Внешняя политика

Новороссия как экзамен российского политического режима

Новороссия как экзамен российского политического режима

Выступление Степана Степановича Сулакшина — генерального директора Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессора на научно-экспертной сессии «Уроки Новороссии для будущего России» 3 июня 2015 г.

В начале своего доклада я еще раз хочу сконцентрировать ваше внимание на том, что мы находимся в режиме научно-экспертного анализа. И некоторые вещи, которые я буду выдвигать, будут царапать сознание и эмоцию квасного патриота или угар патриота, что мы повсеместно наблюдаем в сегодняшней России. Научный анализ не то, что должен быть свободен от эмоций, он не должен ими руководствоваться. Истина доказывается не эмоцией и не способностью убеждать и спорить. Она доказывается специальными приемами верификации и применением научных критериев истины. Их я и буду применять. Должен признаться, что делать это иногда очень трудно, потому, что «кипит наш разум возмущенный», но согласитесь: с кипящим разумом лучше не заниматься анализом и проектированием решений, от которых зависят жизни и судьбы людей, народов и стран.

Мой первый тезис такой: худшую услугу собственной стране можно оказать, когда «простота хуже воровства». В позициях и действиях конфликтующих сторонах надо понимать мотивы, цели, стратегии, степень правоты или неправоты в связи с четкими ценностными критериями, которые ими выдвигаются, чтобы находить решения, повторю, во имя гуманизма, во имя прогресса, во имя всеобщей стабильности и мира, а вовсе не победы кого-то над кем-то, которая потом чаще всего оборачивается встречными атаками, и конца этому не бывает.

В моем сообщении, обращаю внимание, речь идет не обо всем на свете, а конкретно о российском политическом режиме, о нас, о нашей стране, о нашей власти, о нашем позиционировании, о наших манифестациях, о наших стратегиях и о наших ошибках и бедах. Новороссия в рамках темы сегодняшней сессии это, действительно, тест, экзамен для российского политического режима.

Под политическим режимом здесь понимается конкретная реализация института власти в стране, т.е. лидер и команда, их идеология, их политическая практика. Еще раз подчеркиваю, это научно-экспертное выступление, это не публицистика, это не манифестация, это не призывы «Вперед, в атаку!» и «Победим!». Это все может и должно иметь место в должное время и в должном месте, и никто не должен сомневаться, что мы способны и на такие манифестации, когда жизнь подведет нас к ним.

Итак, ключевые, смысловые точки, узлы напряжения, исходная информация для предлагаемого анализа — это, конечно, украинский народ и Украина, где матери также скорбят о своих погибших детях, как российские матери о своих. Это Новороссия, как поле сложнейшего геополитического конфликта, поле трагедии народов и государств, прежде всего наших двух — России и Украины, спровоцированных на братоубийство. Это Россия.

Первый обзор анализа необходим в поле противоречий и нестыковок в фактологии. Например, такое столкновение, как «защита русских и русскоязычных», «своих не бросаем», «принуждаем, как в конфликте с Грузией, к миру» и, одновременно» — «мы не сторона конфликта», «Они там заблудились, они там в отпуске, они вообще из армии давно уволились, они наемники, вообще не докажете, что Россия там что-то такое, за правду и смыслы находится и выступает». «Мы признаём Новороссию, уважаем референдум, но не признаём его». Мы идем на договор с Новороссией, как с Абхазией, имея в виду новые формализованные в правовом смысле государственности ДНР и ЛНР или нет? Мы присоединяем их, как Крым, показав, что Россия способна это сделать? Или мы говорим: «идите на переговоры, товарищи ополчение, с теми, кто вас бомбит и не признаёт, а наше дело — сторона».

По поводу Украины: так там фашизм, нацизм или там «партнеры»? Там преступление против человечности или подавление сепаратизма? Там «военный переворот, хунта, не с кем говорить, там самозванцы»… надеюсь, вы замечаете, что я цитирую политическую риторику высшего уровня, которую мы все наблюдали... или там «партнеры»? Противоречие феноменологии по вопросу: «что вообще происходит?», совершенно отчетливо. Если не фашисты, не нацисты, а партнеры там, и «мы за единство Украины» — ну тогда отдавайте Крым, если вы за единство Украины. Что-то одно: или защита русских, которых там бомбят и сжигают или сами договаривайтесь с теми, кто вас жжет. Или мы защищаем русских от бомб или врем про своих солдат, офицеров, технику, бросаем и предаем их там, снижая вообще патриотический смысл служения в русской, российской армии, уничтожая священность долга защиты, выполнение присяги и приказа. Защита русских от бомб — это святое дело или «мы не сторона конфликта, нет там русского солдата, не докажете»? Это, конечно, эмоциональный перечень поскольку он взят из публичной риторики. Но риторика была не простой: это цитаты высшего политического уровня, от имени России. Может ли после этого кто-нибудь внутри страны или вовне ее верить этому высшему уровню?

Я специально подобрал на стыке логики и эмоций феноменологию 1943 года, то, что происходило тогда на территории Украины, и то, что происходит там сегодня. И привел две исторические цитаты: во времена СССР и в апрельские дни 2015 года. Цитаты принадлежат, естественно, лидерам государств. Тогда СССР, сейчас РФ.

Кто найдет 10 отличий? Их найти трудно, поэтому это подводит, конечно же, к тем оценкам, о которых речь еще впереди.

Уместна для ясности еще одна историческая параллель. Всем известно про так называемые «10 сталинских ударов» 1944 года.

Я насчитал пять российских советов 2013-2015 годов. Конечно, они носят имя руководителя современной России.

1. Ноябрь 2013 года, ночной совет Януковичу — не подписывать ассоциацию Украины с ЕС, дадим за это 15 млрд. долларов, 3 успели отдать. Аргумент был такой: Россия потеряет 100 млрд. рублей. На сегодня Россия теряет сотни миллиардов долларов, а впереди еще больше.

2. Совет второй в феврале 2014 года, и опять Януковичу: не применяй силу в защиту власти, не используй опыт Тяньаньмэня. Почему? Не омрачай праздник на Олимпиаде. К чему совет привел?

3. Совет третий. Уже двум вновь образованным республикам. Декларировалось: не проводите референдумы, и это после примера и опыта Крыма, который их и поднял на борьбу за независимость от Киева.

4. Совет четвертый, совет политическому миру: мы, Россия, результаты референдума республик «уважаем, но не признаём». Вот такая фарисейская, говоря научным языком, позиция.

5. Ну, и, наконец, совет двум республикам прекратить наступать в моменты военного тактического успеха, «Минск-1» и «Минск-2», которые, конечно, как военно-политическая сдача выглядят, как предательство. Совет «ведите переговоры, вернитесь в юрисдикцию центральной Украины, проводите выборы под украинским флагом».

Вот такие были пять путинских советов. Определяли ли они ход событий? Безусловно, да. Можно ли их совместить с политикой России в отношении Крыма в условиях совершенно аналогичных вызовов? Определенно, нет. Как объяснить такие шараханья, противоречия, несоответствия слов и дел? Ответ на этот вопрос впереди. В его основе — отсутствие стратегии, каких-бы то ни было значимых ценностей и серьезная непрофессиональность.

Важна еще одна феноменологическая картина: наиболее напряженная и трагическая, но необходимая, чтобы перейти к теоретической части сообщения. Тут нужно маленькое отступление. В условиях конфликта эмоция человека всегда стремится к позиции: «мы во всем правы, они во всем неправы». Такая психологическая предопределенность на начальных стадиях конфликта сужает поле методов его погашения. Шанс на урегулирование конфликта исчезает. Конфликт доходит через все свои стадии развития до бойни. Если кто-то заинтересован в бойне, особенно братских народов и государств, то так и «надо» действовать. Упираться бараном и талдычить «мы во всем правы», «они во всем неправы». Если посмотреть на официальную российскую пропаганду (как впрочем и киевскую), то она являет собой классический пример подобной ловушки. Но к несчастью она недалека и определенно производна от качества российской политики. Но при этом, нужно четко различать стадии конфликта, к чему мы скоро подойдем. Далее, я прошу усилия мысли и контроля эмоций.

Сравниваем правовую и военно-политическую картину трагедии государственного сепаратизма и вооруженного мятежа в Чечне против центральной российской власти, и такую же ситуацию на Украине. Мне тут же возражают, да как же можно сравнивать: там террористы, которые дома в Москве взрывали, рожениц в роддоме убивали. Как можно сравнивать! Внимание! Сравнение идет в поле стадий конфликта. Подчеркнуто: в правовой и военно-политической скобке. Умерьте кое-кто пыл обвинений автора в недалекости и непатриотичности или негуманизме. Напомню, мы ведем анализ во имя того самого гуманизма. А иногда самые благие пожелания в режиме «простота хуже воровства» вымащивают дорогу в ад. Когда-то «негуманист» Жуков, посылая солдат в атаку на гибель, выигрывал войну. У него что-ли не было эмоций и патриотического горения души? У меня что-ли их нет? Я что-ли не вижу различий в гуманитарных и иных обстоятельствах сравнения Чечни и Украины? Но в научно-экспертном анализе включаются, прежде всего, мозги, модели для наиболее адекватного понимания трагедии и нахождения выхода из нее.

Поэтому настаиваю на своем анализе и его выводах.

Я специально написал: чеченская трагедия и позиция России в ней, украинская трагедия и позиция Киева, то есть центральной украинской власти в ней. Анализ здесь исключительно государственно-правовой. Далее он будет сделан и в иной скобке, но тут «правовое приближение анализа».

Итак, государственный сепаратизм и там и там, и это правовая характеристика, это не эмоция — наших бьют, мы сейчас рассуждаем как логический аппарат, потому что иначе к концу не придешь, иначе не дашь разумных и ответственных рекомендаций.

Незаконный захват власти, вооруженный мятеж против центральной власти — там и там.

Внешнее вмешательство во внутренние дела — там и там, только обвинение по разным адресам. Даже аббревиатуры: контртеррористическая операция, антитеррористическая операция — там и там практически одно и то же, Украина копирует то, что делала Россия.

Армия против мятежа — там и там, в итоге массовые разрушения и жертвы.

Цель центральной власти — подавление государственного сепаратизма, восстановление юрисдикции центра. Опять там и там.

И восьмая позиция центральной власти одинакова: сепаратисты — это террористы, с ними никаких переговоров. Словами можно играть, но правовая картина, политическая картина именно такова. Так почему Россия в одном случае должна вести себя так, а в другом, совершенно аналогичном — иначе? Как решается конфликт международных правовых принципов. С одной стороны, «соблюдение территориальной целостности государства», с другой, «право народов на самоопределение»? Не ответив, не найдя высокой справедливой и праведной логики, никогда не найдешь и соответствующего решения.

Тут нужен еще один пример в поле указанного вызова.

Чем русские люди в Крыму с их желанием вернуться на русскую родину отличались от русских людей на Донбассе, желавших того же? Чем референдум в Крыму отличался от референдумов на Донбассе? Чем Порошенко и Яценюк (киевская власть) времен Крыма отличались от Порошенко и Яценюка времен Донбасса? Тем, что их избрали и назначили? А разве эти выборы были не по решениям тех самых самозванцев и хунты? Откуда вдруг взялась легитимность? Почему во время Крыма в Киеве были фашисты, нацисты, хунта, самозванцы, а во время Донбасса те же люди стали легитимной властью и партнерами? И куда делся «законный» президент Янукович, которого, как Путин рассказал, так старательно вытаскивали с Украины российские спецслужбы? Когда и почему он перестал быть законным президентом? Не издает Указы и не командует ВСУ? Когда и почему стал законным киевский режим, на переговоры с которым Москва все время отправляет руководство ЛНР и ДНР? Честные ответы на эти вопросы как-то очень настойчиво подталкивают к мысли о какой-то политической шизофрении и о ее источнике.

Я поддамся на секунду «уговорам» из зала по поводу эмоций и заявлю: в России работает какой-то генератор глупости, подлости и непрофессионализма. Все, больше эмоциям поддаваться не буду. Иначе до конца анализа не дойти.

Объективные результаты политики официальной России по поводу Новороссии очевидны.

Крым, восстановление исторической справедливости, консолидация населения России и центральной власти России, выполнение чаяний населения Крыма, нет в этом сомнений. Донбасс. Разочарование, репутационный ущерб России, российской власти в глазах всех сторон — русских, населения России, полное осознание предательства еще впереди. Заоблачные рейтинги — это фикция, которая сдуется, как надувной шарик. Политическая, экономическая изоляция в мире, в основном со стороны Запада и альянса. Геополитический рычаг давления на Россию, повод для антироссийской консолидации, на много-много лет страна вползла в ловушку, которую ей устроили. Экономический кризис на сотни миллиардов долларов.

И последнее, что непосредственно относится к теме моего доклада, — укрепление либерал-консервативного политического режима в нашей стране. Сказать, что тут поражение, провал-еще ничего не сказать. Важнее, что это диагноз современного политического режима России. А из этой диагностики прогнозы вытекают более обширные, чем трагедия на Украине и роль в ней России. Баланс явно негативный и угрожающий России.

И вот он, второй вопрос: а почему все это происходит с нашей страной? Как объяснить события и действия? Можно ли построить объяснительную модель, которая описывает факты и дает адекватный прогноз?

С аналитической точки зрения видны и доказуемы три системные причины. Если давать рекомендации, то они заключаются в том, что работать надо именно по этим причинам.

Первая модельная причина — это монопольность и критическая непрофессиональность политического режима в России. Это мы смотрим в зеркало, на себя, на нашу страну. С Киевом и Америкой трудно что-либо сделать. С собой проще. Например, помочь Путину разобраться в том, какие тяжелейшие ошибки совершает вся его либеральная команда.

Еще раз, что такое политический режим в этом контексте? Это политическое руководство, персональное и командное, это политическая идеология и политическая государственно-управленческая практика.

Вторая модельная причина: безнадежность российской либерально-консервативной позиции вкупе с либеральным «интернационалом», который непонятно где имеет первую точку в управлении — то ли в Кремле, то ли за океаном, то ли в междусобойчике российских и украинских олигархов.

И, соответственно, третья модельная причина — полусуверенность России, выращенная еще с 90-х годов «пятая колонна» в Кремле и Белом доме, что объективно и доказуемо. Болотная площадь это детский сад по сравнению с настоящей «пятой колонной» в Кремле и в Белом доме. Как она сдавала Ливию, Сирию, Иран, как уродует финансы, экономику, гуманитарную жизнь нашей страны, как она довела дело до положение едва ли не страны изгоя в мире – свидетельств достаточно.

Объяснительная модель — дело серьезное. Мы выдвигаем понятие «теории четырех зон», в которой системная ошибочность политической линии России вытекает совершенно определенно.

Есть четыре зоны, или формы бытия народов, стран, государств.

Зона 1 «Мирная жизнь» — здесь все нормально.

Зона 2 — возникает правовой конфликт интересов — тут суды по ВТО, суды по ЮКОСу, правовые дискуссии в Совбезе ООН, суд в Гааге и т.д.

Дальше, в Зоне 3, следует политический и дипломатический конфликт. Это уже ссора, это уже информационное противоборство и информационная война, это уже пропаганда, это уже не правда и полуправда как инструменты противоборства.

И, наконец, последняя стадия Зона 4 — война, это разрушение, убийство, обман, ложь, дезинформация противнмика. Здесь все отброшено, здесь действуют другие принципы, другие оценки, другие техники и технологии.

В какой зоне конфликт вокруг Новороссии? От ответа на этот вопрос зависят методы, применяемые в борьбе и в стремлении разрешить конфликт. Судя по фактологии Кремль на сегодня видит ситуацию в Зоне 1 и 2. Он толкует о переговорах, о партнерах, о целостности Украины, о диалоге ДНР, ЛНР с Киевом. Он торгуется с Киевом за газ, поставляет кокс для выплавки металла, из которого делают танки, которые стреляют по «отпускникам» и «уволившимся» из российской армии «энтузиастам»… Но совершенно ясно, что занимать позицию одновременно в Зоне 1 и в Зоне 4, которая с очевидностью имеет место, невозможно. Реальность конфликта — в Зоне 4. В Зоне 1 нужно вести себя прилично, в Зоне 4 нужно вводить в заблуждение (т.е. врать, как необходимый метод борьбы). Не признавать этого, значит не признавать реальность. Находясь в виртуальности, в конфликтах победить невозможно. Это главная методическая ошибка Кремля. Но есть и еще один важнейший вывод-диагноз. Одновременно во всех зонах можно находиться только в одном случае. Если у страны есть цели и ценности, которые как правда, дороже денег и иногда важнее, чем мир. Иначе не было бы победы в Великой Отечественной войне и вообще исторической России.

Одновременно во всех зонах можно быть только в одном случае — в позиции — на победу, если у страны есть идея, ценность, высшая идеология, во имя которой люди идут на смерть. Солдаты, офицеры идут на смерть, ополченцы идут на смерть. Ведь с другой стороны, украинской, такие же русские люди тоже идут на смерть. Говорят, подрывая себя «русские не сдаются», и в этом трагедия.

Но если официальная версия Кремля: мы не сторона конфликта, нужно идти на переговоры, мы в Зоне 1 и 2, то это тяжкая ошибка. Идет реальная война, идут реальные убийства и разрушения, массовые, очень похожие на то, что было в 1943 году. Действительность другая, в отличие от той, в которую российский политический режим себя поместил как в виртуальную действительность, в ошибочную ситуацию. Могут ли быть его решения при этом стратегичными, эффективными, нравственными, победительными и исходить из всего баланса интересов, а не только из интересов воспроизводить себя во власти до пенсии или до смерти, раздувать свои рейтинги?

К несчастью, анализ показывает, что у современного политического режима России высших целей и ценностей попросту нет. Ему не за что воевать, кроме может цены на газ. Да они и запрещены в либеральной конституции 1993 года. Что они вообще делили с Киевом? Как и Киев 15 лет твердили, что Россия — это Европа. Что наши и европейские ценности одинаковы. Чем Ассоциация Украины с ЕС не угодила? Как сказал Путин, Россия понесла бы убытки в 100 млрд рублей? А сколько сотен млрд долларов она сейчас несет?

У России нет высших ценностей в этом конфликте. За что погибают ее солдаты и офицеры «на учениях в Ростовской области» неизвестно. От плененных солдат и офицеров отказываются, бросая и предавая их. Президент в известном фильме четко объяснил, что и мыслей никогда не было Крым присоединять, что бы там русские люди не желали. Вот опрос провели и… Поэтому понятно, почему преданы русские люди на Донбассе. Что тысячи смертей ополченцев и российских солдат и офицеров. Как бы это сказать, списаны «по недоразумению». Они мол, уволились из армии, пошли в отпуск, заблудились.

Речь, конечно, должна идти о фактическом военном конфликте. Но политический режим России занимает совсем другую позицию, из которой достойного исхода нет ни для кого. Ни для одной стороны конфликта. Почему? Потому, что она лжива, неадекватна, недостойна. В ней нет ценностного императива, значит нет целей и нет стратегии. Это классическая ситуация поражения. Генератор глупости, подлости, непрофессиональности, политической шизофрении — продолжает работать. Прогноз при такой диагностике для России слишком тревожный — ее ждут очень серьезные испытания на государственную прочность, потому, что противник — действует предельно профессионально и имеет, в отличие от российского режима, четкие цели, которых последовательно добивается.

Наш центр Научной политической мысли и идеологии только что закончил оригинальную аналитическую работу по измерению индекса профессиональности политического режима. Были исследованы несколько стран, и Россия, в частности. Времени на детали нет, вы их все на нашем сайте rusrand.ru найдете. Модель идеального профессионального политического режима в этой диаграмме — вправо восходящая диагональ. Модель режима, который, условно говоря, пришел «с улицы», с соотвествующей степенью грамотности, подготовленности, стратегичности и ответственности — слева нисходящая диагональ. Обе диагонали — суть теоретические пределы.

Чем ближе характеристика режима к той или иной диагонали, тем он ближе к профессиональному или, напротив, непрофессиональному. Вот реальный замер, сделанный методом количественной экспертной оценки для российского политического режима.

Видно, что характеристика близка скорее к непрофессиональному пределу. Но все-таки важна количественная мера.

Вот сводные данные, где всуе фамилии не употреблены, а написаны просто: Россия, Украина, Казахстан, США, Германия, Белоруссия.

Этот результат не выдумки и не натяжки. Мы сами не знали, что получим в итоге применения этой методики. Российский политический режим делит непочетное первенство с украинским по показателю непрофессионализма государственного управления. К чему это ведет дальше, что будет с Россией, какова рекомендация — будет озвучено в заключительные минуты моего доклада.

Наш центр разработал методологию оценки развития страны, которая называется «Вычисление индекса успешности страны». Во всех ее смыслах он вычисляется по сотням параметров. История в 2000-2015 гг., в послеельцинском периоде показывает, что страна хронически колебалась вокруг нулевой успешности. Но примерно с 2007-2008 гг. сползает в зону критической неуспешности, где пролонгация совершенно очевидно прогнозирует тяжелейшие испытания нашей страны, если в ней не произойдет перемен.

Черная стрелка показывает куда, в какую степень неуспешности сползает наша страна. Собственно, при том уровне профессиональности ее управления, что диагностирован выше, это неудивительно. Впереди полномасштабный кризис.

И еще одна методология нашего центра здесь уместна для пронозирования. Это так называемая политическая температура. Это не просто показатель протестной активности населения в отношении действующей власти, это более сложный параметр, который исторически отвечает за масштабные социально-политические события, например, такие как революции. В диапазоне условной температуры 700-800 градусов в странах происходит революция. Наш прогноз методом количественной экспертной оценки показывает, что в перспективе 5-6 лет страну ждет тяжкое испытание. Собственно к нему страну и ведет нынешний политический режим.

Сомневающимся в прогнозе следует посмотреть на точки прямой экспериментальной проверки этого прогноза в течение уже 5 лет. Температура уже пошла вверх, несмотря на бравурные реляции пропагандистского эшелона. Это еще одно свидетельство неадекватности политического режима в России.


ВЫВОДЫ

Напомним, что задача, которую мы решали на нашем рабочем научно-экспертном столе, это «Новороссия как экзамен российского политического режима». Значит и выводы всей работы и анализа должны характеризовать российский политический режим. Вот эта характеристика.

Экзамен Новороссией российского политического режима состоялся.

1. Российский либерализм и полусуверенность с патриотизмом и успешностью страны несовместимы.

2. Политический режим в России близок к положению политического банкрота. Это бесценностность, это бесцельность, это непорядочность и критическая непрофессиональность политического режима.

3. Диагностируется масштабная угроза стране: ее изоляция, ирано- иракоподобные санкции, серьезная война, которая на наших глазах уже развивается, полномасштабный системный кризис страны. Эти угрозы и риски действующий политический режим в России ни предупредить, ни эффективно отразить не в состоянии. Получается, что политический режим сам по себе является угрозой для благополучия страны.

Ну и последний обещанный вопрос: «А что же делать после этой констатации?».

Главный урок, который преподали события Новороссии нам, России, состоит в том, что в интересах безопасности и будущего нашей страны должна родиться, подчеркиваю это, законная, открытая, вот так, как мы сейчас это с вами делаем, прозрачная, патриотическая, профессиональная, порядочная, идеологически определенная политическая альтернатива. И, раз уж я применял исторические аналогии, десять ударов, пять советов, ответ мы даем в форме пяти шагов.

Первый шаг: интеллектуальное сопротивление официальной идеологии либерализма, «пятой колонне» во власти, критическому непрофессионализму, непорядочности и беспомощности режима, собственно, то, что мы сейчас и делаем. Это акты гражданского общества, абсолютно законные и осмысленные. 

Второй шаг: выдвижение профессионально сформулированного проекта и нового облика России, ее ценностной манифестации и идеологии, иной целевой модели страны, проекта новой Конституции страны. Это уже разработано и это нужно продвигать.

Третий шаг: новая идеология должна овладеть массами, нужно активное просветительство, коммуникации и пропаганда нового будущего облика страны.

Четвертый шаг: нужна законная политическая организация, партия ли, движение ли, неформальное ли объединение, взамен тех суррогатов и симулякров, которые режим в этом пространстве на сегодня наплодил и манипулирует с ними.

И пятый,

главный, шаг: совершенно открытая, искренняя борьба за Путина, а не против Путина, за иную политику страны на президентском уровне. Путин президент нашей страны, все, что может делать и делает президент, делает и будет делать еще не один год Путин. И наш гражданский долг, наш научный долг — помочь ему, предоставить другие рекомендации, предоставить другие прогнозы, предоставить профессиональные предложения, даже понимая, что шанс, что рекомендации дойдут до него, а дальше будут поняты и приняты, не самый высокий, но это наш долг. Помощь и поддержка Путину, пока он президент нашей страны в выборе наиболее правильной и достойной политики, это наш долг.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments

Яндекс.Метрика Индекс цитирования.
Рейтинг@Mail.ru