Экономика

ФРС подняла ставку. Что за этим кроется?

ФРС подняла ставку. Что за этим кроется?

Мировые аналитики, рынки. правительства с напряжением ждали решения ФРС о повышении ставки. Денежная политика ужесточена. В избытке прогнозы и объяснения.

Наш прогноз следующий: США выходят на провоцирование нового мирового финансового кризиса.

Этот прогноз сделан не на кофейной гуще. Еще в 2011 году вышла работа, в которой была обоснована теория управляемого мирового финансового кризиса. (Политическое измерение мировых финансовых кризисов. Феноменология, теория, устранение / Под общ. ред. С.С.Сулакшина. М.: Научный эксперт, 2011). В ней доказано, что США с помощью бесконтрольной ФРС, используя мировую роль доллара в финансах мира могут и организуют в свою пользу мировые финансовые кризисы. Их цель «ремонт» падающей доходности эмитента. США являются мировым лидером в части глобального социального паразитизма. Вкладывая в мировой ВВП около 20%, они потребляют около 30% мирового потребления. Вот такое ноу-хау для собственного процветания. Но долларовая пирамида время от времени ветшает и доходность на торговле зеленым товаром падает. Тогда включают механизм ремонта паразитической схемы. Она непроста и нам потребовался анализ почти двухвековой истории. Короче говоря, сегодня на базе этой модели прогнозируется новый мировой финансовый кризис.

Приводим соответствующую главу — обоснование из указанной книги. Она как раз кстати для понимания стратегии США и ФРС, поднявшей свою ставку.


ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ МОДЕЛЬ УПРАВЛЯЕМОГО МИРОВОГО КРИЗИСА

2.1. НАУЧНЫЕ ГИПОТЕЗЫ ПРИРОДЫ КРИЗИСОВ: СТОХАСТИЧЕСКАЯ, ЦИКЛИЧЕСКАЯ, «ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА», УПРАВЛЯЕМАЯ

Проблема установления природы, а значит причин возникновения кризисов, продолжает оставаться актуальной задачей. К единому мнению по этому вопросу научному сообществу прийти еще не удалось. При этом множество гипотез о происхождении кризисов можно свести в четыре теории (модели), которые будут рассмотрены ниже. Основные фундаментальные процессы, лежащие в основе этих моделей, сводятся к следующему выбору. Это случайность, ее противоположность — закономерность (цикличность или разбалансировка равновесий) и выдвигаемая авторами модель волевой причинности (модель управляемого
кризиса) (рис. 2.1).

Рис. 2.1. К природе причинности мировых финансовых и экономических кризисов


ЦИКЛИЧЕСКАЯ ГИПОТЕЗА КРИЗИСОВ

Широкое распространение в экономической науке имеет гипотеза о существовании экономических циклов — регулярных колебаний уровня деловой активности от экономического бума до спада. Ключевой и не до конца разработанной категорией в этом подходе является понятие рыночной конъюнктуры. Поскольку она не развита — не существет и математической модели циклического кризиса, которая могла бы быть построена на этом основании. В разное время этой проблемой занимались многие ученые, в настоящее время различают четыре наиболее распространенных цикла разного периода.

1) Краткосрочные циклы Китчина — колебания со средним периодом 3–4 года, открытые в 1920-е гг. английским экономистом Джозефом Китчином[1]. Первоначально считалось, что циклы порождались колебаниями мирового запаса золота, однако в современной экономической теории механизм генерирования этих циклов обычно связывают с запаздываниями по времени информации, влияющей на принятие решений фирмами.

2) Среднесрочные (7–11 лет) циклы Жюгляра, которые первым описал французский экономист Клеман Жюгляр[2]. В рамках циклов Жюгляра наблюдаются колебания в объемах инвестиций в основной капитал. В результате, к временным запаздываниям, характерным для циклов Китчина, здесь добавляются еще временные задержки между принятием инвестиционных решений и возведением соответствующих производственных мощностей (а также между возведением и запуском соответствующих мощностей). Дополнительная задержка формируется и между спадом спроса и ликвидацией соответствующих производственных мощностей.

3) Циклы Кузнеца, период которых составляет 15–20 лет. Впервые были описаны в 1930 г. нобелевским лауреатом Саймоном Кузнецом[3]. Первоначально они связывались с демографическими процессами, в частности, притоком иммигрантов, а также строительными изменениями. В настоящее время рядом авторов ритмы Кузнеца рассматриваются в качестве инфраструктурных циклов.

4) Циклы Кондратьева — долгосрочные волны с периодом 40–60 лет. Были впервые изученные русским экономистом Н. Д. Кондратьевым. В своем исследовании он назвал их волнами экономической конъюнктуры, а основанием для вывода об их существовании послужил анализ большого числа экономических показателей различных стран на довольно длительных промежутках времени, охватывавших 100–150 лет[4].

Суть гипотезы циклической природы кризиса состоит в том, что его может провоцировать наложение (интерференция) волновых экономических процессов с разной частотой в определенный момент времени. Сфазирование амплитуды некоего параметра, ведущего к неустойчивости, для разных циклических процессов, предположительно и приводит к превышению условного порога устойчивости. Математическая проверка данной гипотезы сильно затруднена в силу того, что совершенно четких циклов с неизменным периодом выделить до сих пор не удалось. Со временем меняется не только период цикла, но и амплитуда волны (достаточно условная, к тому же, характеристика). Однако, в исторической хронологии экономических процессов накоплены достаточно четкие привязки к временной оси, что позволяет верифицировать гипотезу сфазированности.

Исследование ставило целью на материалах исторических конъюнктурных рядов установить примерные фазы четырех экономических циклов — Кондратьева, Кузнеца, Жюгляра и Китчина, проанализировать примерные амплитуды волн, и получить результат наложения друг на друга с целью увидеть возможность возникновения кризисов вследствие этого резонансного наложения.

Для циклов Кондратьева фазы выделяются многими исследователями сходным образом (табл. 2.1. и 2.2)[5].

Таблица 2.1. Длинные волны и их фазы, идентифицированные самим Н.Д.Кондратьевым

Таблица 2.2. «Пост-кондратьевские» длинные волны и их фазы

Для получения выводов об условной амплитуде этих волн были использованы данные об изменении ВВП в период от «бума» до «падения» в каждый период цикла[6].

Данные о продолжительности и датировках циклов Кузнеца опубликованы в работе[7]. Исходя из них, четкой выраженности цикла не наблюдается, имеется большой разброс расстояний между соседними максимумами и минимумами. В качестве периода было взято среднее значение 17 лет. За «точку отсчета» был принят первый из наблюдаемых максимумов в 1815 году. Данные по периодичности наступления кризисов в своей работе «Des Crises Commercials Et De Leur Retour Periodique En France» публикует сам К.Жюгляр. Опять же, строгой периодичности не наблюдается, среднее значение периода составило 9 лет. Дж.Китчин в своей статье «Cycles and Trends in Economic Factors» публикует «идеальные» даты 3.33-летних циклов, и оценивает отклонение от них в реальности. При оценке амплитуды колебаний использовались данные Мэддисона о ежегодном среднем приросте ВВП по разным странам.

Таким образом, имея данные о среднем периоде каждого из циклов и его условной амплитуде, возможно наложить их друг на друга и увидеть, были ли кризисы спровоцированы этим наложением (рис. 2.2).

Рис. 2.2. Сопоставление сфазированных четырех волн с периодами кризисов

Как видно из рис. 2.2, определенного и закономерного синхронизма между результирующей волной и наступлением экономических кризисов не наблюдается. Имеется возможность ввести понятие универсального суммарного цикла. Он строится на основании конечно самого длинного из циклов. Все мировые кризисы при этом приходятся на какую-то универсальную фазу. Таким образом вся историческая выборка моментов кризисов может быть в усредненном виде сопоставлена с универсальной фазой суммарного конъюнктурного цикла. На рис. 2.3 показан результат соспоставления. Амплитуда цикла показана условно с точностью только лишь до обозначения повышательной и понижательной стадий, фиксируемых в литературе. Если причиной кризисов являлось бы резонансное превышение некоего порога устойчивостит (схема на рис. 2.1), то статистически кризисы должны были бы сгруппипроваться в какой-то опредленной фазе универсального цикла. Причем в этой логике наважно даже в какой именно фазе (максимума или минимума конъюнктурной кривой, или в моменты наибольшей изменчивости) кризисы сгруппируются. Важен сам факт группирования. Однако убедительного факта группировки кризисов не наблюдается (рис 2.3).

Рис. 2.3. Универсальный суммированный цикл конъюнктуры и привязанное по фазе местоположение кризисов (количество наблюденных в истории кризисов)

Кризисы не группируются, а распределены примерно равномерно. Это позволяет считать, что теория резонансного циклического стимулирования кризисов не подтверждается. Однако, нельзя исключать, что резонансные условия являются сопутствующим условием, облегчающим срабатывание основных причин, которые еще предстоит выяснить.


СТОХАСТИЧЕСКАЯ ГИПОТЕЗА

В 80-х годах 20 века классическая теория цикла получила развитие в виде концепции динамического стохастического общего равновесия. Ее основоположниками принято считать Ф.Кюдланда и Э.Прескотта[8]. Новизна этого подхода заключается в предположении о стохастической природе циклов при общей равновесности траекторий изменения основных макропоказателей и отказе от понимания циклов как последовательных отклонений от некоей равновесной траектории. Таким образом, стохастическая природа циклов предполагает ненулевую вероятность реализации катастрофических шоков, по определению не предсказуемых. Это значит, что теоретически кризис не может быть результатом определенных, детерминированных цепочек событий[9].

Кроме того, случайная природа кризисов объясняется непредсказуемостью рыночной конъюнктуры: она определяется большим числом субъектов, взаимодействие или противодействие которых в определенных моменты времени приводят к «срывам». Помимо того, что само поведение этих субъектов может приводить к неожиданным последствиям, еще существуют т.н. «черные лебеди» — редкие непредсказуемые события, последствия которых очень значимы[10].

Сторонники такой теории, например, У.Митчелл, указывали на многофакторность причин кризисов, а также на то, что каждый из них является уникальным и требует собственного объяснения[11]. Схематично стохастическая модель выглядит как показано на рис. 2.4. На нем изображены случайные флуктуации в изменении некого показателя, в определенные моменты переходящего «порог устойчивости» экономической системы, что и провоцирует кризис. То есть, кризис может быть вызван неустойчивостью в любой сфере экономики, при этом и причина, и момент наступления остаются случайными и непредсказуемыми.

Рис 2.4. Схематическое изображение механизма функционирования стохастической природы кризисов

Исходя из этой модели, кризис невозможно детерминировать. Закономерностей в их возникновении не существует.

Тем не менее, имеется феноменология, опровергающая эти утверждения.

Во-первых, наблюдается совершенно четкая тенденция сокращения сроков межкризисных интервалов и учащения кризисов. Тенденция наблюдается на протяжении всей истории кризисов, что свидетельствует о наличии единой детерминированности кризисов. Заметны более локализованные по времени тренды, но они также явно детерминированы, включая от пяти смежных кризисов. Неоднократное наличие даже для пяти кризисов единого детерминизма также опровергает идею об их независимости и уникальности или случайности возникновения и протекания. Это наглядно продемонстрировано на рис. 2.5. Такая закономерность была бы маловероятной при абсолютной недетерминированности кризисов.

Рис. 2.5. Межкризисные интервалы по всей истории кризисов

Во-вторых, в дальнейшем изложении будут представлены результаты, демонстрирующие, что целый ряд показателей экономического состояния ведет себя подобным образом в том числе даже в предкризисный период для разных кризисов. Но стохастическая модель основана на логическом принципе, что не существует каких-либо типичных сценариев развития кризиса, каждый кризис уникален. Поэтому предсказать кризис по каким-либо предвестникам невозможно.

Таким образом, стохастическая теория происхождения кризисов также не находит подтверждения. Вместе с тем, приближение поиска к представлению о повторяемости и единой детерминированности кризиса говорит уже и о возможности прогнозирования кризиса, если его детерминированная природа окажется «разгаданной».


ГИПОТЕЗА КРИЗИСА «ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА»

В классической экономической теории одна из объяснительных моделей строится на основе понимания причины экономических кризисов как нарушения равновесия между спросом и предложением на товары и услуги. Основными видами считаются кризис недопроизводства (дефицит)[12] и кризис перепроизводства, под которым понимается нарушение баланса в сторону превышения предложения над спросом[13]. Согласно сложившемуся мнению, кризис перепроизводства характеризуется наличием большого количества товаров, которые превышают потребительский спрос. Обычно он возникает из-за неизвестности совокупного спроса и невозможности в условиях свободного рынка планирования совокупного производства. С развитием рыночной индустриальной экономики кризисы перепроизводства приобрели циклический характер и на сегодня составляют одну из фаз экономического цикла — регулярных колебаний уровня деловой активности от экономического бума до спада (депрессии).

Чаще всего кризис перепроизводства рассматривается в качестве одной из фаз среднесрочного экономического цикла Жюгляра. Таким образом, по сути, данная гипотеза сводится к уже рассмотренной гипотезе о циклической природе кризиса.

Однако нельзя не отметить, что в настоящее время теория кризиса перепроизводства предстает в новом свете. Действительно, о перепроизводстве чего идет речь? Рассмотрение кризисов двух последних столетий[14] показывает, что в большинстве случаев детонирующий сбой происходит, прежде всего, в наиболее связанных с финансовым капиталом отраслях торговой и финансовой деятельности. Начавшись кризис далее переходит на сферы реального производства. Глубина кризиса программируется именно в финансовых отраслях. Наложение «гребенки» кризисов на динамику удельного веса сферы услуг позволяет обнаружить устойчивую связь данных процессов. Наиболее стремительное падение удельного веса промышленности приходится на Великую депрессию. Аналогичный тренд наблюдается в кризисе 2008—2009 гг. На стадиях кризисного падения американского ВВП падение промышленного производства было наиболее стремительным. Напротив, в фазах подъема прирост в сфере промышленности имел заметно опережающие по отношению к остальной экономике темпы (рис. 2.6)[15].

Рис. 2.6. Соотношение динамики ВВП с динамикой в сфере промышленности в экономике США (1945—1975 гг.)

Но экономическое благополучие, основанное на паразитических спекулятивных схемах, устойчивым быть не может. Экономическое благополучие может быть устойчивым только на основе материального производства. Этот вывод требует переосмысления распространенной теории капиталистических кризисов, как «кризисов перепроизводства». В свете развиваемого в настоящей работе подхода это скорее кризисы финансовых пирамид и экономического паразитизма. Кризисы не материального перепроизводства, а перепроизводства финансового. Но фактически — это уже вхождение в логическое причинное поле теории и модели управляемого кризиса, выдвигаемой авторами. Устраиваются кризисы согласно этой теории теми, кто стремится восстанавливать свои паразитические сверхдоходы, которые время от времени снижаются, как в любой пирамиде.

Говорить же о значении объяснительного потенциала модели материального перепроизводства применительно не к периоду XIX века, а к XX веку и современности затруднительно.


АВТОРСКАЯ ГИПОТЕЗА УПРАВЛЯЕМОГО КРИЗИСА

Термин «управляемый» является в этой модели ключевым. Его смысл включает в себя утверждение о субъектности инициаторов кризиса, и в целом об искусственности, инспирированности и инструментарном характере кризисов. Поскольку ни одна из рассмотренных выше гипотез не объясняет убедительным образом природу финансовых кризисов логичен вывод о существовании качественно иных причин их наступления, иной природы детерминации. Напомним, что сквозной исторический тренд, показанный выше, указывает на существование единой детерминированности. Обзор предпосылок в пользу этой версии дан в табл. 2.3.

Таблица 2.3 Управляемый кризис (обзор версий)

В этой объяснительной модели речь идет о волевой природе кризиса. Ее суть в том, что некий субъект, имеющий в своих руках инструменты для запуска кризисных механизмов, делает это для достижения некоей своей цели. Для того, чтобы доказать непротиворечивость этой гипотезы, нужно найти, во-первых, бенефициаров — тех, кому выгодно наступление кризиса. Кроме этого, необходимо указать цель и интерес, преследуемые ими, и методы их достижения и реализации.

Начнем с вводного замечания о макросоотношении материального и соответствующего финансового оборота (рис. 2.7).

Рис. 2.7. Денежное обеспечение ВВП мировых стран

Очевидно, что ответственные правительства соотносят эмиссию национальной валюты с реальным ВВП. Коэффициент превышения денежной массы над объемом ВВП не превышает двух раз. Почему на мировом уровне это не так (превышение в совокупности более 10 раз)? Напрашивается вывод, что в мире недостает механизма ответственности за поддержание этого баланса ни у страны-эмитента, ни у мирового сообщества, в силу отсутствия соответствующих институтов. Даже американское государство — само заложник имеющегося механизма «фальшивомонетчества», которым в новейшее время занимается ФРС. Ниже будет показано, что и мировые институты — заложник этого же центра, или клуба бенефициаров, носящего латентный, но исторически очень длительный, характер.

Применительно к кризису надо представлять себе, что мировая резервная валюта — доллар — является товаром, которого «вдруг» становится настолько много, что он «дешевеет». Это разбалансирует предложение и спрос, и мировой продавец долларов, очевидно, должен что-то предпринять для удержания собственной прибыли на прежнем уровне.

Таким образом, цель, преследуемая бенефициарами, — увеличение доходности своей деятельности. Собственно выгодоприобретающим субъектом является ФРС и стоящая за ней группа лиц. Методы, используемые ими: бесконтрольная эмиссия ничем не обеспеченной валюты, производные финансовые инструменты, а также изъятие денежной массы из свободного обращения. Далее будут приведены подробные доказательства этих тезисов.


2.2. «ВЕЧНЫЙ» КОНФЛИКТ ТРУДА И ПРИСВОЕНИЯ

Человек с сотворения мира для того, чтобы жить, должен потреблять блага. Источник появления блага как такового — это труд (если пренебречь «дарами природы»). Если не будет труда — не будет благ. Источник права человека на получение блага — это тоже труд, но не только. Это может быть присвоение блага. Что входит в понятие присвоения? Входят разбой, военный отъем и рента. Рента — это торговая спекуляция, когда торговая надбавка существенно выше стоимости трудозатрат торговца. Это процентный доход от ссудного финансового капитала. Это добавочная стоимость, создаваемая с помощью производственного капитала. Это стоимость проданных природных ресурсов приватизировавшим их субъектом. И это продажа очень специфичного товара, а именно денег. Это рента с права эмиссии денег и производных финансовых инструментов, ценных бумаг, забалансовых деривативов. Практически, это торговля бумагой. Если себестоимость 100-долларовой купюры составляет 4 цента, то физических благ на нее эмитент может получить уже в соответствии с тем номиналом, который нарисован на купюре. Значит, в пределе рентабельность «предприятия» составляет 250000%! И это не учитывая, что дополнительный выигрыш возможен еще и на обменном курсе национальных валют на доллар и на банковской марже, поскольку долларом, конечно, не в магазине торгуют, а обменивают в банковской процедуре рефинансирования и кредитования.

Таким образом, есть праведное пользование благами. А есть присвоение благ, которое к праведному отнести трудно. Их противостояние вечно.

Этот конфликт можно схематически представить в виде «стрелы» времени (рис. 2.8), по одну сторону которой расположен труд, а на другой — различные в истории формы присвоения, порождающие паразитирование.

Рис. 2.8. Мегаэволюция конфликта труда и присвоения

Хронологический ряд, поясняющий данную схему в части мирового паразитизма, имеет длительную историю.

5 млн. — 500 тыс. лет назад — эпоха собирательства (питекантроп), когда труд и присвоение еще не разделены.

40 тыс. лет назад — возникает обмен (поздний палеолит) и первые возможности для несправедливости.

IV тыс. до н. э. — торговля и деньги в натуральной форме (зерно, скот) (Месопотамия, Египет и Китай), появление финансов — денежной и налоговой систем (Шумер и Аккад).

III тыс. до н. э. — ростовщики и менялы (Древний Вавилон).

2250 лет до н. э. — правители Каппадокии начали гарантировать качество и вес серебряных слитков, служивших деньгами.

II тыс. до н. э. — банки (Вавилонское царство).

II тыс. до н. э. — закладные обязательства и ипотека (Митанни).

640 г. до н. э. в Лидии были изобретены деньги в современном смысле этого слова — круглые монеты из электрона.

VI  в. до н. э. — банковская династия «Эгиби и сыновья» (Вавилон).

910 г. — массовый выпуск бумажных денег (Китай).

IX—X вв. — возобновление деятельности менял в Европе, «бумажные деньги» — расписки за сданное на хранение золото и серебро и банковские операции с частичным обеспечением (Англия), натуральная и денежная рента.

XIII—XIV вв. — международное кредитование правительств других стран (Венеция).

XVII в. — появление деривативов (сделки с премией или опционы).

1649 г. — банки Англии, Франции и Голландии стали выпускать чеки.

Середина XVII в. — капитал.

1690 г. — массовая эмиссия бумажных денег (штат Массачусетс).

1694 г. — первый в истории частный центральный банк — Банк Англии.

1716 г. — бумажная эмиссия во Франции.

1781 г. — частный Североамериканский банк.

1791 г. — Первый Банк Соединенных Штатов.

Середина XIX в. — фьючерсные контракты на сельскохозяйственные товары (США).

1816 г. — Второй Банк США.

1837 г. — изобретен телеграфный аппарат (банковские платежи).

1844 г. — право бесконтрольной эмиссии (Банк Англии).

1913 г. — Федеральный Резервный Банк.

1934 г. — отмена золотого обеспечения доллара.

1944 г. — доллар стал международной резервной валютой.

1951 г. — первая электронная банковская кредитка (США).

1966 г. — общенациональная банковская кредитка (США).

Начало 1970-х гг. — появление специализированных бирж финансовых деривативов (США).

1971 г. — отмена конвертации доллара на золото.

1975 г. — создана сеть банкоматов (США).

1993 г. — «цифровые деньги» (DigiCash).

Середина 1990-х гг. — фьючерсные контракты, основанные на индексах страховых случаев.

1994 г. — кредитные деривативы (дефолтные свопы — CDS).

Конец 1990-х гг. — создана система PayPal для пересылки денег по электронной почте и системы «интернет-денег» (Clickshare, The Internet Dollar, Internet Cash, NetCheque и пр.).

Жак Аттали говорит о трех типах порядка, «о трех способах организации насилия», — о порядке Сакрального, о порядке Силы и о порядке Денег. Этим порядкам соответствуют три социальные формы, которым поочередно соответствуют священник, царь и торговец или финансист. «Но только строй Денег, — замечает он, — привносит идею того, что всякая вещь может быть измерена посредством единой меры, универсального эквивалента». Далее автор уточняет: «В отличие от двух предшествующих порядков, где могут сосуществовать различные множественные социальные формы, конкурирующие между собой, Торговый Строй постоянно стремится к организации единой универсальной формы мирового масштаба». Итак, согласно Жаку Аттали, триумф экономики, денег связан с переходом от множественности различных типов общества к планетарной униформности, к мондиализму. Власть при этом измеряется количеством контролируемых денег — вначале посредством Силы, потом посредством Закона.

Торговый строй, согласно Аттали, имел до сегодняшнего дня 8 форм. Каждая из этих форм определяется центром или сердцем, «где концентрируется сущность финансовой, технической, культурной власти (и при этом не обязательно политической власти)», серединой, развитыми регионами, располагающимися близко к сердцу, и периферией, отдаленными и обделенными регионами. Аттали перечисляет 8 центров (или сердец) Торгового Строя в истории:

1. Брюж около 1300 г.

2. Венеция около 1450 г.

3. Антверпен около 1500 г.

4. Генуя около 1550 г.

5. Амстердам — около 1650 г.

6. Лондон — около 1750 г.

7. Бостон — около 1880 г.

8. Нью-Йорк — около 1930 г.

Центром 9-той формы Торгового Строя, возможно, станет Япония, хотя сам Аттали склоняется, скорее, к проекту наложения двух доминирующих пространств — Тихоокеанского (США и Япония) и европейского[16].

Сегодня глобализация во многих регионах мира рассматривается как «новая форма империализма». На тесную связь одной доминирующей мировой валюты и единого стандарта демократии указывали многие политики, ученые и общественные деятели. Х.Аренд в «Истоках тоталитаризма» обратила внимание на то, что «бесконечный процесс накопления капитала нуждается в политической структуре такой „неограниченной Власти“, которая может защитить растущую собственность благодаря постоянному росту влияния»[17]. В связи с этим вспоминается анекдот, связанный с бомбежками натовской авиацией югославских городов: «Вы еще не знаете, что такое американская демократия? Тогда мы летим к вам!». Политика двойных стандартов давно стала визитной карточкой внешней политики США.

В частности, в ходе переговоров с Японией, Кореей и Европой США настаивали на отмене субсидий и отказе от протекционизма в критически важных отраслях. Требуя, чтобы эти страны открыли свои внутренние рынки для американского импорта и, проповедуя идею «торговли вместо помощи», американская администрация одновременно в 2001 г. ввела пошлины на ввоз стали, мотивируя это тем, что «критически важная отрасль» страдает от наплыва импорта. Одновременно, опираясь на заключенное в 1985 г. «Плаза-соглашение», США убедили Японию ревальвировать йену, что, в конце концов, привело в 2002 г. к схлопыванию японского «мыльного пузыря».

Вопреки правилам свободной торговли, США добились исключительных льгот для своего сельского хозяйства и текстильной промышленности. Принятие закона о фермерских хозяйствах, увеличившее субсидии американским производителям ряда сельскохозяйственных продуктов, вытеснило с американского рынка 75% бразильского экспорта. Также до минимума были ограничены квоты для мексиканского сахара.

В августе 2002 г. Дж. Буш подписал закон о расширении полномочий исполнительной власти в области стимулирования торговли, объявлявший открытую торговлю «моральным императивом». Но одновременно Буш увеличил дотации американским фермерам на производство хлопка. Тем самым был создан механизм роста благосостояния американских хлопководов за счет других стран. Имея крупные государственные дотации, фермеры получили возможность выбрасывать хлопок на мировой рынок по демпинговым ценам, постепенно захватывая рынок хлопка[18]. При этом, однако, США существенно ограничили импорт пакистанского текстиля и сельскохозяйственной продукции из Новой Зеландии, Австралии и Филиппин.

Очередное решение Буша о введении запретительных пошлин на импорт широкого ассортимента изделий из стали в марте 2002 г. на практике являлось попыткой переложения финансового бремени на страны-экспортеры. В целом после 11 сентября 2001 г. американская доктрина «интеграции» представляет собой соглашения, направленные на создание обстановки, которая «соответствовала бы интересам и ценностям США»[19]. Сегодня внешнеполитические интересы США во многом определяются широкими (и все более растущими) финансовыми аппетитами.

Данные свидетельствуют, что в конце 1990-х гг. на 4,5% населения планеты, которое составляет население США, приходилось более 21% мирового ВВП. Особенно большие изменения в экономическом развитии США произошли в конце XX — начале XXI вв. Удельный вес США в мировом ВВП увеличился с 20% в начале 1990-х гг. до 30,4% в 2000 г.[20] За вторую половину ХХ в. Соединенные Штаты превратились в крупнейшую торговую державу мира. За 1960—2000 гг. объем международного товарооборота страны вырос в 57 (!) раз. В конце ХХ в. на долю США приходилась примерно ½ мировых заемных средств, а накопленные зарубежные прямые американские инвестиции достигли 25% мировых (их объем превышал инвестиции Великобритании и Японии, вместе взятые). Кроме того, США стали обладать самым крупным в мире научно-техническим потенциалом. Расходы США на НИОКР составляют более 40% общемировых, в стране сосредоточилось 75% банков данных, имеющихся в развитых странах, а доля США в мировом производстве наукоемкой продукции превысила 36%[21]. Но при этом надо учитывать, что значимую часть национального богатства США составляют ценные бумаги, связь значительной части которых с реальным сектором экономики становится все более условной. Эта часть экономики носит преимущественно виртуальный характер: биржевые индексы «надуваются» в периоды благоприятных ожиданий и «сворачиваются» при появлении реальных или мнимых угроз.

В табл. 2.4[22] представлены сведения об уровне ВВП сорока государств, имеющих наибольшее значение этого показателя.

Таблица 2.4. ВВП экономически развитых стран мира

Секрет американского (а отчасти его союзников) успеха во многом состоит в том, что значительная часть мировой экономики, так или иначе, работает на США, получая взамен военную защиту. США не готовы ограничивать свой уровень потребления, который, как видно, обеспечивается в режиме присвоения.

Примеров тому — множество. В марте 2001 г. США — крупнейший источник выбросов, вызывающих парниковый эффект, — из-за боязни экономических издержек отказались присоединиться к Киотскому протоколу о мерах по контролю над глобальным потеплением[23]. А в июле 2002 г. США отказались перечислять 34 млн. долл. в Фонд населения ООН из-за опасений, что якобы эти средства могут быть использованы для финансирования программ китайского правительства, предусматривающих проведение принудительных абортов. Хотя Китаю предназначалось всего 3 млн., а цель программы, наоборот, заключалась в борьбе с практикой принудительных абортов[24].

Гигантский рост торгового дефицита США означает экспорт инфляции за пределы страны. Америка — единственная страна в мире, у которой внешний долг выражен в собственной валюте. Американский бюджет после Второй мировой войны был бездефицитным всего три года. Показательно, что резкий прирост долгов этой страны начался в 1970-е гг. на фоне финансовых кризисов, сотрясавших мировую экономику. На 2009 г. внешний долг США достиг почти 14 трлн. долл., дефицит бюджета — 1,8 трлн. дол.[25]

При этом американская администрация никогда не отказывалась от открытого давления на своих союзников и страны «третьего мира», если речь шла об обеспечении экономических и финансовых интересов США. Например, в конце 1970-х гг. США оказали давление на Японию относительно импорта автомобилей и цветных телевизоров. Кроме того, американские представители сделали все возможное, чтобы ввести в систему правил международной торговли жесткие условия о защите патентов и авторского права. А это существенный финансовый источник. Американские производители самолетов и полупроводников сумели сломить сопротивление развивающихся стран, требовавших прямых инвестиций в качестве допуска на их рынки американской продукции. В конце 1980-х гг. Минфин США добился заключения Базельского соглашения, обязавшего банки увеличить в своих балансах долю собственного капитала. Это улучшило шансы США, чьи банки всегда удовлетворяли более высоким требованиям, чем европейские и японские. Это, в свою очередь, вызвало существенное увеличение спроса на американские казначейские бумаги[26].

При создании МВФ и Всемирного банка США настояли на своей решающей роли в этих организациях. Несмотря на предложения Дж. М. Кейнса ввести новую международную денежную единицу «банкор», обеспеченную золотом, США добились того, чтобы международной валютой стал доллар, к которому жестко привязываются курсы остальных валют: изменения валютных курсов разрешались только с согласия МВФ (то есть США)[27].

В результате США стали получать преференции как от международных финансовых организаций (прежде всего, МВФ), так и от правительств других стран. К примеру, Саудовская Аравия продает США нефть дешевле, чем другим странам. В свою очередь, установление цен на нефть в долларах способствует сохранению за ним роли мировой платежной единицы. Кроме того, саудовцы всегда шли навстречу американцам, когда были необходимы дополнительные объемы нефти для поддержания стабильного рынка или, наоборот, для его дестабилизации.

Огромный и постоянно растущий бюджетный дефицит США покрывался за счет иностранных инвестиций. Приток иностранных инвестиций в США стал превышать их вывоз уже в 1980-е гг., а наиболее значительных размеров он достиг в 2000-е гг. (табл. 2.5)[28].

Таблица 2.5. Показатели вывоза капитала и его притока в США (млрд. долл.)

К концу 2004 г. иностранным инвесторам были проданы ценных бумаг в объемах почти 13% акций американских компаний, 24% корпоративных облигаций и 43% ценных бумаг казначейства США[29]. По сути, это представляет собой вторичную эмиссию, но уже не денег, как таковых, а просто бумаг, взамен которых США получают финансовые средства.

Основные средства в «финансовый пузырь» виртуальной экономики США вливались правительствами Японии, Китая и других восточноазиатских стран, которые производили покупки американских государственных бумаг для создания долларовых валютных резервов. Крупнейшим держателем казначейских ценных бумаг была Япония (740 млрд. дол.), за ней шли Китай (174 млрд.) и Тайвань (57 млрд.). Если прибавить к этому Гонконг, Сингапур, Южную Корею и Таиланд, то общая сумма казначейских ценных бумаг Соединенных Штатов, находящихся в руках восточноазиатских держателей, в 2004 г. составила 1,1 трлн. дол.[30] Сохранялась эта тенденция и накануне кризиса 2008 г. (табл. 2.6).

Таблица 2.6. Крупнейшие страны — кредиторы США

При этом правительство США руководствовалось не только экономическими, но и политическими соображениями относительно важности американской военной мощи для обеспечения политической стабильности в мире. Растущая финансовая зависимость от иностранных государств (особенно Китая) стала представлять опасность для монополии доллара, что и предопределило финансовый кризис 2008—2009 гг. Свою роль в провоцировании кризиса сыграл фактически сложившийся на встрече ВТО в Канкуне в 2003 г. «Южный альянс», в котором весьма заметна роль КНР.

Глобальное присвоение в виде неэквивалентности обменов в мировой экономики достигается США с помощью целой системы экономических, финансовых и политических инструментов, в ряду которых:

— создание, искусственное поддержание и увеличение спроса на доллар в мире, что дает возможность осуществлять «экспорт» долларов из США в обмен на товары других стран. Президент Казахстана Н.Назарбаев охарактеризовал сложившийся порядок эмиссии и обращения мировых валют как не отвечающий «никаким критериям законности, демократичности, конкурентности, эффективности, контроля со стороны пользователей валют»[31];

— политически и экономически обусловленные кредиты развивающимся странам, обрекающие их на разрушение экономики;

— махинации на фондовых и валютных рынках (наглядный пример — обрушение фондовых и валютных рынков Юго-Восточной Азии в 1997—1998 гг.);

— информационные манипуляции;

— манипуляции ценами мирового рынка (в этом ряду — обрушение мирового рынка нефти в 1986 и 2008 гг.).

Падение доллара является весьма эффективным средством принуждения других государств финансировать американскую военную экономику и американский экономический рост. Однако, во время падения доллара в конце 1970-х гг. американскому доллару как международной валюте альтернатив не оказалось. Запад не был заинтересован в возврате к золотому стандарту в силу того, что это давало большие преимущества СССР.

В 1980–1990-х гг. американской администрации удалось склонить многие страны к либерализации своих финансовых рынков, что, как правило, оберачивалось для них финансовыми и валютными кризисами. Последние, в свою очередь, привели к падению инвестиций в этих странах и стремлению накопить валютные резервы. Выход был найден (вернее, правительства этих стран подтолкнули к этому решению) в инвестировании резервных фондов в США, как страну с самой крупной экономикой и самыми ликвидными рынками капитала[32].

Проповедуемое США «евангелие экономической глобализации»[33] не выдержало проверки финансовым кризисом 1997—1998 гг. В течение 1990-х г. «экономическое чудо», возникшее в 1960-е гг. в Японии, охватило Корею, Тайвань, Гонконг, Сингапур, Малайзию и Таиланд. Кризису предшествовал приток инвестиций из США, Японии и Европы, в 1993—1996 гг. в экономику Юго-Восточной Азии было вложено более 700 млрд. дол. На этом фоне лидеры стран Азиатско-Тихоокеанского региона на встрече в Индонезии в 1994 г. поддержали глобализацию, объявив о создании организации Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества и взяв обязательство к 2020 г. обеспечить полную свободу торговли. Краху Бангкокского торгового банка в августе 1996 г. не придали особого значения, как и объявленному риелторской компанией «Сомпрасонг» в феврале 1997 г. дефолту по еврооблигациям. Но механизм кризиса уже начал раскручиваться. В самый неподходящий момент иностранные банки, как по команде, потребовали возвращения краткосрочных займов, а хедж-фонды начали играть на понижение тайского бата. Таиландские компании были вынуждены менять баты на доллары, что еще больше раскачивало валютный рынок страны. Для удержания валютного курса Центральный банк Таиланда выбросил на рынок все валютные резервы — 26 млрд. дол., которые были быстро поглощены. Не спас финансовую систему страны и отказ от фиксированного курса бата[34]. Свидетельством «рукотворного» характера кризиса является отказ Б.Клинтона, несмотря на попытки международного сообщества во главе с Японией оказания Таиланду финансовой помощи, участия в этом США[35]. При этом Филиппинам в качестве профилактической меры МВФ выделил кредит в 1,1 млрд. долл., а решение дать небольшие деньги Таиланду и Индонезии было принято только на сентябрьской встрече в Гонконге руководства МВФ и Всемирного банка.
Падение малазийской и индонезийской валют началось сразу за обвалом бата. Обращает на себя внимание, что меры премьер-министра Малайзии Махатхира по спасению ринггита путем запрета продажи малазийских ценных бумаг без покрытия и введения ограниченного контроля движения денег в стране, встретили жесткую критику со стороны международной финансовой элиты и американского правительства. А после заявления Махатхира на встрече в Гонконге об «аморальности валютных торгов», Малайзия была отрезана от внешних финансовых источников. И это показывает глобализм активной системы поддержки американского паразитизма.

Следующей жертвой спекулятивных финансовых атак международных (прежде всего, американских) хедж-фондов стал гонконгский доллар, жестко привязанный к американской валюте. Хедж-фонды повели игру на понижение гонконгского фондового индекса «Хансен», одновременно продавая гонконгские доллары. Эти действия заставили правительство Гонконга, ради сохранения привязки валютного курса к американскому доллару, увеличить процентные ставки, что, в свою очередь вызвало падение котировок акций и сделало прибыльными короткие позиции фондового индекса. Этого и добивались хедж-фонды, получившие огромные прибыли. После этого американское правительство закрыло глаза на действия правительства Гонконга, в ноябре 1997 г. положившего конец спекулятивным атакам путем скупки крупных пакетов обращающихся акций по курсу фондового индекса «Хансен».

В Корее общая кризисная схема была стандартной, но финансовый кризис совпал с предвыборной президентской кампанией в стране[36]. В ноябре 1997 г. падение корейской воны привело к тому, что группа крупнейших компаний страны объявила об отсрочке и приостановке внутренних и внешних инвестиционных проектов, а в конце декабря валютные резервы страны были полностью исчерпаны. Хотя действия корейского правительства по выходу из кризиса были аналогичны малазийским, американское правительство настоятельно рекомендовало банкам не выводить деньги из Кореи и продлить сроки кредитов. После этого Корея была вынуждена реструктурировать свою экономику по рецептам МВФ, находящимся под сильным влиянием американского финансового ведомства Показательно, что Минфин США пресек все попытки Японии самостоятельно оказать помощь странам Юго-Восточной Азии во время азиатского финансового кризиса, включая идею создания Азиатского валютного фонда. «Белый Дом» не мог позволить себе потерять единоличный контроль над регионом[37].

Можно сделать вывод, что финансовые кризисы всегда вызывали переход собственности и власти к тем, кто сохранял свои активы и имел возможность предоставлять кредиты. Проводимая под руководством МВФ (читай, США) либерализация ускорила переход активов от отечественных владельцев к иностранным. Подобные процессы наблюдались в Латинской Америке в 1980-х годах, в Мексике после 1994 г. и в Юго-Восточной Азии в 1997—1998 гг. Для предотвращения перерастания контролируемых региональных кризисов в глобальный приходится организовывать «помощь» в виде кредитов, которые, в свою очередь, еще больше способствуют закреплению финансовой гегемонии США и их союзников. Ведь система международного кредита представляет собою один из скрытых каналов финансового паразитизма.

Как уже указывалось, заимствования из-за рубежа в начале 2000-х гг. имели свой политический предел, поэтому основным источником бушевских войн стала система сеньоражных привилегий: другие страны обеспечивали американцев товарами, услугами и активами взамен на клочки бумаги с завышенной ценой[38].

Таким образом, значительная коллекция наблюдений говорит о том, что финансовые кризисы организуются рукотворным образом и в этом смысле являются управляемыми. В свою очередь, современное манипулирование с правом эмиссии мировой резервной валюты представляет собой классический пример паразитирования и присвоения благ. Вечный конфликт труда и присвоения, праведного и неправедного начал в потреблении благ приобрел на сегодня своеобразную форму, которая вполне реконструируется на научном языке теории и моделирования.


2.3. ТРЕХФАЗНАЯ МОДЕЛЬ УПРАВЛЯЕМОГО КРИЗИСА

Доллар, являясь резервной валютой, а также практически основной валютой по международным расчетам, востребован во всем мире. Это обуславливает высокий спрос на него, а также возможности организации, его эмитирующей, извлекать повышенный доход с его помощью.
В данном случае, рассматривая ФРС как предпринимателя с уникальным в мировом масштабе товаром, можно построить теоретическую модель действий ФРС, а также опробовать эту модель на имеющихся статистических данных.

В чем состоит интерес ФРС как предпринимателя? Как для любого продавца, — в доходности бизнеса. Есть основания считать, что практически вся кризисная история рыночной экономики мира, или, еще можно и так сказать, история капитализма, связана с волей и интересом вполне человеческой, т. е. субъективной природы. И познав ее, можно сформулировать рекомендации как эту своеобразную кризисообразующую волю нейтрализовать, и избавить мир от потрясений.

Выдвигаемая авторами модель базируется на ряде гипотез, которые далее будут доказываться на основе статистических данных:

а) исторически доминирует один и тот же механизм управляемого циклического кризиса;

б) понимание механизма управления кризисом (мотивов его бенефициаров и их действий) позволяет прогнозировать новые кризисы;

в) возможно разработать рекомендации мировому сообществу, государствам и геополитическим ареалам мира, самим США как преодолеть мировое «зло».

Методология научного доказательства включает в себя следующее.

1. Введение понятия стандартного цикла финансового кризиса и его статистическое «портретирование».

2. Вскрытие причинно-следственных связей взаимозависимых параметров развития через устойчивость задержек во времени. Как известно, причина — это то, что происходит раньше.

3. Установление устойчивых и постоянных мотивов и интереса управляющих кризисами, которые периодически и приводят к кризису.

США в лице негосударственной независимой (это будет доказано) Федеральной резервной системы обладают беспрецедентным по своей ликвидности товаром — долларом. Как уже указывалось, существует вполне реальный собственник — продавец этого товара. Как известно, продавец, он же производитель этого товара, может вести свой бизнес, основываясь на двух различных психологических моделях (рис. 2.9).

Рис. 2.9. Два психологических типа бизнеса

Главный мотиватор производителя — продавца это максимизация доходности. Еще Маркс говорил: «…обеспечьте 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение; 20% — становится оживленным; 50% — готов сломить голову; 100% — попирать ногами все законы; 300% — нет такого преступления, на которое он не рискнул бы хотя бы под страхом виселицы»[39]. Если эмитент тратит на печатание одной стодолларовой купюры 4 цента, а получает реальных благ на 100 долл., то нетрудно оценить норму прибыли (НП) такого бизнеса.

НП = (100 — 0,04) / 0,04 × 100%

Получается 250000%! Что ж, для бизнесмена это вполне осязаемый мотив. Естественно, реальная норма прибыли корректируется множеством деталей и нюансов, но общий смысл остается неизменным.

Конечно, практическая картина намного сложнее. Но любая научная теория строится на доминантах, вычленяя и доказывая их в условиях действия маскирующих факторов, шумов, целенаправленной дезинформации и пр.

Итак, основная гипотеза модели управляемого кризиса строится на предположении об устойчивом архетипе поведения мирового эмитента. Он состоит в стремлении максимизировать доходность. Вычислить ее непросто в силу сложности обменных процессов в мире. Но создать доминантную модель возможно. Доходность эмитента в общем виде представлена на рис. 2.10. Доходность ~ (номинальная) х (физическая) х (финансовая активность)

Рис. 2.10. Формула доходности доллара

Номинальная доходность (Д) определяется ставкой рефинансирования © и объемом денежной массы (М + ΔМ). Здесь М — накопленная денежная масса. ΔМ — текущий эмиссионный прирост.

Физическая доходность определяется возможностью обмена необеспеченных «банкнот» на реальные блага. Ее характеризует региональный валютный курс доллара в странах и регионах обменов (К).

А финансовая активность учитывает то, что не вся эмитированная и внедренная в мировые обмены денежная масса «работает». Далее мы увидим, что для того, чтобы создать финансовый кризис, как дефицит оборотного капитала, нужно управлять мировой денежной массой.

Для этого у эмитента есть инструмент в виде эмиссии. Но он ограничен, поскольку «работает» только на положительных приростах денежной массы и позволяет лишь уменьшить их до нуля. Однако дефицит денежной массы для организации кризиса нужно делать более глубоким. Поэтому нужен еще механизм, «замораживающий» по команде латентного центра управления (ниже будет доказано его существование) оборот уже эмитированной массы. Для этого в мире должны существовать крупные финансовые операторы, связанные с центром принятия решений, которые по его команде отзывают капиталы из оборота или вновь их активируют. Назовем этот коэффициент «финансовой активностью». Зафиксировать и оценить эти маневры можно по активности мировых инвестиций, статистика которых доступна (Ф).

Таким образом, становится возможной количественная оценка доходности эмитента с точностью до тенденции. Математически «тенденция» позволяет увидеть причинно-следственные связи, что для проверки гипотезы на достоверность уже достаточно.

Рассмотрим на статистических рядах, как вели себя в истории введенные для анализа кризисов показатели (рис. 2.11).

Рис. 2.11. Исторический ход компонентов доходности мирового эмитента (по данным ФРС и Мирового банка). Финансовые кризисы помечены вертикальными плашками

Подчеркнем, что мировой эмитент сам непосредственно управляет ставкой рефинансирования и эмиссией. Финансовой активностью может управлять тот, кто создал в мире соответствующие маневровые финансовые организации и капиталы, объединяя эту сеть, скажем, клановым принципом. Курсом доллара в регионах можно управлять только политически (управляя извне десуверенизованными правительствами стран мира). Или так, как управляют спросом на рынке. Больше товара — спрос насыщается. Дороже товар — спрос падает. Меньше товара (создается его дефицит) — спрос растет. Цена товара-доллара — это ставка рефинансирования. Объем товара-доллара — это эмиссия и финансовая активность «по команде». Иными словами, эмитент, а также латентный клуб бенефициаров (стоящий за спиной ФРС) всеми этими параметрами так или иначе управлять могут. Те параметры, которые управляются непосредственно, откликаются на «команды» сразу же. Те, которые управляются косвенно, должны откликаться с задержкой. И если все это соответствует действительности, то в мировых статистиках может быть обнаружено.

Итак, рассмотрим непосредственно механизм образования мировых циклических финансовых кризисов. Если рассматривать доллар как товар, то поставщик этого товара — Федеральная резервная система США — как любой продавец преследует три цели:

1. продать как можно большее количество товара;

2. продать товар как можно дороже;

3. Однако, учитывая специфическую особенность этого товара — на него можно выменивать реальные блага — существует еще одна задача: сделать доллар как можно более дорогим с точки зрения товарного наполнения, то есть, чтобы за 1 доллар можно было купить как можно больше реальных материальных благ.

Для достижения указанных целей у эмитента и его клуба бенефициаров есть инструменты управления, рассмотренные выше. Нужно повышать ставку, объем эмиссии, объем активной денежной массы в мире, добиваться роста курса доллара в региональных валютах. А если что-то начинает происходить не так, то нужно принимать меры. Вот эти меры и есть мировые финансовые кризисы.

Как развиваются события в соответствии с предлагаемой объяснительной моделью?

Рассмотрим их модельное поведение в специально сформированной временной шкале из трех фаз. Можно даже назвать эту модель трехфазной моделью циклических кризисов (рис. 2.12).

Рис. 2.12. Модель стандартного трехфазного циклического кризиса

Первая фаза — предкризисная. Вторая — сам кризис, и третья фаза — посткризисная. Напомним, что кризис — это внезапно возникший дефицит оборотного финансового капитала. В первой фазе эмитент стремится максимизировать свою доходность. Он наращивает ставку рефинансирования, объемы эмиссии и, в общем, стремится увеличить все доступные его влиянию сомножители доходности. К чему это приводит? На подорожавший и избыточный товар начинает падать спрос. Падает курс доллара и финансовая активность с его применением. Соответственно, начинает падать доходность. Процесс перегрелся. У эмитента и его закулисных бенефициаров возникает задача: повысить спрос, курс и активность. Для этого на спадающей ветви доходности организуется кризис. На его фазе:

1. резко сбрасывается эмиссия (создаем дефицит, уменьшаем ΔМ);

2. отдается команда маневровым финансовым организациям снижать финансовую активность (усиливает дефицит денежного оборота, т. е. снижает эффективную М и, соответственно, Ф). Собственно мировой кризис начался;

3. снижается ставка рефинансирования для восстановления спроса на товар-доллар.

Во второй фазе принятые меры дают результат. Начинается рост курса и финансовой активности. Падение доходности останавливается. Начинается ее восстановление. В третьей, посткризисной фазе, доходность восстанавливается. И стандартный кризисный цикл готов к началу очередного разогрева доходности по той же схеме. Более того, статистика показывает, что доходность, как правило, превышает докризисную.

Практически все мировые финансовые кризисы осуществляются в своей основе по этой схеме (рис. 2.13). Так ли это на самом деле? Для доказательства этого утверждения, исходя из доступности данных мировой статистики по 13 кризисам, был построен реальный статистический портрет кризиса в трехфазной шкале. Сама шкала при этом строилась путем приведения временной окрестности каждого кризиса (до, в течение, и после) в стандартную фазу.

Рис. 2.13. Приведение масштаба времени к стандартной трехфазной кризисной шкале

На рис. 2.14 приведен реальный статистический портрет циклического кризиса.

Рис. 2.14. Реальный статистический трехфазный портрет мирового циклического кризиса (построено по статистическим данным ФРС и Мирового банка)

Во-первых, видно, что в отличие от рассмотренной ранее (в разделе 2.1) стандартной волны конъюнктурного цикла, когда статистически связь с ней кризисов не выявляется, здесь совершенно очевидно следующее. Все кризисы статистически подобны друг другу и циклически повторяются именно в виде характерной модельной изменчивости. Это может быть только тогда, когда действует одна и та же природа явления во всех случаях. Только тогда повторяемость возможна и закономерна.

Во-вторых, заметна еще одна особенность реального цикла. Конечные точки соответствующих кривых не совпадают с начальными. Можно засомневаться в том, что в действительности имеется именно цикл. Но объяснение просто. Существует медленный исторический тренд. Если его вычесть, то в итоге действительно получается идеальный кризисный цикл (рис. 2.15).

Рис. 2.15. Статистический портрет кризиса с вычтенным историческим трендом

Статистически получается, что кризис не только восстанавливает упавшую доходность, но даже увеличивает ее. Классическая картина. Мир претерпевает в кризисе, а клуб бенефициаров и страна-эмитент на этом наживаются! Ниже будет приведена прямая статистика, которая показывает именно такое соотношение результатов кризиса для его организаторов и доноров.

Итак, статистическая феноменология подтверждает гипотезу и объяснительную модель.

Каков реальный механизм управления организацией кризисов? На рис. 2.16 показана реконструируемая схема управления.

Рис. 2.16. Схема мировой системы, управляющей мировыми кризисами

Уже было указано, что для создания и управления кризисом с целью восстановления доходов мирового эмитента нужно иметь правомочие устанавливать ставку рефинансирования и определять объемы эмиссии. Оба этих правомочии фактически принадлежат ФРС.

Региональным курсом доллара управляют национальные правительства. Но ими, в случае политической подчиненности авторитету, политическому или военному диктату США, эти правительства управляют в рамках навязываемой США в своих интересах стратегии. Поэтому очевидными становятся причины колоссальных военных и геополитических затрат США, которые, впрочем, по большому счету также производятся в режиме «фальшивомонетчества» (сколько хочу — столько и напечатаю). Эти их затраты вполне рентабельны в обычном финансовом смысле слова. Государство (правительство) США подчинено ФРС и идее доходности эмитента и клуба бенефициаров.

Конечно, народ США, государство США от этой пирамиды также имеют выигрыш. Но нужно только вообразить, что будет с Америкой, ее экономикой, ее народом, когда рухнет настроенная на паразитическую прибыль пирамида. «Постиндустриализм» по-американски, когда промышленность выведена из страны, колоссальный эшелон сервисменов, которые станут безработными, так ударит по благополучию и устойчивости страны, что это будет для нее в первый раз. Американский народ и американское государство, благополучие которых построено на паразитарной пирамиде, находятся под очень серьезной угрозой. Они, как и весь мир, в заложниках у ФРС и ее клуба бенефициаров.

Денежной массой в мире, как выше уже говорилось, могут управлять маневровые финансовые мировые организации, объединенные в кланово сплоченную интернациональную сеть. Можно ли и почему можно говорить о клане? Да, потому, что коэффициент клановости топ-состава ФРС, посчитанный по данным их публичных официальных досье, составляет 47%. Много это или мало?

Для сравнения возьмем исторический тренд коэффициента клановости в руководстве СССР и России (рис. 2.17). Коэффициент клановости характеризует долю в руководстве группы лиц, объединенных существенно значимым для их деятельности признаком. Обычно это бывает признак типа орденского членства, родственности, землячества, национальности или какой-либо другой.

Рис. 2.17. Коэффициент клановости в руководстве СССР и РФ

Например, в России этот коэффициент исторически достигал своих максимумов, но никогда не превышал 35%. Как видим, 47% — это очень высокий процент. Такой коэффициент позволяет уверенно говорить о наличии клана. Клановость ФРС имеет отчетливый интернациональный характер, объясняющий его (клана) возможность управлять мировой сетью. Что же касается клуба бенефициаров, о нем более подробно речь пойдет ниже.

Что еще может доказывать ответственность ФРС и латентного клуба бенефициаров за организацию мировых кризисов? Хорошо известен принцип «qui prodest» — «кому выгодно». Используем его. Логика доказательства очевидна. Если автор кризисов США, то наименьший ущерб от кризиса должен возникать именно для них. Ущерб можно оценить из известных статистических рядов. Один способ включает оценку спада ВВП той или иной страны. На рис. 2.18 видно, что США испытывали ущерб всего в 9% случаев кризиса за период 1960—2010 гг. Россия же, например, в годы ее новой экономической модели испытывала ущерб в 67% случаев.

Рис. 2.18. Сопоставление ущерба от мировых финансовых кризисов для разных стран мира по ВВП (по данным мирового банка)

Второй способ оценки ущерба включает наряду с ВВП еще инфляцию, безработицу и инвестиции. Веса значимости этих показателей экспертно предполагались равными. Результат расчетов показан на рис. 2.19.

Рис. 2.19. Сопоставление совокупного ущерба от мировых финансовых кризисов для разных стран мира по ВВП, инфляции, безработице и инвестициям

Как видно, и в этом случае отнести США к самым претерпевающим от кризиса странам никак нельзя. Весьма показательна статистика кризисов мировых и отдельно собственно американских рецессий. При построении исторической зависимости величины межкризисного периода она получается принципиально разной для внеамериканских мировых кризисов и собственно американских. Кризисы в США происходят все реже, а в мире — все чаще (рис. 2.20).

Рис. 2.20. Различия в трендах для мировых и собственно американских кризисов

Ответ на вопрос «qui prodest» становится довольно очевидным, также как понимание, кто может являться источником и управляющим мировыми финансовыми кризисами.

Выше было показано, что кроме цикличности мировых кризисов (повторяемости) имеет место постоянный тренд роста доходности мирового эмитента и его клуба бенефициаров. Рост доходности приводит к постепенному сближению исходного (предкризисного) уровня и порога устойчивости. Схематически «кинематика» этого механизма показана на рис. 2.21.

Рис. 2.21. Модель прогноза грядущего масштабного суперкризиса

Из рисунка видно, почему учащаются кризисы. Но следует еще очень важный вывод-прогноз. В какой-то момент трендового роста исходной предкризисной доходности она достигнет порога устойчивости уже без возможности текущего «ремонта» по рецептам организации циклического кризиса. Что тогда будет? Возникнет кризис иной природы, гораздо большего масштаба. Кризис, отменяющий механизм паразитарной пирамиды. Его погасить обычными для ФРС методами уже не удастся.

На рисунке видно, что в некоторый момент времени погасить кризис обычными приемами будет уже невозможно. На рис. 2.22 показана историческая зависимость межкризисного периода от времени.

Рис. 2.22. Прогноз zero-point мировой долларовой пирамиды

Очевидно, что кризисы возникают все чаще и в пределе сольются в непрерывный кризис. Интервал между кризисами станет нулевым. Возникнет так называемая точка zero-point. Физически это означает, что паразитарная пирамида рухнет и должна произойти смена системы. Срыв может произойти в районе 2022 года. Оставшиеся приблизительно 10 лет — не так уж много для преобразования мировой валютной системы. Мировому сообществу нужно действовать. Актуализируется эта тема тем, что в условиях мирового кризиса финансовой системы становятся более вероятными глобальные войны, теракты, экономические потрясения.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Kitchin J. Cycles and Trends in Economic Factors» // Review of Economics and Statistics. 1923. No 5 (1). P. 10–16.

[2] Juglar C. Des Crises commerciales et leur retour periodique en France, en Angleterre, et aux Etats-Unis. Paris: Guillaumin, 1862.

[3] Kuznets S. Secular Movements in Production and Prices. Their Nature and their Bearing upon Cyclical Fluctuations. Boston: Houghton Mifflin, 1930.

[4] Кондратьев Н. Д. Проблемы экономической динамики. М.: Экономика 1989.

[5] Коротаев А.В., Цирель С. В. Кондратьевские волны в мировой экономической динамике // Системный мониторинг. Глобальное и региональное развитие / Ред. Д. А. Халтурина, А. В. Коротаев. М.: Либроком/URSS, 2009.

[6] Maddison A. Busyness cycles, long waves and phases of economic development.

[7] Abramovitz M. The Nature and Significance of Kuznets Cycles // Economic Development and Cultural Change. 1961. Vol. 9. No. 3. Essays in the Quantitative Study of Economic Growth, Presented to Simon Kuznets on the Occasion of his Sixtieth Birthday, April 30, 1961, by his Students and Friends (Apr., 1961). P. 225–248.

[8] Kydland F., Prescott E. Time to Build and Aggregate Fluctuations // Econometrica. 1982. Vol. 50. No 6. P. 134–137.

[9] Григорьев Л., Иващенко А. Теория цикла под ударом кризиса // Вопросы экономики. 2010. No 10. С. 31–55.

[10] Талеб Насси Николас. Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости. М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2010.

[11] Гринин, Коротаев. Указ. соч. С. 36–37.

[12] Кризис недопроизводства, как правило, вызывается внеэкономическими причинами и связан с нарушением нормального хода экономического воспроизводства под влиянием стихийных бедствий или политических кризисов и войн.

[13] При этом под спросом понимается количество товара, которое потребители готовы и желают приобрести за одну цену, на данном рынке, на протяжении данного периода. Тогда как величиной спроса считается количество товара или услуг определенного вида и качества, которое покупатель желает купить по данной цене в течение определенного периода времени.

[14] Гринин Л. Е. Глобальный кризис в ретроспективе: Краткая история подъемов и кризисов: от Ликурга до Алана Гринспена. М., 2010. С. 300–311.

[15] Аникин А.В., Энтов Р. М. Механизм экономического цикла в США. М., 1978. С. 81.

[16] Lignes d’horizon — Éditions Fayard.

[17] Arendt H. The Origins of Totalitarianism. N.Y., 1966. P. 143.

[18] По подсчетам Всемирного банка, отмена государственных субсидий привела бы к уменьшению производства хлопка и росту мировых цен на него, что дало бы странам Западной и Центральной Африки дополнительно не менее 250 млн долл.

[19] Престовиц К. Страна-изгой. Односторонняя полнота Америки и крах благих намерений / Пер. с англ. СПб., 2005. С. 24–25, 72, 99, 101, 110, 126.

[20] В зависимости от применяемой методики расчета ВВП США (абсолютная величина или с учетом паритета покупательной способности) достигает трети или четверти всего производимого в мире валового продукта.

[21] Престовиц К. Указ. соч. С. 47; Экспансия США и необходимость противостоять «одинокой сверхдержаве» // <http://fictionbook.ru/author/gennadiyi_petrovich_chernikov/evropa_na_rubeje_xx_xxi_vekov_problemiy_yekonomiki/read_online. html?page=1>.

[22] По данным Всемирного банка и The World Factbook 2007, 2008 и 2009.

[23] Составляя всего 4% населения мира, американцы потребляют четверть всей производимой на планете энергии.

[24] Престовиц К. Указ. соч. С. 70.

[25] Панарин И. Н. Крах доллара и распад США. М., 2009. С. 17.

[26] Престовиц К. Указ. соч. С. 123, 125.

[27] Там же. С. 118–119.

[28] «International Financial Statistics» за соответствующие годы (Портной М. США в мировой финасовой системе // Международные процессы: журнал теории международных отношений и мировой политики. 2011. Т. 9. No 1 (25). URL: http://www.intertrends.ru/thirteen/001.htm).

[29] Особенно выросли финансовые заимствования после 11 сентября 2001 г. см.: Washington Post. 2004. 17 November.

[30] International Herald Tribune. 2004. 7 December.

[31] Назарбаев Н. Пятый путь // Известия. 22.09.09. <http://www. izvestia.ru/comment/article3133288>.

[32] <http://www. rrojasdatabank.info/agfrank/>.

[33] Престовиц К. Указ. соч. С. 9.

[34] К началу декабря 1997 г. были закрыты 56 из 58 крупнейших финансовых институтов Таиланда.

[35] Но при этом Б.Клинтон в 1994 г. добился оказания помощи Мексике, оказавшейся в аналогичной ситуации.

[36] 1996 г. по инициативе США Корея была принята в Организацию экономического сотрудничества и развития, что заставило ее открыть для США свои финансовые рынки: за короткий срок иностранные кредиты составили 13,1 млрд долл.

[37] Престовиц К. Указ. соч. С. 51, 87–95.

[38] Арриги Дж. Утрата гегемонии — I // Прогнозис. 2005. No 2.

[39] Маркс К. Капитал / Маркс К., Энгельс Ф. ПСС. Т. 23. С. 770.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments


Loading...

Новости партнеров

Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru