Мотивационная реконструкция профессиональности первого лица государства

Мотивационная реконструкция профессиональности первого лица государства

Авторы: Степан Степанович Сулакшин — Генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор

Надежда Хвыля-ОлинтерЭксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к.социол.н.

О публикации: В работе предложена методика реконструкции профессиональности первого лица государства исходя из его мотивационного портрета. Оценены теоретическая (модельная) значимость ответственностей (мотиваций) руководителя государства соответственно его должностному мандату и соответствующие им фактические значения уровня мотиваций. Уровни мотиваций оценивались двумя путями: исходя из публичного образа руководителя и из фактов и результатов его правления.

Классифицируются два противоположных модельных типа руководителя: «непрофессионал» (т.е. несоответствующий) и «профессионал» (соответствует требованиям мандата первого лица государства). Взвешивание производится методом количественной экспертной оценки (крауд-сорсинга). Выявлено заметное манипуляционное влияние провластной пропаганды СМИ.

Оценивались несколько современных лидеров (Лукашенко, Меркель, Назарбаев, Обама, Путин, Порошенко).


Введение

В работе представлено исследование экспертно реконструированных мотивационных профилей для ряда первых лиц государств и соответствие их профессиональному требованию к высокой должности.

Цель исследования — оценить степень соответствия мотиваций нескольких первых лиц государства (А. Лукашенко, А. Меркель, Н. Назарбаев, Б. Обама, П. Порошенко, В. Путин) их должностным ответственностям.

Существует вопрос насколько этично давать оценки политическим лидерам. Не является ли это умалением их человеческого достоинства? Действительно, если научная оценка выявляет непрофессиональность лидера, но он избран большинством, его социологические рейтинги высоки — то какой смысл в таком исследовании? Вероятно, смысл существует. Во-первых, со времен выборов проходит время и лидер может мутировать в своих мотивациях, может не справляться со своими обязанностями. Это обычный случай. Во-вторых, как на выборах, так и в социологических опросах избиратели и население имеют дело с публичным портретом лидера, его ролевым образом. Хорошо известно, что современные пиар-методы настолько эффективны, что публичный образ комплиментарного вида может совершенно не соответствовать реальному человеку. Это также обычный в политической практике случай. Поэтому общество, здоровые политические механизмы демократии заинтересованы в методах раскрытия «фальсификаций», в получении достоверных представлений о публичных фигурах.

Кроме того, автор, сам побывавший в позиции публичного лица, уверен, что человек, взявший на себя ответственность власти за судьбы множества людей, целой страны, иной раз войны и мира, должен быть нравственен, правдив и предельно профессионален и прозрачен, если он решился на публичную деятельность. Поэтому общество имеет органичное право давать оценку его деятельности.

Такая оценка не относится исключительно к личности. Каждому понятно, что руководитель государства — это явление, хотя и персонифицированное, но собирательное. Такое «лицо» — это, прежде всего, команда профессионалов, это политический механизм ценностного выбора, целеполагания и целедостижения. Вывод «непрофессионал», который делается в частности в это работе, — это оценка лидера вместе с командой и политическим и государственным механизмом. Для общества, для прогресса власти, для повышения качества государственного управления подобная оценка объективно очень важна.

Мотивация (лат. moveo — двигаю) — это материальный или идеальный предмет, достижение которого выступает смыслом (или целью) деятельности конкретной личности и подвигает ее на соответствующие действия. Очевидно, что профессиональный мандат высшей государственной должности предполагает вполне определенные типы мотиваций. Столь же очевидно, что профессиональный набор мотиваций первого лица государства должен существенно отличаться от случая обычного человека, что называется «с улицы». Хотя любой руководитель государства является одновременно и просто человеком. Но высокий мандат обязывает к определенному профилю поведения, который отвечает профессионализму персоны. В противном случае необходим вывод о ее непрофессионализме.

Первый вопрос исследования представляет собой ранжирование человеческих мотиваций для руководителя государства. Это должен быть особенный профиль.

Второй вопрос исследования отталкивается от этого идеального модельного профиля. Насколько совпадает с ним реальный профиль мотиваций руководителя государства? Квалификацию степени совпадения можно представить себе в шкале «профессионал» — «непрофессионал».

Экспертные оценки уровней мотиваций оценивались двумя путями: исходя из публичного образа руководителя и из фактов и результатов его правления. Понимая, что публичный образ руководителя государствасоздается открытой информацией, т. е. СМИ, провластные и партийные СМИ всегда создают комплиментарный образ, а сознание экспертов подвержено этой манипуляции, стоило ожидать, что оценки «по публичному образу» и «по фактам и результатам деятельности» руководителя, которые труднее фальсифицировать в сознании эксперта, должны отличаться. В результате так и оказалось. Поэтому часть исследования посвящена оценке указанного эффекта.

Исследование основано на оценках 137 российских экспертов (среди них 72% докторов и кандидатов наук), а также на результатах фокус группы специализированных в сфере политологии и государственного управления экспертов.

В исследовании проранжированы человеческие мотивации в соответствии с высоким мандатом руководителя государства, получена оценка в шкале «профессионал»-«непрофессионал» конкретных руководителей государства, проведён анализ подверженности экспертного сообщества пропагандистскому воздействию.
Предложена агрегированная количественная оценка соответствия мотивационных профилей персон их должностным ответственностям.


Методика исследования

В основу исследования мотиваций положены экспертные оценки.

Составлен теоретический набор мотиваций, характерных для профессии, руководствуясь которыми действует первое лицо государства: президент, канцлер, премьер-министр или иной руководитель.

По этому набору мотиваций эксперту предлагалось:

  • оценить значимость каждой мотивации идеализированного первого лица (какими мотивами должен руководствоваться идеальный правитель) в шкале от рутинного «уличного» уровня до уровня истинно профессионального первого лица государства;
  • реконструировать, исходя из имеющегося у эксперта публичного образа реального первого лица, приоритетность его внутренних мотиваций;
  • реконструировать приоритетность его мотиваций по реальным фактам и результатам деятельности указанного первого лица.

Оценки выставлялись в диапазоне от 0 до 100 единиц, где 0 — самый низкий приоритет, 100 — самый высокий.

Мотивации ранжируются в порядке возрастания профессиональной значимости для идеализированного первого лица. Идеализация позволяет говорить о модели первого лица с точки зрения его профессиональности.

Для идеального руководителя государства (одновременно просто человека) действует естественный принцип: чем более профессиональна президентская мотивация, тем более она должна быть выражена в его деятельности. И наоборот: чем более рутинна мотивация, чем она более характерна для обычного человека, тем менее она должна быть выражена для высокого профессионала, руководителя государства. Математически это означает прямую пропорциональную связь ранга и выраженности мотивации.

Выраженность мотивации = (размерный коэффициент) х ранг мотивации

На соответствующем графике это имеет вид восходящей диагонали для «профессионала» и нисходящей для обычного человека, «непрофессионала», если по горизонтальной оси откладывается ранг мотивации руководителя профессионала. Назовем эту модель «Модель 1». Рис. 1.


Рис. 1. «Модель1». Модельная теоретическая картина профессионально идеального мотивационного профиля (возрастающая диагональ -1) и пример приемлемого профиля (кривая — 2) «профессионала». Модельная диагональ «непрофессионала» (диагональ — 4) и пример неприемлемого непрофессионального профиля (кривая — 3). Квадранты I — модельный тип: «непрофессионал». Квадранты II — модельный тип: «профессионал».

Можно применять и другую теоретическую модель, а именно, кластерную. Можно присвоить части мотиваций до определенного порогового уровня их ранга равную степень выраженности в кластере «непрофессиональных» мотиваций, а второй части, с более высокими рангами, опять же одинаковый уровень в кластере «профессиональных» мотиваций. Тогда модельный идеальный профиль «профессионала» будет иметь вид ломаной кривой с восходящим скачком, а «непрофессионала» ломаной кривой с нисходящим скачком. Это для дальнейшего изложения «Модель2». Рис. 2.


Рис. 2. Кластерная модель. Модельный профессиональный мотивационный профиль (кривая 1 со ступенью вверх) и пример возможного реального профиля (кривая 2). Модельный непрофессиональный мотивационный профиль (кривая 4 со ступенью вниз) и пример возможного реального профиля (кривая 3). Квадранты I — модельный тип: «непрофессионал». Квадранты II — модельный тип: «профессионал».

Может возникнуть вопрос, а зачем вообще вся эта сложность, почему нельзя эксперту просто задать вопрос: оцени профессионализм руководителя непосредственно? Соображение касается проблемы невольных политических или эмоциональных искажений оценки. Таково уж свойство взаимоотношения рационального сознания эксперта, гражданина своей страны, и его эмоционального отношения к власти, к ее первому руководителю. Перевод оценки в многочисленные технические процедуры, относительно изолированные от политических и эмоциональных переживаний эксперта, позволяет купировать искажения и приблизить оценки к объективным. В итоге исследования оказалось, что это предположение оправдалось. Этой же цели служит использование двух разных моделей идеального руководителя, и разных групп экспертов, более специализированной и менее специализированной.

Получив в результате экспертной оценки фактические выраженности проранжированных, как указано выше, мотиваций на графиках, подобных тем, что представлены на рис. 1, 2 можно соотнести внутренние (оцененные по образу) или фактические (оцененные по результатам) мотивации руководителя с идеальными. Назовём такое представление мотивационным профилем. А степень отклонения профиля от идеального коэффициентом «профессиональности». Далее он называется президентским коэффициентом.

При этом из соотношения оценок внутренних и фактических мотиваций можно оценить интенсивность пропагандистского воздействия на экспертное сообщество.

Достоверность экспертных оценок может быть оценена по степени согласованности ответов в группе. Согласованность оценивается коэффициентом конкордации Кенделла1.

Для аттестации объективности экспертного сообщества можно еще сравнить оцененную ими выраженность мотивации в соотношении с профессиональным рангом мотивации с идеальной диагональю (см. рис. 1). Среднеквадратическое отклонение должно быть минимальным


где n — число мотиваций;
 — значимость мотивации i среднеарифметическая по оценкам экспертов;
 — идеальное значение мотивации i. Для Модели 2 мотивационного профиля — это 0 или 1. Для Модели 1 мотивационного профиля — это значение на диагонали мотивационного профиля «идеального» первого лица:


Если экспертный мотивационный профиль приближается к горизонтали, то представления экспертов о должных мотивациях размыты. Если мотивационный профиль располагается круче диагонали, то требования экспертов к первому лицу завышены. И тот и другой случай характеризуется сниженной достоверностью оценок экспертов по критерию среднеквадратического отклонения E. Количественно отклонение экспертной ранжировки от идеальной диагонали дает возможность оценить объективность основного экспертного результата. Если же две независимые группы экспертов дали отклонение от идеальной диагонали в противоположные (более и менее жесткую) стороны, то истина лежит посередине. Если же обе «отклоненные» оценки дают одинаковый результат, то это означает как критерий истины его достоверность.

Количественная оценка соответствия мотивационного профиля профилю идеального «профессионала» вычисляется в виде т.н. президентского коэффициента, для расчёта которого используются две методики. Они обе оценивают близость или удаленность фактического мотивационного профиля от идеального профиля.

Президентский коэффициент А определяется как взвешенная суммарная оценка отклонения экспертно-реконструированного профиля мотиваций  (по образу или фактам) от мотивационного профиля  «идеального» руководителя


Наилучшим является значение этого коэффициента, равное 0. В таком случае отклонения мотивационного профиля исследуемого руководителя от профиля «идеального» руководителя отсутствуют.

При этом отклонения значимостей мотиваций не равнозначны. Вес i-той мотивации определяется множителем  таким образом, что наибольшее влияние на значение коэффициента оказывают мотивации, наиболее соответствующие должностной ответственности первого лица.

Президентский коэффициент Б определяется как коэффициент парной корреляции Пирсона между профилем значимости мотиваций  по мнению экспертов (по образу или фактам) и мотивационного профиля «идеального» руководителя


Наилучшим является значение коэффициента, равное 1. В этом случае мотивационный профиль исследуемого руководителя полностью соответствует профилю «идеального» руководителя.


Мотивационный профиль В.В. Путина по данным профессиональной фокус группы

Опрос был проведён в фокус-группе из 12 экспертов, погружённых в тематику исследования. Среди них пять докторов и кандидатов наук.

Результаты опроса отображены на рис. 3. Порядок мотиваций после экспертного ранжирования по значимости (позиции соответствуют номерам на рис. 3) получил следующий вид.

  1. Выполнить требования Запада и 5-й колонны и обезопасить себя от угроз и давления.
  2. Обогатиться, защитить свое богатство и не понести за это ответственности.
  3. Выполнить под давлением окружения, элиты, лоббистского крупного бизнеса их рекомендации.
  4. Жить в свое удовольствие.
  5. Править до смерти.
  6. Реализовать в силу собственного убеждения в ней идеологию либерализма.
  7. Реализовать командные (свои и близкого окружения) интересы.
  8. Войти в историю на уровне великих.
  9. Обеспечить физическую безопасность себе и своей семье.
  10. Боязнь совершить ошибку, ухудшающую положение страны и элит.
  11. Войти на равных в клуб мировых (западных) лидеров.
  12. Подготовить достойного профессионального преемника и уйти в соответствии с конституцией.
  13. Заслужить доверие и любовь российских граждан.
  14. Реализовать в силу собственного убеждения в ней идеологию русского патриотизма, русской цивилизационной идентичности.
  15. Принять новую конституцию нового (постлиберального) облика страны.
  16. Переработать свою либеральную команду и поменять и ее, и либеральную идеологию власти на профессиональную, патриотичную и порядочную (в смысле устойчивости к коррупции) команду.
  17. Развить и позитивно преобразовать страну, решить проблемы большинства народа.


Рис. 3. Экспертная значимость идеальных президентских мотиваций (1) и мотивационный профиль В. В. Путина (по публичному образу -(2), по фактам деятельности — (3)). Пунктиром показаны идеальные мотивационные профили: Модель 1 — (4). Модель 2- (5).

Очевидно, что эксперты профессиональной фокус-группы требовательно подходят к представлению о значении президентских мотиваций. Их кривая ниже диагонали в области «рутинных» мотиваций и выше диагонали в области истинно президентских мотиваций. Тяготеет эта кривая отчасти и к более жесткой идеальной Модели 2 (ступенчатая). Если иная экспертная группа покажет противоположное отклонение от идеала в сторону более мягкой требовательности, то истина будет посередине. В итоге именно такая возможность оказалась доступна, когда были получены данные по сетевому экспертному сообществу.

Реальный мотивационный профиль в российском случае далек от истинно профессионального профиля. Причем профиль, оцененный по образу лидера (наведенному, конечно же, через СМИ), выглядит более комплиментарным, чем оцененный по фактам его деятельности. Это не удивительно, т. к. официальная пропаганда, доминирующая в России, естественно приукрашивает действительность. Исходя из этого результата, качественно классифицируется модельный тип «непрофессиональный». Насколько «непрофессиональный» — будет видно далее из сопоставлений с результатами для других стран.

Согласованность экспертных оценок характеризуется коэффициентом Кенделла, равным 0,51, как умеренная.

При оценке по Модели 2:

  • среднеквадратическое отклонение представления экспертов об идеальном мотивационном профиле от идеального мотивационного профиля составляет 25,4 ед.;
  • количественная оценка, выраженная президентским коэффициентом, А по формуле (1), по внутренним мотивациям составила


по фактическому положению дел


количественная оценка, выраженная президентским коэффициентом Б по формуле (2), по внутренним мотивациям составила

по фактическому положению дел

При оценке по Модели1:

  • среднеквадратическое отклонение представления экспертов об идеальном мотивационном профиле от идеального мотивационного профиля составляет 12,5 ед.;
  • количественная оценка, выраженная президентским коэффициентом, А по формуле (1), по внутренним мотивациям составила

    по фактическому положению дел

  • количественная оценка, выраженная президентским коэффициентом Б по формуле (2), по внутренним мотивациям составила

    по фактическому положению дел

В целом такие результаты говорят о модельном типе, который существенно не соответствует должностной президентской ответственности.

МОТИВАЦИОННЫЕ ПРОФИЛИ ЛИДЕРОВ СТРАН МИРА ПО ДАННЫМ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ФОКУС ГРУППЫ

Оценка для А. Лукашенко, А. Меркель, Н. Назарбаева, Б. Обамы, П. Порошенко была проведена в фокус-группе из 8 экспертов (входивших в фокус-группу аналогичного опроса о мотивациях В. В. Путина), погружённых в тематику исследования. Среди них трое имеют докторскую и кандидатскую научную степень.

Ранжирование мотиваций по значимости приведено в предыдущем разделе. Это ранжирование актуально для любых первых лиц и применялось в обработке результатов опроса, представленного в настоящем разделе.
Графическое представление результатов опроса отображено на рис. 4–8.

Согласованность экспертных оценок характеризуется коэффициентом Кенделла, равным 0,55, как умеренная.

При оценке по Модели 2:

  • среднеквадратическое отклонение представления экспертов об идеальном мотивационном профиле от идеального мотивационного профиля составляет 24,1 ед.;
  • количественная оценка, выраженная президентским коэффициентом, А, Б по формулам (1, 2), представлена в табл. 1 и на рис. 9, 10.

При оценке по Модели 1:

  • среднеквадратическое отклонение представления экспертов об идеальном мотивационном профиле от «мягкого» мотивационного профиля составляет 12,3 ед.;
  • количественная оценка, выраженная президентским коэффициентом, А, Б по формулам (1, 2), представлена в табл. 2 и на рис. 11, 12.


Рис. 4. Экспертная значимость президентских мотиваций и мотивационный профиль А. Лукашенко


Рис. 5. Экспертная значимость президентских мотиваций и мотивационный профиль А. Меркель


Рис. 6. Экспертная значимость президентских мотиваций и мотивационный профиль Н. Назарбаева


Рис. 7. Экспертная значимость президентских мотиваций и мотивационный профиль Б. Обамы


Рис. 8. Экспертная значимость президентских мотиваций и мотивационный профиль П. Порошенко

Таблица 1

Значения президентского коэффициента, основанного на фактах деятельности. Модель 2


* Результаты представлены в предыдущем разделе.


Рис. 9. Значения президентского коэффициента А для ряда персон.


Рис. 10. Значения президентского коэффициента Б для ряда персон (в порядке возрастания коэффициента Б по фактам). Модель 2

Таблица 2
Значения президентского коэффициента, основанного на фактах деятельности. Модель 1



Рис. 11. Значения президентского коэффициента А для ряда персон. Модель1


Рис. 12. Значения президентского коэффициента Б для ряда персон (в порядке возрастания коэффициента Б по фактам). Модель 1

Результаты, как видно, устойчивы к выбору модели. Это свидетельствует в пользу их объективности.

МОТИВАЦИОННЫЕ ПРОФИЛИ ПО ДАННЫМ ЭКСПЕРТНОГО СООБЩЕСТВА (КРАУД-СОРСИНГ)

С целью проверки возможного влияния состава экспертной группы на результат отработала вторая, независимая группа экспертов. Для определения возможного влияния контекста (наличия в группе оцениваемых руководителей различных «контрастирующих» персон) оценка делалась, во-первых, в ансамбле лидеров постсоветского пространства и, во-вторых, среди лидеров стран мира. Первой группе экспертов было предложено оценивать А. Г. Лукашенко, Н. А. Назарбаева и В. В. Путина, а второй группе - Б. Обаму, А. Меркель, П. А. Порошенко и В. В. Путина.

Анкета, естественно, была адаптирована под соответствующие страны.

В I группу экспертов вошли 69 человек, из них 73% имеют учёную степень доктора и кандидата наук. Во II группу экспертов вошли 56 человек, из них 77% имеют учёную степень доктора и кандидата наук.
Всего в обеих группах экспертов приняло участие 125 человек, из них 75% имеют учёную степень доктора и кандидата наук.

Точно так же, как и для первой профессиональной фокус-группы, обе группы экспертов на первом этапе оценивали мотивации на предмет их соответствия прямым должностным ответственностям и обязанностям первого лица государства. Проводили ранжирование. Порядок мотиваций после экспертного ранжирования (позиции соответствуют номерам на рис. 13–21) получился следующим:

  1. Реализовать идеологическую догматику либерализма.
  2. Выполнять требования других стран.
  3. Жить в свое удовольствие.
  4. Обогатиться, защитить богатство и «не попасться».
  5. Править пожизненно.
  6. Реализовать клановые (свои и близкого окружения) интересы.
  7. Обеспечить физическую безопасность себе и своей семье.
  8. Подготовить достойного профессионального преемника.
  9. Войти в историю на уровне «великих».
  10. Войти в клуб мировых лидеров.
  11. Реализовать идеологию национального патриотизма, национальной цивилизационной идентичности.
  12. Сформировать профессиональную, патриотичную и не коррумпированную команду.
  13. Принять соответствующие национальным интересам законы
  14. Заслужить доверие и любовь граждан.
  15. Развить и позитивно преобразовать страну, решить проблемы большинства населения.

Графическое представление результатов опроса показано на рис. 13–21.

Согласованность экспертных оценок характеризуется коэффициентом Кенделла, равным 0,22, как слабая. Уровень согласованности мнений экспертного сообщества ниже, чем в фокус-группе (0,51- 0,55).

При оценке по Модели 2 среднеквадратическое отклонение представления экспертов об идеальном мотивационном профиле от самого идеального мотивационного профиля составляет 37,7 ед.

При оценке по Модели 1 среднеквадратическое отклонение представления экспертов об идеальном мотивационном профиле от самого идеального мотивационного профиля составляет 16,2 ед.

Указанные величины превышают величины отклонения оценок фокус-группы экспертов.


Рис. 13. Экспертная значимость президентских мотиваций и мотивационный профиль А. Лукашенко

На этом рисунке очевидно, что экспертное сообщество (в отличие от фокус-группы) относится к президентским мотивациям гораздо менее требовательно. Их кривая значения мотиваций существенно отличается от идеального мотивационного профиля президента в виде диагонали. Причем отклонение наблюдается в другую сторону, чем для фокус-группы. Это означает, что если фокус-группа делает погрешность в сторону большей жесткости, то экспертная группа делает погрешность в сторону более мягкой оценки. Это дает возможность понять, где истина, которая в данном случае должна быть посередине.


Рис. 14. Экспертная значимость президентских мотиваций и мотивационный профиль Н. Назарбаева


Рис. 15. Экспертная значимость президентских мотиваций и мотивационный профиль Б. Обамы


Рис. 16. Экспертная значимость президентских мотиваций и мотивационный профиль А. Меркель


Рис. 17. Экспертная значимость президентских мотиваций и мотивационный профиль П. Порошенко


Рис. 18. Экспертная значимость президентских мотиваций и мотивационный профиль В. Путина (в контексте лидеров стран мира)


Рис. 19 Экспертная значимость президентских мотиваций и мотивационный профиль В. Путина (в контексте лидеров стран постсоветского пространства)

Оценки мотиваций для В. В. Путина не выявили зависимости от контекста, поэтому результаты опросов I и II групп экспертов были объединены (рис. 20).


Рис. 20. Экспертная значимость президентских мотиваций и мотивационный профиль В. Путина (в целом по оценкам I и II групп экспертов)

Мотивационные профили, соответствующие должностной президентской ответственности, полученные по результатам опросов групп из 12 экспертов фокус-группы и 125 членов экспертного сообщества соотнесены на рис. 21 и 22. Номера мотиваций на рис. 21 соответствуют приведённым выше порядковым номерам мотивов после ранжирования по возрастанию значимости (см. табл. 3).

Для Модели 2:

  • количественные оценки результатов опроса представлены в табл. 4;
  • на рис. 23, 24 показаны соотношения между президентскими коэффициентами, А и Б для персон, указанных в табл. 4 (показаны коэффициенты, полученные по этому и вышеописанным опросам).

Для Модели 1:

  • количественные оценки результатов опроса представлены в табл. 5;
  • на рис. 25, 26 показаны соотношения между президентскими коэффициентами, А и Б для персон, указанных в табл. 5 (показаны коэффициенты, полученные по этому и вышеописанным опросам).


Рис. 21. Мотивационные профили соответствующие должностной президентской ответственности (мотивы, соответствующие указанным позициям приведены в табл. 3)

Таблица 3
Соответствие мотиваций позициям, указанным на рис. 21



Рис. 22. Сопоставление позиций мотиваций в порядке значимости по результатам опросов фокус-группы из 12 экспертов и 125 членов экспертного сообщества

Видно, что фокус группа оказалась более адекватна в оценках значимости мотиваций и соответствия их должности руководителя государства.

Таблица 4
Значения президентского коэффициента, основанного на фактах деятельности. Модель 2


Рис. 23. Значения президентского коэффициента А для ряда персон. Модель 2


Рис. 24. Значения президентского коэффициента Б для ряда персон (в порядке возрастания коэффициента Б по фактам). Модель 2

Таблица 5
Значения президентского коэффициента, основанного на фактах деятельности. Модель 1



Рис. 25. Значения президентского коэффициента А для ряда персон. Модель 1


Рис. 26. Значения президентского коэффициента Б для ряда персон (в порядке возрастания коэффициента Б по фактам). Модель 1

При анализе профиля российского президента вывод, сделанный фокус-группой, подтверждается. Самую жесткую оценку непрофессиональности эксперты отнесли к фигуре Порошенко. Наиболее профессионально во всех случаях выглядит фигура Лукашенко.

Схожи получились значения президентских коэффициентов, рассчитанных по обеим моделям. Подобная устойчивость результатов и их независимость от модели является критерием научной истины.
Разница реконструкции по образу персоны и по реальным фактам ее деятельности наглядно отражает эффективность комплиментарной пропаганды и влияния на сознание экспертов. Образ персоны во всех случаях «лучше», чем ее реальность.

Для количественной оценки этого «открытия» можно определить разницу президентских коэффициентов, полученных по образу персоны и по реальным фактам ее деятельности (объединив все оценки по опросам фокус-группы и экспертного сообщества).

Для президентского коэффициента, А разница выражается в процентах от значения коэффициента «по образу»


где  — коэффициент, А по факту;
 — коэффициент, А по образу.

Для президентского коэффициента Б характерны значения, переходящие через ноль, поэтому выразим их в % от амплитуды изменения значений коэффициента (размах две единицы, от -1 до 1):


В силу одинаковой природы величин  они усредняются


а затем усредняются и для обеих Моделей 1 и 2 (рис. 27).


Рис. 27. Коэффициент  (разница оценки мотивационного профиля по образу персоны и по результатам ее деятельности)

Наибольшие различия значений президентских коэффициентов, реконструируемых по образу персоны, формируемому в сознании экспертов СМИ, от коэффициентов по реальным фактам, наблюдаются для лидеров стран СНГ.

Самое большое расхождение наблюдается в случае России. Ее пропагандистский аппарат прилагает наибольшие усилия для приукрашивания наихудшего положения дел с качеством российской власти.

Случай Порошенко стоит особняком, видимо, по причине еще не очень длительной работы в роли президента. Следует ожидать, что официальная украинская пропаганда в будущем будет делать то же самое, что происходит в России, т. е. приукрашивать несостоятельную, «непрофессиональную» власть.


Выводы

Существенное отклонение мотивационного профиля персоны от должного для первого лица государства и плохие значения президентских коэффициентов говорят о том, что такой лидер профессионально не соответствует президентскому мандату. В условиях жёсткой централизации, монополии власти, режима т.н. «ручного управления» власть в руках персоны с несоответствующим профилем объясняет низкое качество государственного управления и негативные результаты развития страны, ее кризисное состояние.

Опыт исследования мотивационного портрета первого руководителя выявил влияние пропаганды в СМИ, которая делает плохую услугу стране. Получено, что даже экспертное сообщество подвержено манипуляциям сознания со стороны СМИ. Механизм политического рекрутинга вместо «лучших» концентрирует и консервирует во власти «не лучших». Это явление представляет собой ловушку депрофессионализации и деквалификации власти. В такую ловушку очевидно попала Россия.

Конечные результаты схожи во всех случаях. Независимо от выбранного типа исходной модели идеального мотивационного профиля профессионала во власти, от состава экспертной группы позиции лучших и худших по профессиональности персон совпадают. Такая устойчивость результатов свидетельствует в пользу объективности результатов.

Президентские индексы для Украины и России оказались наихудшими. Наилучший индекс получен для А. Лукашенко. Экспертное сообщество критично оценило и деятельность Б. Обамы.

Для всех персон, изученных по их публичным образам, наблюдается более близкий к должному профессиональный профиль по образу персоны, чем по ее фактическим результатам. У экспертов имеется улучшенный относительно реального образ каждой из персон, чем вырисовывается по фактам и результатам деятельности.

В методическом отношении подтверждено, что прямой опрос о профессиональной пригодности того или иного руководителя государства отягощен субъективными представлениями и наведенными пропагандой искажениями в сознании эксперта. Предложенный в работе метод снимает подобные искажения в силу непрямых, в какой-то мере технических оценок, которые при обработке выявляют искомую характеристику, как достаточно объективную.

Предложенная и апробированная методика может служить обществу как страхующий механизм, уберегающий страну от издержек низкокачественного властного управления ею.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
571
1997
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика