Донбасс и крах новой России

Донбасс и крах новой России

Выступление Алексея Анатольевича Кунгурова — журналиста, писателя, политолога на научно-экспертной сессии «Уроки Новороссии для будущего России» 3 июня 2015 г.

В современном типе войны, который принято именовать гибридным, сложно определить даже участников конфликта, разобраться, кто из них агрессор, а кто жертва агрессии, кто террорист, а кто борец за свободу. Пример украинской войны в этом смысле очень показателен.

Первое, что надо понять: в конфликте есть непосредственные участники, а есть ВЗАИМОДЕЙСТВУЮЩИЕ силы. С непосредственными участниками вроде бы все ясно – это государство под названием Украина с одной стороны, и мятежные  территории в лице ЛНР и ДНР с другой. А вот взаимодействующих сил на театре военных действий сил гораздо больше. Субъектами конфликта, помимо перечисленных, являются США, ЕС и РФ.

У каждой из сторон есть свои интересы и инструменты в конфликте. Что касается интересов США, то они наиболее ясны. Стратегия Вашингтона на протяжении последних лет 20 выражена такой формулой:  если ты не можешь для сохранения своей гегемонии стать сильнее, чем есть, делай так, чтобы другие были слабее, чем есть. Этим объясняется маниакальное стремление создать зоны нестабильности по всему миру, включая Европу. Капиталы всегда стремятся из зоны нестабильности в зоны стабильности. Самая стабильная зона на планете – это США. Дальнейшие объяснения излишни.

В чем интересы ЕС? С одной стороны европейцы явно не заинтересованы в превращении Старого Света в зону нестабильности. С другой стороны не стоит забывать, что ЕС не обладает полноценной субъектностью. Элиты ЕС в большинстве своем представлены проамериканским лобби – эта ситуация неизменна со дня окончания Второй мировой войны. Всякая попытка выйти «за флажки» пресекается самым решительным образом вплоть до организации революции (вспомним, при каких обстоятельствах потерял свою власть де Голль, осмелившийся считать, что для Франции следование национальным интересам важнее, чем обслуживание интересов «старшего брата»).

Что касается Украины, то она обладает крайне ограниченным суверенитетом. Фактически ею управляют марионетки Вашингтона, и вопрос не в том, насколько они зависимы от внешних управляющих, эта зависимость почти абсолютная, а лишь в том, каковы пропорции влияния тех же США и ЕС.

Субъектность ЛНР/ДНР так же стоит под вопросом. Как известно, проект «Новороссия» похоронен стараниями Кремля на эмбриональной стадии. Сегодня в Луганске и Донецке сидят совершенно марионеточные режимы, намного более зависимые от Москвы, чем режимы Абхазии и Южной Осетии.

Таким образом Россия является участником конфликта, участником войны, хотя формально состояние войны с Украиной отсутствует, что, впрочем, характерно для гибридного типа войны. Можно до посинения спорить о том, участвуют в боевых действиях регулярные части ВС РФ, или воюют только так называемые «отпускники», но все это имеет отношение лишь к пропаганде.

Я не буду обсуждать вопрос о том, справедливая это война или захватническая, священная война за расширение русского мира или террористическая война против украинской государственности. Все это – демагогия. У полноценного субъекта есть ИНТЕРЕСЫ, ЦЕЛИ войны.

Можно бесконечно рассуждать о том, стоило отжимать у Украины Крым или это фатальная ошибка Кремля, но спор будет лишен всякого смысла до тех пор, пока мы не выясним, какую КОНЕЧНУЮ цель преследует Россия в войне. Только исходя из этого, можно оценивать конкретные действия.

Сразу следует оговориться, что следует понимать под словом «Россия». Государство – это не народ, не общество, не страна. Государство – это инструмент осуществления господства правящего класса. Насколько интересы правящего класса совпадают с интересами страны и народа – другой вопрос. Правящий класс в России – оффшорная аристократия. Источник существования и могущества правящего класса – экспортно-сырьевые доходы. Выразитель воли правящего класса – Кремль.

Поэтому давайте сформулируем вопрос предельно конкретно: каковы цели Кремля в той войне, в которую втянута Россия? Во имя какой цели мы получаем цинковые посылки с «учений в Ростовской области»? Только если мы ответим на вопрос о том, какие цели преследует Кремль в этой войне, мы можем оценить шансы на победу или поражение. И вот тут мы приходим к парадоксальному на первый взгляд факту: НИКАИХ  целей у России нет, нет СТРАТЕГИИ действий в принципе. Поэтому можно без всяких сомнений констатировать: Россия войну уже проиграла. Вопрос исключительно в том, когда наступят последствия этого поражения.

Напомню, в Первую мировую войну Россия влезла, вообще не имея никаких целей, руководствуясь некими «обязательствами перед союзниками», что и предопределило катастрофу. Точно так же, не имея целей в настоящей войне, Россия потерпит поражение, ведь не имея цели, ее невозможно достичь в принципе. Если провести аналогию с шахматами: бесцельно переставляя по доске фигуры, вы не имеете шанса выиграть. Есть сильная стратегия, когда игрок атакует, навязываете противнику бой по своему плану. Есть слабая стратегия, когда весть расчет делается на то, что противник совершит ошибку и вы ею воспользуетесь. Шансы на победу тут минимальны, но и это – стратегия. А теперь представьте, что по ту сторону доски сидит гроссмейстер, у которого есть план А, план В, план С, а у вас нет ничего кроме надежды, что все как-нибудь само рассосется.

Завязкой текущей войны стал крымский кризис, и именно действия Кремля в ходе крымского кризиса показали всю беспомощность кремлевских стратегов. Нет, сама спецоперация по отжиму полуострова была проведена на твердую четверку. Но прошел уже год, а никто так и не объяснил цель, ради которой мы влезли в эту войну. Согласитесь, не может ядерная держава вступить в войну, пусть даже холодную или гибридную, с другой ядерной державой только ради того, чтобы поднять рейтинг стареющему мачо, который сидит на троне.

Внятная цель не сформулирована и не донесена до общества (тут полная аналогия с Первой мировой войной). В ход идут исключительно пропагандистские штампы, как то: 

  • на нас напали, надо было не планы составлять, а действовать;
  • если бы мы не отжали Крым, правосеки вырезали бы всех русских (странно, а почему они их, например, в Харькове не вырезали, где в марте была реальная буча со стрельбой?);
  • если бы мы не отжали Крым, его бы захватили американцы и устроили там свою военную базу. Все это настолько чудовищный бред, что даже обсуждать его глупо.


Тогда охранители хватаются за последнюю соломинку: дескать, у Путина есть хитрый план, о котором никому знать не положено. Допустим, но как они узнали о существовании того, о чем знать не положено? И как можно реализовать то, не зная что? Ведь не лично же Путин будет его воплощать… Становится очевидно, что никакого плана не было и нет, поэтому остается лишь смириться с неизбежным поражением и думать о том, какие выгоды мы можем из этого поражения извлечь. Как ни парадоксально, именно проигранные войны давали мощнейший стимул развития нашей стране. Например, результатом проигранной крымской войны помимо отмены крепостного права стало форсированное строительство железных дорог – Россия сделала шаг из феодализма в капитализм. Проигрыш в Первой мировой войне заставил Россию осуществить модернизационный переход (индустриализацию), с которой цари тянули 60 лет, не решаясь на радикальное изменение общества.

Поэтому мы сейчас можем говорить лишь о тех вариантах стратегий, какие Кремль имел возможность реализовать год назад. Для начала следует определиться, что само существование Украины, как «независимого «государства» несет колоссальную угрозу государственности России. Еще 6 лет назад вышла моя книга «Киевской Руси не было или что скрывают историки», в которой я этот тезис подробно обосновал.

Да, обывательское сознание категорически отказывается принимать саму возможность того, что русские будут убивать русскоязычных, называющих себя украинцами. Да, в украинском обществе особой ненависти к русским не чувствуется. Но частная логика в данном случае противоречит логике государственной. Немцы в июне 1941 г. не испытывали никакой звериной ненависти к русским. Если бы вы спросили, желает ли фрау, чтоб его сыновья сдохли под Сталинградом во имя величия рейха, вы бы получили отрицательный ответ. Ну, не было у немцев и русских никаких принципиальных противоречий. Но логика нацистского государства, которое создавалось именно как противовес СССР привел к взаимному уничтожению миллионов людей, хотя это было совершенно не в интересах конкретного Ивана и Ганса. Точно та же ситуация и с Украиной: украинцы не желают воевать с Россией, не испытывают ненависти к русским, не хотят подыхать на восточном фронте, но они подыхают и будут там подыхать, поскольку в этом смысл существования проекта UKRAINE.

Итак, существование UKRAINE – есть вызов существованию России. Вызов был Кремлем принят в условиях весны 2014 г. Надо сказать, условия были не самыми худшими из возможных.

Задача максимум, которая могла быть решена в ходе Украинского кризиса – полная ликвидация украинской государственности и возращение утраченных территорий в состав России. В этом случае совершенно точно отжимать Крым не стоило. Если Украина – это мина, заложенная под Россию, то Крым – мина, заложенная под Украину. Вы можете воспринять мои слова, как циничные, но я считаю, что надо было использовать Крым по назначению – взрывать им Украину примерно так, как Запад взрывает Сирию, которая сейчас находится на последнем издыхании.


Разыграв крымскую, донбасскую, одесскую, харьковскую карту, можно было ввергнуть Украину в хаос. Ну, пусть будет даже пять миллионов трупов. Зато выжившие на коленях станут умолять Россию о воссоединении (ЕС, разумеется, отгородится от этого «сомали» железным занавесом). Итог – окончательное решение «украинского вопроса», карах украинской государственности, воссоединение. Воссоединение будет обильно сдобрено кровью? Ну так 300 лет назад за Переяславской радой последовало несколько десятилетий кровопролития, в результате которой территория Поднепровья изрядно обезлюдела. Так что тут вопрос кровопролития – это не вопрос принципа, а вопрос целесообразности: согласитесь, что пять миллионов трупов за год войны, в результате которой Украина перестанет существовать – вариант гораздо более приемлемый, чем медленное разложение этого псевдогосударства, пусть даже в среднем оно будет давать порядка 100 тысяч убитых в год.

Кстати, о трупах. Есть такое мнение, что Россия должна защищать русских за рубежом. Напомню, что именно русские на Украине уничтожили СССР 5 декабря 1991 г, проголосовав за независимую Украину. Ельцин в Беловежской пуще, а Горбачев в кремле лишь признали факт распада Союза. Даже в Севастополе за независимость Украины высказались 57% участников референдума, а по УСССР в целом это число было 90%. Можно сколько угодно говорить, что народ одурачили, разложили рпопагандой  и т.д. Но исторический выбор был сделан и за него надо нести ответственность.

Впрочем, свершившийся факт можно было признавать, можно было не признавать, но ничто его уже не отменит. Итак, население УССР сделало свой ИСТОРИЧЕСКИЙ ВЫБОР, убив СССР. Будет исторически в высшей степени справедливо, если ответят за свой выбор именно те люди, что его сделали, а не их внуки и правнуки. Севастополь, Одесса, Крым и Донбасс голосовали за независимость от России, от Москвы, от «старшего брата». Какие после этого могут быть у России моральные обязательства перед «соотечественниками за рубежом»? Тут никаких параллелей с постверсальской Германией, которая была расчленена внешними силами, и немецкий народ стремился к воссоединению.

Второй возможный вариант – развал Украины на «независимые» бантустаны по типу Абхазии и Южной Осетии со включением последних в сферу влияния Москвы – создание защитного буфера между Украиной и Россией. В этом случае нужно было признавать независимость Крыма, а не присоединять его. Правда, возникает вопрос – а что делать дальше? Но тут хотя бы было поле для маневра.

Третий вариант решения вопроса – силовой, и он имел наибольшие шансы на успех. В этом случае отжим Крыма был оправдан. Схема такая: Крым присоединяется к РФ и на него обрушивается золотой дождь. Обыватель ведь мыслит желудком, для него родина – там где пайка жирнее. Миллионы хохлов мечтают евроинтегрироваться не затем, чтобы безвизово посещать музеи Флоренции и Амстердама, а лишь потому, что в их представлении после евроинтеграции они будут кушать сытнее. Вот и надо было дать им вместо журавля в небе (гипотетической евроинтеграции) реальную синицу в руке (воссоединение с Россией).

Силовое решение вопроса – не значит решение с применением насилия. Основной удар по Украине следовало бы нанести не танковыми клиньями, а на экономическом фронте вплоть до введения полного эмбарго «за неуважение к правам человека». Через пару месяцев хаоса русские танки украинцы встречали бы цветами даже в Киеве. Вряд ли целесообразно было идти до Карпат, но весь Юго-Восток вошел бы в состав России почти с таким же энтузиазмом, что и Крым.

Это, если рассуждать по аналогии, слабая шахматная стратегия, когда расчет делается на то, что противник совершит ошибку. Но ошибки Киев совершал! Резня в Одессе – идеальный повод для вторжения. Слабая стратегия не решает задачу, не устраняет проблему в виде существования Украины, но позволяет выиграть раунд, укрепить свои позиции перед решающей схваткой.

Однако все три варианта стратегического решения проблемы принципиально не могли быть реализованы нынешним правящим режимом. Напомню, что логика действий государства ВСЕГДА подчинена интересам правящего класса, а на конфликт с Западом он пойти не может по определению. Давайте трезво оценивать положение российской элиты – она находится между молотом и наковальней. С одной стороны, чтобы безнаказанно воровать, она должна поддерживать свою легитимность внутри страны, и «крымнаш» - эту задачу решил блестяще. Но компрадорская элита не сможет легализовать свои доходы на Западе, если она не будет легитимной в глазах хозяев мира. А угодить и тем и другим в нынешней ситуации невозможно.

Вообще, главная причина поражения России кроется не в области военной и политической стратегии, а в сфере мировоззрения. Война – это столкновение мировоззрений. У Украины есть проект, пусть не свой, пусть химерический, но привлекательный для масс – европейский проект. Украинцам предлагается принять ценности личной свободы, мультикультурности, политической конкуренции, примат потребительского общества, правового государства и т. д. Что может противопоставить в этой битве за умы Россия, то есть Кремль? Социальный проект ресурсной чиновничье-олигархической клептократии, мягко говоря, не обладает достаточной привлекательностью. Скорее, он вызывает отвращение.

Именно поэтому война Россией безнадежно проиграна уже в момент ее начала. Сейчас кураторы украинской темы в Кремле предпринимают судорожные попытки заморозить конфликт, чтобы оттянуть свой конец. Инициатива полностью в руках противника. В шахматах это именуется цугцвангом: когда любой ход ведет к ухудшению положения: сдаст Кремль Донбасс – утратит легитимность внутри РФ; решится его поддержать силой – путинский режим станет изгоем на Западе. Впрочем, и в первом случае Запад лишь хладнокровно добьет его. Милошевич, капитулировав перед Западом в 1999 г., вовсе не заслужил прощение, и был свергнут через несколько месяцев.

Таким образом, смело можно констатировать: взятие Крыма и война на Украине - есть начало конца путинского режима. Так же, как аншлюс Австрии и война в Польше стали концом режима Гитлера (между триумфальным вступлением вермахта в Вену и штурмом Рейхстага прошло всего 7 лет). Так же, как оккупация Кувейта стала концом Саддама Хусейна, пусть даже его агония растянулась на 12 лет. Не стоит забывать и о том, чем закончился для России «босфорнаш» в начале XX столетия.

Сколько протянет Кремль? Надо понимать, что крах путинского режима будет означать крах всей новой постсоветской России, крах не политический и даже не экономический, а гораздо более глубокий – идейный, идеологический, духовный, мировоззренческий. Думать надо не о том, как его спасти, а чем заменить.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
982
5199
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика