Факторы победы и поражения в конфликте в Новороссии

Факторы победы и поражения в конфликте в Новороссии

Доклад Вардана Эрнестовича Багдасаряна — д.и.н., проф., зам. главы Центра научной политической мысли и идеологии на научно-экспертной сессии "Уроки Новороссии для будущего России" (3 июня 2015 г., г. Москва).

Фото: В.Э.Багдасарян на научно-экспертной сессии "Уроки Новороссии для будущего России". Источник: Галина Савинич

БУДЕТ ЛИ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОВОРОТ?

Российская внешняя политика на протяжении тридцати лет представляет собой череду предательств. Известно из психологии, что предавший однажды, будет предавать вновь и вновь. Так и Россия — горбачевское предательство стало политическим синдромом. Преданы были все те режимы, все те движения, которые поверив когда-то России подняли русско-советское знамя, вступили в борьбу с антагонистической системой мировой американской гегемонии. Преданные союзники оказывались поочередно один на один в противостоянии геополитически консолидированной силе Запада. Характеристику политики Москвы как предательства дали фактически все из тех исторических фигур, которые стали жертвой этой неравной борьбы.

Саддам Хусейн о Горбачеве: «Он обманул нас! Я знал, что он нас предаст!». «Мошенник», «подлец», — давал оценки президент Ирака последнему советскому лидеру. Саддам Хусейн был, как известно, казнен в 2006 году и его казнь транслировалась по иракскому телевидению.[1]

Мохаммад Наджибулла (казнен в 1996 году талибами): «Ваш Горбачев нас предаст. Да и вас самих тоже. Но запомните — тогда больше союзного вам Афганистана уже никогда не будет. Потому что афганцы — не забывают предательства».[2]

Эрих Хонеккер (умер в 1994 году после выхода из заключения): «Сейчас каждому стало понятно, что КПСС под руководством Горбачева сдала империалистам и Советский Союз, и все страны Варшавского договора. Сейчас все начинается снова, возможно, третья мировая война уже идет. По радио передали, что Горбачев прибудет в Берлин, чтобы получить титул почетного гражданина города. Какая же это двойная мораль! Бывшего Генерального Секретаря КПСС прижимают к груди те же люди, которые сажают в тюрьму другого генсека. Я надеюсь, что жители столицы ГДР отблагодарят его соответствующим образом за предательство. За уничтожение предприятий, ликвидацию рабочих мест, массовую безработицу… Меня тошнило от «общеевропейского дома», о котором трещал Горбачев. И потом его советник, этот Яковлев… Есть ли совесть у этого Горбачева? Я все еще хорошо помню этого мелкого буржуа от перестройки… Придя к власти, он сначала капитулировал как генсек, а потом погубил и всю КПСС. Сейчас он живет на деньги своих кредиторов, доллар стал тяжелее рубля. Все сторонники холодной войны от Рейгана до Буша встают на его защиту. Горбачев, очевидно, и сам не заметил, как превратился в подлеца».[3]

Слободан Милошевич (умер в 2006 году в гаагской тюрьме во время процесса Международного трибунала): «Русские! Я сейчас обращаюсь ко всем русским, жителей Украины и Беларуси на Балканах тоже считают русскими. Посмотрите на нас и запомните — с вами сделают тоже самое, когда вы разобщитесь и дадите слабину. Запад — цепная бешеная собака вцепится вам в горло. Братья, помните о судьбе Югославии! Не дайте поступить с вами так же!».

Муаммар Каддафи (принял мученическую смерть в 2011 году): «Четыре месяца, — четыре месяца! — вы бомбите нашу страну, и все боятся даже сказать слова осуждения. Будь еще в мире Россия, настоящая Россия, единая и великая Россия, защищавшая слабых, вы не посмели бы даже намекнуть на это! Но ее нет, ее нет, и вы торжествуете…»[4]

Муаммар Каддафи пришел к выводу, что Россия вообще перестала существовать, ибо истинная, великая Россия никогда бы не предала. Возникшее на ее месте нечто, под названием Российская Федерация, построено на совершенно иных ценностях и имеет к исторической России слабое отношение.

И вот эта череда сдачи бывших союзников привела к черте, за которой требовалось пожертвовать уже самой Россией. На этом последнем рубеже российская власть, вопреки всей прежней логике, уперлась. Вначале она отказывается одобрить агрессию в Сирию. Затем еще более жестко, с угрозой применения силы, сопротивляется западному наступлению на Украине. Была сформулирована позиция — «своих не сдаем». Артикуляция этой позиции вселила веру у всех, цивилизационно идентифицирующих себя с Россией на постсоветском пространстве. Не будь бы данной артикуляции «русская весна» в Новороссии не была бы возможна. Центральный вопрос на сегодня состоит в том, продолжится ли горбачевская линия предательств, ведущая к моральной смерти самой России, или будет осуществлен исторический разворот к той России, которая всегда являлась защитницей, всех доверившихся ей, принявших ее правду.


ПО КОМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ?

Россиецентричный мир как всякая геополитическая система включал в себя центр — собственно Россию, цивилизационную полупериферию — окраины бывшего СССР и периферию — исторических союзников. Периферийность в данном случае не означало более худшего качества жизни, или более низшего статуса. Но факт заключался в том, что сборка этого мира могла вестись только при наличии российского (русского) центра. Когнитивно россиецентричная система была поражена в самом центре, после чего и начался ее распад, сдача позиций. В военном отношении, напротив, геополитический противник двигался от периферии к центру. Вначале был нанесен удар по исторически союзническим режимам России/СССР. Вторым этапом началась развертка военного сценария на цивилизационной полупереферии России. Вначале — в Южной Осетии, теперь — на Украине. Но по этой сценарной логике будет и третий этап — поражение цивилизационного центра. (Рис. 1)

Рис. 1. По ком звонит колокол?


ИСТОРИЧЕСКИЕ АНАЛОГИИ

Всегда в истории существовали точки особой геополитической напряженности. Победы или поражения в этих точках имели определяющее значение для цивилизационных общностей. Очевидно, что сегодня такой точкой геополитической напряженности является Новороссия. От исхода противостояния в этой точке зависит напрямую судьба российской цивилизации. Для проведения исторических аналогий обратимся к девятнадцатому столетию. (Рис. 2)

Рис. 2. Победы и поражения в точках геополитической напряженности как факторы исторических поворотов страны

На середину века приходится апогей европейской россиефобии. Европа консолидируется в своей враждебности к России. Начинается Крымская война. Решающее значение и для войны и для цивилизационного противостояния в целом имела оборона Севастополя. Отношение к севастопольской обороне раскололо российскую общественность. Одни записывались в ополчение для отправки на театр боевых действий. Другие — представители западничества, наоборот, аплодировали успехам противника. На волне народного подъема Николай I даже готовил манифест об объявлении новой Отечественной войны. Но смерть помешала его планам.[5]

Александр II предпочел пойти на уступки ради достижения мира. Поражение в Крымской войне явилось мощнейшим моральным потрясением. Результатом поражения был сделанный вывод о неэффективности российской модели государственности в сравнении с западноевропейскими моделями. Начался период либеральных западнических реформ.

Российская империя геополитически самоустранилась от участия в большой мировой политике. Воспользовавшись данным устранением, державы Запада осуществляют колониальный раздел мира. Именно в этот период окончательно утверждается британское владычество в Индии. Именно в этот период Франция захватывает Индокитай. Именно в этот период происходит Вторая опиумная война в Китае. Именно в этот период Англия и Франция поделили между собой Африку.[6]

Но вот, новый моральный вызов артикулируется в адрес российского общества — турецкая резня сербов. Не ответить на этот вызов означало бы пойти по пути предательства, а, соответственно, утраты национальной легитимности. Вступиться же за сербов значило ввязаться в новую войну не только с Османской империей, но и вероятно — консолидированным Западом. Либеральное правительство возвращения на путь конфронтации с Западом не желало. Предать южных славян не позволило общество. Многие русские офицеры (все как в Новороссии) увольняются со службами и добровольцами уезжают на Балканы. Сербскую армию, вопреки противодействию петербургских чиновников, возглавил русский генерал М.Г.Черняев. По всей России активизируется деятельность «славянских комитетов». Развертывается патриотическое давление на правительство. В конечном итоге император принимает решение начать войну.[7]

Особое стратегическое и символическое значение, как прежде оборона Севастополя, приобретает теперь оборона Шипкинского перевала. Проигрыш имел бы необратимые последствия морального обрушения в целом для Российской империи — и государства и общества. Победа России в Русско-турецкой войне стала моментом поворота страны с либеральных на национальноориентированные рельсы развития, завершившегося уже в правление Александра III.[8]

Аналогии могут быть найдены и в более позднее время. Так, падение Порт-Артура в Русско-японскую войну явилось прологом первой российской революции. На сегодня Новороссия — это наши Севастополь, Шипка и Порт-Артур. От исхода борьбы за Новороссию зависит судьба не только Донетчины, но и России.


УКРАИНА ЗАПРОГРАММИРОВАНА НА ВОЙНУ

Нет сомнений, что условно продолжающееся перемирие на Украине носит временный характер.

Война геополитически запрограммирована. А потому необходима перестройка российского государства на военные, мобилизационные рельсы. Самой большой ошибкой было бы сегодня пойти на уступки противнику, прибегнуть к тактике умиротворения. «Англии был предложен выбор между войной и бесчестием. Она выбрала бесчестие и получит войну», — комментировал в свое время Черчилль подписание Мюнхенского соглашения.[9] России, приходится констатировать, избежать войны не удастся. Из этого и следует исходить в принимаемых стратагемах. На войну запрограммировано современное, сконструированное на мифологической матрице Евромайдана, украинское государство. Собственно под замысел военного давления на Россию оно и создавалось. Либо Украина будет воевать, либо как проект прекратит свое существование.

В другом качестве Украина Западу не нужна, а прожить и без Запада, и без России она не в состоянии. (Рис. 3)

Рис. 3. Почему Украина будет воевать?

По данным на 2013 год, 61% в экспорте Украины составляли промышленные товары. Но промышленные товары доминируют и в экспорте Евросоюза — 80,8%. Соответственно, экономически встроиться в Европу Украине объективно не удастся. Украинские промышленные товары могли находить сбыт только в России, чей экспорт на 76% определяется сырьевой компонентой.[10] Такое положение являлось следствием региональной специализации в рамках единой советской экономике (промышленная Украина, сырьевая Сибирь). Значит, в новых геополитических реалиях Украина может находиться только на содержании Запада. Но просто так, из любви к украинскому народу, Запад на то, чтобы содержать более чем сорокамиллионное население не пойдет. Платой для Украины станет использование ее в качестве расходного материала в поддержании военного конфликта в приграничье России. По сути, речь идет о новом издании стратегии «санитарного кордона» между Европой и Россией. (Рис. 4)

Рис. 4. Экономический крах Украины программируем

Война политически выгодна новому украинскому режиму. Война является единственно возможным на сегодня средством удержания новой политической команды у власти. В ситуации мира неизбежно на первый план выйдут социальные противоречия, принципиально неразрешимые в рамках существующей модели украинского государства. Под военные расходы легче проводить «распил» бюджета. Под предлогом войны легче проводить также политику подавления внутренней оппозиции, дискриминацию противоречащих новому украинскому проекту идентичностей. Продолжения войны, возвращения и расширения территорий требуют и стоящие за креслом Порошенко националисты, и превратившиеся в самостоятельную силу частные армии. Президент Украины объективно, вне зависимости от его собственной позиции, оказывается заложником партий войны.

Современная Украина — олигархическое государство. Со свержением Януковича в этом отношении ничего принципиально не изменилось. При сравнительной бедности населения, Украина является страной, имеющей непропорционально большую численность долларовых миллиардеров. По их числу, согласно рейтингу «Форбс», она является абсолютным лидером среди стран Восточной Европы.[11] Угрозу положению украинскому олигархату объективно представляли еще более сильные игроки — российские бизнес-корпорации. Война явилась в этом отношении преломлением олигархической борьбы за раздел сфер влияния. (Рис. 5)

Рис. 5. Украинский олигархат как геоэкономический актор конфликта

Однако сценарий войны выписывается не только и не столько Украиной. По оценке позиционирующегося в качестве «теневого ЦРУ» американского агентства «Стратфор» в случае реального российско-украинского военного столкновения украинская армия будет уничтожена во временном интервале от двух недель до одного месяца. (Рис. 6).[12] Но в том-то и дело, что реальным противником России является не Украина, а геополитически консолидированный вокруг США Запад.

Рис. 6. Сценарии войны на Украине в прогнозах «Стратфор»


ЗАПАД ВЫХОДИТ НА ТРОПУ «БОЛЬШОЙ ВОЙНЫ»

Зачем нужна война Западу? (Рис. 7).

Во-первых, посредством военной эскалации реализуется сценарий «геополитического удушения» России, как главного противника западного мира.

Во-вторых, Запад не может не ответить на российский вызов ревизии итогов «холодной войны», закреплявших фактически поражение россиецентричного проекта.

В-третьих, через нанесение внешнего поражения России будет предприниматься попытка «сбросить Путина», номинируемого на Западе на роль главного «мирового злодея».

В-четвертых, военная эскалация и война являются классическим способом преодоления экономических кризисов, локомотивами роста экономики.

В-пятых, военная напряженность в приграничье России служит основанием сохранением и наращивания американского вооруженного и экономического присутствия в Европе и на постсоветском пространстве.

В-шестых, посредством войн традиционно осуществляется передел рынков сбыта и контроля за сырьевыми ресурсами, что в перспективе мирового сырьевого истощения с очевидностью должно быть использовано ТНК для установления контроля за российским сырьем и энергопотоками.

В-седьмых, инициирование войны между Россией и Украиной принципиально осложняет перспективы осуществления проектов постсоветской реинтеграции.

В-восьмых, очевидно разыгрывание карты неофашистского проекта, главная роль в котором, как прежде Германии, должна быть отведена Украине.

В-девятых, без войны невозможно обеспечение пересмотра системы мироустройства, окончательного перехода к провозглашенной в новой Стратегии Национальной безопасности США системе мировой американской гегемонии.

Рис. 7. Почему Запад заинтересован в войне?

В соотношении с консолидированным Западом преимущество находится на стороне противника. Это проявляется при сопоставлении основных, статистически верифицируемых составляющих геополитической мощи — демографической, экономической, военной. По доле в численности мирового населения на Россию приходится 2%, на страны НАТО — 12,6%. Советский Союз превосходил по демографическим потенциалам США, Российская Федерация – с очевидностью уступает. Удельный вес России в мировой экономике по данным на 2013 год составлял 3,1%. Совокупный вес ЕС, США и Канады (условной Трансатлантической зоны) — 34,8%.

По доле военных расходов от совокупных расходов на оборону в мире Россия имеет показатель 4,8%. Показатель не маленький в сравнении с численностью российского населения, но недостаточный в сравнении с затратами противоположной стороны. Доля НАТО в военных расходах стран мира составляет 52,2%. Только одни Соединенные Штаты Америки расходует более трети от совокупных мировых расходов на военную сферу. (Рис. 8). [13]

Но при всем при том, история знает многочисленные примеры побед, одержанных при наличии количественно меньших сил.

Рис. 8. Удельный вес геополитической мощи России и его противников в мире


СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА ПОБЕДЫ

Как победить противника, если его силы превосходят ваши? Это может быть осуществлено за счет тактики, и за счет включения дополнительных несиловых ресурсов. (Рис. 9).

Тактика победы при недостатке силовых потенциалов состоит в концентрации сил на главном направлении удара, решительных, наступательных действиях, захвате инициативы. Так действовали лучшие полководцы прошлого. Тактику захвата инициативы и концентрации сил на направлении главного удара часто определяют в качестве наполеоновской тактики. Однако в конфликте в Новороссии Россия действует «вторым номером». Инициатива в развертке конфликта до настоящего времени принадлежала противнику. Несиловыми ресурсами победы может стать: 1. наличие более эффективной системы управления; 2. более высокий моральный дух; 3. передовые идеи и технологии. Главным в перечне этих факторов является система государственного управления, поскольку при правильных управленческих решениях можно достичь и подъема морального духа, и прорыва в направлении генерации идей и технологических разработках.

Возникает, соответственно, вопрос, как следует изменить существующую модель государственности, чтобы эта модель была моделью победы, а не поражения.

Рис. 9. Как победить противника при дефиците ресурсов?

Для того, чтобы появился шанс на победу необходима срочная перекройка всей системы государственного управления. В современных войнах друг другу противостоят не только армии, а системы государственности. (Рис. 10).

В финансовой сфере принципиально гибельным для страны является сохранение политики демонетизации, зависимость от иностранной валюты, т.е. финансов геополитического противника. Вместо этого должен быть взят курс на ремонетизацию, переход от долларово-еврового обеспечения к системе суверенных финансов.

В экономической сфере поражение программируется ориентацией российской экономики на внешний рынок, ее сверхоткрытостью, зависимостью от внешней торговли. Путь победы состоит в ориентации на собственный рынок, опоре на собственные силы, разумной автаркизации и монополизации внешней торговли.

Применительно к инвестиционной сфере не позволяет достичь успеха в системной борьбе ставка на иностранного инвестора и частный бизнес. Модель позволяющая победить предполагает ставку на государственные инвестиции, реэтатизацию, увеличение доли государственной собственности и доли государственных расходов к ВВП, государственное планирование, государственный заказ.

Победа не может быть достигнута при существующих масштабах коррупции, «распила» государственного бюджета, что приводит к моральному разложению не только чиновничество, но и все общество. Искоренение этого зла принципиально возможно только при ликвидации фактически сложившейся системы бюрократического капитализма.

Проигрыш в противостояние систем программируется более худшим качеством жизни в сравнении с противником, социальными диспаритетами. При невозможности в ближайшей перспективе обеспечить равный с Западом уровень материального обеспечения населения, Россия может выиграть это противостояние по опыту СССР через асинхронный ответ — утверждение системы социальной справедливости.

Демобилизующую роль в борьбе систем играет распространение культуры развлечений, популяризация инокультурной продукции. Для достижения победы нужна цивилизационноидентичная культура, создание образов идеального, духовно мобилизующих население культурных образцов.

Нельзя победить при отсутствии идентификации — кто враг, как и без наличия системы самоидентификации. Для победы нужно воссоздание модели цивилизационной идентичности, равно как и определение на ее основании образа цивилизационного врага.

Невозможно бороться с противником, разделяя его систему ценностей. Чтобы победить врага, нужна ценностная альтернатива, российский идентичный ценностный проект.

И, наконец, нельзя вести борьбу с врагом, когда твоя элита ориентирована на жизнь в странах противника. Без патриотической элиты победы не достигаются.

Рис. 10. Новороссия: факторы победы и поражения

Остановимся на отдельных из обозначенных сфер.


ФИНАНСОВАЯ И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СФЕРЫ

Фактически невозможно всерьез воевать, если экономика и финансы страны зависят от экономической и финансовой системы противника. Золотовалютные резервы Российской Федерации хранятся преимущественно в западных банках. Согласно анализу географической структуры размещения международных резервов РФ В.Ю.Катасонова, доля российских банков составляет в них только 1%, тогда как четырех ведущих западных стран (США, Франции, Великобритании, Германии) — 88,1%.[14] В любой момент противник может принять решение об аресте российских золотовалютных резервов. Российская Федерация ведет международные торговые расчеты в валюте геополитического противника — долларах и евро. Соответственно, она оказывается зависима от притока иностранных финансов. Торговать деньгами того, с кем ты воюешь, выглядит абсурдно. Вопрос о переходе к бездолларовому взаиморасчету в национальных валютах ставится, но пока системно не решен.

Российские корпорации, в условиях сверхвысоких ставок рефинансирования в России, оказались в зависимости от кредитов со стороны банков государств геополитических противников. При том, что долги государства перед западными кредиторами в 2000-е годы были в значительной мере погашены, долги перед Западом российского бизнеса в тоже время устойчиво росли, достигнув к настоящему времени, сверхвысоких показателей. Ставка на зарубежного инвестора также снижает потенциалы России с точки зрения возможности ведения ей борьбы со странами — инвесторами. Счета российских корпораций и лиц за рубежом позволяют противнику иметь инструмент персонального давления на значительную часть российской элиты. Экономика России по-прежнему находится в колоссальной зависимости от экспорта сырья в Европу. С другой стороны, она зависит от поставки высокотехнологичных товаров из западных стран, производство которых отсутствует на настоящее время в России. С такой экономической моделью победить врага не представляется возможным. (Рис. 11)

Рис. 11. Экономическая и финансовая зависимость России от геополитического противника


СОЦИАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ

Социальная модель России не может выступать, так как это было во времена СССР, фактором привлекательности в борьбе за умы и сердца. Степень расслоения в российском обществе больше, чем в любой из стран большой семерки, и любой из стран «ближнего зарубежья». Россия сегодня не только не представляет альтернативу социальной справедливости, но, как раз наоборот, утверждает фактически идею неравенства. В этом своем новом образе она мало чем отличается от номинированного геополитического противника — Соединенных Штатов Америки. (Рис. 12)[15]

Рис. 12. Социальное расслоение в России и странах мира


ФАКТОР ИСТОРИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ

Версия представления истории России также не является на сегодня мотиватором борьбы. Противники в современной войне, в отличие от Российской Федерации, такой мотивационной потенциал истории сумели придать. Предложенные ими схемы достаточно примитивны, но и в этом виде они играют значимую роль. История США – это история борьбы свободы с несвободой. Соединенные Штаты позиционировались как государство, возникшее изначально с миссией трансляции всему миру ценности свободы. Им противостояли исторически различные противники свободы, которых США последовательно побеждают. Главный вывод из американской истории — непобедимость США. Россия в данной исторической схеме отводится роль главного противника свободы, империи зла.[16]

Можно много говорить о низком профессионализме самостийнической генерации украинских историков. И эта оценка, безусловно, верна. Однако с точки зрения решаемых идеологических задач украинские историки работали целевым образом и последовательно. Созданная историософская схема сводилась к следующему. Исстари существовало великое украинское государство, украинская империя. Это был «золотой век» Украины. Но «золотой век» ввиду злокозненных врагов был утрачен. Историческим врагом Украины является Россия, подменившая украинскую империю вплоть до узурпации идентификатора «русские». Политический императив украинской истории в проекции будущего — взятие национального реванша, восстановление великой империи. И американская, и украинская версии истории, очевидно, мобилизуют на борьбу с внешним противником и, в частности, на борьбу с Россией.[17] А какова в этом отношении российская версия осмысления исторического процесса? Такой версии, приходится констатировать, нет вообще.

При детальной же реконструкции акцентов учебной исторической литературы реконструируется модель изложения истории страны как пути от несвободы к свободе, интеграции в основанное на универсальных ценностях прав человека мировое сообщество. Это, если называть вещи своими именами, модель исторической самоликвидации. Для состояния войны такая версия история может играть только роль демотиватора. (Рис. 13)

Рис. 13. Национальные версии представления истории


ФАКТОР ИДЕНТИЧНОСТИ

Нельзя вести борьбу без исходного самоопределения — кто есть мы. Идентификация любой общности может иметь уровневое восхождение — от малой идентичности — к большой:

  • — этническая идентичность;
  • — гражданская идентичность;
  • — цивилизационная идентичность;
  • — принадлежность к планетарному проекту.[18]

Ни цивилизационного, ни планетарного уровня идентичностей современная Россия не артикулирует. А именно на этих уровнях русские и украинцы могли бы быть объединены в единую общность. У противника есть, в противоположность России, и цивилизационный идентификатор — европейцы и планетарный проект. Если соответствующего уровня больших социальных сборок нет у тебя, а есть у противника, то стоит ли удивляться, что украинцы через Евромайдан обозначили свой выбор в пользу противоположной стороны. Россия своей альтернативы выбора им просто не предложила. Когда Россия заявит о своей цивилизационной миссии и своем россиецентричном мировом проекте, тогда и посмотрим, чья правда в борьбе за умы и сердца народов победит. (Рис. 14)

Рис. 14. Борьба идентичностей на Украине


МОБИЛИЗАЦИОННОЕ КУЛЬТУРОСТРОИТЕЛЬСТВО

Для условий войны нужно соответствующее мобилизационное культуростроительсво. Навязываемое последние десятилетия для сферы гуманитаристики предписание толерантности, очевидно, для состояния войны неприемлемо. Нельзя быть толерантным к врагу. К врагу испытывают прямо противоположное чувство — ненависть. Формирование любой культуры предполагает ряд обязательных вопросов, ответы на которые, требуя некой определенности, никак не могут находиться в рамках толерантности. Отвечая на вопрос, что есть добро нельзя, соответственно, не идентифицировать и зло. Геополитически это преломляется в обозначении сакрального полюса добра и инфернального полюса зла.

Каждая культура начинается с представления собственной антропологической модели, ответа на вопрос, что для нее есть человек. На раскрытие категории человек подразумевает и нетолерантные идентификаторы — что человеком не является — нечеловек и античеловек. Ответ на вопрос — кто есть мы предполагает также дать ответ — кто есть они, кто является нашими антагонистами. Если мы в рамках национального культуростроительства заявляем о наших идеалах, предлагаем идентичное целеполагание, то неизбежно возникнет вопрос о препятствиях в достижении цели — что и кто нам мешает? Обращаясь к истории соответствующей культурной общности в канве исторического нарратива неизбежно должны оказаться, прежде всего, великие победы и поражения в прошлом, что опять-таки выводит на идентификацию исторических врагов. Каждая общность должна дать обоснование — почему мы лучшие? Если соответствующая общность лучшей себя не считает, то она принимает проект той общности, которую считает лучшей.

Раскрытие вопроса — в чем наша правда предполагает одновременно развенчание неправды наших противников. Все эти нетолерантные ответы мобилизуют общность на борьбу с врагом. Пока же в России нет ни только ответов такого рода, но и самих базовых вопросов культуростроительства. (Рис. 15)

Рис. 15. Культурное строительство не толерантно


НАЗВАТЬ ИМЯ ВРАГА

Нельзя, наконец, в принципе воевать, не определив врага. А кто в современном конфликте (если признавать, что конфликт реально существует) определяется врагом России? О врагах в официальном властном дискурсе речь вообще не идет. Используется термин партнеры. Он относится и к киевскому режиму, и к Западу. Само понятие «партнеры» приобрело сегодня очевидную негативную семантику, как обозначение латентного противника, который по каким-то причинам в качестве противника открыто назван быть не может.

Понимание того, кто есть враг в конфликте в Новороссии связано с пониманием природы новоросской войны. Уместно в данном случае использовать категориальный аппарат цивилизационных конфликтов.[19] Цивилизационные конфликты могут быть трех типов: 1. внутрицивилизационные, как борьба центра и периферии; 2. войны на пересечении границ цивилизаций, как борьба за геополитическое доминирование; 3. войны цивилизационных антагонистов, как противоборство цивилизационно-ценностных проектов.

Все три составляющие имеются в конфликте в Новороссии. В ракурсе внутрицивилизационного конфликта цивилизационного центра и периферии враг — это необандеровцы, укронацисты, исторически глубже — униаты. При рассмотрении конфликта Новороссии в качестве борьбы цивилизаций за геополитическое доминирование враг — Запад. Наконец, восходя на масштаб анализа столкновения исторических проектов, борьба идет против исторически модифицируемого проекта мирового господства. Назвать врага во всех его эманациях — исходное условие в стратегии победы. Если же противник не определен, то и победить, соответственно, неназванного врага невозможно. (Рис. 16)

Рис. 16. С кем идет война в Новороссии? Кто враг?


ВЗОЙДЕТ ЛИ РУССКОЕ СОЛНЦЕ?

Удивительно, с какой точностью современные события на Украине соотносятся с сюжетной и образной канвой гениального произведения Н.В.Гоголя «Тарас Бульба».

Последние слова, которые вкладывает Гоголь в уста погибающего Тараса, звучат, как апелляция к будущему: «Прощайте, товарищи! — кричал он им сверху, — Вспоминайте меня и будущей весной прибывайте сюда вновь да хорошенько погуляйте! Что, взяли, чертовы ляхи? Думаете, есть что-нибудь на свете, чего бы побоялся козак? Постой те же, придет время, будет время, когда узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: поднимается из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!..»[20] Малоросский казак обращается к грядущему русскому царю. И сегодня от решимости, воли, стратегичности персонально высшего властного суверена России зависит если не все, то очень многое. И к нему по-прежнему обращаются призывы наследников Тараса Бульбы и Остапа.

И вновь обратимся к словам Слободана Милошевича. Они были сказаны о ситуации Югославии… Но все произнесенное тогда, более пятнадцати лет назад может быть повторено снова, теперь уже применительно к Новороссии: «Новый мировой порядок», созданной американцами, пытается подчинить себе весь мир, весь земной шар. В Вашингтоне сегодня поселилась древняя идея мирового господства. Сегодня атакуют нас — завтра будет атакован другой народ. Здесь рубеж обороны, на котором борется не только Сербия, но и весь свободный мир… Помощь, которую оказывает нам Россия — неоценима. Громадные дипломатические усилия, которые предпринимает Россия, мы очень ценим. Но одновременно с моральной поддержкой нам нужна другая помощь — прежде всего, военно-техническая. Мы хотим получить ее как можно скорее, пока агрессор не нанес нам невосполнимый, необратимый ущерб…

Каждый серб смотрит с надеждой на восток, туда, где восходит русское солнце…» НАТО умрет, когда взойдет Русское Солнце.[21]



ПРИМЕЧАНИЯ

[1] http://topwar.ru/3119-saddam-xusejn-gorbachev-moshennik-i-predatel.html

[2] http://www.pravda.ru/unknown/10-10-2002/833372-0/

[3] http://maxpark.com/community/5228/content/2381070 ; http://www.chitalnya.ru/blogs/14712/

[4] http://www.iarex.ru/articles/16767.html

[5] Багдасарян В.Э., Толстой С.Г. Русская война: столетний историографический опыт осмысления крымской кампании. М.: МГОУ, 2002.

[6] Ерофеев Н.А. Английский колониализм в середине XIX в. М., 1977; Внешняя и колониальная политика Великобритании в XVIII–XX вв. Ярославль, 1993; Киселев К.А. Воеводский А.В. Колониальная политика Великобритании и трансформация традиционных обществ Южной Африки в конце XVIII начале ХХ века. М., 2003; Фокин С.В. Колониальная политика Германии в 1871–1914 гг. М., 2004; Субботин В.А. Французская колониальная экспансия в конце XIX в.: экваториальная Африка и острова Индийского океана. М.: Издательство восточной литературы, 1962.

[7] Кузьмичева Л.В. Русские добровольцы в сербо-турецкой войне 1876 // Россия и восточный кризис 70-х гг. XIX века. М., 1981; Глущенко Е. Герои империй. М., 2001.

[8] Виноградов В.И. Русско-турецкая война 1877–1878 гг. и освобождение Болгарии. М.: Мысль, 1978; Генов Ц. Русско-турецкая война и подвиг освободителей. С.: София Пресс, 1979.

[9] http://www.shatilin.com/cherchill-anglii-byil-predlozhen-vyibor-mezhdu-voynoy-i-beschestiem-ona-vyibrala-beschestie-i-poluchit-voynu/

[10] Мир в цифрах 2015. М.: Издательство «Олимп-Бизнес», 2015. С. 189, 211, 235.

[11] http://www.forbes.ru/ratings

[12] http://rusvesna.su/news/1427197253; http://dn.dnrru.ru/page/tri-scenarija-kontrudara-po-ukraine-ot-agentstva-stratfor-100-tysjach-soldat-otvojujut-novorossiju-u-kieva-video; http://snr24.com/obschie-novosti/7608-amerikanskaya-chastnaya-razvedyvatelno-analiticheskaya-kompaniya-strategic-forecasting-inc.html

[13] http://books.sipri.org/files/FS/SIPRIFS1504.pdf ; http://databank.worldbank.org/data% ; http://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.PP.CD?order=wbapi_data_value_2013+wbapi_data_value+wbapi_data_value-last&sort=desc ; http://gtmarket.ru/ratings/rating-countries-gdp/rating-countries-gdp-info

[14] Катасонов В. Международные резервы России под «дамокловым мечом» санкций // http://www.regnum.ru/news/polit/1888993.html

[15] Россия и страны мира. 2014: Стат. сб. / Росстат. М., 2014. С. 108; http://databank.worldbank.org/data%

[16] Шлезингер А.М. Циклы американской истории. М., 1992; Кукарцева М.А. Философия истории в США второй половины XX века. М., 1999; Согрин В.В. Идеология в американской истории от отцов-основателей до конца XX века. М.,1995; Найденова И.С. Современные стандарты обучения истории в школах США // Преподавание истории в школе. 2009. №5; Лапицкий М.И. «Американская мечта». От «плавильного котла» к «салатнице» // Национальная идея: история, идеология, миф. М., 2004.

[17] История Украiни. Короткий огляд. Тернопiль, 1991; Сергиенко Г.Я., Смолий В.А. История Украины (с древнейших времен до конца XVIII века). Учебное пособие для 7-8 классов средней школы. Киев, 1995; Лях Р., Темірова Н. Історія України. Підручник для 7-го класу. К.: «Генеза», 2005; Всесвітня історія:1914–1939: Навч. посібник для 10 кл. серед. загальноосвіт. шк. / Авт.-упоряд.: Я.М.Бердичевський, Т.В.Ладиченко. 3-те вид., перероб. Запоріжжя, 1998; Власов В.С. История Украины: 8 класс / Под ред. Ю.А.Мыцыка: Учеб. пособие. К., 2002; Бирюлев И.М. Всемирная история. Часть первая. Новое время (XVI — конец XVIII в.): Учебник для 8 класса средней общеобразовательной школы. Запорожье, 2002; Турченко Ф.Г., Мороко В.Н.. История Украины, 9-й класс. Киев, 2002; Сарбей В.Г. История Украины XIX начала XX столетия. Учебник для 9 класса средней школы. Киев, 1996; Власов В.С., Данилевська О.М. Вступ до історії України: Підруч. для 5 кл. загальноосв. навч. закладів. К., 2002

[18] Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С. Высшие ценности российского государства. М.: Научный эксперт, 2012.

[19] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций М.: АСТ, 2003; Katzenstein P. Civilizations in World Politics. Plural and Pluralist Perspectives. Routledge, 2010; Katzenstein P. Anglo-America and its Discontents. Civilizational Identities Between East and West. Routledge, 2012.

[20] Гоголь Н.В. Тарас Бульба // Гоголь Н.В. Золотой том. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. С. 229.

[21] Милошевич С. НАТО умрет, когда взойдет Русское Солнце // http://royallib.com/book/miloshevich_slobodan/nato_umret_kogda_vzoydet_russkoe_solntse.html


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4152
15949
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика