Внешняя политика

Глобальные тенденции социального паразитизма

Глобальные тенденции социального паразитизма

Что такое социальный паразитизм? В биологии это понятие хорошо известно, но в биологии это явление целесообразно. Видов очень много и главное, повторю, это явление целесообразно. В социальной жизни оно не только нецелесообразно, оно предосудительно, меняет свое фундаментальное содержание и влияние на бытие социума, и попытки иногда переносить дарвинистские представления о целесообразности в биологической природе на социум (социал-дарвинистские аналогии) в данном случае не срабатывают, они контрпродуктивны.

Итак, речь идет о том, что образцы жизни, которыми является каждый человек и его сообщество, для осуществления жизнебытия обязаны обмениваться со средой. Среда в данном случае не только физическая, но и социальная. Этот обмен для получения соответствующего блага, поддерживающего жизнь, поддерживающего бытие, в социуме может осуществляться в двух режимах.


Первое, право на потребление блага обеспечивается собственными усилиями и трудом. И здесь тогда можно поставить знак равенства, а когда знак равенства поставить нельзя, возникает явление присвоения. Это явление мы именуем социальным паразитизмом. Это явление эволюционно изменялось от начала веков, когда обретение благ и потребление было соединено после изобретения обмена, денежного эквивалента, возникновения торговли, банкинга.


Возникновение ренты, капитала основного и финансового, что описывалось очень мощной теорией для того периода истории человечества и представляет собой только частный случай, приобретает на сегодня коллизию между трудом и присвоением, социальным паразитизмом в виде владения финансами, теперь правом на эмиссию и, продолжение развития, о чем сегодня будем говорить, правом на информацию, что уже в мире приобретает некий облик мощно развивающегося процесса. Вид ренты далеко не один. На сегодня мы можем видеть ренту на капитал, на природные ресурсы, на наследство, на финансы, на право эмиссии, на информацию, на административный ресурс. Это коррупция – очень развитая рента в нашей стране. Речь идет о том, что некоторый баланс или квазибаланс в начале какого-то исторического течения нарушается. Возникает расходящийся процесс, который неизбежно ведет к фазе социального конфликта. Мы можем видеть подтверждение главного тезиса моего сообщения.

Наступает исторический этап форсажа социального паразитизма, и мы это видим на очень многих показателях.

Например, расходимость ВВП беднейших и богатейших стран мира. Очень интересный фактор распада СССР, после которого это зло в мире стало резко ускоряться. Расплывание функций распределения по доходам. Богатые становятся богаче, бедные беднее – и это чистый социал-дарвинизм. Это пример нашей судьбы, в том числе Российской Федерации. В глобальном масштабе этот процесс финансового паразитизма обустроен весьма мощными и эффективно организованными институтами, о которых разговор тоже пойдет. Видно, что в этом участвуют вполне определенные страны. Мы видим, к какому результату это приводит.


Финансовый паразитизм наблюдается в виде долговых инструментов. И сегодня будет доклад Ярослава Желовского из Украины о механике эмиссии в виде долговых бумаг. Финансовый паразитизм развивается в пространстве отрыва экономики, финансового капитала от реальных материальных благ, и это явление, которое мы вправе обозначить, как глобальное фальшивомонетничество. Деньги не обеспечиваются, производные бумаги тоже. Что касается Федеральной резервной системы, для нее эти события ускоряются еще более интенсивно.


В системе инструментов, которую я показывал (ФРС, МВФ, Мировой банк и другие организации) очень интересен МВФ, который «помогал» России, который сейчас предлагается для помощи Украине. Расчеты по всем регионам мира без исключения здесь представлены для стран, которые не пользовались помощью МВФ, черным цветом. По сравнению со странами, которые пользовались «помощью» МВФ показывают, что везде без исключения по всему миру был процесс изъятия материальных благ из этих регионов с помощью так называемой финансовой «помощи» Международного валютного фонда. И не удивителен результат расплывания функций распределения по доходам (богатые богаче, бедные беднее) на уровне мирового зачета, а не только либерально-космополитической модели России и стран СНГ.


Этот процесс продолжается. К чему это приводит? Это приводит к тому, что если ввести так называемый коэффициент паразитирования, который вычисляется как отношение доли страны в мировом потреблении, к доле страны, ее вкладу в мировой ВВП, то самое равенство «сколько создал, столько потребил», несмотря на собственное национальное производство, распределение, потребление и международное обменное, показывает удивительную кривую. Здесь не все страны показаны, но все ключевые страны, которые позволяют увидеть кластеризацию мира: Соединенные Штаты, Великобритания, ЮАР, Россия, Китай, Индия. Становится понятным, за счет чего страна, претендующая на поучение всего мира демократии, рынку, свободам и экономическим устройствам, за счет чего организована ее просперити и на чем основано ее право поучать мир. Это чистый социальный паразитизм на остальной части мира, в чем, в частности, участвует и наша Россия.


Как организуются механизмы изъятия в неэквивалентных обменах, в частности в торговле? Существует ряд (он не полный) глобальных товаров, где вы естественно заметите нефть, продовольствие и золото, но есть один специфический товар – мировая резервная валюта доллар, фунт стерлингов, который предшествовал этому в качестве доллара до 1913 года. Сейчас он не уступает свои позиции и неслучайно он не вошел в зону евро. Происходит постоянный исторический рост доходности ключевых товаров, но не просто так, а вот с такими интересными кризисными подбросами доходности, которые в итоге приводят к историческому росту. Период кризисов все время сокращается. Мы видим феноменологию, которая подтверждает этот обобщенный взгляд на вещи. Я надеюсь, вы успеваете увидеть, какие товары здесь номинированы. Вот что касается ФРС, тот самый расходящийся процесс.


Обобщение имеющейся эмпирики позволяет утверждать, что мировые финансовые кризисы, броски цен на глобальные товары, использование права на эмиссию необеспеченной мировой резервной валюты, что есть чистое фальшивомонетничество, – вещь не случайная, а системно организованная, в которой есть бенефициары и есть жертвы. Мы имеем дело с тем, что на рынке, где происходит товарообмен с денежным эквивалентом, в этих обменных операциях материальное предложение и материальное потребление более-менее сбалансированы, если речь идет не о патогенном рынке, на котором сравнивается не материальное предложение с материальным предложением, а денежное предложение с материальным предложением. В этом обмене, когда деньги не есть функция эквивалент материальному предложению, а есть всего лишь неограниченные объемы фальшивомонетческого промысла, возникает глобальное системное явление социального паразитизма. На примере нефти. Спрос на нефть и объемы производства нефти вовсе не управляют ее ценой. Управляют так называемые маневровые капиталы, которые имитируются в любых объемах и оперируются на финансовых рынках мира в двух противонаправленных режимах: либо эмиссия привнесения, либо эмиссия изъятия. В зависимости от того, на какое движение цены социальные паразиты данной операцией нацелены: либо игра на их подъем, либо игра их на снижение.


Эти операции порождают кризис, потому что каждому очевидно, что увеличить стоимость товара, в частности мировой резервной валюты, которой по всему миру торгует Федеральная резервная система США, можно в условиях образования дефицита на этот товар. Когда объем предложения избыточен, цена падает, поэтому необходимо устроить дефицит, и это выглядит как финансовый кризис. Эти кризисы происходят периодически, и удивительно красива их история за полтора века. Межкризисный интервал подчиняется строгой линейной закономерности. Это есть доказательство и свидетельство того, что процесс детерминирован волей эмитента, волей владельца финансового капитала, мотив которого обогащение. Попытки объяснять кризис волновой неустойчивостью рыночной конъюнктуры не проходят. Вот статистика всех кризисов, а вот интегративная фаза Кондратьева и более коротких циклов, которые показывают, что эти явления не сфазированы. Зато вопрос о том, как меняется доходность мировой резервной валюты в условиях кризиса, как она подбрасывается (мы сейчас увидим математическое выражение) становится более очевидным.


Структура ФРС, если посмотреть на ее устав и на практику ее деятельности, показывает, что это очень сложно устроенный институт, но с преобладанием частного участия, частного интереса частных лиц и частных банков. Там государство присутствует, но не оно является доминирующим в принятии решений. Больше того, выясняется из-за сопоставления истории президентов США и председателей ФРС, кто является главным начальником, а кто является подчиненным. Эта статистика показывает, что президенты США находятся в зависимости от истории ФРС.


Любой предприниматель, любой бенефициар в силу абсолютной психологии занимается своим доходным делом в одном психологическом варианте либо во втором. Второй является авантюрным, который не предполагает устойчивости развития, а приводит к срывам развития. Вот насколько говорящим выглядит доходность мирового долларового эмитента, доходность, которая вычисляется следующим образом. Здесь расшифровка дана.


Вот эмиссионная добавка, накопленная денежная масса, региональные и обменные курсы, коэффициент маневрового капитала по миру. Если свести все имеющиеся статистики по мировым финансовым кризисам в так называемую трехфазную модель, в которой вместо оси времени приведена абсолютная фаза, связанная с началом утраты доходности, включением кризисных дефицитообразующих механизмов, например сбросом эмиссии. А затем, соответственно, фазы восстановления доходности и выхода на конечный уровень новой доходности, который показывает такой исторический тренд. Это реальные статистики, которые сделаны по имеющимся финансовым кризисам. Как видим, теоретическая модель совершенно подтверждается и работает.


Получается такая мировая система. Существуют бенефициары двух уровней, ФРС и, прежде всего, США, страны-союзники, но существуют еще участники этой игры, которые в политическом отношении с точки зрения суверенитета не являются суверенными государствами. К сожалению, Россия в их составе. Управление в этой системе все время позволяет удерживать доходность бенефициара. К сожалению, это не тема конференции, нет на это времени, но представление о том, что системность построения российского государства, финансовой, экономической и социальной системы следует, как копия, аналог и подобие мировой социальной паразитарной системы, оно доказуемо. Коэффициенты фондов растут, меньшинство является бенефициариатом, а большинство функций распределения, как я показывал, не богатеет, а относительно беднеет. Очень важно, что если прослеживать реальные управленческие потенциалы и связи включенности Федеральной резервной системы в систему принятия государственных решений и в систему латентного управления миром, то мы видим, что выстроена институциональная, политическая, финансовая, международная военно-политическая инфраструктура, которая обслуживает этот механизм глобального социального паразитизма.


Кому в итоге выгодны кризисы, о которых я рассказал? Видно, что ущерб для самих Соединенных Штатов и стран-бенефициариев, организаторов, держателей выгоды от этой системы невелики. Зато некоторые страны вроде России являются жертвами этого механизма. Кому выгодно, это очень важная диагностика в такого рода реконструкциях. Очень интересно, что, несмотря на ускорение наступления мировых кризисов, рецессия в Соединенных Штатах показывает обратную тенденцию, что называется, несложно определить, кто автор этих событий.


И очень важный вывод, который следует из обобщения всех этих исторических статистик. Рост доходности при наличии определенной устойчивости, когда инициаторы волевого управляемого кризиса срывают развитие в кризисный вариант, позволяют объяснить, почему сокращается межкризисный интервал и почему наступит момент суперкризиса – «zero point», когда межкризисный интервал станет равен нулю. Такая историческая статистика и коридор с вероятностью указывает, что предстоящее десятилетие от 2020 до 2030 года с вероятностью будет временем обрушения системы паразитирования. Исторически локальные реконструкции показывают, что очень вероятно такие тренировки уже были, и они позволяют увидеть, какого рода события наступают в мире, когда у глобального паразита возникает необходимость реставрации доходности своей системы.

Отсюда вывод следующий: неизбежен суперкризис, и неизбежно вероятное следствие из него в виде тяжелейших финансовых утрат и, возможно, большой войны.

Это означает, что мировое сообщество, особенно в этом крыле, должно было бы задуматься над тем, что предстоит, что становится неизбежным, потому что работает объективный постоянно действующий механизм.


Основными выводами, которые следуют из этого анализа, является то, что мы наблюдаем форсаж, переход в фазу расходящегося процесса максимизации доходности глобального социального паразитизма. Диагностируются страны, несущие за это ответственность. Это, прежде всего, США, ФРС, Великобритания и некоторые другие. Диагностируется функциональная роль этих международных финансовых институтов, а также соподчиненных им политических институтов. Суперкризис и вероятно большая война становятся угрозой реальной, и была бы необходима мировая перегруппировка стран с декларацией этой угрозы, с вторжением в монопольную систему мировой резервной валюты, мировых финансовых регуляторов. Очевидно, что это за альянс может быть: Россия, Китай, Индия, все страны правого крыла.

Но для России есть еще одна очень серьезная трудность. Ее внутренняя модель, ее внутренняя интенция сейчас строится на тех же самых принципах социального паразитизма. Внутренняя задача преодолеть эти тенденции, обрести нашей стране иной облик на иных принципах: труд и потребление, социальная справедливость, нравственность потребления. Получить моральное организационное и политическое право на соответствующий проект предложения инициативы миру. Восстановить свою мироустроительную лидирующую и ответственную роль. Это все на самом деле неизбежно, потому что трудно согласиться с тем, что история, природа или Господь Бог предписали миру, человечеству столь некрасивый финал. Может, он промежуточный, но тем не менее. Финал может быть иным, и роль России, понимающей природу этих явлений, обретшей себе моральное право и политические силы на инициативу (конечно, это уровень руководства нашей страны, и, наверное, наш долг передать руководству эти реконструкции и предложения) выйти в мир лидером, что называется, на новых основаниях. Спасибо.


Д.полит.н., д.ф.-м.н., профессор Степан Сулакшин. Доклад представлен на международной научно-общественной конференции «Глобальный социальный паразитизм (к 100-летию Федеральной резервной системы)», прошедшей 19 декабря 2013 года.


Видеозапись выступления Сулакшина С.С. >>>


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments

3566
19754
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика