Национальная безопасность страны и качество образования

Национальная безопасность страны и качество образования

Глава Центра научной политической мысли и идеологии, д.физ.-мат.н., д.полит.н. Сулакшин С.С.

Науке свойственно не только объяснять «Что происходит?», но и находить ответы на вопросы: «Почему все происходит именно так, а не иначе?» и «Что делать, чтобы имело место только желаемое развитие событий?» Это сообщение посвящено глубинной связи и взаимозависимости двух важнейших факторов жизни страны: национального образования и государственной безопасности, — которые мы постараемся проанализировать в рамках поиска ответов на поставленные вопросы.

Наша страна дважды в недавней истории распадалась как сущность: в 1917 и 1991 гг. она умирала, как живой организм. Можем ли мы быть уверены, что Россия не развалится в очередной раз вследствие того колоссального потока преобразований, которые сегодня проводятся под видом реформ в важнейших сферах государственной жизни? Вряд ли все могут ответить утвердительно на этот вопрос. 

Тогда почему эти пагубные преобразования столь настойчиво проводятся в жизнь государственным управлением? Попытаемся разобраться.

Итак, что такое безопасность страны? Определение этого понятия должно быть функциональным и системообразующим для всей пирамиды государственного управления. «Закон о безопасности РФ» определяет безопасность как «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз». Далее объясняется понятие «жизненно важных интересов», которые являются «совокупностью потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства». Начнем с того, что интерес не может определяться через потребность. Потребность — статична, интерес — активен, деятельностен, целеположен. Если безопасность — это «защищенность интересов», то адресат защиты — это неопределенный «интерес». А что есть тогда материальный объект защиты со своими характеристиками и состояниями? Личность, общество и государство как объекты нетождественны интересам личности, интересам общества и государства. При этом не объясняется, что такое «состояние защищенности», а тем более «состояние защищенности интересов». Более того, ни в одном из государственно-управленческих интересов нет толкования этих понятий. К основным объектам безопасности Закон относит: «личность — ее права и свободы; общество — его материальные и духовные ценности; государство — его конституционный строй, суверенитет и территориальную целостность». О том, что представляют собой государственные ценности, которые по логике вещей и должны быть объектом защиты, можно также прочитать в Конституции. Главный управленческий документ России относит к высшим ценностям российской государственности всего лишь одну позицию: права и свободы человека. К основополагающим ценностям по Конституции не относятся: жизнь, здоровье, нравственность, идейность и духовность, цивилизационная идентичность, суверенность, само существование государства. (Более того, любая идеология в России конституционно запрещена!)

В «Стратегии национальной безопасности» содержится следующее определение: «Национальная безопасность — состояние защищенности личности, общества и государства (здесь понятие интереса уже не вводится) от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства». Налицо три государственных документа, понятия и определения в которых не согласованны! А если единого нормативно-правового смыслового и ценностного начала нет, то в системе безопасности страны нет и не может быть системности и эффективности.

Если исходить из основной для всего государственного управления формулы «Моя страна должна быть, и должна быть всегда», можно вывести следующее определение безопасности: «Безопасность страны — это ее способность сохранять себя сегодня и всегда».

Из этого определения вытекает управленческая атрибутика в сфере безопасности государства:

  • Объект безопасности — страна (территория, народонаселение, госуправление).
  • Субъект безопасности — государство.
  • Функция оборонной политики — сохранять.
  • Риски и угрозы. (От чего сохранять? — От негативных воздействий.)
  • Критерий цели. (Сохранять что? — Высшие ценности страны.)

Эти управленческие параметры позволяют схематически изобразить пространство безопасности страны (рис. 1).


Рис. 1. Функциональное и системообразующее пространство безопасности страны

Так как потребности управления безопасности формируются факторами угроз и рисков, очевидно, что в государственном управлении должны существовать контрфакторы и контрсистемы по отношению к этим вызовам.

Понятно, что эти факторы и системы не могут возникнуть сами по себе, они должны быть созданы. Созданы людьми, которые владеют знаниями, навыками,

инструментарием для подобных разработок, людьми образованными. Именно поэтому столь непреложна связь между системой образования и абсолютно всеми сферами государственной жизни (рис. 2).


Рис. 2. О связи жизнеспособности страны и образования

Итак, жизнеспособность страны (как позиция национальной безопасности, как и все сферы нашей жизни) через народонаселение связана с образованностью, культурностью, научным потенциалом, воспитанностью, просвещенностью.

Сегодня образование в России активно реформируется. По законам логики, реформам должны подвергаться те объекты и сферы, которые по каким-то параметрам плохи, неудовлетворительны, не выполняют своих функций. Сегодня активно изменяют, перекраивают, извращают то образование, которое до 1991 г. высоко ценилось во всем мире. Реформируется сфера, которая в течение долгого времени 

имела фундаментальную основу, которая до сих пор сохранила традиции системности и основательности.

Параллельно внедряются императивные посылы, которые в корне противоречат созидательным целям образования и воспитания. Например, постулат «Свобода лучше, чем не свобода». Свобода, которая не ограничена нравственными нормами в сфере СМИ — это лучше, чем ограничение свободы массмедиа, которое разумно введено в целом ряде стран. Свобода телевидения растлевать зрителя выше потребности общества защитить своих детей от растления. Еще в большей степени поражает государственная позиция в отношении сети Интернет. «Нельзя», «невозможно» ничего сделать с этими колоссальными потоками крамольной информации, хотя в мировой практике принимаются меры по регулированию сетевого пространства. Даже в оборонной тематике существует понятие радиоэлектронной борьбы. Соответственно, если реализуются методы разрушения страны, размывания национальной идентичности, ликвидации духовных скреп населения через медийные каналы, то государство должно обладать средствами противодействия.

Итак, если мы хотим, чтобы наша страна существовала, если мы хотим сохранить самое себя в нашей цивилизационной парадигме, в нашей идентичности, нам необходимо разработать многоуровневую систему безопасности — личностной, общественной, государственной.

На первом уровне объектом защиты является человек (рис. 3).

Сущностные признаки человеческого существа — это тело, разум и душа. Номинация этих трех составляющих влечет за собой анализ связанных с этими параметрами сфер общественной и государственной жизни:

Здравоохранения. Медицинское обслуживание в России оставляет желать лучшего.

Образования, просвещения, квалификации. Здесь интересно упомянуть о государственной программе «Планирование семьи». Подобные проекты реализовываются сейчас еще в ряде стран. По сути, это не что иное, как план по сокращению населения в странах, не относящихся к государствам «золотого миллиарда». Успех этого проекта в России очевиден — население убывает.


Рис. 3. Человек как сохраняемая сущность

Нравственности и идейной духовности. Эти вопросы более чем актуальны сегодня, но Конституция запрещает России всякую идеологию. Это означает, что потребность общества в нравственности как институции, которая формируется в идейно-мировоззренческой, духовной сфере не признается, не удовлетворяется государством.

На следующем уровне объектом безопасности является общество (рис. 4).


Рис. 4. Общество как сохраняемая сущность

На этом уровне должны быть решены вопросы единства, осознания национальной и цивилизационной общности, стремления к общим ценностям и готовности консолидировано эти ценности отстоять.

На третьем уровне концепции безопасности охраняемой сущностью является страна (рис. 5).


Рис. 5. Страна как сохраняемая сущность

В этой матрице возникает еще несколько важнейших категорий — суверенность, патриотичность, честность управления; освоенность, целостность связанность территории.

Катастрофа современного состояния страны заключается в том, что все (!) факторы безопасности подвергаются системному реформированию. Этот процесс был начат давно, еще в конце 1980-х гг. За двадцатилетний промежуток времени адекватный управленец вполне может осознать, что результаты этого масштабного эксперимента пагубны для России, и скорректировать подходы к государственному управлению. Но этого не происходит. Продолжают насаждаться реформы, несущие угрозу самому существованию страны. Посмотрим на структуру негативных воздействий на потенциалы жизнеспособности Российского государства (рис. 6).

Самая главная угроза заключается в самом государственном управлении страной. Само госуправление ориентированно на ценности, чуждые стране. (Это не вкусовая оценка, это фундаментальное исследование Центра, ранжирование с помощью специальных методов сетевого интеллекта.) Ситуация с образованием — яркий тому пример. Если убрать все второстепенные детали, то системный образовательный антипроект реализуется с одной-единственной целью: еще шире отворить ворота, через которые российская наука будет утекать за рубеж. Многие иностранцы приезжали в Россию, чтобы получить одно из самых качественных образований в мире. С коммерциализацией образования, с введением ЕГЭ, с попытками приобщиться к Болонской системе процент иностранных граждан, желающих учиться в России существенно снизился. Обратный процесс, когда российские специалисты уезжают работать за границу, как мы хорошо знаем, напротив, активизировался.


Рис. 6. Структура угроз безопасности страны

Десятки и сотни показателей формируют эффективную национальную политику в отношении безопасности страны (рис. 7).


Рис. 7. Факторная структура безопасности России

На схеме «управленческого дерева» отмечены те «ветви», для «роста» которых жизненно важным является содержание, качество и продукт сферы образования. Их много и они крайне важны для общей цели сохранения России, как сущности. Уже дважды в XX в. сохранить страну не удавалось (рис. 8).


Рис. 8. КЖС (Коэффициент жизнеспособности страны)

Этот график построен по результатам многофакторного, фундаментального анализа. Коэффициент жизнеспособности страны — научное ноу-хау Центра проблемного анализа, разработанное на основе сведений, полученных при помощи длинных динамических рядов, регрессионного анализа, межстрановой и исторической компарации. Дважды в истории этот показатель был равен нулю. Сейчас в результате многочисленных реформ, совершенно неоправданных с точки зрения успешного и эффективного госуправления, уровень жизнеспособности России близок к развалу страны.

Сравним динамику жизнеспособности с индексами развития человеческого потенциала, в котором заложены показатели образования, здоровья, пассионарности населения (рис. 9).


Рис. 9. Индекс развития человеческого потенциала и жизнеспособность России

Взаимосвязь очевидна.

Рассмотрим корреляцию жизнеспособности и воспитательной функции образования (рис. 10).


Рис. 10. Воспитательная функция образования и жизнеспособность России

Очевидно, что воспитательные нагрузки на школьных учителей и профессорско-преподавательский состав в вузах последовательно снижаются. Это очередной удар по жизнеспособности России, так как регрессионная связь демонстрирует, что чем отчетливей выражена воспитательная функция образования, тем выше жизнеспособность страны (рис. 11).


Рис. 11. Корреляция КЖС и воспитательной функции образования

Очевидна соотнесенность КЖС и качества государственной политики в сфере образования (рис. 12).

Не столь очевидна, но прослеживается корреляция жизнеспособности и данных по бюджету на образование (рис. 13).


Рис. 12. Качество государственной политики в сфере образования и КЖС


Рис. 13.Доля расходов в бюджете страны на образование и КЖС

Вот что представляет собой реальный бюджет страны на 2010 г. (рис. 14).


Рис. 14. Структура государственного бюджета России в 2008–2010 гг.

Расходы на образование, на науку, на здравоохранение падают.

Доля бюджета России на human resources в сравнении с показателями других стран невелика (рис. 15).


Рис. 15. Доля расходов на гуманитарные статьи в бюджете России по сравнению со странами мира

В России остро стоит проблема коммерциализации образования (рис. 16).


Рис. 16. Связь между коэффициентом жизнеспособности и соотношением платных и бюджетных мест в вузах для России и других стран

Оптимальное соотношение платных мест к бюджетным равно 20%, реальное значение этого фактора приближается к 200%.

Показательна разница между оптимальной и фактической долей бюджета на образование (рис. 17).


Рис. 17. Связь между коэффициентом жизнеспособности и долей бюджета на образование для России и других стран

Подобная разница между оптимумом и фактом присутствует и в ряде других факторов (рис. 18).


Рис. 18. Связь между коэффициентом жизнеспособности и долями бюджета на различные сферы жизни государства для России и других стран

Показательно одновременное снижение КЖС и уменьшение количества детских садов и школ (рис. 19, 20).


Рис. 19. КЖС (2) и количество дошкольных учреждений (1)


Рис. 20. КЖС (2) и количество общеобразовательных школ (1)

Исходя из этих показателей, можно сделать вывод: то, что происходит в стране, не является случайным и не имеет ничего общего с «реформами» в истинном смысле. Бюджетная политика в гуманитарной сфере — системна и по фактически реконструируемым целям направлена на деградацию человеческого капитала. Этот антипроект под маской «необходимости реформирования» осуществляется не только в сфере образования, но и в экономике, во внешней политике, в социальной политике современной власти. По данным аналитических исследований, проведенных в Центре, сегодня не существует ни одной сферы жизнедеятельности страны, в которой национальная безопасность, национальный интерес системно не деградировали бы.

Это значит, что в России целенаправленно насаждается либеральная, монетаристская, асоциальная, экспертно-сырьевая, несуверенная модель управления. Она пагубна для России, это тупиковый путь какого бы то ни было государственного развития. Эта модель должна быть профессионально сменена, реформирована в истинном смысле этого слова. Что случится со страной, если этого не прои-

зойдет? Неизбежен масштабный кризис, революция. Анализ активности общества (рис. 21) демонстрирует, что пиковые всплески «социального возмущения» пришлись на 1991–1993 гг. — период масштабнейших потрясений для России.


Рис. 21. Динамика активности общества

Прогноз, сделанный на основе множества факторов, показывает возможность аналогичного всплеска к 2021 г. При неизменном государственном управлении социальная энергетика общества, сейчас активно «замораживаемая», вырвется на свободу. Иммунная система страны так или иначе потребует от управленцев сменить негодную управленческую модель.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
266
1087
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика