О проблеме государственной культурной политики и проекте "Основы государственной культурной политики"

О проблеме государственной культурной политики и проекте "Основы государственной культурной политики"

Доклад представлен на парламентских слушаниях в Совете Федерации, посвященных обсуждению проекта "Основ государственной политики в области культуры до 2025 года".

  1.  По поручению Президента РФ ведется подготовка официального государственного документа высокого уровня  «Основы государственной культурной политики» (далее  - Документ). В трансформирующейся стране, с изменившимися ценностными базами, государственными и общественными институтами, ролью государства и общества тема культуры является очень важной. Без преувеличения, это тема масштаба национальной безопасности и успешности и устойчивости развития страны. Но для понимания таких сильных утверждений необходимо четко видеть угрозу и водораздел в понимании самой категории культуры и подходов к ее культивированию или наоборот потребительскому пользованию. Главный водораздел лежит в прямо противоположном отношении к культуре.

С одной стороны, следуя современным либеральным тенденциям, культура – это отражение мира художником, всегда индивидуально, всегда на конфликте и на отклонении от нормы (цитируются известные промоутеры от культуры). Она сугубо индивидуальна. Она экспериментальна и авангардна. Культура есть способ самоутверждения человека и является его частным делом. Ну, а если все это продолжить, то под культурой понимается все-таки обычная для рынка вещь,  и заботит единственная вещь - ее коммерческий потенциал. Если фильм приносит максимальный кассовый сбор – то он успешен. Именно этот подход в значительной степени видоизменил состояние культурной жизни страны, культурный уровень народа, да и прямо скажем, художников разных отраслей культуры, искусства, литературы.  Видоизменил в сторону сильнейшей деградации и перерождения.

  Но у культуры, как у сложного понятия,  применительно к разным контекстам существуют разные смыслы и содержания. Наш контекст – это государственная ответственность и управление, конституционная обязанность государства «устанавливать основы федеральной политики в области … культурного развития Российской Федерации». Это вопрос всего общества и конечно самого человека. Культура в самом ответственном смысловом контексте – это сфера бытия человека (или его жизни), которая делает человека человеком. Именно культурная  оболочка отличает человека от животного, так же как отделяет его разум. Культура с биологизаторской точки зрения совершенно нерациональна. Она нерациональна с социал-дарвинистской позиции. Она рациональна только с точки зрения человека истинного, человеческого общества истинного, нравственного, служащего делу добра и высокого звания человека.

Культура – это сфера бытия, творческой деятельности человека по отражению мира средствами искусства, литературы, закрепляющая высокие нормы истинно человеческого начала в его бытии, нравственные нормы, социализирующая, т.е. формирующая и воспитывающая  поколение, входящее в жизнь, закрепляющая в своих особых формах искусства, литературы лучшие и цивилизационно идентичные практики, выработанные народом и творческими людьми в веках истории данной страны.

Это следующие функции:

- формирование нравственности и идентичности человека и общества;

- социализация гражданина и патриота страны;

- организация досуга, свободного времени;

- предоставление возможности творчества художника.

Но существуют и контрфункции культуры, которые превращают ее в факторы развращения и десоциализации человека и общества, факторы децивилизования и разрушения идентичности, которые используются в современных межгосударственных противоборствах и войнах на основе мягкой силы, softpower. Именно они в борьбе с истинными функциями культуры формируют основной конфликт, который и есть предмет государственной культурной политики, как и предмет собственно содействия, субсидирования и организации, в том числе нормативной, условий для гармоничной реализации функций культуры в стране. 

Субъекты общественных отношений и их интересы в поле государственной культурной политики известны (рис.2).



Это общество, художник и государство. У них есть уникальные собственные законные интересы. У государства: нравственность и идентичность человека и общества в стране. У общества: нравственность, идентичность и досуг. У художника, генератора культурных ценностей: творчество и доход, как средство для жизни от его профессиональной деятельности.

Но есть еще два специфических субъекта, наличие которых и формирует основной общественный конфликт интересов, который и призвана регулировать государственная политика. Это коммерсант, интерес которого – исключительно прибыль. И агент внешнего влияния в межгосударственной борьбе других государств против России, интерес которого – децивилизование и развращение общества и человека в России.

Поэтому,  если в государстве к культуре относиться не как к высокой ценностной социальной генетике общества, а только как к источнику дохода, то все обращается в противоположность. Ценности превращаются в товар, вместо ценностей приходит цена, а продается лучше  и дороже всего самое низменное, поскольку человек еще вовсе не совершенен. В этом ключ к пониманию проблем культурной деградации нашей страны.  Если о культуре не думать как о важнейшем общественном институте в поле национальной безопасности, то ущерб жизнеспособности, да прямо скажем, даже обороноспособности страны будет обязательно нанесен.

Нравственность и идентичность человека и общества или доходность коммерции от культуры – вот тот водораздел, на фоне которого открылась разработка обсуждаемого Документа об основах государственной культурной политики.

Это основной вызов и в трактовке культуры. Цена вопроса, повторим, национальная безопасность страны.

Каковы российские реалии?

Проблема в том, что по данным социологов и психологов массовые нравственно-психологические характеристики российского народа неуклонно деградируют к состоянию расчеловечивания, понижения уровня его нравственности, десоциализации. Усиливаются такие качества как: алчность, меркантильность, цинизм, вседозволенность, наглость, мафиозность, ксенофобия, враждебность, насилие, агрессивность.

Ослабевают и исчезают такие качества как: бескорыстие, образованность, активность, инициативность, трудолюбие, способность к сотрудничеству, патриотизм, верность товарищам, доброжелательность, душевность, взаимное доверие, честность, искренность. (Рис.3).


Причины лежат в сфере гуманитарного культурно – информационно-образовательного бытия российского общества. Это результат принятой модели его государственного регулирования. Очевидно, что оно должно видоизмениться, что и определяет актуальность обсуждаемого Документа.

Сама постановка вопроса, обнародование проекта Документа, общественное его обсуждение невозможно переоценить. «Сначала было слово!» Само по себе слово, которое проговаривается,  уже есть большое и важное событие! Само появление проекта обсуждаемого Документа есть значимое событие. И надо поблагодарить за это  его инициаторов и поддержать их. 

Однако, за Словом должно последовать дело. А вот тут возникают большие профессиональные проблемы. Начнем с того, что такое государственная политика? Под политикой чаще всего понимают борьбу за власть и ее удержание. Но тогда, что такое государственная политика?

Конечно, это есть управление, в котором субъектом выступает государство. И игры в слова «управление»  «регулирование» не больше, чем игры потому, что есть субъект управления (государство), есть объект управления (общество, личность и институты), есть ресурсы (бюджет и иные), есть рычаги административные, мотивационные и санкционные. 

Государственная политика – есть управленческая деятельность. А в ее составе неотъемлемы элементы, без которых она будет неэффективной. (Рис.4).

Если в Документе, посвященном государственной политике,  не определены вышеуказанные элементы, она не может быть эффективной. Она превращается в декларацию.

Управление даже автомобилем – дело профессиональное. А тут государство! Без обязательной управленческой атрибутики государственное управление беспомощно. В лучшем случае оно формулирует правильные слова, но за ними мало, что следует. Если разрабатываемый Документ ставит целью организовать государственную политику, то вначале он обязательно должен определить ценности, а из них уже вытекают  цели. Задачи же могут быть поставлены только после определения проблем общественных отношений, понимаемых, как препятствия на пути достижения поставленной цели.

Эти атрибуты должны быть в Документе о государственной политике. Дальше мы посмотрим,  есть ли они и какого качества.

Есть еще одна проблема. Что такое «Основы» государственной  политики? Студентам на 1-м курсе можно преподавать основы чего-нибудь. Профессиональные детали они добирают на старших курсах.

Но вопрос: можно ли реализовать на практике основы политики? Не саму политику, а только ее основы? Очевидно, что нет. Вообще государственно-управленческий документ, нормативный правовой документ исполнить можно только тогда, когда выполнены определенные условия. Он должен содержать мандат  обязательности, адресат, распорядительное содержание и остальные вышеуказанные управленческие атрибуты. Если это все же «основы», т.е. фрагментированные и недетализированные первичные сведения, ориентиры, то кто-то и в каком-то порядке все равно должен разработать все необходимые управленческие детали, чтобы дело управления пошло, а цель управления бы достигалась. Т.е. в Документе в этом случае должно быть специальное указание - кто и в каком обязательном порядке это сделает. Если же в Документе  только правильные слова, но никакой управленческой пирамиды не выстраивается, то можно быть уверенным: документ не заработает.

Нормативная техника документов формата  «Основы государственной политики» не очень развита, но все же имеется. Как пример, уже существуют:

- "Основы государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года" (утв. Президентом РФ 30.04.2012);

- Указ Президента РФ от 20.01.1994 N 170 (ред. от 09.07.1997) "Об основах государственной политики в сфере информатизации"

- Федеральный закон от 06.01.1999 N 7-ФЗ (ред. от 25.12.2012) "О народных художественных промыслах" 

  Статья 4. Основы государственной политики в области народных художественных промыслов;

  - Федеральный закон от 19.07.1998 N 114-ФЗ (ред. от 02.04.2014) "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами" 

  Статья 13. Основы финансовой политики при осуществлении военно-технического сотрудничества.

Вообще по своему классу обсуждаемый Документ является доктринальным документом. На уровне таких документов,  как  Стратегии, Концепции, Программы,  Доктрины. Например,  такие,  как Военная доктрина. Доктрина продовольственной безопасности Российской Федерации.  Доктрина развития российской науки. Доктрина информационной безопасности,  Морская доктрина и т.д.

Не очень хорошо, что в российской правовой системе понятие доктринального нормативного правового документа пока не определено, он не позиционирован в правовом пространстве,  нижележащем от конституционного «этажа». Представляется наиболее целесообразным, чтобы подобный Документ носил бы  характер общего закона, чтобы  надстоять над частными законами и остальными нормативно-правовыми актами, организуя их в корреспонденции к соответствующей государственной политике. (Рис.5).

Т.е. наиболее правильной формой для Документа  должна быть форма федерального закона. Ведь речь-то не просто о проходном разговоре, а о государственной политике! И такой прецедент, как указано выше, существует.

Теория доктринального акта, задающего государственную политику,  говорит, что он должен содержать в себе три содержания. Во-первых, политический ценностный выбор и манифестацию, во-вторых, обязывающий нормативно-правовой мандат, и в третьих, государственно управленческую атрибутику. В этом случае  его структура должна иметь следующий вид.

Структура доктриального документа государственной политики

1. Общие положения (предмет регулирования, статус доктрины, место государственной политики, основные понятия и определения, принципы и приоритеты)

2. Ценности и цели по предмету государственной политики

3. Основные фактические показатели и тренды состояния предмета государственной политики

4. Основные действующие (на год принятия Доктрины) государственные решения

5. Основные проблемы по предмету  государственной политики

6. Основные новые государственные управленческие решения проблем в сфере государственной политики

7. Нормативные правовые и организационно управленческие акты, необходимые для реализации программы государственно управленческих мер, решений и действий

8. Порядок реализации доктрины (мониторинг, контроль, коррекция, публичность, отчетность, ответственность за результаты)

Легко понять, что, если указанного содержания в Документе нет, то считать государственную политику определенной и заданной не приходится.

Как видно из вышеуказанной структуры, в ней действительно отражено политическое манифестационное содержание в виде ценностного целевого выбора. Обязывающий нормативно-правовой мандат содержится в п.п.6-7.

Наконец, государственно управленческая атрибутика содержится фактически во всех п.п. 2-8. 

При следовании указанной структуре  Документ,  ставящий целью организовать государственную политику в какой-либо сфере,  будет максимально работоспособным.

2.  Каков с вышеуказанной  теоретико-методологической точки зрения представленный на обсуждение проект Документа «Основы государственной культурной политики»?

Отметим в анализе главные и позитивные его особенности. Но, вместе с тем, если уж открывается такая возможность выпустить в свет важнейший для страны образующий государственную культурную политику документ, то конечно нужно постараться довести его до максимальной степени совершенства и главное, работоспособности.

Зададим ряд вопросов, ответы на которые вполне очевидны после ознакомления с проектом Документа.

1.  Определен ли его правовой статус?

– Нет, правовой статус, уровень утверждения документа неизвестен. Из формы Документа понять это затруднительно, поскольку форма и стилистика текста напоминает скорее литературно оформленную пояснительную записку. «Введение», «Заключение», многочисленные публицистические ремарки для нормативных документов не характерны.

2.  Даны ли основные  понятия и определения культуры? – государственной культурной политики?  - культурных ценностей? - духовных ценностей?

- По примеру других документов этого типа вначале должна быть расположена часть типа «Общие положения», в которой даются ключевые определения и понятия. В Документе этой части нет.

3.  Насколько адекватны и концептуальны приведенные  в Документе определения, например, такие как формула фактически мультикультурализма, который не оправдал себя в Европе?

- Это формула: «Русская культура и культуры народов России». В отличие от русского языка и языков народов России, для которых  установлена очень правильная с точки зрения скреп и целостности страны формула: русский язык является доминирующим языком при возможности использования языков народов России, - культуры соотнесены «на равных». Единая культура целостной страны подобным  образом не конституируется, поскольку в контексте этой части текста Документа «русская культура» указывается в использованной формуле как этнически базированная. Это следует из логической схемы равенства упоминания. Но русскость, как этничность, существует одновременно с русскостью, как гражданской принадлежностью (русский-российский) и русскостью, как цивилизацонным обозначением. Неслучайно в иностранных языках эти ипостаси не различают и используют одно обозначение - Russian.

Формула должна быть иной, примерно такой же, как  для русского языка, для которого Документ ее совершенно обоснованно использует. Многокрасочная русская (российская) культура и культуры народов России.

4.  Сделан ли базовый ценностный выбор, который только и позволяет поставить цели государственной  политики?

- Да, но он неполный. Пропущены ряд важных позиций. (См. ниже комментарии по тексту).

5.  Насколько точно и исчерпывающе даны цели государственной  культурной  политики?

- Цели даны, но требуют уточнения. (См. ниже комментарии по тексту).

6.  Насколько полон и обоснован перечень принципов данной государственной политики?

- Принципы даны, но требуются дополнения и уточнения  (См. ниже комментарии по тексту).

7.  Есть ли перечень проблем, которые торпедируют главную базовую цель государственной культурной политики и именно которые должны формировать перечень задач? Задачу нельзя путать с целью или со средством. Задача – это постановка вопроса как преодолеть проблему, мешающую достичь цели.

- В Документе проблемного перечня не приводится. Под проблемным перечнем надо понимать перечень проблем общественных отношений и перечень нормативно-правовых и государственно управленческих проблем, требующих решения. Поэтому задачи «подвешиваются» в воздухе и не составляют системы преодоления проблем культурного развития.

8.  Какие поставлены задачи? Связаны ли они с целями и идентифицированными проблемами в развитии страны?

- Задачи в Документе есть, и они  объявлены «стратегическими». Неясно, почему они стратегические. По семантике текста это более похоже на цели, а не на задачи. Как указано выше, без определения проблем (которые в Документе не сформулированы) задачи поставить невозможно в принципе.

9.  Каковы предлагаются базовые решения и подходы к решению поставленных задач?

- Такого раздела в Документе нет. Хотя это самое главное для определения содержания государственной политики.

10.  Кто должен управлять в этой сфере? За счет каких ресурсов? Как задействуются бюджеты и возможности государственно-частного партнерства? Каковы способы контроля и коррекции целей? Как формируется календарный план управления? Как ведется текущее планирование, мониторинг культурного развития и  отчетность? Кто и как должен нести ответственность за результаты в этой сфере?  Как распределены мандаты между Российской Федерацией и Субъектами Российской Федерации хотя бы в части ст.71 п.д) Конституции в вопросе охраны памятников истории и культуры?

- Такого содержания в Документе нет.

11.  Как соотнесен Документ с темой национально культурной автономии?

- Этот важнейший вопрос, который корреспондентен основной формуле целостной культуры России при  ее многоэтничности и многоконфессиональности (см. выше),  в Документе не упоминается.

12.  Определен ли в Документе четко предмет государственного управления и регулирования?

- Нет, поскольку Документ входит в вопросы и образования, и воспитания, и информации, для которых существуют самостоятельные ниши государственного управления и государственные политики.

13.  Как соотносится данная государственная политика с политикой в сфере образования?  - государственной политикой в сфере информации? – рекламы? – градостроительства и архитектуры? - государственной политикой в сфере авторских прав?

- Документ не касается этих вопросов. Но они являются ключевыми, например,  в контексте основного конфликта интересов между необходимостью общедоступности продуктов и ценностей культуры и правом автора художника на коммерческую их реализацию. Перечисленные смежные сферы государственного регулирования, как справедливо декларирует Документ, должны быть проникнуты аспектами культурной политики, но вопрос, как именно это будет обеспечиваться, Документ не затрагивает.

Это не все вопросы,  на которые должны быть даны удовлетворительные не то, чтобы даже ответы, а соответствующие положения и разделы в проекте Документа.

Рассмотрим несколько деталей по тексту Документа.

Основное понятие культуры – отсутствует. Отсутствует и понятие государственной культурной политики. Документ делает попытку, приближается к необходимости  дать это определение, указывая на всякие разные признаки государственной культурной политики, но так и не дает его.

« Государственная культурная политика основывается на…». 

« Государственная культурная политика предполагает…».

«Государственная культурная политика …рассматривается не как…».

«В основу государственной культурной политики положены…».

«Государственная культурная политика должна строиться на …».

«Реализация государственной культурной политики предполагает…».

Документ как бы пытается охарактеризовать с разных сторон,  что такое государственная культурная политика, но ее определения так и не дает.

Что такое государственная культурная политика с точки зрения нормативно-правового статуса и управленческого мандата? Как он вписан в иные мандаты государственного управления и полномочий? Как решается вопрос ее предмета и его разграничения с иными государственными политиками? Ответы не даны.

В Документе зачем-то дана «Цель Российского государства и общества», состоящая в перечисления некоего набора целевых характеристик страны. «Сильная, единая, независимая во всех отношениях Россия, приверженная собственной модели общественного развития и при этом открытая».

Почему выбраны только эти характеристики и опущены иные, например, требуемые конституцией? Выбор не соответствует конституционному определению. Не указаны такие характеристики, данные в  конституции, как «социальное, демократическое, правовое, светское» государство. Вообще, зачем сделан этот явный выход за пределы предмета государственной культурной политики является необоснованным и непонятным.

При этом цель самой государственной культурной политики дана в целом очень правильно, хотя  не вполне полно.

  «Цель государственной культурной политики — духовное, культурное, национальное самоопределение России, объединение российского общества и формирование (формирование личности - это важно для молодежи, входящей во взрослую жизнь. Это функция социализации молодого поколения, что очень верно. Но опущена не менее важная необходимость развития личности в полном жизненном цикле человека - прим авт.)  нравственной, самостоятельно мыслящей, творческой, ответственной личности (но здесь опущена необходимость формирования еще и гражданина, патриота страны - прим. авт.)  на основе использования всего потенциала отечественной культуры.

Содержание государственной культурной политики также дано с пробелами.

«Содержанием современной государственной культурной политики (вообще-то содержание государственной политики – это управление – прим. авт.)  России является создание и развитие системы воспитания и просвещения граждан (это средства, а не содержание. Забыто образование. Нет  организации досуга, организации свободного времени. Или это исключительно коммерсантам отдается? А творчество художника? Или он им только на свой страх и риск на рыночных основаниях занимается? - прим. авт.). 

Такой пробел возникает как раз из-за отсутствия определения государственной культурной политики, системного перечня функций культуры, проблем и управленческого описания-задания мандата этой управленческой деятельности.

  Важнейшая тема нравственных ценностей поставлена в Документе ошибочно и непрозрачно.

  «В контексте государственной культурной политики понимание традиционных для нашей страны нравственных ценностей основано на выработанных человечеством и общих для всех мировых религий норм и требований, обеспечивающих полноценную жизнь общества.( «полноценная жизнь общества» - это неизвестно что, совсем другое,  и к категории нравственности не относится никак. – прим. авт.).

Нравственность совсем не связана с «полноценной жизнью общества». Это на самом деле неизвестно что. Нравственность – это характеристика истинно человеческих качеств, помыслов и деяний человека,  делающих человека человеком в отличие от животного. Выше при иллюстрации деградации нравственного состояния российского народа перечислены соответствующие качества и характеристики нравственного человека и общества.

В ряде публицистических отклонений в тексте Документа содержатся неудачные формулировки. Например, в следующем фрагменте.

  «Состояние современного российского общества делает необходимым выделение в качестве приоритетных воспитательной и просветительской функций (а почему исчезли досуговая, развлекательная, творческая функции? Они с очевидностью  не менее важные. – прим. авт.) культуры. Это позволит существенно усилить воздействие культуры на процессы формирования личности, гуманизации образования, успешной социализации молодежи, создания качественной, благоприятной для развития личности информационной среды (почему же информационной, а не культурной среды? Например, монументальное искусство к информационной среде никак не отнесешь, как и музыкальное, театральное  и иное. – прим. авт.)

В Документе сделана попытка перечислить принципы, на которых должна строиться государственная культурная политика. Однако перечень  неполон и неясен сам принцип формирования перечня. 

Не хватает,  например, таких принципов как:

- бюджетной ресурсной и государственно-управленческой обеспеченности;

- обеспечения сочетания свободы творчества художника и его ответственности за нравственное содержание культурной продукции;

- обеспечения приоритетности ценностного содержания культурной деятельности перед  ее коммерческими результатами.

  Никак нельзя согласиться с космополитическим взглядом Документа на соотношение российской культуры с мировой.

  «— понимание культуры России как неотъемлемой части мировой культуры;» (по факту  это конечно речь о доминирующей и агрессивно навязываемой миру  культуре Запада. Позиция пассивная и вторичная. Нет здесь указания на идентичность российской культуры, на ее самостоятельную роль и собственный вклад в мировую культуру. – прим.авт.) .

Один из принципов совершенно неясен.

  «— сочетание универсальности цели (что это такое? Тем более, что целей несколько. – прим. авт.) государственной культурной политики и уникальности субъектов и объектов культурной деятельности; (что это такое? Кто такие субъекты и что такое объекты? Свобода художника? А где в Документе вообще эта тема? Тема творчества? Индивидуальности, эксперимента, авангарда и соотношения их с базовыми ценностями? – прим.авт.)».

  Стратегическая задача «4. Поддержка и развитие благоприятной для становления личности информационной среды.»  является  непрофильной и выходящей за предмет государственной культурной политики.  Это очевидно предмет государственной информационной политики.

Есть немало языковых технических промахов. Например, такие формулы, как «в последнее время…», как «создаваемое Российское литературное общество и аналогичные структуры» неприемлемы, поскольку Документу назначена более длительная жизнь, чем текущий момент.

Недопустима для подобного Документа такая произвольная художественно - литературная форма как,  например, «прямые инвестиции в будущее страны», примеры использования которой многочисленны.

Не решен в Документе вопрос о видах культурной деятельности, о том, как соотносятся между собой культура, литература, искусство.

  Раздел «IV. Законодательное обеспечение государственной культурной политики» должен быть переработан полностью. Совершенно очевидно, что профессиональный правовой анализ российского законодательства в свете проблем отношений в этой сфере не проводился. Это следует хотя бы из того, что проблемный правовой анализ  может быть выполнен только вслед за определением проблемного списка в сфере общественных  отношений. Но, как указывалось выше, проблемного перечня в Документе нет.

  В частности, при доработке Документа в нем обязательно должна быть поставлена проблема большей, чем имеется в России по факту,  сбалансированности авторского права и права общества на свободный доступ к продуктам и ценностям культуры. 

  В числе стратегических задач пропущен  ряд важных задач. Например,  следующие.

  Соотношение общественных и государственных институтов обеспечения нравственности культурной деятельности и продукции, в частности, т.н. проблема «нравственной цензуры». 

  В проблемной части Документа (которая как системно выписанная, отсутствует) не затронуты такие важные проблемы как, например, следующие.

  Ценностная доктрина, доктрина идентичности  культуры, как русской, так и  национальной.  Как пример, русскоязычные реплики голливудской культурной продукции – разве это русская культура?

  Проблема коммерциализации культуры, государственной бюджетной субсидиарной функции. Или кассовый сбор так и будет единственным мерилом качества, например,  кинопродукции? 

Почему-то в Заключении (которое обычно подводит итоги и делает выводы по предыдущему тексту) появилась тема государственного управления, но в предыдущем тексте она даже не упоминалась. Это не предмет заключения, а важнейшая самостоятельная позиция для подобного Документа, но она вообще не представлена в тексте. Обоснования необходимости реформы государственного управления не приводится, набор проблем госуправления в этой сфере также, поэтому откуда берутся отдельные фрагментированные идеи «реформы» остается неясным и несистемным.

Завершая этот краткий взгляд на обсуждаемый Документ, подчеркнем главное. Безусловно,  заслуживает одобрения поднятая тема и сама задача подготовки государственно управленческого документа высокого уровня  в такой важнейшей сфере, как культура. В этом случае нельзя удовлетвориться грустной современной  традицией выпуска документов малоработоспособных, поскольку они не вникают в неотъемлемые требования управленческой атрибутики.

Документ ставит и разбирает важнейшие элементы поднимаемой им проблемы и это является важным шагом вперед от текущего положения рыночного произвола и самоустранения государства в сфере культуры. В этом большая ценность и значение Документа.

Документ следует поддержать в своей основе, но четко сформулировать  понимание, что он нуждается в развитии и совершенствовании в указанных выше  направлениях. Конечный документ должен стать максимально четким в предмете, понятиях и ценностном выборе, в проблемных постановках и в управленческой атрибутике, должен обрести статусность и стать нормативно правовым актом. Должен обрести отчетливый управленческий мандат, программный доктринальный характер и стать  работоспособным в управленческой части.

Наверное, целесообразно дополнительно привлечь к работе авторов разработчиков специалистов в сфере нормативно-правового творчества и в сфере государственного управления. Требуют коррекции важные концептуальные положения основных понятий, основной формулы российской многоцветной культуры с русской доминантой, отличая ее от несостоявшейся формулы мультикультурализма.  В этом ряду важно поднять и пропущенную пока тему нравственной цензуры, как общественной,  так и государственной. Нужно будет поднять и  иные пропущенные вопросы. 

Документ следует дорабатывать и настаивать на его принятии.

Сулакшин С.С. д.ф.-м.н., д.полит.н., профессор


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
854
4245
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика