Идеология как фактор государственной успешности: сравнительный, исторический, страновый анализ

Идеология как фактор государственной успешности: сравнительный, исторический, страновый анализ

Замглавы Центра научной политической мысли и идеологии, д.и.н. Вардан Багдасарян


Ни одна страна не может существовать без трех базовых потенциалов – территории, народонаселения и публичной власти [1]. (См. рис. 1). Что дает применительно к каждому из них государственная идеология? По отношению к территории она дает обоснование территориального единства страны и ее целостности. По отношению к народу выступает идейно-духовным, деятельностным мотиватором. По отношению к государственной власти обеспечивает стратегическое целеполагание. Ключевая методология исследования состояла в применении инструментария компаративистского анализа. Мы сопоставили по степени успешности государства, имеющие и не имеющие государственную идеологию, идеологизированные и деидеологизированные. Сопоставлялись так же в ретроспективном плане исторические временные периоды с фактором идеологизации и деидеологизации.


Рис 1. Национальная идея как скрепа базовых потенциалов государственности

Страновая и историческая верификация

Хорошо известно высказывание Ф.М. Достоевского о невозможности существования без высшей идеи ни человека, ни нации. Однако вопреки этому высказыванию 13 Статья Конституции РФ запрещает наличие государственной идеологии в России. Интересно бы было бы проследить результаты аналогичных запретов в других странах. В действительности мало стран, в которых Конституция категорически запрещает наличие государственной идеологии - довольно мало. Тем не менее, такие страны существуют. Для оценки их состояния было взято 2 индикативных параметра. Один - демографический, отражающий уровень витальности социума. Второй параметр – экономический, материальный.

В Восточной Европе такой страной, в которой так же, как и в России запрещена государственная идеология, является Болгария. Посмотрим какая там ситуация в сравнении с иными восточно-европейскими государствами. По коэффициенту естественного воспроизводства населения среди стран Восточной Европы, при общем неблагополучном положении в регионе, Болгария – абсолютный аутсайдер. По динамике ВВП в Восточно-европейских странах тот же худший результат. (См. рис. 2, 3). Случайно ли это? [2]

Рис. 2. Коэффициент естественного воспроизводства населения в странах Восточной Европы, прирост на 1000 человек населения


Рис. 3. Динамика ВВП в странах Восточной Европы, % к уровню 1990 г. (1990 г. – 100 %)

Единственная страна в Западной Европе, в которой существует конституционный запрет на государственную идеологию, является Португалия. Что мы наблюдаем при рассмотрении ее положения на фоне сопоставимых стран? Коэффициент естественного воспроизводства населения Португалии, когда-то еще недавно являющейся одним из Европейских лидеров по показателям рождаемости, оказывается одним из худших в Европе. По динамике ВВП Португалия сегодня, опять-таки, аутсайдер. (См. рис. 4,5). Опять случайность? [3]


Рис. 4. Коэффициент естественного воспроизводства населения в численно сопоставимых странах Западной Европы, прирост на 1000 человек населения


Рис. 5. Динамика ВВП в странах второго эшелона развития капитализма Западной Европы, % к уровню 1990 г. (1990 г. – 100 %)

Обратимся теперь к группе из находящихся в Европе бывших республик СССР. В трех из них России, Украине и Молдавии запрещена государственная идеология. Помимо Грузии, представляющей, как известно, особый идеологический случай, по показателю динамики ВВП наблюдается та же самая картина аутсайдерского положения конституционно деидеологизированных государств (См. рис. 6). [4] Переходим теперь к ретроспективному анализу. Посмотрим, как связывалась исторически успешность России с идеологичностью российского государства.


Рис. 6. Динамика ВВП в бывших европейских республиках СССР,% к уровню 1990 г. (1990 г. – 100 %).

В истории России достаточно четко идентифицируются смены периодов почвенной национально-идентичной идеологии и периодов деидеологизации или переноса неких универсальных иноцивилизационных идеологем. Обратимся первоначально к опыту XIX века. Для анализа был взят показатель динамики рождаемости православного населения страны. Удивительным образом, за оба периода либерализации, связанные с либеральным реформированием Александра I и Александра II, коэффициент рождаемости среди православного населения сокращался. (См. рис. 7) [5]. Те же тенденции упадка фиксируются и применительно к показателям экономики. Если в период Николая I Россия в общих объемах производства занимала 2 - 3 место в мире, то когда грянули «великие реформы» Александра I, и она скатилась сразу на 5-ое место.


Рис. 7. Динамика рождаемости православного населения в Российской империи на протяжении XIX в., на 100 жителей

Обратимся теперь к истории новейшего времени. На интервале второй половины XX в. фиксируется также два деидеологизационных периода. Один – хрущевский осуществлялся под вывеской десталинизации, второй с 1988 года – под лозунгом свертывания коммунистической идеологии. Что наблюдается на этих интервалах по показателю естественного воспроизводства населения? В обоих случаях вектор и рождаемости и смертности оказывался изменен. Показатель рождаемости находился в дореформенные периоды в стабильном положении или даже улучшался. Но после включения деидеологизационных механизмов статистика репродуктивности шла резко вниз. Показатели смертности в дореформенные времена падали. Но вот начинается деидеологизация, и уровень смертности синхронно возрастает. (См. рис. 8, 9). [6]


Рис. 8. Динамика рождаемости в России во вторую половину XX – начало XXI вв.


Рис. 9. Динамика смертности в России во вторую половину XX – начало XXI вв.

Те же наблюдения подтверждаются на материалах экономики. Опять-таки смотрим влияние на экономический процесс включения деидеологизационных тенденций – десталинизации и декоммунизации. На примере показателей темпов роста валового объема промышленного производства, мы видим наличие в обоих случаях спада. (См. рис. 10) [7].


Рис. 10. Темпы роста валового объема промышленного производства в России во вторую половину XX – начало XXI вв., в % к предыдущему году

Функции государственной идеологии

А зачем вообще нужна государственная идеология? Какие у нее функции? Во-первых, это мобилизационная функция - формулировка цели и мобилизация народа на ее достижение. Во-вторых, мировоззренческая, посредством которой задаются смыслы бытия соответствующего социума. В-третьих, идентификационная функция, дающая ответ на вопрос – а кто такие мы? В-четвертых, интеграционная функция – создание скреп социума, объединяющих индивидуумов в единый народ. В-пятых, это функция социализации, через реализацию которой индивидуумы превращаются в личности. Личность зачастую противопоставляется государственной идеологии. Но в действительности противоречия между ними нет. Формирование личности является одной из приоритетных задач государственной идеологии [8]. (См. рис. 11).


Рис. 11. Функции государственной идеологии

Но нужна ли государственная идеология для современной России? Посмотрим по перечисленным функциям, как сейчас – успешно или неуспешно – реализует их российское государство?

Мобилизационная функция.

С начала 2000-х гг. на уровне лидеров государства говорится о необходимости перехода на инновационные рельсы развития. На этот счет произнесено много речей. Но что в итоге? Ни государство, ни народ не мобилизованы на решение этой задачи. Ничего, по сути дела, за десятилетие не удалось. Роль инновационных предприятий в экономике не только не увеличилась, но, несмотря на всю официальную риторику, даже сократилась. (См. рис. 12) [9].


Рис. 12. Удельный вес организаций, осуществлявших технологические инновации в отчетном году, в общем числе организаций, процентов

А на сколько, вообще, мобилизуемо на свершения современное российское население? Симптоматичным на этот счет является показатель, доли золотых медалей страны в общем числе разыгрываемых комплектов высших наград на Олимпийских играх. Известно, что успехи в спорте связаны в значительной степени с морально-волевым фактором, с определенным самопожертвованием. Громом среди ясного небо прозвучали поражения России и ее низкие результаты на Олимпиаде в Ванкувере. Но к этому все шло. Достаточно тривиальная вещь состоит в том, что современные российские спортсмены не готовы жертвовать собой за успехи Отечества. (См. рис. 13).


Рис. 13. Доля золотых медалей России в общем числе золотых медалей, разыгрываемых на олимпийских играх, в %

Мировоззренческая функция.

Достаточно индикативный для раскрытия ее показатель – количество самоубийств. Критерий самоубийств получил рассмотрение через призму применения методики кластерного анализа. У России по нему одно из худших показателей в мире. Но здесь интереснее другое. Распределение было проведено между деидеологизированными странами (т.е. позиционируемыми таким образом, что у них нет государственной идеологии) и странами идеократическими или в достаточной степени идеологизированными. Обнаружилось, что в странах, которые не имеют государственной идеологии (или номинируют ее отсутствие) показатели суицида принципиально выше. В деидеологизированных обществах происходит определенная утрата смыслов, ведущая к состоянию фрустрации, и соответственно, повышенной суицидальности. (См. рис. 14) [10].


Рис. 14. Коэффициент суицида по ряду стран мира, количество самоубийств на 10 тыс. челю населения

Идентификационная функция.

Показательны для ее раскрытия данные международных опросов, состоящие в установлении с чем идентифицирует себя население стран мира? В России главный идентификатор сегодня это город, населенный пункт. Данный тип идентичности охватывает более 50% россиян. И только 25% российских граждан идентифицируют себя со страной. В США, где ситуация с национальной идентичностью на современном этапе считается неблагополучной, идентификация со страной гораздо выше, чем в России. А кроме того существует еще и значимая группа американских граждан идентифицирующих себя с континентом. Не есть ли задача укрепления идентичности одной из обязанностей государства? (См. рис. 15). [11]


Рис. 15. Структура идентичности  в РФ и США, % опрошенных

Эрозия единой страновой идентичности в России в условиях ее деидеологизации закономерна. А могло ли быть иначе, если, к примеру, американских художественных фильмов сейчас в российском прокате больше, чем отечественных. Был даже период, когда это соотношение выражалось двухкратным преобладанием фильмов США. Какая, возникает вопрос, идентичность может быть в современной России? (См. рис. 16) [12].


Рис. 16. Соотношение доли российских и американских художественных фильмов, допущенных к прокату в России, в % от общего количества

Интеграционная функция.

Наличие государственной идеологии не допускает чрезмерного разрыва между бедными и богатыми. Поскольку есть идеологически единый народ, есть и единое социальное пространство. А что мы наблюдаем в современной России? При отсутствии государственной идеологии, при отсутствии внимания к интеграционным скрепам в социальном измерении выражаемое через коэффициент Джини, социальное расслоение стремительно возрастает. Сравним с советским идеологическим периодом – диапазон социального расслоения тогда устойчиво снижался. (См. рис. 17, 18)[13].


Рис. 17. Динамика коэффициента Джини в России, в %


Рис. 18. Динамика диапазона между доходами первой и пятой групп в России, в %

Этнический параметр интеграции. Советская идеология предлагала механизмы интеграции по отношению к различным этносам. Косвенным индикатором успешности выступает в данном случае динамика межэтнических браков. В советский период доля таких браков в общей структуре брачности росла. Обвал советской идеологии стал и обвалом в отношении комплиментарности народов. Межэтнических браков становится значительно меньше. (См. рис. 19) [14].


Рис. 19. Динамика межэтнических браков в России, в % от числа заключенных браков

Показатели преступности тоже являются индикатором того, насколько интегративно наше общество. В советский период при наличии государственной идеологии прослеживалась тенденция снижения коэффициента преступности. Деидеологизация страны соотносится со сменой вектора в направлении стремительного роста динамики преступлений. (См. рис. 20-23) [15].


Рис. 20. Динамика коэффициента преступности в России к уровню 1986 г.


Рис. 21. Динамика умышленных телесных повреждений в СССР и РФ, количество преступлений


Рис. 22. Динамика умышленных убийств в СССР и РФ, количество преступлений


Рис. 23. Динамика грабежей и разбоя в СССР и РФ

Функция социализации.

В эрозии ценностных ориентиров молодежи страна дошла до порогового значения катастрофы. Достаточно обратиться к данным о среднем возрасте приобщения современного российского юношества к различным порокам: к наркотикам – 14 лет (8 класс), к алкоголю 13 лет (7 класс), первая сигарета – 11.5 лет (5 класс), начало половой жизни – 16 лет, по Москве и Петербургу – 15 лет. Подрыв механизмов социализации, при отсутствии государственной идеологии очевиден. (См. рис. 24) [16].


Рис. 24. Динамика возрастной границы приобщения подростков к употреблению алкоголя, табачных изделий, наркотических средств, средний возраст

Кем в профессиональном отношении желает видеть себя молодежь России? В 1967 г. иерархический перечень был следующий: космонавт, военный, актер, спортсмен, писатель, поэт, ученый, работник МВД, инженер-конструктор, врач, педагог. Начало 2000-х гг., приоритеты уже другие. У юношей - предприниматель, коммерсант, юрист, экономист, банкир, финансист, бандит, новый русский богач, менеджер, программист-компьютерщик, военный, работник МВД, директор, начальник вообще. Это для юношей. У девушек – модельный бизнес, экономист, юрист, удачное замужество, бухгалтер, медик, предприниматель-коммерсант, педагог, торговый работник, проститутка, менеджер. (См. табл. 1) [17].

Таблица 1. Иерархия статусных ценностей российской молодежи

№№

1967 г.

1979 г.

2002 г.

2002 г.

Юноши

Девушки

1

Космонавт

Певец, музыкант

Предприниматель, коммерсант

Модельный

бизнес

2

Военный

Актер

Юрист

Экономист

3

Актер

Спортсмен

Экономист

Юрист

4

Спортсмен

Военный

Банкир, финансист

Удачное замужество

5

Писатель, поэт

Работник МВД

Бандит

Бухгалтер

6

Ученый

Директор

Новый русский, богач

Медик

7

Работник МВД

Дипломат

Менеджер

Предприниматель, коммерсант

8

Инженер, конструктор

Писатель, поэт

Программист, компьютерщик

Педагог

9

Врач

Водитель

Военный

Торговый работник

10

Педагог

Домохозяйка

Работник МВД

Проститутка

11

Директор, начальник

Менеджер

12

Водитель

Актриса

Идеология и государственная успешность

Мы фиксируем происходящий на наших глазах мировой геоэкономический надлом. Азиатский Восток начал на определенном этапе экономически теснить Запад. Случайно ли это? Анализ показывает, что одним из факторов наступления является то, что многие из восточных стран нашли национально идентичную идею, смогли сформулировать государственную идеологию. Запад же долгое время находился под идеологическим зонтом противоборства с советской системой. Когда же это противостояние холодной войны рухнуло, то обнаружился определенный смысловой вакуум. (См. рис. 25) [18].


Рис. 25. Доля западного и азиатского миров в общих объемах мирового производства, в%

Кластерный анализ проводился по групповому распределению идеократических иделогизированных и деидеологизированных страны. Далее по разным параметрам прослеживалось - существует ли поляризация групп. Фиксация ее наличия подтверждало факторное воздействие государственной идеологии на соответствующий замеряемый показатель. Рассмотрим в этом методологическом ключе динамику роста ВВП. Мы видим, что на современном этапе развития идеократические страны, включая особый идеологический ресурс, демонстрируют более высокие темпы экономического развития. И этот фактор успеха не только в экономике.(См. рис. 26) [19].


Рис. 26. Динамика роста ВВП в государствах мира, в % к 1999 году

Обратимся теперь к данным международного индекса счастья. Он дает представление население каких стран идеократических или деидеологизированных более счастливо. Результат сравненя очевиден. Деидеологизированные страны значительно менее счастливы, чем идеократичные. Так, США находятся только на 114 месте в иерархии стран по уровню счастья. (См. рис. 27).


Рис. 27. Международный индекс счастья, 2009 г., усл.ед.

Еще один довольно важный параметр социального бытия определяется по данным международного социологического проекта WorldValuese[20]. Вопрос состоял в определении степени готовности сражаться за Родину. Насколько в каких странах население готово жертвовать собой и сражаться за свое Отечество? Раскол по значимости патриотизма между идеократическими и деидеологизированными странами очевидны. Уровень патриотичности там, где действует государственная идеология оказывается устойчиво выше. (См. рис. 28).


Рис. 28. Опрос проекта «Мировые ценности». Готовность сражаться за Родину, в %

Идеологический облик современного мира

Мы попытались далее выявить, а что собой представляет современный идеологический облик мира. Был проведен расчет по критерию идеологического позиционирования правящих партий. Обнаружилось, что сейчас большинство правящих партий в мире принадлежат к консервативному направлению. Либеральные партии, находятся у власти только 11,7 стран, в мире составляют всего 11,7%. (См. рис. 29).


Рис. 29. Идеологический спектр современного мира: идентификация государств по доминирующей идеологии, в %

Еще более интересно посмотреть идеологическое позиционирование правящих партий в исторической динамике. Для рассмотрения был взят период с 1985 года по 2009 год. Что мы видим? Помимо того, что произошел демонтаж коммунизма, менее замеченным осталось кратное снижение популярности либеральной идеологии. Характерно также и то, что еще в 1985 г. большинство правящих партий идеологически самоопределялось по критерию универсальной идентичности. Сейчас мы видим, что в мире преобладает идеология национальной идентичности. (См. рис. 30, 31).


Рис. 30. Идеологический вектор развития мира: идентификация государств по доминирующей идеологии, в %


Рис. 31. Идеологический вектор развития мира: идентификация государств по доминирующей идеологии, в %

В России, население, судя по данным социологических опросов, имеет те же идеологические предпочтения. Обнаруживается усугубляющийся раскол между неолиберальной идеологией властей и стремлением к выдвижению национально идентичной идеологии народом. Характерны в этом отношении данные опроса среди сельского населения России. Цель вопроса - «Чем мы гордимся?» заключалась в выявлении иерархии компонентов, составляющих предмет национальной гордости. За историческое прошлое нашей страны испытывают гордость 55,3 % сельских жителей[21]. Это наивысший показатель. При этом в определении жизненно важных ценностей, волнующих сельских учителей, наименее значимой оказалась, свобода слова - всего 3,9% [22]. (См. рис. 32, 33).

Рис. 32. Уровень национальной гордости родителей сельских школьников за родную страну (в % к числу опрошенных). Вопрос: «Испытываете ли вы чувство гордости?..»

Рис. 33. Жизненно важные проблемы, волнующие сельских учителей (в % опрошенных)

А как же Запад? Он, казалось бы, демонстрирует примеры другого рода – о достижении высокой успешности при отсутствии государственной идеологии. В действительности же мы наблюдаем исторически устойчивое наличие доминирующих на Западе идеологических моделей. Эти модели выражали, с одной стороны, идентичность единой западной цивилизации, а сдругой, утверждали идею ее мировой гегемонии. PaxRomano, PaxChristiana, идеология просвещенного Запада… Далее просвещенческая триада «свобода – равенство – братство» дифференцировалась в рамках трех идеологических направлений. «Свобода» преломлялась в либерализм, «равенство» – в социализм, «братство» – в консерватизм. В двадцатом столетии они выразились в соответствующих тоталитарных проекциях – неолиберализм, коммунизм, фашизм. Основа же у них единая. Без западного цивилизационного контекста они не могут быть адекватно восприняты. Перенос их на почву иных цивилизаций приводил, как правило, к существенной деформации данных концепций. За каждой из указанных идеологических версий стоял, как правило, вполне определенный геополитический субъект, претендующий на исполнение миссии интегратора западного пространства. Сегодня период идеологической диверсификации Запада, по-видимому, завершен. Фактически он выступает с двумя идеологиями, акцентированными на факторе западной цивилизационной идентичности – «PaxAmericano» и «Европеизм». (См. рис. 34).


Рис. 34. Идеологическое развитие Запада

Идеология и цивилизационная идентичность: опыт геополитического преломления

К важным выводам приводит географическое преломление идеологических моделей. Идеологии оказываются идентичны. В средние века идеология имеет преимущественно религиозный вариант выражения. Каждая цивилизация формировалась вокруг некой идентичной религии. (См. рис. 35).


Рис. 35. Идеологическая карта мира в средние века

Модернизационное переустройство мира не изменило принципиально существа дела. На смену религии приходит идеология. И снова каждая из цивилизаций выдвигает собственный идентичный идеологический конструкт. (См. рис. 36).


Рис. 36. Идеологическая карта мира периода модерна

Сегодня обнаруживаются контуры новых идеологических проектов. Они соотносятся, как и прежде, с границами цивилизаций: Северо-Американская цивилизация генерирует проект PaxAmericano, Южной Америки - идеологию боливарианского социализма, Европа идеологию европейизма, мусульманский Восток – идеологию исламской интеграции нового халифата, Индия - идеологию духовной альтернативы – неогандизм, Япония - идеологию японской национальной самобытности, Китай - идеологию китайской глобализации. (См. рис. 37). А что же Россия? Генерирует ли она какую-то собственную идеологию? К какому проекту цивилизационной идентичности она сегодня стремится?


Рис. 37. Формируемая идеологическая карта современного мира

Задача генерации новых идеологий особенно актуализировалась в периоды кризисов. Кризисы исторически выступали в качестве катализаторов идеологической рефлексии. (См. рис. 38). Как показывает история за счет выдвижения новых идеологий и происходило преодоление кризисной ситуации. Включался особый духовный ресурс. Очевидно, что сейчас мир находится в поиске новых идеологических концептов.


Рис. 38. Мировые кризисы и идеологическое развитие мира

Какой быть новой идеологии России

История России представляла собой в идеологическом плане инверсию трех концептуально оформленных моделей государственного развития: Третьего Рима, православной империи и коммунизма. Помимо них в разное время выдвигались и другие идеологические проекты – Нового Константинополя (Ярослав Мудрый), Нового Иерусалима (Никон), Государства всеобщего блага (Петр I), Всемирной христианской империи (Павел I) и др. Однако, все они имели вторичный характер и не обладали тем уровнем доктринальной завершенности, как три выше перечисленные модели, образующие идеологии. Морфология исторического выражения идеологических факторов российской государственности представлена в нижеприведенной таблице. (См. табл. 2 ).

Из анализа ее следует два положения. С одной стороны, смена идеологем соотносилась с новыми реалиями и вызовами развития страны и мира. С другой, их модификация носила зачастую формальный характер, скрывая за модифицированными маркерами константные принципы и ориентиры российской национальной идеи.

Таблица 2. Исторические инверсии государственной идеологии России

Идеологический компонент

Москва – третий Рим

Православная империя: православие, самодержавие, народность

Коммунизм

Будущая национальная идея России

Ценностная цель

Спасение мира от власти антихриста. Царствие Христово на земле.

Спасение мира от духовного разложения, определяемого нехристианской парадигмой развития. Царствие Христово на земле.

Спасение мира из пут капитализма, эксплуатации человека человеком. Коммунизм.

Спасение мира от угроз материализма, биологизации бытия человечества.

Смысл бытия государственности

Удерживающая функция. Святая Русь фактом своего существования удерживает мир от Апокалипсиса

Россия как оплот православия. Сохранение до окончания истории истинной христианской государственности

Советская социалистическая государственность как исторический переход к коммунизму

Россия как инициатор нового мессианского проекта цивилизационной интеграции. Российский цивилизационно-ценностный пакет как универсальное основание будущей конвергенции цивилизаций.

Прошлое

Русь как духовная и политическая  преемница «Рима и Византия». Мифологема о «белом клобуке». Главные исторические события: призвание Рюрика, крещение Руси, падение Византии

Российская история как противостояние православной государственности внешнему враждебному окружению. Канва героических свершений русского народа. Главные исторические события: крещения Руси, избрание на царство Михаила Романова, Отечественная война 1812 г.

Утверждение советской государственности – новая эра в истории человечества. Противопоставление советского и дореволюционного периодов истории. Главные исторические события: Октябрьская революция, Гражданская война, Великая Отечественная война.

Единая канва российской истории: инверсии моделей государственности при константной цивилизационной доминанте. Главные исторические события: факторно определенные точки прорывов и катастроф в истории России.

Настоящее (актуальный вызов)

Предэсхатологический период истории: «Четвертому Риму не бывать». Переходный этап вступления в византийское наследие, создание русского православного царства. Проблема синтеза русской национальной традиции с идеей имперской государственности. 

Проблема синтеза традиций православной государственности с весторнизацией петровского типа. (московско-православная традиция и петербургский имперский модерн). Переходный реформационный этап к созданию промышленно-развитого, социально-мобильного государства западного образца, при сохранении духовного стержня православия.

«Диктатура пролетариата» и советская государственность как переходный этап построения бесклассового коммунистического общества. Проблема синтеза коммунистической идеи с задачами государственной модернизации в условиях враждебного окружения.

Проблема синтеза традиций и модернизации в рамках новой синергийной модели развития. Модернизация с опорой на цивилизационно-ценностные исторические накопления России.

Будущее

Армагеддон. Царствие Христово на земле.

Вселенская православная теократия.

Мировая революция. Утверждение принципов коммунистического общества в мировом масштабе.

Конвергенция цивилизаций. Россия как духовный центр и ориентир новой модели миростроительства.

«Мы» - идентификация

Русские как православные. Православная идентификация

Русские как историческое единство великороссов, малороссов и белорусов на синтез православной и русской этнической идентификации.

Русские как советские. Коммунистическая идентификация.

Синтез концептов российской цивилизационной идентичности и российской гражданской нации

«Они» (образ антипода)

«Окаянная нерусь». Духовная автаркия. Враждебность всего неправославного окружения

Запад – католический, затем – секулярный

Мир капитала. Мировая система империализма.

Экспансионный, унифицирующий и разрушающий духовные потенциалы человечества глобализм

Личностные идеалы

Образ христианского святого

Образ патриота русской православной государственности

Образ строителя коммунизма

Образ человека, личностно аккумулирующего «белый пакет» цивилизационно-ценностный накоплений. Тип духовноориентированной личности.

Этические нормы

Этика жизни во Христе

Этика христианского служения православному государству. Принцип трудности

Этика служения «социалистической Родине». Принципы классовой и революционной целесообразности

Императив цивилизационной жизнеспособности России.

Эстетические нормы

Идеал внутренней духовной красоты, неприятие эстетики плотских форм

Синтез христианского психологизма и имперского монументализма

Революционный монументализм, романтика строительства коммунизма

Новая гуманистическая эстетика одухотворенного бытия

Политическая модель

Синтез «священства» и «царства», московская теократия

Самодержавие. Имперский этатизм

Советская модель государственности, теория государства нового типа. Социалистический этатизм

Оптимизм этатичности

Экономическая модель

Домостроительская модель экономики. Государственное вотчинное хозяйствование

Общинно-патерналистская модель экономики. Дирижистская система экономического управления

Плановая экономика. Директивная система экономического управления. Государственные монополии

«Невидимые нити» государственного управления экономикой (стимулирующее, мотивационное управление). Оптимизм экономической автаркийности

Социальная модель

Сословная система. «Государственные тягла» как функции сословий. «Хоровой принцип» общественной организации

Раскрепощение сословий: переход от сословной системы к модели социально мобильного общества. Общинность. Теория соборности

Теория бесклассового общества. Советский производственный коллективизм. Принцип социального равенства

Социальный гуманизм. Коллективизм как ценностный ориентир цивилизационного развития

Правовая модель

Религиозное понимание права («священные книги» как правовой источник). Синтез традиционного и кодифицированного права.

Божественная харизма как основание имперской легитимности. Синтез рационального (собрание законов) и харизматического (царистский культ) правосознания

Революционное правосознание. Право как рецидив классовой государственности

Разработка ценностно-мировоззренческих оснований российской правовой системы

Внешнеполитическая модель

Миссия собрания русских земель

Миссия защиты православия в мире

«СССР – родина мирового пролетариата». Интернационал. Миссия поддержки революционного и национально-освободительного движения

Россия как препятствие западного проекта унифицирующей глобализации. Новая модель интеграции в формате цивилизационного диалога

Противники идеологизации высказывают сомнение о поддержке её народом. Сомнение совершенно напрасно. Как показывают социологические опросы, 91% россиян считает необходимым выдвижение государственной идеологии. Ответ остается за властью. Готова ли она признать необходимость выдвижения государственной идеологии России?

«Есть нечто более сильное,- говорил В.Гюго,- чем все на свете войска – это идея, время которой пришло». И время выдвижения национальной идеи России пришло.

Доклад представлен на Всероссийской научной конференции «Национальная идея России» 12 ноября 2010 г. в ИНИОН РАН.



[1] Устрялов Н.В. Элементы государства. Харбин, 1932; Национальная идея России. Программа действий (постановка задачи) / Под. ред С.С. Сулакшина. М., 2009.

[2] Россия и страны мира. 2008.: Стат. сб. М., 2008. С. 41, 75-79.

[3] Россия и страны мира. 2008.: Стат. сб. М., 2008. С. 41, 75-79.

[4] Россия и страны мира. 2008.: Стат. сб. М., 2008. С. 75-79.

[5] Русское хозяйство. М., 2006. С.587.

[6] Рыбаковский ЛЛ. Динамика и факторы демографического развития СССР во второй половине ХХ века // Демографическое развитие СССР в послевоенный период. М., 1984; Кваша А.Я. Демографическое эхо войны // Проблемы исторической демографии СССР. Киев, 1988; Население России в ХХ веке: Исторические очерки. М, 2001, Т. 2, 1940-1959 гг.

[7] Симчера В.М. Развитие экономики России за 100 лет: 1900-2000. Исторические ряды, вековые тренды, институциональные циклы. М., 2006. С. 134-135.

[8] Кузнецов В.Н.. Идеология: Социологический аспект. М., 2005

[9] Российский статистический ежегодник. 2009. Статистический сборник.. М., 2009. С. 561.

[10] http://www.statinfo.biz/Geomap.aspx?region=154&act=8943&lang=1

[11] GlobalCivilSociety 2001. Oxford, 2001. P. 304-307; Всемирный доклад по культуре 1998: Культура, творчество и рынок. М., 2001. С. 282-289; Глобализация и Россия: Проблемы демократического развития. М., 2005. С. 120-122.

[12] Российский статистический ежегодник. 2009. Статистический сборник.. М., 2009. С. 284.

[13] Российский статистический ежегодник. 2009. Статистический сборник.. М., 2009. С. 184.

[14] Алексахина Н.А. Тенденции в изменении национальной идентичности в России//Депопуляция в России: причины, последствия и пути выхода. М., 1998; Сусоколов А.А. Межнациональные браки в СССР. М., 1987

[15] Лунев В.В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005. С. 161-162, 211.

[16] Злоупотребление алкоголем в Российской Федерации: социально- экономические последствия и меры предотвращения. М.,2009. С.25

[17]http://bd.fom.ru/cat/; Сташевский Д.С. Профориентационная работа среди советской молодежи (по материалам опросов школьников Владимирской области) // Советская молодежь и социалистическое строительство. Сб. статей. Вып. 3. М., 1982. С. 97-98.

[18] Якунин В.И. , Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С. Цивилизационно-ценностные основания экономических решений. М., 2008; Лунев С.И. Социально-экономическое развитие крупнейших стран Евразии. Цивилизационный контекст // Восток-Запад-Россия. М., 2002. С.161; MaddisonA. MonitoningtheWorldEconomy, 1820-1992. Paris, 1995. P.226-227; Radelet S., Sachs J. Asia¢s Reemergence // Foreign Affairs. 1997. Vol.76. №6. P.46.

[19] http://www.statinfo.biz/Geomap.aspx?region=154&act=8943&lang=1

[20] http://www.worldvaluessurvey.org/

[21] Силласте Г. Идеалы и ценности сельских жителей России: семья и учителя (Статья вторая) // Безопасность Евразии. 2004. № 4. С. 10.

[22] Силласте Г. Идеалы и ценности сельских жителей России: семья и учителя (Статья вторая) // Безопасность Евразии. 2004. № 4. С. 30.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
818
2251
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика