О геноциде, этноциде и народосбережении

О геноциде, этноциде и народосбережении

Просматривая многочисленные публикации о массовых преступлениях, совершенных на национальной почве в СССР, всякий раз ловишь себя на мысли, что все они являются продуктом целенаправленной политики по разделению народов, составлявших некогда единое целое. Данная политика стала одним из основных орудий Запада по борьбе с восточной цивилизацией, которую в нашем случае мы именуем русской или российской, и внесла свой вклад в самую значительную трагедию в истории нашего Отечества — распад СССР. Но мы видим, что цивилизационный распад не ограничился только этой вехой, геоконструкторы нового мирового порядка продолжают «подбрасывать дрова» в тлеющий очаг межнациональных конфликтов и фактически подводят их к состоянию вендетты. Тем самым желая получить тот же конфликт, но уже в иных территориальных границах.

Если в конце 80-х годов в национальных окраинах бывшего СССР вспыхнуло (будет точнее сказать — были зажжены) сразу несколько горячих точек межнациональной вражды, в которых гонениям, притеснениям, этноциду и элементам геноцида подверглись граждане преимущественно русской национальности, то сегодня им уже предлагается ответить той же картой представителям других этносов, проживающих на территории Российской Федерации. И что наиболее тревожно, вирус национальной нетерпимости со страниц западных военно-стратегических документов попал в горячие головы русских (и не только) патриотов. Большинство из них, нужно подчеркнуть, имеет весьма смутное представление о событиях почти тридцатилетней давности.

Трагические и несовместимые со здравым смыслом и цивилизованными взаимоотношениями события в Таджикистане, Узбекистане, Грузии, Молдавии, Азербайджане, Казахстане, республиках Прибалтики в конце восьмидесятых — начале девяностых годов привели к тысячам жертв и миллионам беженцев. Преимущественно славян. Преступные группировки, созданные на волне радикализации националистических настроений в республиках, не особо разбирались в этнических тонкостях. Лозунг «Москва нас грабит» с точки зрения выбора объекта гонений одинаково стал применим и в отношении русского, и против белоруса, украинца, латыша или немца.

Ряд межнациональных конфликтов на территории бывшего СССР перешёл в фазу вооружённых столкновений. Здесь нужно упомянуть карабахский конфликт — война армян Нагорного Карабаха за независимость от Азербайджана; грузино-абхазский конфликт — конфликт между Грузией и Абхазией; грузино-южноосетинский конфликт — конфликт между Грузией и Южной Осетией; осетино-ингушский конфликт — столкновения между осетинами и ингушами в Пригородном районе; гражданскую войну в Таджикистане — межклановую гражданскую войну в Таджикистане; чеченскую войну — борьбу российских федеральных сил с сепаратистами в Чечне; конфликт в Приднестровье — борьбу молдавских властей с «сепаратистами» в Приднестровье. По данным заместителя директора Центра этнополитических и региональных исследований В.И.Мукомеля, число погибших в межнациональных конфликтах в 1988-1996 годах составляет около 100 тысяч человек. Число беженцев в результате этих конфликтов составило не менее 5 миллионов человек.

Отдельно можно выделить один из самых кровавых, жестоких и затяжных конфликтов Украины и Донбасса, в котором только по официальным данным ООН уже погибли более 10 тысяч человек (по неофициальным — более 50 тысяч), количество беженцев и вынужденных переселенцев исчисляется миллионами. Некоторые политологи называют данную войну отложенной. То есть, на период распада СССР он мог иметь место, но не произошёл по причине отсутствия искр радикализма в межэтнических и межрегиональных отношениях в республике. Националисты Украины ещё были слабы и не разогреты западными спецслужбами, этнические группы русских еще верили, что между ними и украинцами априори невозможны межнациональные распри, а Россия в случае чего всегда придёт на помощь.

Являются ли все перечисленные межэтнические конфликты геноцидом русского (славянских) народа (народов)? Данный термин часто используют в своих публикациях как профессиональные политологи, журналисты, так и рядовые исследователи проблемы, настаивая именно на том, что национальные республики проводили планомерную политику геноцида. Чтобы ответить на данный вопрос, необходимы как достаточно точная юридическая квалификация, так и международный опыт с общепринятым инструментарием официального признания государствами мира геноцида того или иного народа. Есть ещё и третья, латентная сторона данной проблемы, заключающаяся в извечном вопросе: кому это нужно и для чего? Впрочем, ответ на него уже прозвучал выше.

К преступлениям, квалифицируемым в международном праве как геноцид, традиционно относят «действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую, религиозную или иную исторически сложившуюся культурно-этническую группу как таковую путём:

а) убийства членов такой группы;

b) причинения серьёзных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

с) предумышленного создания для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на

полное или частичное физическое уничтожение её;

d) мер, рассчитанных на предотвращение деторождения в среде такой группы;

e) насильственной передачи детей из одной человеческой группы в другую».

Эта квалификация впервые была предложена после окончания Второй мировой войны в «Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него» и принята резолюцией 260 (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948 года. Тогда весь мир узнал об ужасах массовых истреблений людей по признаку принадлежности к определенным группам и о бесчеловечных планах фашистов. До этого геноцид оставался явлением, употреблявшимся исключительно в научной и публицистической сферах, согласно дефинициям, данным в 1933 году польским юристом Р. Лемкиным. В Уставе и Приговоре Нюрнбергского Международного трибунала термин «геноцид» не употребляется. Но в понимании трибунала геноцид — это «система преступных действий, направленных на физическое уничтожение группы населения».

В приговоре Трибунала полностью признавался факт организованного массового истребления целых народов. «Из представленных доказательств явствует, что, во всяком случае, на Востоке массовые убийства и зверства совершались не только в целях подавления оппозиции и сопротивления германским оккупационным войскам. В Польше и Советском Союзе эти преступления являлись частью плана, заключавшегося в намерении отделаться от всего местного населения путем изгнания и истребления его для того, чтобы колонизировать освободившуюся территорию немцами», — говорится в приговоре.

То есть — акт геноцида это системное проявление государственной политики в отношении какой-либо этнической группы, где наличествует лицо или лица, причастные к организации данной политики. Те, кто разрабатывал доктрины и документы, издавал указы, распоряжения, отдавал приказы об осуществлении геноцида, либо способствовал ему. Геноцид всегда тщательно продуман и организован и, как правило, совершается в соучастии. Однако, в отличие от классической модели соучастия всегда следует выделять руководителей (организаторов), идеологов и исполнителей — это три основных преступных звена «комплексного» субъекта. Стандартным требованием при квалификации геноцида является установление цели виновного, в данном случае такой целью является стремление устранить полностью или частично определенную общность населения.

Здесь нужно подчеркнуть, что в процессе разработки вышеуказанной Конвенции между ее авторами возникли разногласия о содержании геноцида. Дело в том, что устанавливаемые юридические рамки должны были бы наделить ООН правом предъявлять обвинения не только за настоящие действия, но и прошлые. И это не на шутку встревожило целый ряд членов ООН. Таким образом, порядок применения термина геноцида был сужен, из проекта Конвенции были исключены понятия экономической, социальной и культурной групп, не было включено в нее также понятие «политическая группа».

И вот почему. Как пишет профессор кафедры международного права Донбасской юридической академии А.В.Рогожкин, за время действия Конвенции в мировой правоприменительной практике как геноцид были квалифицированы преступления, которые можно сосчитать на пальцах рук. Вот их перечень.

— геноцид племён гереро (банту) и нама (готтентоты) колониальными войсками кайзеровской Германии в Германской Юго-Западной Африке на территории современной Намибии (1904–1907);

— истребление и депортация христиан — армян, понтийских греков, ассирийцев — в Османской империи в 1915–1923 годах;

— политика геноцида в отношении казаков, проводившаяся советской властью в 1919-ом и в 1932 — 1933 годах;

— истребление евреев и цыган нацистской Германией во время Второй мировой войны;

— истребление сербов в годы Второй мировой войны фашистским хорватским режимом Павелича;

— Международная комиссия юристов заявила, что «акты геноцида были совершены в Тибете в попытке уничтожить тибетцев как религиозную группу» (август 1960);

— истребление до трёх миллионов камбоджийцев режимом Пол Пота и Иенг Сари в 1975–1979 годах в Камбодже;

— истребление курдов в северном Ираке иракскими правительственными войсками (операция Анфаль 1987–1989);

— геноцид представителями племени хуту в отношении племени тутси в Руанде (1994);

— массовое убийство боснийских мусульман боснийскими сербами в Сребренице (1995).

За скобками международных вердиктов, по словам Рогожкина, остались долгосрочные акты геноцида США в отношении индейских племён с середины XVI по середину XIX века, аборигенов Австралии европейскими колонизаторами с конца XVIII и почти до конца XIX века. Не квалифицированы как геноцид действия японской императорской армии в отношении китайцев, филиппинцев и других народов Юго-Восточной Азии (1930–1945), ядерная бомбардировка США двух японских городов (1945). Здесь человеку ничего пояснять не нужно: хозяева мира уберегли не только свою репутацию, но и деньги, которые обязаны были бы выплачивать представителям пострадавших народов в размерах, не меньших, чем отдавала и отдаёт Германия.

За рамками определения геноцида оказались и акты апартеида, в частности в ЮАР. Международное право устанавливает ответственность за всякое распространение идей о расовом превосходстве одной этнической группы над другой и любые акты расовой дискриминации (ст. 4 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1966 года). Но, в то же время, апартеид подразумевает угнетение прав и интересов только одной демографической группы — расы, а о других подобных группах (нации, этносе, религиозной общности) при совершении апартеида речь не идет.

Не наблюдается намерений у членов ООН дать надлежащую квалификацию и деструктивной политике Великобритании, допустившей так называемый «Ирландский картофельный голод»; бомбардировок вооружёнными силами НАТО мирных жителей Югославии в 1999 году; уничтожению езидов, христиан, туркменов, сабиев-мандеев, курдов, шиитов, суннитов и представителей других общин на территориях, контролируемых запрещенной в РФ ИГИЛ-ДАИШ (с 2014 по 2018 гг.).

В период распада и государственного переоформления СССР в части республик СССР все признаки геноцида наблюдались в отношении этнически русского населения. Убийства, насилие, изгнание.

Необходимо добавить, что квалифицированные на уровне ООН акты геноцида не обязательно признаны всеми членами этой международной структуры. Так, например, истребление и депортация христиан — армян, понтийских греков, ассирийцев — в Османской империи — не признано геноцидом в большинстве государств мира. Среди них Израиль, Япония, Великобритания, Белоруссия, Украина, Эстония, Колумбия. В США признали лишь отдельные штаты. Аналогичная ситуация и в вопросе признания других преступлений геноцидом.

Во всём этом просматриваются интересы конкретных геополитических игроков или лидеров государств. Кто-то признанием геноцида армян обострит отношения своего государства с Турцией, кто-то, признав геноцид против тибетцев, рассорится с Китаем. Не всегда политические деятели готовы одним, зачастую ничего не значащим для благополучия государства решением, фактически откапывать «топор войны» со своими соседями и партнёрами. Но иногда случается и обратное.

В канун 60-летия Победы над фашизмом в 2005 году Сейм Польши в специальной резолюции охарактеризовал произошедшее в Катыни как «геноцид в отношении военнопленных и реализацию совместного плана Третьего Рейха и СССР по уничтожению наиболее ценных и патриотически настроенных граждан Польши». По большому счёту данная резолюция выражала позицию не всего польского государства, а лишь мнения отдельных политических сил. Но, тем не менее, скандал был подхвачен государствами Прибалтики, лидеры которых страдают приступами русофобии.

Покаяния России перед Украиной за голод 1932–1933 годов, унесший жизни миллионов людей, требовал и экс-президент «нэзалэжной» Виктор Ющенко. Он же в 2006 году внёс на рассмотрение Верховной Рады законопроект, в котором первой же статьёй голод тридцатых годов провозглашался геноцидом украинского народа. Принятый закон на «ура» был поддержан в странах «блока русофобии» — Польше, Прибалтике, Грузии, США, Канаде, Австралии, Испании, Бельгии. Но случился казус — Великобритания не поддержала. Европарламент тоже. События имели место ещё до принятия Конвенции ООН о геноциде 1948 года, а международное право нельзя применять ретроспективно.

Тем не менее, на Украине день голодомора официально был закреплён как некий день единения нации против России и русского народа. Появились даже целые институты по исследованию проблемы и пропаганде ненависти. Приоритеты здесь были расставлены чётко: ни память жертв, ни выяснение исторической истины «голодомороведов» особо не интересовали. Главное — это сплотить нацию против России. И нужно отметить, что это удалось в полной мере. На Украине появилось целое поколение людей, жаждущих мщения — уничтожения «москалей». Покаяния от России за «геноцид» против украинцев ждёт и «партнёр» президента РФ Владимира Путина — Пётр Порошенко.

Из вышесказанного следует, что тема геноцида в современном обществе является ситуативной, спекулятивной, субъективной. Можно ли расценить карательную операцию и следующие параллельно с ней водную, продуктовую, торговую, медицинскую блокаду республик Донбасса, организованную отнюдь не преступной группировкой с точки зрения международного права? А вполне себе признанными руководителями европейского государства. Сюда же, в копилку «подвигов» Киева, можно приплюсовать пытки военнопленных, поражение в правах, создание концлагерей для политических оппонентов, призывы к убийствам жителей Донбасса с центральных телеканалов, бомбардировки и обстрелы запрещёнными видами вооружения, преднамеренное и целенаправленное уничтожению сельскохозяйственных угодий в ЛНР и ДНР. С эмоциональной, публицистической точки зрения — да, это политика геноцида. Есть цель, ответственные лица, организована система, изданы документы, имеются жертвы. Но если рассмотреть в отдельности каждое из этих определений, то на сегодня ни один юрист не сумеет доказать, что трагедия Донбасса — это геноцид.

Потому, что любой геноцид всегда тщательно продуман и организован, он обладает высокой латентностью, обусловленной самыми разными причинами.

Вот и в Донбассе проводится не этническая, социальная и региональная чистка, а «антитеррористическая операция», как называли её с подачи иностранных советников украинские руководители. А сейчас и вовсе — это операция объединённых сил против «российской агрессии». Где здесь можно рассмотреть цель — истребление представителей социальной и региональной общности? Не рассмотришь. Ее тщательно скрывают.

Даже после того, когда спустя будущие годы ситуация в ДНР и ЛНР нормализуется, отношения между республиками и Киевом вернутся в цивилизованное русло, международное сообщество узнает о том, что реально происходило в Донбассе с весны 2014 года, максимум, чего будут заслуживать организаторы и исполнители бойни — так это наказания по статьям за военные преступления, терроризм, бандитизм, разбой, создание преступных группировок или разжигание межэтнического, межсоциального, межрегионального конфликта. Но не по статьям за геноцид.

Как пишет в работе «Геноцид: криминологическое исследование» В.В.Аванесян, тому есть причины объективного и субъективного характера. Первые выражаются в невозможности привлечь к ответственности виновных во всех случаях геноцида — невозможность своевременного международного или государственного вмешательства и влияния на события, происходящие на территории какой-либо страны или региона; страх национальных или региональных властей и свидетелей перед лидерами преступных режимов, движений, организаций; многочисленность непосредственных исполнителей геноцида, их прямая зависимость от лидеров и т.п.; ограниченность организационно-технических и материальных возможностей международных институтов и так далее. Вторые — следствие целенаправленного отрицания, непризнания фактов геноцида и даже их сокрытия отдельными лицами, организациями (в том числе международными), государствами.

Если сформулировать одним словом происходившее на развалинах одной шестой части суши, носившей когда-то гордое название — СССР, то это слово этноцид (от греч. этнос — народ и лат. caedo — убиваю) — целенаправленная политика уничтожения этнической или национальной идентичности, самосознания народа). Безусловно, с имеющими место фактами массовых убийств, межнациональной розни, бандитизма, терроризма, военных преступлений.

Истоки этноцида и всех перечисленных явлений берут своё начало не во времена правления М.С.Горбачёва, а гораздо раньше, в период становления Советского Союза как государства республик свободных, созданных на обломках губернского административного деления. Получив определенную степень суверенитета, лидеры национальных образований не удовлетворились предоставленными рычагами автономии, и двинулись к новым целям — государственным суверенитетам. И политика приоритета национального над государственным с годами начала давать трещины. При этом источником власти в республиках уже к периоду перестройки определялось не всё население, а определенный этнос, проживающий на данной территории.

Так, даже появились такие абсурдные с точки зрения этимологии штампы, как русский латыш, русский узбек или русский украинец. То есть русский не имел права быть русским на Украине, он непременно должен быть стать хоть немного украинцем. Иначе можно было получить штамп российского шовиниста, имперца, великодержавника, что в нацобразованиях не приветствовалось и даже преследовалось. Не заставили себя долго ждать и обострения межнациональных отношений, явившиеся следствием возникших на основе территориальных притязаний одних республик к другим.

Еще до Октябрьской революции советский государственный деятель С.Г.Шаумян в отношении территориального вопроса отмечал: «Нации настолько смешались друг с другом, что уже нет национальных территорий, в пределах которых можно было бы с легкостью учредить национальные федеративные или автономные области». Но время тогда было сложное, военное, поэтому все предостережения советских скептиков перечёркивались революционной целесообразностью. Так губернии, края и области, «разрезанные» по-живому, были «помещены» в рамки созданных сверху национальных республик. И практически сразу последовали конфликты в Карабахе, Нихичевани, разрешать которые приходилось на уровне Москвы.

Этноцид русских в СССР начался вовсе не во времена Горбачёва. Например, советская украинизация была не выдумкой историков, а вполне легальным политическим мероприятием по созданию новой нации, была элементом всесоюзной кампании по коренизации народов. Даже И.В.Сталин считал, что, русские города, окружённые малороссийскими селами, обречены на украинизацию и заявлял следующее: «…Украинская нация существует, и развитие ее культуры составляет обязанность коммунистов. Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы. Лет сорок тому назад Рига представляла собой немецкий город, но так как города растут за счет деревень, а деревня является хранительницей национальности, то теперь Рига — чисто латышский город. Лет пятьдесят тому назад все города Венгрии имели немецкий характер, теперь они мадьяризированы. То же самое будет с Белоруссией, в городах которой все еще преобладают небелоруссы».

Могли ли ослушаться партийные номенклатурщики молодой страны Советов слов товарища Сталина, да ещё сказанных на X съезде РКП(б)? «…Необходимо разбить невеликорусские нации на несколько групп, что и сделано в тезисах. Нерусские нации представляют около 65 млн. Характерная для всех этих нерусских наций общая черта состоит в том, что они в смысле развития своей государственности отстали от центральной России. Наша задача — приложить все силы к тому, чтобы помочь этим нациям, их пролетарским, их трудовым элементам, развить у себя советскую государственность на родном языке», — провозгласил И.В.Сталин.

И номенклатура новопровозглашённых государственных образований в системе СССР браво приступила к выполнению поставленных задач. Да с таким рвением, что к тридцатым годам на той же Украине самому Иосифу Виссарионовичу пришлось приостанавливать прыть чрезмерно ретивых руководителей. Методы украинизации, использовавшиеся Николаем Скрипником, мало чем отличались от наработанных в пыточных подвалах, что он декларировал без стеснения: «Украинизация проводится и будет проводиться решительными мерами… Тот, кто это не понимает или не хочет понять, не может не рассматриваться правительством как контрреволюционер и сознательный или бессознательный враг Советской власти».

Процессы узбекизации, киргизации, туркменизации, белоруссизации и так далее шли повсеместно. Причём так называемой коренизации, а по факту этноциду, подвергались все народы бывшего СССР. Нельзя забывать и о мероприятиях по русификации, которые порой проводились с тем же размахом, что и превращение русских в нерусских.

Этот процесс не останавливается ни на секунду и сегодня, причём иногда в роли ассимилируемых национальными диаспорами оказываются представители коренных народов. К примеру, абхазы бьют тревогу по поводу стремительной арменизации их непризнанной республики, а репрессивный аппарат всей Украины не в состоянии противостоять мадьяризации Закарпатья и румынизации Буковины. Впрочем, здесь играет роль уже не столько политика Венгрии и Румынии, сколько этническая и социальная ориентация на данные государства части самих граждан Украины.

К слову будет сказано, президент РФ Владимир Путин, вероятнее всего, именно приоритетную политику создания национальных республик СССР назвал «атомной бомбой» от В.И.Ленина. Ошибок большевиков никто не отрицает, однако не заметно, чтобы лидер России стремился к тому, чтобы не только исправить ошибки, но и не допустить их уже на территории Российской Федерации. Конституция РФ с её национальными республиками и их внутренними конституциями, президентами, парламентами и министрами фактически допускает такой же развал России, какой произошёл в СССР. По тем же лекалам.

И разжигание межнациональной розни, которая имеет место как в России, так и в национальных окраинах может явить миру очередной геополитический раскол. От него щепки полетят с той же скоростью и силой, с какой они разлетались с конца восьмидесятых по начало девяностых. Достаточно взглянуть на выращенных уже в «независимые» времена национальных лидеров, услышать их голоса, прочесть их опубликованные мысли, познакомиться с принимаемыми документами, изучить региональную прессу, увидеть местных радикалов, чтобы осознать ту опасность, которая дамокловым мечом висит над многонациональной Россией.

Ведь что предлагают так называемые профессиональные русские? Они предлагают придать русской национальности некий более высокий в правовом и преференционном смысле статус, которого бы не имели граждане других национальностей. Некоторые идут ещё дальше — предлагают создание некой «Русской республики» в составе РФ и в пределах всех областей, не являющихся национальными образованиями. То есть сразу закладывают возможность межнациональных конфликтов и даже войн.

Ведь как рассудит какой-нибудь национально озабоченный экстремист? Если у вас, у русских, есть своя республика, значит — «чемодан-вокзал — и так далее…». Любопытно, что профессиональные русские отчаянно критикуют большевиков за национальную политику, которая приводила к этноциду русских, при этом играют с тем же огнём, дробя (пока только в информационном поле)на окраины уже и без того изрядно исполосованную границами российскую землю.

Вот страница одного из подобных сообществ. Предлагают выдачу национального паспорта «Русской Республики Русь» …При этом его не могут получить те, у кого родители разной национальности. Это не относится только к белорусам, русским и украинцам, так как это единый искусственно разделенный народ русы. Что получается? Какой-нибудь террорист из запрещенного в РФ «Правого сектора» или «Азова» — имеет право на национальный паспорт, а грузин, родившийся, выросший в России, платящий налоги в её бюджет, уже не подпадает под категорию расово правильного.

Непонятно, что творится в головах подобных прожектёров. Но ясно (и одновременно ужасно) главное — появляются сторонники подобных «подходов» к национальному вопросу. Открываешь социальные сети и диву даёшься, как быстро вирус национальной нетерпимости попадает в головы, вроде бы, вполне адекватных, взрослых людей. Вот типичная переписка из соцсети.


Неужели авторам подобных постов не стыдно и не понятно, что национальная принадлежность — не абсолют, она не имеет неизменной ценности. И национальные государства тоже. Можно, конечно, полюбоваться моноэтнической Монголией или Арменией. Но разве Россия как страна-цивилизация с богатейшими ресурсами, в том числе человеческими, достойна того, чтобы следовать их примеру и отрезать «лишнее»?

Разве миллионы людей, живущие в национальных республиках и ориентированные на Россию, должны стать иностранцами? Чтобы найти ответ на этот вопрос горячим головам необходимо пожить где-нибудь в Прибалтике. И ощутить себя на месте тех людей, которым Россия отказывает в гражданстве и даже в ощущениях себя культурно и цивилизационно русскими. Нужно обязательно посетить Приднестровье, Абхазию, Донецк или Луганск и пообщаться с представителями местных диаспор с Кавказа и Средней Азии- хотят ли они быть в составе России или им лучше сидеть тихонько, за бугром, на периферии, в непонятном образовании. Россия — это ведь не кусок колбасы, который нужно разделить между членами общества, Россия — она для всех. Другое дело, что конституция, законы, доктрины, системы воспитания, образования, охраны порядка в России должны быть изменены настолько, чтоб ни у кого из провокаторов и мысли не возникло строить государство исключительно для одного этноса или навязывать какие-то собственные племенные порядки тем, кто их не приемлет. А свою энергию провокаторы бы направили на исполнение данных документов и создание систем общественного контроля государства.

Да ещё — на пополнение генофонда страны. Мало кричать «понаехали». Россия настолько огромна и богата, что прокормит и обогреет не один миллиард людей. Только хорошо бы, чтоб их родили русские женщины от тех, кто ратует за русский народ. А если этнически и не русские, то «русские» культурно цивилизационно.

В этом плане созидательной, сказал бы, собирающей платформой является проект Конституции Партии нового типа, который предусматривает иное административно-территориальное деление России с сохранением национально-культурных ценностей, прав, свобод, языков всех народов, которые были созданы и сохранены в ходе эволюции нашего Отечества.

Согласно проекту, народ России един и формируется на основе русского народа и всех братских российских народов. Способ его сплочения — не так называемая толерантность, и уж тем более не протиовостояние, а дружба народов. Провозглашена политика народосбережения, что в условиях западной агрессии, этноцида русских и других народов является не просто важной новеллой, но и требованием времени, неизбежной необходимостью для всей России и её будущего.

Главное во всех этих вопросах оставаться человеком, людьми, а это звание и состояние не определяется этничностью. Достоинство каждого человека, при всех различиях людей, по проекту конституции ПНТ, следуя документам #ПрограммаСулакшина является равным! Так и будет строиться государственная политика. И в России, и в мире, когда настанет время прозрения.


Автор Владимир Викторович Волк — канд. в члены Федерального политсовета Партии нового типа.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Мариуполь. Свидетельства города теней

Марина Меньшикова: Я всю жизнь мечтала уехать в Россию

Русские убивающие русских

Подстрекатели геноцида должны быть наказаны

Белая Руанда: план США для Украины

Дегуманизация жителей Юго-Востока в украинских СМИ

Русский или советский?

Мечты о советском паспорте

Границы

Русская Весна! Верны мы были ей

Непризнанные страны. Непризнанные люди. Непризнанная русскость

Что ещё нужно сделать для того, чтобы снова стать Россией?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1501
5178
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика