу и подобию, к «очеловеченности» человека и сообщества, возможен и обратный процесс, движение в противоположную сторону. Откаты, падения, расчеловечивание хорошо эксплуатируются обществом потребления и его бенефициарами, и ведут человечество к гибели.

Российский народ уважает и ценит усилия многих поколений предков, создавших страну и тысячу лет сохранявших её и от внешней агрессии, и от внутреннего нестроения. За это время сформировался свой уникальный способ общежития, особый путь к идеалу. Сегодня страна «заболела» и сбилась с пути, потеряв свой ориентир. Именно это событие и состояние закрепила Конституции 1993 года. С этим согласиться невозможно, поэтому и должна вернуться общестрановая идеология, как перечень высших ценностей и идеалов, обеспечивающих установление ценностных целей развития страны. Именно на этом теоретическом базовом понимании родился проект «Новой конституции России», в который введены категории: «высшие ценности России», «государственная идеология». Их закрепление в обязательных документах — точка борьбы с поражающими общество искушениями и соблазнами. Возможно ли единое представление о наборе высших ценностей для разных народов и в разные исторические времена? Определенно, да.

Дадим категориальные определения трём понятиям — нравственность, мораль, этика — которые очень важны для нашей темы. Их часто смешивают, а делать это нельзя, потому, что между ними существует принципиальная разница.

Нравственность — это характеристика устремлений и деяний человека в направлении того самого идеального предела, к которому можно только стремиться, как говорят физики-математики, асимптотически, все время приближаясь, но не достигая его. В этом глубокий смысл бесконечной эволюции, бесконечного развития и совершенствования в движении к образу и подобию.

Мораль — это исторически конкретные, доступные, воплощенные, достигнутые приближения к идеалу. Мораль вырабатывается общественным либо нормативно-правовым образом и закрепляется. Она закрепляется в традициях, в поведенческих стереотипах, культурных образцах, литературе, искусстве, кинематографе. Эти нормы различны и по исторической и по страновой развертке. То есть мораль — это относительная, доступная и достигнутая на данный конкретный момент времени норма воплощения нравственности.

Этика — это свод правил поведения, реализующих моральные установления.

Человек — единое и целостное явление мироздания. Поэтому набор нравственных идеалов как характеристик человеческой сущности, категориальных признаков для всех абсолютно одинаков! Это ключевой и важнейший принцип. Праведность является абсолютной константой мироздания, такой же как все физические константы.

В работе «Фундаментальный контекст концепта нравственного государства» вычислено двенадцать ключевых характеристик, ценностей-мотиваторов, которые в совокупности описывают нравственный облик человека и его сообщества. Мы их условно называем «реостатами», на одном полюсе которых идеальная стопроцентная выраженность этих качеств (условно плюс 100 единиц), а на противоположном — абсолютная выраженность антикачества (условно минус 100 единиц). О единицах разговор пошел постольку, поскольку эти характеристики можно измерять, мониторировать в истории и в политической практике государства.

Например, такая сущностная, категориальная характеристика человека как труд — свое благо добывает трудом только человек — одинаково важна для каждого человека любой национальности, любого места проживании на земном шаре. Но есть ведь и отсутствие труда, лень, тунеядство, захребетничество, паразитизм. Или еще хуже, предел в движении «расчеловечивания» на этой реостатной шкале — разбой.

Труд — это способ обеспечить свое право на получение блага для того чтобы жить. Потребность жизни тройственная — для того, чтобы ваша сущность, ваша бытийность продолжалась необходим обмен информацией, энергией, веществом с окружающим миром. Потребность в таком обмене есть всегда, иначе вы исчезаете.

Эту потребность можно обеспечить праведным образом — трудом, а можно тунеядством, рассчитывая на милость, альтруизм, любовь к ближнему. А кто-то обеспечивает эту потребность, убивая, захватывая, отнимая, воруя или высасывая, как Федеральная резервная система со всего мира торговлей необеспеченными бумажками долларами.

Позиция «плюс 100» для каждого человека в каждой точке земного шара одинакова, и это и есть единый набор высших ценностей, но его воплощенность, реализованность в разных странах, в разных цивилизациях в разные времена разная (рис. 1). Поэтому и мораль в разных обществах различна, хотя сама номинация абсолютно одинакова. Предназначение любого человеческого общества — двигаться к нравственному пределу, приближаться к идеалу. Движение в сторону от идеала, соответственно, есть безнравственное.

Рис. 1. Мотивационно-ценностные «реостаты» человека категориального (и их воплощенность в России и США)


ДЛЯ ЧЕГО НУЖНО СЛЕДОВАТЬ ИДЕАЛУ

Человек живой это «образец жизни». Высший смысл существования любого образца жизни — это жить, это быть. Природа не только родила органическую жизнь, способность обратных связей для нее, но и наделила человека разумом и душой, что многократно увеличило его способность к адаптации, его жизнеспособность.

Человек — сложносоставная сущность, био-социально-духовная. Если представить процесс эволюции человека, то понадобятся три оси для его описания (рис. 2): по одной оси будет изображен биогенез, по другой — социогенез, по третьей сологенез — высший тип эволюции человека, духовное развитие (от Soul — душа).

Когда-то на этих осях человека вообще не было. Была неживая природа, потом возникла биологическая живая природа.

Рис. 2. Трехосевое потенциальное пространство эволюции жизни

Изначально развитие шло исключительно по оси биогенеза: амебы, клеточные, многоклеточные, позвоночные, млекопитающие, обезьяны. Но вдруг сверкнула искра разума, возник человек, и движение направилось вдоль оси эволюции социальной, кооперативной, общественной. Оси социогенеза. Эволюция пошла уже по двум направлениям. Человек стал меняться не только физически, но и развиваться в социальном отношении, продвигаться в направлении идеала. Если основной смысл для человека как любого образца жизни — быть, то, значит, его способности и свойства общаться с окружающей средой должны совершенствоваться.

Биологическое совершенствование позволяло человеку наращивать свою жизнеспособность. Но в какой-то момент времени совершенствование по этой оси подходит к своему пределу. Представим практически идеальную акулу, которая уже не совершенствуется, она абсолютно приспособилась. Но если бы у неё появился человеческий разум, то она стала бы гораздо более жизнеспособна. Поэтому человеческий разум, его социальность, его кооперативность — не случайный набор характеристик. К своему пределу подойдёт и развитие человечества по оси социальной, но эволюция не остановится. Дальнейшее повышение жизнеспособности человека будет связано с его духовным развитием. Эволюция будет продолжаться по всем трём осям, бесконечно приближаясь к идеалу — такова программа жизни.

Этот «трехмерный» универсум мироздания существует, в нём есть законы. Для человечества чрезвычайно важно понять, что эти требования вечны, абсолютны, не случайны, они определяют будущее человечества.


СУЩЕСТВОВАНИЕ СПЕЦИФИЧЕСКИХ ДЛЯ РОССИИ ЦЕННОСТЕЙ, КОТОРЫЕ ДОЛЖНЫ ЛЕЖАТЬ В ОСНОВЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИДЕОЛОГИИ

Локальные цивилизации, к которым относится и Россия, государство-цивилизация, — это человеческие сообщества, повышающее свою жизнеспособность за счет специфических свойств, характеристик и качеств (в культуре, в экономике, в потреблении, распределении и производстве, поведенческих укладах, в образе жизни, мировоззренческих картинах и т.д.), то есть за счет того, что называется культурой, традицией, идентичностью. Они вырабатываются поколениями как адаптационные механизмы при взаимоотношении этого сообщества с климатическими, географическими особенностями места развития, с социальным окружением. Россия — континентальная страна, воевавшая почти все время, страна многонациональная и многорелигиозная, ее генофонд самый богатый в мире. При этом мы не лучше и не хуже других, просто фактор обобщенной жизнеспособности для нашей цивилизации специфичен и отличается от других. Эту специфику надо признавать, уважать, и тогда основания для расизма, фашизма, колониализма исчезнут.


II. ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ СМЫСЛЫ

Человек как образец живой природы непрерывно наращивает свою жизнеспособность. С этой целью он обменивается с внешней средой тремя ресурсными потоками: энергией, веществом и информацией. Необходимость в этих обменах называется потребностью. Человек, ставит задачи удовлетворения своих потребностей, в момент постановки задачи возникает интерес.

Интерес — это психологическое состояние человека, мотивирующее его на активные действия по удовлетворению потребностей. Это состояние порождает своеобразный психологический вакуум, в котором расположены две категории: удовлетворение и удовольствие.

Так устроен образец жизни, что он психологически либо инстинктивно, рефлексивно может быть в двух состояниях.

Комфортное состояние: это состояние, создающее приятные переживания. Состояние удовольствия.

Некомфортное состояние: человеку неприятно, он не удовлетворен. Запускается цикл мотивационных действий: потребность и интерес, побуждающий на удовлетворение потребностей, рождают мотивацию. Мотив непосредственно порождает действие, которое приводит к определенному результату: либо удовлетворение потребности — удовольствие, либо неудовлетворение — неудовольствие. И, соответственно, возможно и на самом деле непрерывно и происходит повторение этого активно-деятельностного цикла человека.

Но наряду с удовольствием есть еще и удовлетворение. Если первое характерно и для животного, и для человека, то второе (как например целеполагание) исключительно и только для человека.

Удовлетворение — это недолгий промежуток человеческой жизни, который очень важен и позитивен, так как стимулирует ее цикл, трудовой, напряженный, с рисками, затратами энергии, времени, здоровья. Удовлетворение есть «награда», но если эта «награда» становится незаслуженной, избыточно объемной и продолжительной, тогда весь цикл вообще уничтожается. Уничтожается его привлекательность, его эксклюзивность и уникальность с точки зрения награды за труд, награды за прогресс, награды за развитие. Гедонизм ведет к удовольствию, но уводит от удовлетворения.

Удовлетворение может противостоять удовольствию. Например, победа, давшаяся болью и преодолением, не ведет к обычному удовольствию (приятности), наносит ущерб телу, но есть победа духа, истинно и исключительно человеческого начала.

В отличие от биологического образца человек может формироваться в этом цикле как контрчеловек, то есть превращать момент удовлетворения потребности в момент удовольствия как проявления высшего комфорта. Это искушение лишает его рациональной основы. Природой устроено так, что удовольствие играет роль драйвера, генератора движения по этому циклу, но основной задачей прохождения цикла должно оставаться удовлетворение потребностей. В противном случае цикл замыкается, и жизнь начинает разрушаться. В противном случае вместо нестяжательства и разумности потребления возникает гедонизм и потребительство, накопительство и стяжание. Человек обращается в контрчеловека. Человечество расчеловечивается. Эволюция обращается в деволюцию.

Например, врачи говорят: «30 грамм алкоголя каждый день для сердца полезны», но если этот объем превращается в 300 грамм алкоголя каждый день, то это уже болезнь. Удовлетворение, переходящее в состояние бесконечного удовольствия, ведёт к болезненности. На личном уровне эта связка позволяет осмысленно для себя определять границу, за которой естественное работоспособное, двигающее по циклу прогресса созидания, короткое состояние удовлетворения превращается в бесконечное саморазрушающее удовольствие. Эта же схема работает на уровне сообществ, трудового коллектива, на уровне страны, человечества и организации мирового порядка.

Процесс бесконечного движения по замкнутому циклу описывает общество консьюмеризма. Наглядный пример трансформации ненормы в норму — превращение необходимого удовлетворения, естественного назначения жизни, воспроизводства в постоянное бесконечное удовольствие это ЛГБТ — движение.

Если человек будет постоянно находиться в состоянии удовольствия, т. е. в комфортном состоянии, то он попросту погибнет, это же может случиться и с человечеством в целом.

А причем тут идеал, ценность?

Итак, существование потребности, возникновение интереса и мотивации приводит к осмысленной человеческой деятельности. Деятельность обретает цель, т.е. предмет этой деятельности, обладающий характеристиками, увязанными с изначальной потребностью. При целеполагании человек мотивируется на конкретные ценностные характеристики предмета, которые по некоторым причинам являются для него желаемыми или критически, жизненно важными.

То есть на активную деятельность человека мотивирует какая-то ценность, ценностная цель. Чем она отличается от просто цели? Ценность — более универсальна, целеобразующа как для человека, так и для любого биологического образца жизни. Цель более конкретна, операциональна, технична. Например, добиться путем тренировок объема бицепса в 45 см. А ценность — стать человеком. Цель может быть одномерна. Ценность всегда порождает систему таких целей, она многомерна.

Для биологического предтечи человека основными ценностями являются: удовлетворение голода, необходимость в размножении и преодоление опасности.

У человека помимо этих трех ценностей есть еще двенадцать ценностей-мотиваторов, ключевых характеристик, которые в совокупности описывают нравственный облик человека и его сообщества (см. табл. 1).

Таблица 1. Полюсные состояния ценностей-мотиваторов человека

Когда каждый образец жизни борется с каждым, по Дарвину, выживает сильнейший. Это верно. Но гораздо более эффективно «выживать», а на самом деле увеличивать свою жизнеспособность, если добавить к этому социализированный тип существования, не индивидуумный, а коллективный, не разделение и соревнование, конкуренцию за ресурсы, а объединение ресурсов и их сознательное распределение.

В истории государства — это возникновение социалистического государства, государства социальной справедливости. Следующий эволюционный этап, который мы предсказываем и разрабатываем, это нравственное государство, где целесообразны принципы совершенно немеркантилистского, нематериального поведения в группе, в коллективе, в социализированном сообществе.

Дальнейший шаг — это государство справедливости, правильное, праведное государство. Значит, суть предстоящего эволюционного перехода к сологенезу все та же самая: повысить выживаемость, жизнеспособность человеческого сообщества и это возможно только на пути всё большего приближения человека к своему категориальному облику, к образу и подобию. Весь этот механизм запускают разделяемые и поддержанные всем обществом и государством ценности, поэтому тут возникает связь с идеологией как принципом организации жизни сообщества, государства и каждого его гражданина. Если государство активно формирует цепочку связей: ценности — набор ценностей — законодательное, конституционное закрепление высших ценностей государства — проецирование ценностей на порядки, устои, уклады, институты государственного и общественного устройства, — то создаются важнейшие предпосылки для прогрессивного развития государства и общества. В ином случае, государство и общество деградируют, что и происходит у нас в модели либерального минималистского государства.

Идеология — это не правила и тюремный устав, как сейчас пытаются навязать, напоминая о трагедии советских людей в годы сталинских перегибов, либеральные идеологи и пропагандисты. Жизненно необходимая современной России идеология — это цепочка, которая делает человека человеком, общество человеческим, а государство, с точки зрения прогресса и эволюции, — наиболее жизнеспособным.


III. ПРОБЛЕМА ЦЕННОСТНОГО РЕВЕРСА

Существует утверждение, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Почему так получается, что люди, искренне стремящиеся к некоторому благому результату, часто приходят к обратному? Анализ показывает, что это не простая случайность, в этом есть некоторая система. В этой связи можно говорить о задаче найти правила, закономерности, обращающие ценность в антиценность и, соответственно, методики, правила организации человеческой деятельности, которые бы минимизировали или устраняли эту вероятность.

В технике, например, подобные задачи уже ставились и решались. Например, «защита от дурака». Вполне серьезная инженерно-техническая задача, которая исходит из того, что существует вероятность некомпетентного, случайного или диверсионного воздействия на техническую систему. На этот случай в ней применятся специальная защита: блокировка, дублирующая система, система распознавания вторгающегося и так далее. Такую задачу следует поставить и в контексте идеологических вызовов, предметных и прикладных.

Напомним, что в активно-деятельностной парадигме под ценностью мы понимаем жизненно важные характеристики предмета человеческой деятельности, а под целью — по каким-то основаниям желаемые человеком характеристики предмета его деятельности. Ценность порождает представление о целеполагании. Целеполагание порождает представление о целедостижении.

Идеал — это предельное целеполагание в человеческой деятельности и развитии. Набор этих конкретных частных идеалов как ценностей — это и есть идеология.

Гипотеза такова, что явление ценностного реверса неслучайно, есть целый ряд механизмов и причин, ответственных за него. Фундаментальные причины кроются в том, что точка, в которой осуществляется целеполагание, выдвижение характеристик цели как предмета деятельности, отделена от точки целедостижения. Траектория, по которой происходит движение к точке целедостижения, может не быть самой оптимальной и правильной, сразу достигающей цели. Бывает, что требуется время, возникают препятствия, которые заставляют отклоняться от первоначального плана и, кажется, что движение начинает происходить в сторону от желаемой цели: в войне с Наполеоном мы отдали Москву, НО сохранили Россию.

Возникает представление, что тактические, оперативные решения находятся в непростой связи со стратегическим движением к вашей цели.

Способность прогнозировать движение не только в сиюминутном отношении, но и на глубину стратегического развития является прививкой, страховкой от того, что управленец или человек может в текущих маневрах заблудиться и уйти от конечного целеполагания.

Второе обстоятельство, которое превращает благие намерения в свою противоположность следующее: общество — сложная социальная система, состоящая из большого количества людей. На любые воздействия, управленческие или просто активные, она реагирует с задержкой по времени, которая может исчисляться месяцами и годами. Вот предложена замечательная цель, выдвинут идеальный план по ее достижению на текущий момент времени, но результат будет лишь через некоторое время. За это время может измениться внешняя среда, условия, возникнуть форс-мажоры. План становится неадекватным действительности и намерения начинают расходиться с результатам. Необходима обязательность рефлексивного управления, текущего мониторинга и обратной отрицательной связи, которая корректирует ваши первоначальные намерения и планы. В государственно-управленческих документах, стратегиях, программах или планах развития должен быть предусмотрен раздел о том, кто отвечает, каким способом и по каким параметрам проводится мониторинг текущего развития, степени приближения к цели, каким образом корректируются запланированные меры, пути и средства этого целедостижения. В этом случае возможность реверса уменьшается.

Следующая системная причина, отвечающая за ценностный реверс, заключается в игнорировании самой сложности социальной системы, для которой невозможно однопараметрическое управление. Входных параметров, так же как и связей внутри сложной системы, очень много. Поэтому управление системой по одному единственному показателю становится невозможным. Так в современной России, например, пытаются бороться с инфляцией путем уменьшения объема денег в обращении. Но таким образом проблема не решается. Объем денег влияет еще и на производство товаров и услуг, на уровень жизни населения, способность производить собственные товары, а не ввозить их из-за рубежа и т.д. То есть управление одним единственным параметром, в данном случае денежной массой, не способствует достижению цели. В сложной системе, в которой параметров управления, связей гораздо больше, чем два, решения могут быть только сложными, только синтетическими.

Следующая причина, которая благие намерения может превращать в противоположность — это закон нелинейности любых характеристик сложной социальной системы. При минимальных и при максимальных полюсных решениях максимальный позитивный эффект не может быть достигнут. Он достигается принципиально в середине. Визуально этот закон может быть представлен как график квадратичной функции, т.е. парабола. Вершина параболы — точка оптимального решения.

Классический пример. С целью повысить обороноспособность страны предполагается увеличить долю государственных расходов на оборону. Повышаются расходы на науку, промышленность, содержание армии, пропаганду служения в армии и т.д. Обороноспособность растет. Однако ресурсы страны не бесконечны, и встает вопрос о принятии оптимального решения, какая именно часть бюджета государства будет необходимой и достаточной: треть бюджета, половина, три четверти? Ведь весь бюджет и тем более больше, чем весь бюджет на оборону не потратить.

Еще одна трудность в явлении ценностного реверса — это асимптотическая недостижимость идеально сформулированной цели, возможность лишь приближения к ней. Существует такой закон — увеличение цены каждого шага по мере приближения к идеальной цели. В этот момент возникает вызов: а стоит ли стремиться к этой идеальной цели, если затраты становятся настолько значимыми, что появляется риск превращения благих намерений в их противоположность.

Например, проведение зимних олимпийских игр с целью развития физкультуры и спорта в стране, исправления ее имиджа, повышения интереса к российскому государству. Однако для достижения этой цели были привлечены все возможные ресурсы: федеральный бюджет, бюджеты регионов, корпоративные доходы. Цель трансформировалась: олимпиада любой ценой. Совершенно очевидно, что благие намерения обращены в свою противоположность.

Проблема «тени». Кроме легального целеполагания существует и теневое. Тень возникает в случае коррумпированности власти, утраты, полной или частичной, государственного суверенитета. Реверс возникает уже на стадии целеполагания. Публично заявлена одна цель, но на деле достигается совсем другая — неафишируемая, скрываемая. Она достаточно узка и эгоистична и никогда не носит характера, связанного с всеобщностью.

«Цель оправдывает средства?». Иногда целью пытаются оправдывать средства, использованные для ее достижения. На самом деле это означает, что средства начинают превращаться в «квази-цель», замещая истинную благую цель, устраняя ее из повестки деятельности.

Например, благая цель привнести социалистические коммунистические принципы в Россию. Народовольцы и революционеры занимались цареубийством, приносили в жертву своей цели жизни сотен чиновников, руководителей, министров, премьеров. Власть сменилась, вроде и счастье должно наступить. Однако средства были избраны такими, что на алтарь были положены сотни, тысячи, миллионы человеческих жизней. Историки до сих пор спорят, была ли достигнута цель всеобщего блага социализированного государства, и по какой причине все эти государства потерпели фиаско.

Средства начинают доминировать над целью, и этот принцип «цель оправдывает средства» неприемлем, если мы желаем защитить целедостижение от ценностного реверса.

Проблема некомпетентности. Часто происходит так, что государственные руководители и политические лидеры ставят действительно благие цели, но не имеют представления о том, как решать задачи на пути к их достижению. Поэтому, конечно, и цель достигнута быть не может. Примером может служить реализация приоритетных национальных проектов Д.А.Медведева.

Проблема заключается не в каком-то одном непрофессиональном чиновнике, она кроется в организации системы управления, это проблема командостроительства, государственно-управленческого рекрутинга. Сложная социальная система требует сложных синтетических управленческих решений, требует знаний, опыта, профессиональности во множестве отраслей человеческой деятельности. Экспертные советы и компетентные специалисты должны как пьедестал подпирать ответственного руководителя, который озвучивает поставленные цели и отвечает за их достижение. В свою очередь руководитель должен быть компетентен настолько, чтобы оценить состоятельность проектов, разработок, советов и консультаций.

Эта проблема сопряжена с целым рядом угроз в процессах развития национального образования, стандартов образования, комплекта специальностей и создания специальных институтов, источников их финансирования и т.д.

Проблема последовательности и целеустремленности.

На пути достижения поставленной цели могут возникать различные препятствия, трудности, тревоги и, соответственно, новые тактические маневры. Может смениться руководитель. Поэтому необходимо признать, что последовательность, целеустремленность, стойкость — неотъемлемые свойства политической конструкции, которые не дадут стране «сбиться с пути». Основной закон государства должен быть максимально подробным в описании всех правил жизнедеятельности, жизнеобустройства страны. Это снижает вероятность того, что после смены руководства в результате электорального цикла будут отброшены заявленные ранее благие цели. Большое значение имеет ресурсная база сложной социальной системы, а именно общество, народ. Большие социально значимые цели не могут достигаться усилиями только лишь героев-лидеров. Стальная воля руководителя много значит, но много значит и пассионарный социальный энергетический потенциал общества, способность и желание общества на свершения, на целедостижения, консолидация, согласие общества, разделяющего или не разделяющего те или иные ценности.

Весь перечень ловушек и системных причин, превращающих благие цели в свою противоположность, взаимоувязан. И лидеры как на уровне семьи, коллектива корпорации, так и на уровне государства должны быть компетентны, должны знать весь арсенал мер по противодействию тому набору угроз, который определяется самим существованием явления ценностного реверса.


IV. «НАУКА И ИДЕОЛОГИЯ»

Наука и идеология очень близко соприкасаются, проникают друг в друга. Иногда это взаимодействие носит характер конфликта. История подтверждает этот тезис. Примером может служить то, как партийное руководство Советского Союза брало на себя ответственность квалифицировать новые отрасли науки: генетика и кибернетика объявлялись лженауками, прислуживающими империализму. Такой подход не только менял содержание, успешность и социальную результативность тех или иных отраслей науки, но и судьбы людей (достаточно вспомнить двух академиков того времени — Николая Вавилова и Тимофея Лысенко). Этот конфликт существует и сегодня, чтобы в этом убедиться достаточно попробовать выйти с критикой на дискуссию о либеральной идеологии, которая заложена в основу современного государственного строительства, общественного развития, высших политических практик. Становится понятным, что актуальность проблемы соотношения идеологии и науки в современном российском мире не уменьшилась. Это очень современный вызов.

Напомним себе, что под идеологией мы понимаем собрание ценностей как характеристик предмета человеческой деятельности, которые являются жизненно важными для человека, мотивирующими его на какую-то деятельность. Ценности порождают цели человеческой деятельности, управленческие и частные, в том числе и в науке.

Под наукой мы понимаем человеческую деятельность, направленную на познание и преобразование мира. Недостаток знаний и фактов в описании мира, его понимании ограничивает преобразовательный, то есть созидательный потенциал науки. Конвертируя фундаментальные знания в практически значимые возможности человека, мы развиваем прикладную науку и проектные возможности.


ИДЕОЛОГИЯ НАУКИ

Идеология в науке представляет собой совокупность ценностей как атрибутики научной деятельности, от которых зависит эффективность и результативность самой науки.

Основные научные ценности таковы.

1. Достоверность — одна из главных ценностей науки. Если наука дает неточные или ошибочные сведения, ложную теорию, то она будет беспомощна и в создании человеческой практики. Распространено представление, что главным критерием истинности и достоверности научных знаний является эксперимент. Безусловно, эксперимент проверяет теорию тогда, когда это возможно. Но как применить этот критерий к истинности теоретического положения, которое настолько передовое, что возможность эксперимента не удается даже представить? Как провести практическую проверку достоверности исторической научной интерпретации какого-нибудь события в глубоком прошлом? Как проверить истинность научного прогноза, который касается будущего? Поэтому для определения истинности, то есть степени приближенности наших представлений, образов, моделей и теорий к объективной реальности, существуют различные критерии. Например, метод моделирования или симуляции: создание компьютерных кодов, описывающих природу в виде математической модели. Иной критерий — совпадение результатов различных независимых исследовательских подходов при решении одной и той же задачи. Конечно, это косвенный критерий истины, абсолютного доказательства истины не бывает. Равно как не бывает абсолютного приближения человеческих знаний, человеческого понимания к бесконечно сложной действительности окружающего нас мира.

2. Адекватность научных знаний относительно потребности и целесообразности решения научной задачи. Например, определить, как поднимется уровень мирового океана, если в раковину вылить стакан воды. С точки зрения физики, раковина и океан — сообщающиеся сосуды, и по закону уровень должен выровняться. Однако очевидно, что множество обстоятельств делают эту задачу неадекватной и потому уничтожают ее научность.

3. Актуальность науки, связанная с выбором приоритетных научных задач с точки зрения бюджетных, ресурсных, трудовых, интеллектуальных, эмоциональных затрат. Для того, чтобы придать науке ценностный потенциал, способный приумножить и знания о мире, и практическую пользу для человека, необходимо определить, насколько затраты отвечают возможностям и другим задачам, которые ждут своей очереди ввиду ограниченности ресурсов.

4. Практическая значимость. Прикладная наука и возможность осмысленно, предсказуемо, надежно преобразовывать мир непременно отталкивается от достигнутого уровня развития теоретической фундаментальной науки.

Иными словами, идеология науки заключается в том, что ее полезность как высшая ценность для человека, оперирующего научными знаниями, обеспечивается посредством соблюдения принципов достоверности, адекватности, актуальности и практической значимости. Нарушение этих принципов превращает науку в ее имитацию.


ИДЕОЛОГИЯ В НАУКЕ

Между собой разные отрасли науки, изучающие природу и окружающий нас мир, отличаются предметом и методом исследования. Естественные науки изучают неживую природу; гуманитарные науки -социальную, наделенную разумом, сознанием.

Социальная деятельность, взаимоотношения и взаимодействия индивидов осуществляется в связи с интересами людей и их стремлением к реализации своих потребностей. Различия интересов в условиях ограниченности ресурсов ведут к конфликту, к борьбе и поиску методов ведения этой борьбы. Эффективным методом борьбы в какой-то момент становятся коллективные платформы для организации социумов, строительства государств, цивилизаций. Ценностная повестка в этом случае становится основополагающей, так как платформы, политические или социальные, формируют концепты мироустройства на основе предпочитаемых избранных ценностей. Как изобретаются приемы борьбы за победу своих политических платформ на выборах или в войнах? Они порождаются некоторой интеллектуальной деятельностью, и в пространстве гуманитарной науки возникает функция генерировать эту деятельность. Наука становится в подчинение неким интересам и потребностям человека и общества. На этом этапе возникает вопрос о качестве самих потребностей.

Очевидно, что потребности человека производны от его природы, а природа эта дуалистична. Между биологическими потребностями человека и потребностями его категориальной природы есть существенная разница. Биологическая природа требует наслаждения при удовлетворении потребностей биологического существования. В пространстве истинно человеческой назначенности эти потребности вторичны и не являются определяющими. Главными являются другие, нерациональные с точки зрения биологической природы. Качество потребности как бы разделяется.

Например, потребность победить любой ценой диктует науке заказ на разработку вооружений, военной техники, переходящей границы разрешенного: любые методы, самые жестокие, убивающие и калечащие человека. Возникает проблема о критерии номер один. Что в пространстве ценностей, научной повестке, постановке вопроса для научного исследования может устанавливать границы при выборе тех или иных целей и методов? Эта логическая цепочка приводит к главному вызову: нет ничего более значимого для человека, чем быть человеком. Отсюда вытекают критерии ограничений на набор потребностей и интересов в социальной регуляции.

Предмет гуманитарной науки непосредственно связан с ценностями, критериями, то есть идеологией. Гуманитарная наука вырабатывает представление о ценностях, методах осуществления политических и социальных практик. Например, о методах разработки манипулятивных механизмов, технологии «мягкой силы», невоенных способов победы государств-противников. Если в этом отношении наука эффективна, то она позволяет преобразовывать мир. Например, американская социально-гуманитарная наука достаточно эффективна для того, чтобы преобразовывать мир: за двадцать лет переориентировать братскую по отношении к России Украину в ее антагониста или, применяя результаты научных исследований, использовать информационные типы оружия для подмены духовных ценностей человека ценностями потребительства и гедонизма с целью расширения рынков сбыта. Достижения в области гуманитарной науки обретают значимость потенциалов национальной безопасности.

Гуманитарная наука связана с идеологией естественно и непосредственно, т.к. ее объектом и предметом является человек и общество, имеющие интересы, непосредственно увязанные с ценностями-мотиваторами. И задача гуманитарной науки, таким образом, не только разобраться в главных критериях и ценностях, но и в том, чтобы генерировать, проектировать, производить практически значимые потенциалы. Это позволит обществу, человеку, политическим группировкам, государству в целом быть эффективными как во внутригосударственном политическом процессе, а именно, в борьбе за власть или в воспроизводстве и укреплении власти и политических режимов, так и во внешней деятельности государства.

Но обратимся от гуманитарной науки к науке естественной. Здесь тоже существует поле идеологических опасностей. Самое высшее требование к человеку и человечеству — быть человеком, проецируется и на точные науки. А именно, это требование нравственности и этики в науке.

В гитлеровских лагерях доктор Менгеле ставил исключительно научные опыты на людях, в том числе детях. Японские милитаристы и фашисты второй мировой войны тоже ставили научные опыты: с целью выработки рекомендаций летчикам, упавшим в холодное море, они проверяли устойчивость организма, замораживая пленных в холодильных камерах. Ужасающие и дикие примеры чисто научных опытов на сегодня не ушли в историю. Они приумножаются, потому что каждое государство, стремясь обеспечить себе передовые позиции в области обороноспособности страны, наступательного потенциала, огромные бюджетные затраты и «лучшие умы» направляют для разработки новых видов оружия. Это подтверждает, что ценностный вызов в научной деятельности имеет место и в гуманитарных, и в естественных точных науках. Иногда он принимает характер индивидуального вызова, индивидуальной трагедии. Например, П. Л. Капица — блестящий физик, инженер, изобретатель новейших технологий и технических решений двадцатого века, в ответ на призыв Сталина включиться в группу по разработке ядерного оружия ответил отказом и потому попал под репрессии.

Существуют такие вызовы в практике любого серьезного ученого, научной группы или института науки. Что это за вызов? Мы ещё раз возвращаемся к нему. Этот главный вызов: человек всегда должен быть человеком. Этот вызов — требование к выбору предмета науки, метода, целей, которые наука ставит.

Итак, наука неразрывно связана с идеологией как с предметом своих исследований. С другой стороны, наука как вид человеческой деятельности является сама объектом воздействия такого социально-политического явления как идеология, которое генерирует специальные критерии и методы собственно научных исследований. Генерирует серьезные конфликты и угрозы не только качеству научных исследований, с точки зрения достоверности, адекватности, актуальности, практической значимости, но и с точки зрения самого главного критерия, критерия номер один — быть человеком. С пониманием высшей ценности в человеческой деятельности приходит и понимание необходимости постановки задачи в настоящей социально-гуманитарной науке — осуществлять научную деятельность в соответствии с критерием номер один.


ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ

1. Дайте определение понятию идеология.

2. Какую роль в жизни человека, общества и государства играет идеология?

3. Чем объясняется необходимость установления единой государственной идеологии?

4. В чем заключается принципиальное различие между нравственностью, моралью и этикой?

5. Чем объясняется существование ценностей, специфических для российского государства?

6. В чем заключается явление ценностного реверса. Перечислить не менее четырех факторов, обуславливающих его возникновение.

7. Что представляет собой идеология науки? Какую роль играет идеология в гуманитарной и естественной науках?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4465
17734
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика