О доктрине технологического развития России и о самом развитии

О доктрине технологического развития России и о самом развитии

Доклад гендиректора Центра научной политической мысли и идеологии, д.физ.-мат.н., д.полит.н. Степана Сулакшина на форуме "Технодоктрина-2014"


Технологии нужны обществам и странам для того, чтобы созидать блага, и для того, чтобы управлять этим созиданием. Какая из этих целей важнее, сложно определить, однако, наибольший интерес сегодня представляют технологии управления. Среди всех технократических систем, которые человек создает и развивает, есть наиболее сложная, важная и ответственная – это государство, наша Родина. В технологиях управления нашей страной существуют проблемы успешности, технологичности и развития.

Попробуем разобраться в трех пунктах. 1. Фактическая стратегия инженерно-технического и технологического развития России. Что она из себя представляет? 2. Объяснительная модель - раскрывает суть происходящего. 3. О доктрине технологического развития России: что необходимо делать.

Россия: полет по траектории «Протона»

Технологическое развитие страны особо актуально в трех сферах, которые можно подвергнуть анализу с точки зрения фактологии, динамики управляемого объекта, какие стратегические и политические установки куда этот объект направляют. Это промышленность, наука и образование. Для описания ситуации в России лучше всего подходит один образ, к сожалению, драматический. Не так давно была авария нашей российской ракеты «Протон». Какой-то «дядя Вася» включил датчик угла отклонения не в той полярности. Это пример очень символичен для описания ситуации с технологическим развитием в России.

Государственная политика и управление: что получается, если датчик отклонения вставлен в противоположной полярности? Куда хочет попасть современное Российское государство? Какими рулями и как ему должно рулить для этого?

Есть два типа такой ориентации в развитии страны. Первый – это развитие обороноспособности, суверенитет, которые базируются на материальном производстве, промышленности, агросекторе, технологиях, которые, в свою очередь развиваются благодаря естественным наукам и образованию, стабильному корпусу инженеров и генеральных конструкторов.

И вторая цепочка – это спекуляция, обогащение инсайдеров и меньшинства в рамках виртуальной экономики «третьей корзины», так называемых, финансовых услуг. Они базируются на крепком корпусе финансистов, экономистов и юристов. России предстоит выбрать - технологии, производство и развитие или спекуляция и рента, и обогащение инсайдеров и бенефициаров? Выбор этот не сложен, если отчетливо представить, что бывает, когда отрицательную обратную связь подменяют на положительную, как в упомянутом выше Протоне.

Что происходит в сфере технологического развития и конечного развития страны?

Итак, первый тезис о том, что реально происходит в сфере технологического и конечного развития страны. Это отчетливо видно по количеству патентных заявок в разных странах.

Рис. Число патентных заявок в мире, 2012

Совершенно очевидно, что на динамике патентования отчетливо сказывается, управляет ли государство или нет. В России не наблюдается никакого изменения: патентование находится на низком уровне. В то время как Китай, Южная Корея и другие страны, управляя этим процессом, добиваются, в том числе экспоненциального роста.


Если сравнивать объемы высокотехнологического экспорта из страны, то Россия находится на несравнимо низких позициях, экспортируя в десятки раз меньше других стран.

Причем в динамике высокотехнологический экспорт из России падает, а экспорт сырья растет. Есть такое понятие диверсифицированности национальной экономики, ее обобщенной эффективности. Этот коэффициент зависит от распределения эффективности добавленной стоимости и объема выпуска в отраслях. Мировое распределение характеризуется тем, что конечная сборка занимает основные объемы выпуска.

Динамика российского распределения показывает, что страна не увеличивает высокотехнологический компонент в своем производстве. российская экономика становится все более сырьевой, архаичной и низкоэффективной. Вместо диверсификации экономики идет простая деградация.


Изучение графиков и статистических данных дают понять - Россия погружается в очередной кризис, который вполне предсказуем и вполне устраним, если понимаешь причины и понимаешь способы его устранения. Модель страны и нынешнее государственное состояние и управление в России не дает стране будущего.

Почему такое происходит: объяснительная модель

В чем причины такого состояния и динамики страны, несмотря на бесконечное количество слов про экономику знаний, экономику впечатлений, постиндустриальную экономику? Надо внимательно относиться к управленческим установкам. В связи с этим хочется привести высказывания Дмитрия Медведева в его выступлении «Россия 2008-2020. Управление ростом» 15 февраля 2008 года в Красноярске. Про школы сказано: «Важно …, чтобы ребенок для школы был не дополнительной обузой, а источником ее финансового благополучия, материального достатка ее работников». Про здравоохранение: «…Вся организация оказания медицинской помощи должна быть устроена по-новому. ... На самом деле это большой и перспективный бизнес». Эти цитаты точно говорят, что, если школе было назначено превратиться в коммерческий киоск, а не в институт образования школьников, то так и происходит. Если было российскому здравоохранению предписано превратиться в перспективный бизнес, делать деньги, а не лечить людей, так оно и будет происходить.

В статье газеты «Ведомости», «Время простых решений прошло» 27.09.2013 Дмитрий Медведев сказал: «Нам необходимо в трудных, фактически в кризисных условиях продолжать двигаться к постиндустриальной экономике». То есть прозвучало, что выбор России - постиндустриальная экономика. Напомним, что «постиндустриальная» – это то, что после промышленно развитой…

«Мы будем обеспечивать макроэкономическую стабильность, реализовывать меры по развитию финансового рынка, превращению Москвы в один из международных финансовых центров… Продолжим создание комфортной среды для долгосрочных иностранных инвестиций.»

Политика Банка России по переходу к таргетированию инфляции и плавающему валютному курсу будет способствовать решению этих задач, включая появление в России по-настоящему «длинных денег». (Д.А. Медведев «Время простых решений прошло» )

«Новая модель роста предполагает ориентацию на постиндустриальную экономику — экономику завтрашнего дня. В ее основе сервисные отрасли, ориентированные на развитие человеческого капитала: образование, медицина, информационные технологии, медиа, дизайн, “экономика впечатлений” и т.д.». («Стратегия 2020»)

Российской экономике развития предписана постиндустриальная экономика. Есть некоторые пояснения, что это такое, в высокорангированных документах, в том числе «Стратегии 2020», где придумана экономика впечатлений. Речь идет о следующем: первое - делается стратегическое целеполагание вместо производства и материального развития в виде акцентирования виртуальной экономики, так называемой, «третьей корзины», сферы услуг, в которой основное – финансовые услуги. Второе – Центральный Банк России перешел на монетаристскую политику сжатия денежного предложения и торможения материального развития. И третье – ошибочная ставка на внешние, то есть иностранные инвестиции.

Ложная теория, как оружие

Есть такое понятие «управляющие параметры». Их выбирают парламент, правительство, высшее руководство страны. Один из них, показатель бюджетных расходов. В России снижается численность исследований в естественнонаучных, инженерно-технических областях. Уменьшаются бюджетные места в вузах страны на естественнонаучные, авиационно-ракетные, космические специальности, уменьшается прием в аспирантуру по техническим специальностям последние годы. Это факты, которые говорят о реальном целеполагании, потому что так управляется «постиндустриальное» целедостижение.



Теория постиндустриализма – ошибочна, но навязывается стране. Это глобальная управленческая ошибка.

Теория постиндустриализма подменяет реальную реструктуризацию производства – стадиальной.

Это грубая ошибка научной методологии.

Ситуация весьма серьезна, потому что это только один из примеров применения когнитивного оружия против нашей страны. Специально изобретена ложная теория, с помощью информационной поддержки она вбрасывается, в том числе, в экспертные круги России. Если разобраться, ее ошибочность и злонамерение становятся очевидны.

Временной анализ реструктуризации трех корзин мировой экономики, казалось бы, показывает, что растет «третья корзина» – сектор услуг, но при этом пространственный анализ игнорируется. Страны Запада, сворачивающие занятость в промышленности, на самом деле выводят материальное производство в третий мир. Большая часть мира, страны, занятость в сфере промышленности не уменьшают, а в мировом балансе и выпуск промышленности, и занятость - растут. Экономика знаний – это не только использование IPhone и IPad, это их производство. Вот здесь и происходит лукавая подмена. Занятость и выпуск в промышленности в мире растут. Где тут постиндустриализм?

Страны, которые преуспевают и выдаются нам за пример для подражания, в балансе вкладов в мировой ВВП и доли в мировом потреблении показывают, что они являются иждивенцами мировой экономики. Если соотнести долю в мировом потреблении и долю-вклад в мировом ВВП, то выше единицы оказываются Штаты, Англия, ЮАР и еще некоторые. Это страны-паразиты. За счет чего они паразитируют? За счет федеральной резервной системы, торговли зеленой бумажкой, которая стоит 4 цента. Есть страны, которые являются донорами, это в частности, Россия и Китай.

Призывы к постиндустриализму – это либо откровенная деиндустриализация, что реально происходит, и мы это видим, либо апология паразитизма. Ни то, ни другое в качестве стратегии для России неприемлемо.


Теория государственного либерализма ошибочна, но навязывается стране

Вторая серьезнейшая управленческая ошибка – это ориентация на государственный либерализм. Госрасходы, госсобственность, госинвестиции, внешние инвестиции и экономика «длинного плеча» - это элементарные инструменты управления.

Доля государственных расходов в России в ВВП на эти цели ниже соответствующих долей в странах G-8.

Государство урезает свой ресурсный потенциал финансов. Госбюджет, госзаказ – уменьшаются. Государственные инвестиции уменьшаются. Государство урезает свой ресурсный потенциал собственности.

Это означает, что приватный сектор начинает доминировать над государственным с пропорцией 80% и 20%. А в «Стратегии 2020» последнему предписано и далее уменьшаться. Украина уже показала, что происходит, когда государством управляют и делят ее четыре олигарха – приватный сектор. То же самое происходит с государственными инвестициями, с государственной собственностью.

Невозможно провести импортозамещение с частным предпринимателем. Ему зачем? Ему прибыль нужна, а не импортозамещение. Кому госзаказ государство разместит? Кого вынудит не прибыль получать, а управлять пропорциями развития нашей страны?

Ставка на внешние инвестиции – ошибочна

Следующая глубокая ошибка управления страной – ставка на внешние инвестиции. Они приходят в основном из Кипра – 43%. Ни для кого не секрет, что это за деньги и откуда они взялись. Провал ставки на внешние инвестиции совершенно очевиден: во-первых, их не больше 2% во всем балансе инвестиций в стране, во-вторых, прямые инвестиции категорически снижаются. А в результате такой инвестиционной политики напрасно проходит время, мы ждем инвестиционного климата, а износ основных фондов нарастает.

Теория монетаризма и практика Центробанка РФ ошибочна, но навязана стране.

Следующей тяжелейшей ошибкой является классический тип «диверсионного государственного управления». Например практика монетаризма ЦБ РФ, регулятора денежной массы, от которой зависят и бюджетные и инвестиционные возможности и, так называемое, торпедирование инфляции.

Во-первых, денежное обеспечение России по сравнению с другими странами мира попросту аномально. Сделано это в начале 90-х годов по известным подсказкам в переводе с английского, и до сих пор Россия аномальна по отношению ко всем сопоставимым странам. Но если дефицит суверенного рублевого денежного обращения измерить в цифре, он составляет фантастическую величину – около трех триллионов долларов. Эти деньги выведены из оборота, но они по прежнему могут возвращены. Создан искусственный дефицит оборотной денежной массы в 3 трлн долларов. Их сейчас в условиях санкций нужно активировать и внедрить в оборот – в инвестиционный оборот, в оборот госзаказа в нашей стране.

Однако Центральный Банк России придерживается другого мнения, которое основано на уравнении Фишера, которое не работает в реальной экономике. Уравнение Фишера стало основой «новой религии» монетаристов. Его основная мысль заключается в том, что при фиксированных скорости оборота денег и количестве товаров денежная масса влияет на цену товаров (M V = P Q).

Уравнение Фишера актуально как теоретическая идея для студентов 1 курса. В реальной экономике все далеко не так.

1. Денежная масса состоит из разных денег: как потребительских, так и инвестиционных, влияющих на количество товаров. Поэтому главное условие Фишера не выполняется.

2. Кроме денежной массы существуют еще и – долговые обязательства, и они также находятся в финансовом обороте.

3. Виды денег меняют с ходом времени свою функцию в обороте: потребительские превращаются в инвестиционные и наоборот.

4. Эмиссия и баланс денежной массы и цены товаров разнесены по времени. Уравнение становится системой дифференциальных уравнений с различными задержками по времени в инвестиционных цепочках обменов и на потребительском рынке.

Монетизация экономики по опыту стран мира является фактором экономического роста. Прирост ВВП и инфляция зависят от монетизации экономики. Если опираться на опыт стран всего мира, то при монетизации страны примерно в 1-1,5 объема ВВП по количеству оборотных денег в стране будет максимальный прирост ВВП и минимальная инфляция.

У России же - максимальная инфляция и минимальный прирост ВВП. Почему сегодня Центробанк опять абсорбирует ликвидность в национальной финансовой системе? Это вопрос уже к специальным службам Картина уже на грани ее квалификации по ст. 275 УК РФ. Денежную массу нужно не сжимать, а увеличивать! Центробанк делает все наоборот.

Технари хорошо знают, что такое - оптимизировать в управленческой системе достижение цели, например, какой-нибудь навигационный корреляционный экстремальный координатор или система наведения вооружений. Страна – это тоже оптимизируемая сложнейшая система, у которой есть целевое назначение. У нее есть параметры оптимизации: ставка рефинансирования, доля госрасходов, внешний торговый оборот и так далее. Так вот именно сейчас хочется вспомнить того самого «дядю Васю», который в Протон воткнул датчик противоположной полярностью. Сейчас со страной происходит то же самое, что с Протоном: нужно подниматься, например по монетизации для увеличения прироста ВВП, а происходит совершенно противоположное.

Природа российской инфляции не монетарная, а многофакторная релаксационная.

Она имеет предел – аттрактор. Это означает, что никогда ниже 6% инфляция в такой демонетизированной системе не опустится. Инфляция на сегодняшний день растет, десятки миллиардов суверенных долларов просто сжигают для поддержки курса рубля. Курс обвалился. Где 60 и более миллиардов долларов? Где курс, который должен быть стабильным? Тяжелейшая ошибка.

Доктрина технологического развития России

Нужна другая государственная политика развития. Это означает, что новые решения нужно материализовать в виде высокорангированного государственного управленческого документа, доктрины. Создание доктрины это тоже технология и технология очень высокого уровня, технология государственного управления.


Доктрина должная воплощать в себя два источника государственной политики –нормативно-политический и нормативно-правовой. Это должен быть закон. Государственная политика – это политика управления, а не болтовни. Модель, где есть ценности, цели, проблемы, задачи, исполнители, ресурсы, обратные связи и так далее.


Доктрина – это 1) стратегия в области образования, кадров высшей квалификации, промышленности конечной сборки; 2) стратегия высокого уровня - Федеральный закон; 3) «три в одном»: ценностно-целевая установка, государственно-управленческое содержание и вся управленческая атрибутика, нормативно-правовое предписание.

Структура такого документа существует, ее можно предложить высшему руководству.

Структура Доктрины государственной политики:

1. Общие положения (предмет регулирования, статус доктрины, место государственной политики, основные понятия и определения, принципы и приоритеты)

2. Ценности и цели по предмету государственной политики

3. Основные фактические показатели и тренды состояния предмета государственной политики

4. Основные действующие (на год принятия Доктрины) государственные решения

5. Основные проблемы по предмету государственной политики

6. Основные новые государственные управленческие решения проблем в сфере государственной политики

7. Нормативные правовые и организационно управленческие акты, необходимые для реализации программы государственно управленческих мер, решений и действий

8. Порядок реализации доктрины (мониторинг, контроль, коррекция, публичность, отчетность, ответственность за результаты)

В завершение. Должна быть парадигма, понимание, что заклинаниями ничего не сделаешь. Надо понимать особенности своей страны, своей экономики и зависимость от тех самых управляющих параметров, с помощью которых находится максимум успешности нашей страны.


Мы можем двигаться к заданной цели. Но сначала надо с либеральной, монетаристской космополитической доктрины перейти на доктрину оптимального суверенного развития, иначе датчик, включенный не в той полярности, и дальше будет вести Россию не туда. Мы сегодня двигаемся, как с горы на салазках. Однако модель успешности страны рассчитана и существует. Наверное, наша общая задача как-то отвлечься от болтовни, начать управлять своей успешностью и сделать соответствующие предложения властям.


А то ведь страшно даже сказать, знает ли тот, страшно сказать где сидящий, о том, что у нас в стране вообще происходит, что делается реально сегодня, сейчас.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1827
16482
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика