Космополитизм как фактор поражения государственного суверенитета России

Космополитизм как фактор поражения государственного суверенитета России

Космополитизм как когнитивное оружие десуверенизации

Существуют различные способы поражения государственного суверенитета. Важнейшим из несиловых способов десуверенизации является распространение космополитизма. И, действительно, если нет цивилизационно идентичных ценностей, то не может быть и цивилизационно идентичного суверенного государства.

Высказывания «железного канцлера» Отто фон Бисмарка позволяют акцентировать значимость несиловых факторов суверенитета. Первое высказывание относится к австро-прусской войне. Определяя факторы успеха в ней, Бисмарк произнес: «Победу одержал прусский школьный учитель».[1] Второе высказывание относится к России. «Русских, - предупреждал Бисмарк западных политиков, - невозможно победить, мы убедились в этом сотни раз, но русским можно привить лживые ценности и тогда они победят себя сами».[2]

Технологии десуверенизации исторически развивались в направлении усиления несиловых факторов. Простейший способ десуверенизации - это военное принуждение. Главным ресурсом в данном случае является вооруженная сила. Далее развиваются технологии десуверенизации государства через финансово-экономическое принуждение. Основными ресурсами в его проведении являются средства производства и финансы.  Следующим этапом развиваются технологии поражения суверенитета через пропаганду. Используя преимущественно СМИ, осуществляется идеологическая десуверенизация государства. Сегодня в повестке стоит вопрос об управлении сознанием, а, соответственно, о когнитивном поражении суверенитета. Внимание в представленной разработке будет обращено как раз на эти две составляющие поражения суверенитета – идеологическое и когнитивное. (Рис. 1)


Рис. 1. Развитие технологий десуверенизации

Эта новая фаза достаточно хорошо изложена в рамках теории сетецентричных войн. Сетецентричные войны имеют глобальный характер и охватывают все стороны жизни. Но тут важны приоритеты. По степени значимости устанавливается следующая последовательность сфер воздействия - когнитивная, информационная, социальная и физическая.

В отличие от традиционных классических войн речь не идет о лобовых атаках, внешнем военном воздействии в формате прямой агрессии. Война нового типа ведется изнутри. Внутреннее поражение суверенитета достигается через поражение сознания и системы ценностей. (Рис. 2).[3]


Рис. 2. Теория сетецентричных войн

Каждое суверенное государство основывается на идентичной аксиологической системе. Если есть идентичная система ценностей, значит есть и смысл существования соответствующего государства. На уровне ценностей и смыслов задается, таким образом, и государственная суверенность. Соответственно если ставить задачу достигнуть поражения суверенитета какого-либо государства, надо эту идентичную систему ценностей либо ликвидировать, либо размыть за счет внешних привнесений, либо заменить. Происходит ценностное замещение. Вместо идентичной системы ценностей выстраивается космополитическая ценностная модель. И в этом случае оснований для существования суверенного государства нет. Объединяемая им общность, при его космополитизации, оказывается ничем неотличимо от внешнего мира.


Рис. 3. Ценностное замещение как технология десуверенизации

Формула космополитизма была выдвинута еще в античные времена. Марк Пакувий выразил ее следующим образом: «Где хорошо, там и родина».[4] И сегодня в отношении ценностной позиции космополитов мало что изменилось.

Цивилизационно идентичный социум выстраивается в следующих структурных отношениях. Исторически формируются ценностные накопления социума, как оптимум его цивилизационной успешности. Генерируется общественный идеал. Развитие, по сути, и является движением народа к своему идеалу. Когда народ  приближается к этому выработанному исторически, на основании цивилизационно-ценностных накоплений идеалу, и происходит собственно исторический прорыв. Поэтому чтобы уничтожить цивилизационно идентичную систему, надо эти связи разорвать. То есть надо, во-первых, разрушить связь между народом и его прошлым, его историческими цивилизационно-ценностными накоплениями (по сути дела это подрыв идентичности народа) и, во-вторых, связь народа с его идеалом, дезавуировать идеальные основания бытия. Средством разрушения обоих связей как раз является космополитизм. Через космополитизм упраздняются эти связи, и государство, объединяющее соответствующий социум, оказывается не суверенным. (Рис. 4)


Рис. 4. Цивилизационное воспроизводство социума и угрозы космополитизма

Российский космополитизм подразумевается еще и нечто другое. Если мы говорим о патриотизме, то патриотизм для России предполагает россиецентричный подход, приверженность цивилизационно идентичному государству. Космополитизм в российском варианте это, по сути дела, западничество, а по отношению к государству – режим внешнего управления. Но за ширмой западничества, и это с очевидностью прослеживается через всю российскую историю скрывается другой феномен - феномен россиефобии. По сути дела это диктатура меньшинства, а в целевом отношении к государству - государство геноцида по отношению к собственной культуре и собственному народу. (Рис. 5).


Рис. 5. Космополитизация в России и модели государства

Каковы социальные основания космополитической позиции? В качестве объяснения генезиса космополитизма может быть использована теория «малого народа» или «антинарода», разработанная Огюстеном Кошеном. В любом обществе, среди любого народа есть некий малый народ, который противостоит большому народу и строит свою систему представлений на отрицании его мировоззрения и ценностей. Это и есть антинарод. В рамках цивилизационно-идентичной модели жизнеустройства «малый народ» вытеснен на периферию и играет значимой роли. Идентичность же народа выстраивается через преемственную историю и воплощается в настоящем в цивилизационно-идентичном государстве.[5]

Но все меняется при установлении космополитической модели жизнеустройства. Малый народ или антинарод оказывается теперь в центре системы. Через него как раз и выстраивается режим внешнего управления. Что касается большого народа, то для него в этой ситуации уготовлен социальный распад, потеря цивилизационно-ценностных идеалов и, как следствие, биологизация бытия. (Рис. 6).


Рис. 6. Народ и антинарод

Космополитизация российского общества по данным социологических опросов

Обратимся далее  к феноменологии. Задача состоит в том, чтобы эмпирически охарактеризовать каково современное состояние России в отношении вызовов космополитизации. Это в значительной степени позволяют сделать международные социологические опросы, предоставляющие возможность сравнить уровень космополитизма в России с уровнем космополитизма других стран. В частности, такие возможности дает достаточно известная система международных опросов «World Values Survey».[6]

Один из задаваемых респондентам разных стран вопросов состоял в определении испытываемого чувства гордости принадлежности к своей нации. По сути дела он позволял косвенным образом идентифицировать долю патриотов внутри страны. Мировой усредненный уровень удельного веса патриотов в структуре населения оказывался выше российского показателя более чем в два раза. Россия по доле лиц, которые гордятся принадлежностью к своей стране, занимает одну из аутсайдерских позиций в мире. (Рис. 7)


Рис. 7. Опрос: WorldValuesSurveyWave 6: 2010 – 2014: Горжусь принадлежностью к своей нации (доля патриотов), % респондентов

В более расширенном варианте определения удельного веса патриотически ориентированного населения учитывались респонденты, давшие ответ  «горжусь своей нацией» и «скорее горжусь своей нации». Некоторые изменения по странам мира такой расширительный подход действительно представляет. В частности, существенно возрастает доля патриотически ориентированного населения в Китае. При первом замере КНР занимает одну из аутсайдерских позиций, при втором - приближается к мировому уровню. Однако по отношению к России принципиальных изменений при расширенном перерасчете не обнаруживается. Ее положение остается аутсайдерским. (Рис. 8).


Рис. 8. Опрос: WorldValuesSurveyWave 6: 2010 – 2014:Скорее горжусь принадлежностью к своей нации (доля патриотически ориентированных), % респондентов (совокупность ответов очень значимо и скорее значимо)

Третий расчет состоял в выявлении доли космополитов в соответствующих сообществах. Суммировались респонденты, не гордящиеся принадлежностью к своей нации или не относящие себя вообще ни к какой нации. Безусловным мировым лидером по удельному весу космополитов является Украина, что само по себе в свете современных очень символично. Россия по доле космополитов среди населения также оказывается среди наиболее космополитизированных стран мира. В целом обнаруживается тенденция большей космополитизации стран, входящих в обойму «золотого миллиарда» в купе с постсоветскими государствами европейской части бывшего СССР. (Рис. 9).


Рис. 9. Опрос: WorldValuesSurveyWave 6: 2010 – 2014:Удельный вес не гордящихся принадлежностью к своей нации, или не относящих себя к какой-либо нации

Периодически повторяемый опрос «World Values Survey» позволяет проследить уровень космополитизации в исторической динамике. Такое рассмотрение позволяет зафиксировать в отношении России следующие тенденции. По сравнению с минимумом начала девяностых годов доля патриотически ориентированной части общества в дальнейшем возрастала. Но на последнем опросном интервале 2010-2014 годов она снова понизилась. Далее попытаемся разобраться, в чем причины этого спада. (Рис. 10)


Рис. 10. Опрос: WorldValuesSurvey (1981-2014): Горжусь принадлежностью к своей нации (доля патриотов) в России и мире в исторической динамике, % респондентов

Еще один индикативный опрос проекта «World Values Survey» касался выявления удельного веса населения по странам мира, готового сражаться за свою страну в случае войны. Россия опять-таки оказывается на одной из аутсайдерских позиций. (Рис. 11).


Рис. 11. Опрос: WorldValuesSurveyWave 6: 2010 – 2014 Удельный вес населения по странам мира, готового сражаться за свою страну, %

Динамический ряд по этому опросу оказывается еще более показательным. Еще в конце девяностых годов, России по отношению к мировому уровню обнаруживала более высокую готовность населения сражаться за свою страну. Но далее тенденция поменялась. Доля готовых сражаться за свою страну в России существенно меньше, чем по миру. И несмотря на все официальные патриотические компании, ситуация не исправляется. (Рис. 12)


Рис. 12. Опрос: WorldValuesSurvey (1981 – 2014)Удельный вес населения в России и мире, готового сражаться за свою страну, (историческая динамика),%

На основании данных указанных двух опросов была составлена условная мировая карта патриотизма. На ней обозначаются кластеры стран от по степени патриотичности / космополитичности населения. Россия оказалась в кластере наиболее космополитизированных стран мира.  Случайно или нет, что в этой группе оказались две страны, потерпевших поражение во Второй мировой войне - Германия и Япония, и Россия, потерпевшая поражение в Холодной войне. (Рис. 13)


Рис. 13. Карта патриотизма в мире (по данным WorldValuesSurvey)

С международными опросами корреспондируются некоторые данные российских социологических опросов. Показателен, в частности, опрос по определению установок россиян, где должен жить человек. Респондентам предлагалось два варианта ответа: патриотическая формула – «Родина у человека одна и нехорошо ее покидать» и космополитическая формула – «человек должен жить в той стране, где ему больше нравится» (по сути перефраз Марка Пакувия «Где хорошо, там и родина»). Обращает внимание, как различаются ответы людей разных генераций. Водораздел проходит между получившими еще советское образование и воспитывающихся в постсоветский период. Человек, выросший в СССР, преимущественно отвечает, что Родина у человека одна. Напротив, большинство представителей нового поколения полагает, что «человек должен жить в той стране, где ему больше нравится».  (Рис. 14)[7]


Рис. 14. Установка россиян на то, где должен человек жить, в составе различных социально-демографических групп населения, 2011 г., %

Тенденции космополитизации раскрываются также по опросу Левада-Центра, позволяющего определить удельный вес россиян, не относящих себя к патриотам. Обнаруживается парадоксальный, на первый взгляд, диссонанс государственной информационной патриотической компании и реальной патриотичностью населения. Вопреки этой пропаганде удельный вес населения, не относящего себя к патриотам, растет.[8]

Другой индикатор из опросов Левада-Центра - удельный вес респондентов, не гордящихся тем, что живут в России. По отношению к 1990-м годам, доля таких лиц в двухтысячные первоначально сокращалась. Но дальше спад замедлился и начался новый рост этой группы населения. На настоящее время доля тех, кто не гордится тем, что живет в свой стране, или затрудняется в вопросе о гордости за свою страну, даже превышает уровень 1990-х годов.[9] (Рис. 15)


Рис. 15. Тенденции космополитизации по социологическим опросам (данные опросов Левада-Центра)

О характере самоидентификации российского населения дают представление данные ВЦИОМ. Определяя свою идентичность, респондент мог указать три наиболее важных для себя идентификатора. Для нас в данном случае было важно установление доли лиц, идентифицирующих себя в качестве граждан России. На такой идентификатор указывают в настоящее лишь около половины россиян. Показательна в данном случае и фиксация спада удельного веса лиц, идентифиуирующих себя в качестве граждан России с 70 % в 2008 г. до 55 % в 2011 г. . Очевидно, что в данном случае не прошли бесследно новые либеральные аллюзии президентства Д.А. Медведева. (Рис. 16)[10]


Рис. 16. Идентичность современных россиян. Как бы Вы ответили сами себе на вопрос «Кто я такой?» (закрытый вопрос, не более трех ответов) (опросы ВЦИОМ)

Еще один индикатор космополитичности - ответы молодежи на вопрос об отношении к возможности выхода своего региона из состава Российской Федерации. Активно противостоял бы этому отделению только 21% молодых россиян. Много бы нашлось тех, которые поддерживают выход своего региона из состава России. Вот прямой результат космополитизации и произошедшей ценностной инверсии. (Рис. 17).[11]


Рис. 17. Распределение ответов опрошенной молодежи на вопрос об отношении к решению своего региона о выходе из состава РФ, в %

Антироссийский пафос Евромайдана был воспринят в России в качестве ценностной измены. Украина обозначила свою устремленность в Европу. А что же сама Россия? Выдвинула ли она в противоположность Евромайдану цивилизационно-ценностную альтернативу? Такой альтернативы в качестве четко артикулированных ценностей нет. Более того, значительная часть российского населения привержена того же европейского выбора, что и Евромайдан, но уже в отношении к России. По данным социологических опросов, заявляют о том, что ни при каких условиях Россия не должна вступать в ЕС только 40 % россиян. Остальные либо сомневаются, либо считают, что наш в том же, что и для Украины европейском направлении. Так в чем, собственно, тогда идеологическая коллизия по отношению к выбору Киева? (Рис. 18)[12]


Рис. 18. Отношение россиян к перспективе вступления России в Евросоюз, %

Технологии культурной космополитизации

Чтобы привести Россию к ее современному состоянию, нужны были соответствующие технологии поражения ее суверенности. Получить представление о том, какие это технологии можно по источникам, находящимся в открытом доступе.

Очевидной нишей воздействия на сознание населения является образование. Много говорится о необходимости реорганизовать на патриотичной ценностной платформе преподавание истории в школе. С соответствующим призывом выступил даже президент. Но насколько реализована эта установка?

Возьмем для рассмотрения перечень дидактических единиц примерной программы основного общего образования по всеобщей истории. Что изучается в рамках исторической дисциплины в школе? Почти 73 % дидактических единиц это история Запада, около 10 % -  мир в целом, т.е. по сути дела тоже история западной цивилизации. Таким образом, история мира излагается как западноцентричная версия мировой истории. Российские школьники в рамках всеобщей истории изучают историю одной из цивилизаций – конкретно западной. Через эту доминацию закладывается в сознание матрица исторического превосходства Запада. (Рис. 19).[13]


Рис. 19. Доля цивилизаций в дидактических единицах Примерной программы основного общего образования по всеобщей истории, в %

Литература. То, что наряду с российской литературой, должны изучаться в школе и лучшие зарубежные литературные произведения, не вызывает возражений. Но возникает вопрос о распределении этих произведений по языкам? Почти половина выделяемых часов приходится на англоязычных авторов. Есть также немецкоязычная, франкоязычная компоненты…  Однако, помимо европейских языков другие языки, представляющие незападные цивилизации в программе изучения мировой литературы не представлены. То есть опять-таки предложен западноцентричный вариант культуры. (Рис. 20)[14]


Рис. 20. Зарубежная литература в почасовом распределении в примерной программе основного общего образования, %

Последнее время широкое распространение получили различные рейтинги, относящиеся к сфере культуры. Западноцентричность проявляется в них еще более акцентировано. В индексах цитирования безоговорочно лидируют западные авторы. В индексах успешности университетов абсолютно доминирует западное высшее образование. Обратимся для примера к рейтингам, отражающим место русской литературы в мировом литературном творчестве. Известно, что ее роль трудно переоценить. Однако в международных рейтингах она на третьих ролях. Доля русской литературы в мировой находится в международных рейтингах в среднем на уровне 1,9 %. Легитимизируется, по сути, культурное превосходство Запада. Принимая западноцентричную модель, мы принимаем соответственно и вторичность российской культуры, отказываемся от цивилизационно-ценностного первородства, отказываемся от своего идейного позиционирования в мире. (Рис. 21)


Рис. 21. Место русской литературы в западных рейтингах

Через гранты государство имеет возможность поддерживать те направления науки и культуры, которые соотносятся с государственным интересом. Какие направления получают грантовую поддержку в современной России. Для рассмотрения были взяты данные по грантам по гуманитарным исследованиям Российского научного фонда и Высшей школы экономики.[15] Обнаруживается наличие поддерживаемых и неподдерживаемых тем в гуманитарном дискурсе. Поддерживаемые темы - изучение субкультур, девиантного поведения, трагедии человека в отношениях с государством и т.п. в общем направлены на разрушение целого. И совершенно не поддерживаются темы (их нет в соответствующих грантовых представительствах), связанные с русской общностью, русской цивилизацией, вообще с русской проблематикой, с интеграционными проектами. Грантовая деятельность оказывается, таким образом, направлена на разрушение целого и выстраивание препятствий для артикуляции холистской перспективы.


Рис. 22. Поддерживаемые и неподдерживаемые темы в грантах гуманитарных исследований (РНФ и НИУ ВШЭ)

Среди преподаваемых в высшей школе гуманитарных дисциплин, есть такие, как, например, политология, фактически транслирующие западный политический и ценностный контент. Ситуацию в преподавании политологии иллюстрирует подсчет по персоналиям политологов и политиков, представленных в соответствующих учебных изданиях. В одном случае для анализа был взят энциклопедический словарь по политологии, в другом – учебник по политологии МГИМО. Западные персоналии составляю более 80 % фигурантов учебника и более 90 % словаря. (Рис. 23).[16]


Рис. 23. Персоналии, представляющие разные цивилизации в дисциплине «Политология»

Что такое, исходя из полученных данных, представляет из себя, в таком случае российская политология, та самая дисциплина, которая готовит государственно-управленческие кадры для России? Получается, что это подготовка кадров на основе западной истории, западного политического опыта, западного политического ценностного багажа.

Целесообразно напомнить в этой связи и уроки истории. Они свидетельствуют о том, что культурная экспансия всегда предшествует военной. Воевать России приходилось именно с тем, кто служил до этого объектом преклонения. Задавалась транслируемая извне новая культурная матрица, вступающая в противоречие с традиционными нормативами жизни. Вначале осуществлялось культурное подчинение, а за ним реализовывались попытки подчинения военного. (Рис. 24)


Рис. 24. Культурная экспансия предшествует военной интервенции

Патриотизм и государственная политика России

Если мы говорим о том, что надо космополитизму противопоставить патриотическую идеологию, необходимо решить некоторые принципиальные задачи. Без соответствующей целенаправленной политики патриотизм не выстроится. Надо решить задачи выстраивания отношения «я и мы» и «мы и отечество». При космополитизме, напротив, реализуются установки отношений «я - контр-мы» и «я - контр-отечество».

Что надо предпринять для установления патриотической связности общества? Для развития отношений «я – мы» необходимо выстраивать уровневую идентификацию. Человек связан с локальной социальной группой, локальная социальная группа связана с цивилизационной идентификацией. В итоге формируется тип цивилизационно идентичного человека. Для формирования мы-идентичности необходимо также провести разграничение между «мы» и «они». В космополитической модели, наоборот, для разрушения связи «я – мы» вместо коллективизма и социальных идентификаторов делается упор на индивидуализм. Другим направлениям космополитизации является размывание различий между «мы» и «они».

Отношение «мы  и отечество» можно выстраивать, развивая тему исторического преемства, единства народа и государства. И наоборот, «мы – контр-отечество» предполагает разрушение исторического преемства, противопоставление государства обществу. (Рис. 25)


Рис. 25. Технологии патриотического и космополитического проектирования

Почему провозглашенная патриотическая кампания не достигла успеха? Причина в ее неподлинностьи, квазисущности. В итоге вместо патриотизма выстраивается модель псевдопатриотизма. Он представлен в современной России в четырех видах: 1. «фанфарный патриотизм» (реляций о непрекращающихся успехах, при игнорировании острых проблем развития страны); 2. «комфортный патриотизм» (комфортное существование, при отрицании необходимости патриотической мобилизации); 3. патриотизм по формуле «моя лавка - мое отечество»; 4. «аппаратный патриотизм» («приказано быть патриотами»). (Рис. 26)


Рис. 26. Виды псевдопатриотизма

Есть еще принципиальная ошибка идеологического плана. Она связана с пониманием природы суверенитета. Для России в актуальной повестке сталкиваются две модели государственного суверенитета. Первая модель суверенитета опирается на систему Вестфальского мира.[17] Это буржуазно-национальный суверенитет. Он предполагает распределение государств-наций по отдельным квартирам национального существования. Задача в данном случае – занять соответствующую нишу (желательно более комфортабельную), не подрывая самой системы мироустройства.

Но есть и другая модель суверенитета. Основным актором в ней выступает государство–цивилизация, реализующее собственную цивилизационную миссию. Суверенитет в этом случае понимается как идентичное цивилизационное мироустройство. Речь идет о выстраивании собственной мир-системы. (Рис. 27).


Рис.27. Идеологии суверенитета

Основная ошибка России двух последних десятилетий видится в этой связи в безнадежных попытках найти себе нишу существования в рамках модели мироустройства, предложенной геополитическим противником. Рухнули иллюзии включения России в «золотой миллиард». Все места в обойме «золотого миллиарда» распределены. Россию там никто не желает и никогда не желал видеть. Тогда возник проект обретения ниши своего существования на втором этаже современного мироустройства. Этот этаж связывался с принятой на себя функцией «сырьевого придатка». Психологически компенсировать вторичность нового статуса государства призвана была идеологема «сырьевой империи». Однако сегодня становится все более очевидным и провал этого замысла. Для обеспечения функционирования нефте- и газопроводов 140-миллионное население оказывается избыточно. Об этом откровенно говорили многие представители западного политического истэблишмента. М. Тэтчер: «Россиян следует сократить до 15 миллионов человек, обслуживающих скважины и рудники».[18] В дискурсе о западном антироссийском проекте, реальность произнесения «железной леди» этих слов ставилась некоторыми дискутантами под сомнение.[19] Но вот слова другого британского премьера Дж. Мейджера, свидетельствующие о том что тэтчеровская формулировка контекстна для истэблишмента Запада: «Задача России после проигрыша холодной войны - обеспечить ресурсами благополучные страны. Но для этого им нужно всего пятьдесят - шестьдесят миллионов человек».[20] Диапазону оценок от «жесткой» Тэтчер до «мягкого» Мейджера явно противоречит существующая российская реальность.

Оказывается, что России в рамках существующей сегодня модели мироустройства вообще ни находится места. Российского государства в футурологической проекции этой модели мира нет и не может быть ни на одном из этажей. Само включение ее в систему нового миропорядка таит в себе угрозы его обрушения. Поэтому в актуальной повестке для России есть только два сценария. Первый путь – десуверенизация и раскол, с последующим включением по частям в систему выстроенного Западом мирового порядка. Естественно, речь может идти только о нижних этажах такой интеграции. Второй путь - выдвижение собственного проекта, собственной модели мироустройства, собственного идеологического послания миру на основе идентичных цивилизационных ценностей.

Вызовы современной космополитизации заставляют обусловливают обращение к словам И.В. Сталина, сказанных им в 1947 году, всего через два года после окончания войны о преклонении перед иностранцами. «А вот есть такая тема, - говорил он на встрече с писательской общественностью, -  которая очень важна, которой нужно, чтобы заинтересовались писатели. Это тема нашего советского патриотизма. Если взять нашу среднюю интеллигенцию, научную интеллигенцию, профессоров, врачей, у них недостаточно воспитано чувство советского патриотизма. У них неоправданное преклонение перед заграничной культурой. Все чувствуют себя еще несовершеннолетними, не стопроцентными, привыкли считать себя на положении вечных учеников. Эта традиция отсталая, она идет еще от Петра. Сначала немцы, потом французы, было преклонение перед иностранцами-засранцами. Простой крестьянин не пойдет из-за пустяков кланяться, не станет ломать шапку, а вот у таких людей не хватает достоинства, патриотизма, понимания той роли, которую играет Россия… В эту точку надо долбить много лет, лет десять эту тему надо вдалбливать. Бывает так: человек делает великое дело и сам этого не понимает. Вот взять такого человека, не последний человек, а перед каким-то подлецом-иностранцем, перед ученым, который на три головы ниже его, преклоняется, теряет свое достоинство. Так мне кажется. Надо бороться с духом самоуничижения у многих наших интеллигентов».[21] Сталинские слова сегодня звучат гораздо более актуально, чем в 1947 году. Становится очевидным необходимость организации целевой борьбы против космополитизма.

В настоящее время Россия, казалось бы, зашла в некий клинч по отношению к Западу. Но бороться с Западом, основываясь на той же западной системе ценностей, не получится. Перефразируя фразу, звучавшую во время Первой Мировой войны, может быть провозглашена следующая формула: «Чтобы победить американца внешнего, надо прежде победить американца внутреннего».

Доклад д.ист.н., заместителя Генерального директора Центра научной политической мысли и идеологии Вардана Эрнестовича Багдасаряна. Доклад был представлен на научно-общественной конференции "Проблема суверенности современной России" 6 июня 2014


[1] Серов В. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений // http://www.bibliotekar.ru/encSlov/15/250.htm

[2] Афоризмы Бисмарка о России и русских // http://www.aforizmik.ru/rossia-i-russkie/bismark-o-rossii-i-russkih/

[3] Савин Л.В. Сетецентричная и сетевая война. Введение в концепцию. М.: Еваразийское движение, 2011; Арзуманян Р. Теория и принципы сетецентричных войн и операций.//21-й век, №2

(8), 2008. С.66 – 127; Дугин А. Теоретические основы сетевых войн.// Сетевые войны. Угроза нового

поколения. М.: Евразийский союз молодежи, 2009; Warden J. The Enemy as a System // Airpower Journal, Spring 1995; Cebrowski A.K., John J.G.. Network-Centric Warfare // Origins and

Future. U.S. Naval Institute Proceedings, January 1998; Cebrowski A. Transforming Transformation - Will it Change the Character of War?

Discussion Paper, 2004.

[4] http://latinpro.info/aphorism_pacuvius.php

[5] Кошен О. Малый народ и революция. М.: Айрис-Пресс, 2003; Чудинов А.В. Огюстен Кошен и его вклад в историографию Великой Французской революции // Французский ежегодник 1987. М., 1989. С. 220—239; Шафаревич И.Р. Русофобия. М.: Эксмо, 2005.

[6] http://www.worldvaluessurvey.org/WVSContents.jsp

[7] Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт многолетних социологических замеров). Аналитический доклад. М.: Институт социологии РАН, 2011. С. 154.

[8] http://www.levada.ru/19-11-2013/patriotizm-v-predstavleniyakh-rossiyan

[9] http://www.kprfast.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=68713

[10] http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=113466

[11] Горшков М.К., Шереги Ф.Э.Молодежь России: социологический портрет. М.: ЦСПиМ, 2010. С. 206.

[12] http://www.dw.de/dw-trend-; IFAK Ukraine? 11  | 2013

[13] http://standart.edu.ru/catalog.aspx?CatalogId=2625

[14] http://standart.edu.ru/catalog.aspx?CatalogId=2625

[15] http://rscf.ru/; http://www.hse.ru/org/projects/

[16] Политология: учеб. / А.Ю. Мельвиль и др. М.: МГИМО, 2009; Погрорелый Д.Е., Фесенко В.Ю., Филиппов К.В. Политология: справочное издание. М.: Эксмо, 2008.

[17] Вестфальский мир: межкафедральный «круглый стол» в МГИМО (У) МИД России 27 февраля 2008 года//Вестник МГИМО. 2008. № 1; Кортунов С.В. Кризис Вестфальской системы международных отношений и становление нового мирового порядка // Безопасность Евразии. 2007.№3

[18] http://vk.com/wall-35766754_2872

[19] http://valchess.livejournal.com/42242.html

[20] http://www.usinfo.ru/rossijaindex.htm

[21] Симонов К.М. Глазами человека моего поколения. М., 1989. С. 124—127.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
595
4957
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика